top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 02.02.2021 по делу № 77-493/2021. Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключения из приговора ссылки на показания, данные подсудимым в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого, как на доказательство виновности осужденного в связи со следующим. Как следует из содержания протокола допроса в качестве подозреваемого, несмотря на наличие в нем указания на участие в допросе защитника ни одной подписи защитника, позволяющей удостоверить его фактическое участие в проведении следственного действия, протокол допроса в нарушение ч. 7 ст. 166, ч. 7 ст. 190 УПК РФ не содержит. Таким образом, не представляется возможным опровергнуть доводы кассационной жалобы о том, что указанный допрос проводился в отсутствие защитника, в связи с чем показания, данные осужденным в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ следует признать недопустимым доказательством.

Главная Профессиональные новости Определение Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 02.02.2021 по делу № 77-493/2021. Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключения из приговора ссылки на показания, данные подсудимым в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого, как на доказательство виновности осужденного в связи со следующим. Как следует из содержания протокола допроса в качестве подозреваемого, несмотря на наличие в нем указания на участие в допросе защитника ни одной подписи защитника, позволяющей удостоверить его фактическое участие в проведении следственного действия, протокол допроса в нарушение ч. 7 ст. 166, ч. 7 ст. 190 УПК РФ не содержит. Таким образом, не представляется возможным опровергнуть доводы кассационной жалобы о том, что указанный допрос проводился в отсутствие защитника, в связи с чем показания, данные осужденным в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ следует признать недопустимым доказательством.

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 февраля 2021 года № 77-493/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Ждановича А.С.,

судей Плахотник М.В., Синяева В.И.,

при секретаре судебного заседания Ч.,

с участием:

прокурора Скворцова О.В.,

осужденных Г., М.,

защитника осужденного Г. — адвоката Максимчева Д.С.,

защитника осужденного М. — адвоката Карачанской Ю.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Г. на приговор Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 июня 2020 года.

Заслушав доклад судьи Ждановича А.С., выступления осужденных Г., М. (оба в режиме видеоконференц-связи), их защитников — адвокатов Максимчева Д.С. и Карачанской Ю.Е., поддержавших кассационную жалобу, прокурора Скворцова О.В., полагавшего, что приговор и апелляционное определение отмене или изменению не подлежат, судебная коллегия

установила:

приговором Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2019 года

Г., ***, судимый 25 декабря 2017 года Салаватским городским судом Республики Башкортостан по ч. 1 ст. 166 УК РФ (2 преступления) к 1 году 10 месяцам ограничения свободы, наказание отбыл 5 февраля 2019 года,

осужден по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу с зачетом в срок отбывания наказания времени содержания Г. под стражей с 17 августа 2019 года по день вступления приговора в законную силу в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

Гражданский иск потерпевшего Б.В.А. удовлетворен частично, взыскано солидарно с М. и Г. 500 000 рублей в счет компенсации причиненного преступлением морального вреда.

Приговором определена судьба вещественных доказательств.

Этим же приговором осужден М. в отношении которого судебные решения не обжалуются.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 июня 2020 года приговор в отношении Г. изменен в части решения по гражданскому иску, определено взыскать с Г. в пользу Б.В.А. 250 000 рублей в счет компенсации причиненного преступлением морального вреда. В остальной части приговор в отношении Г. оставлен без изменения.

Г. признан виновным в совершении 14 августа 2018 года в с. Троицкое Мелеузовского района Республики Башкортостан умышленного причинения тяжкого вреда здоровью Б.В.А., опасного для жизни человека, с особой жестокостью, издевательством для потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г., выражая несогласие с состоявшимися в отношении него судебными решениями, указывает на недопустимость как доказательства его показаний в качестве подозреваемого, поскольку они получены в отсутствие защитника, о чем свидетельствует отсутствие подписей защитника в соответствующем протоколе допроса. Полагает ошибочным признание отягчающим его наказание обстоятельством рецидива преступлений, поскольку наказание в местах лишения свободы он не отбывал. Указывает, что в отношении него не проводилась психиатрическая экспертиза, считая при этом необходимым проведение подобных экспертиз по всем уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях. На основании изложенного просит приговор и апелляционное определение отменить, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Выслушав мнения участвующих в судебном заседании лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к следующему.

Суд первой инстанции принял все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями ст. ст. 302 — 309 УПК РФ, выводы суда о доказанности вины осужденного Г. основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, надлежащим образом мотивированы.

Виновность Г. в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных по делу доказательств, в том числе:

— показаниями потерпевшего Б.В.А. об обстоятельствах совершения в отношении него преступления Г., который вместе с иным лицом, поджигая распыляемую из баллона с надписью «Дихлофос» жидкость, направлял струю пламени на его лицо, голову конечности, пах, ягодицы, ему не давали ему увернуться от пламени, нанося побои, он чувствовал сильную физическую боль, просил прекратить эти действия, на что нападавшие не реагировали, а только смеялись;

— показаниями Г., данными им в ходе предварительного расследования в присутствии защитника в ходе допроса в качестве обвиняемого, а также в качестве подозреваемого и обвиняемого в ходе очных ставок с М.Н.Е. и Б.В.А., и оглашенными в судебном заседании в связи с существенными противоречиями, об обстоятельствах совершения им преступления;

— показаниями М.Н.Е., данными им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого об участии Г. в совершении преступления в отношении Б.В.А.;

— заключением эксперта о характере и степени вреда, причиненного здоровью Б.В.А.;

Приведенные доказательства согласуются с иными доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

При этом судебная коллегия приходит к выводу о необходимости исключения из приговора ссылки на показания Г., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого <дата> (***), как на доказательство виновности осужденного Г. в связи со следующим.

Как следует из содержания протокола допроса Г. в качестве подозреваемого от <дата> несмотря на наличие в нем указания на участие в допросе защитника ни одной подписи защитника, позволяющей удостоверить его фактическое участие в проведении следственного действия, протокол допроса в нарушение ч. 7 ст. 166, ч. 7 ст. 190 УПК РФ не содержит.

Таким образом, не представляется возможным опровергнуть доводы кассационной жалобы о том, что указанный допрос проводился в отсутствие защитника, в связи с чем показания Г., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого <дата> (т. 1, л.д. 79 — 82) в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ следует признать недопустимым доказательством.

Однако данные вносимые в приговор изменения не влияют на обоснованность выводов суда о виновности осужденного, которая с достаточной полнотой подтверждается другими доказательствами, приведенными судом в приговоре.

Положенные в основу приговора иные доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными.

Данные доказательства суд в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ тщательно проверил, сопоставил между собой и дал им правильную оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности — достаточности для разрешения дела по существу и постановления обвинительного приговора. Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены правильно.

Допустимость и достоверность доказательств, положенных судом в основу обвинительного приговора, с учетом вносимых изменений, сомнений не вызывает, их совокупность не находится в противоречии по отношению друг к другу, исследована в судебном заседании с достаточной объективностью, на основе состязательности сторон, что позволило суду принять обоснованное и объективное решение по делу. Приведенные в приговоре доказательства были проверены и исследованы в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными.

В соответствии с требованиями закона суд раскрыл в приговоре содержание доказательств, изложил существо показаний осужденных, потерпевшего, свидетелей, сведения, содержащиеся в письменных доказательствах. Мотивы и основания, почему принимаются одни доказательства и отвергаются другие, приведены.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности. При рассмотрении уголовного дела суд первой инстанции оценил доводы всех участников процесса, предоставив сторонам обвинения и защиты равные возможности для реализации своих прав, при этом ограничений прав участников уголовного судопроизводства допущено не было.

Юридическая квалификация действий осужденного Г. по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с особой жестокостью, издевательством для потерпевшего, с применением предметов, используемых в качестве оружия, соответствует содержащемуся в приговоре описанию преступного деяния, является правильной, в ее обоснование судом приведены убедительные мотивы.

Поскольку Г. на учете у врача-психиатра не состоит, его поведение во время и после совершения преступления не давало поводов усомниться в его вменяемости и способности самостоятельно защищать свои права и интересы в уголовном судопроизводстве, предусмотренных ст. 196 УПК РФ оснований для назначения в отношении Г. судебной психиатрической экспертизы у суда не имелось. Также следует отметить, что, вопреки доводам кассационной жалобы, уголовно-процессуальный закон не содержит указаний о необходимости проведения судебно-психиатрических экспертиз в отношении обвиняемых по всем уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях.

При назначении Г. наказания судом в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства его совершения, обстоятельства, характеризующие личность осужденного, которые суд исследовал с достаточной полнотой, влияние назначенного наказание на исправление осужденного и условия жизни его семьи, наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Отягчающим наказание Г. обстоятельством, вопреки доводам кассационной жалобы, обоснованно признан в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ рецидив преступлений, поскольку Г. совершил умышленное преступление, имея не снятую и не погашенную судимость за совершение преступлений средней тяжести, осуждение за которые не признавалось условным, отсрочка исполнения приговора не предоставлялась.

Выводы о необходимости назначения Г. наказания в виде реального лишения свободы с учетом требований ч. 2 ст. 68 УК РФ в связи с наличием в его действиях рецидива преступлений и об отсутствии оснований для применения положений ст. ст. 73, 64, ч. 6 ст. 15 УК РФ являются верными и должным образом мотивированными.

Таким образом, по своему виду и размеру назначенное Г. наказание является справедливым и соразмерным содеянному, оно назначено с учетом сведений о личности осужденного, отвечает целям, установленным ч. 2 ст. 43 УК РФ, при этом все заслуживающие внимания обстоятельства при назначении наказания учтены.

Вид исправительного учреждения верно назначен осужденному в соответствии с положениями ст. 58 УК РФ.

При рассмотрении дела судом апелляционной инстанции в полном объеме были проверены доводы апелляционной жалобы Г. с указанием в апелляционном определении, содержание которого соответствует требованиям статьи 389.28 УПК РФ, оснований и мотивов принятого решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 401.13 — 401.16 УПК РФ,

определила:

приговор Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 25 декабря 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 июня 2020 года в отношении Г. изменить.

Исключить из приговора ссылку на показания Г., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого <дата> ***), как на доказательство виновности осужденного Г.

В остальной части указанные судебные решения в отношении Г. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного Г. удовлетворить частично.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Постановление 03.02.2021.

Дата актуальности материала: 02.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed