г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03.03.2020 по делу № 77-166/2020. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относительности, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела. Таким образом, показания оперативных сотрудников о том, что именно П.П.А они видели на видеозаписи камер городского видеонаблюдения, не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 03.03.2020 по делу № 77-166/2020. Согласно п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относительности, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела. Таким образом, показания оперативных сотрудников о том, что именно П.П.А они видели на видеозаписи камер городского видеонаблюдения, не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 марта 2020 года № 77-166/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего Ш.А.В.,

судей К.А.В. и К.Т.Х.,

при секретаре И.А.А,

с участием прокурора К.Л.А.,

осужденного П.П.А с использованием видеоконференц-связи,

его защитника — адвоката М.А.В.,

рассмотрела кассационную жалобу осужденного П.П.А на приговор Хорошевского районного суда г. Москвы от 12 декабря 2018 года и апелляционный приговор судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 апреля 2019 года.

Приговором Хорошевского районного суда г. Москвы от 12 декабря 2018 года

П.П.А, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, ранее судимый:

— 16 декабря 2014 года Хорошевским районным судом г. Москвы по п. п. «а»,»в» ч. 3 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 2 июня 2017 года по отбытию наказания,

осужден по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Апелляционным приговором судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 апреля 2019 года приговор в отношении П.П.А отменен. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ и осужден к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 11 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 17 апреля 2019 года, зачтено время задержания — 4 мая 2018 года и период содержания под стражей с 31 мая 2018 года по 17 апреля 2019 года.

Разрешена судьба вещественного доказательства.

Заслушав доклад судьи К.А.В., выступления осужденного П.П.А и его защитника — адвоката М.А.В., поддержавших доводы кассационной жалобы об отмене приговора и прекращении уголовного преследования, мнение прокурора К.Л.А. об отмене апелляционного приговора и передаче материалов дела на новое апелляционное рассмотрение, судебная коллегия

установила:

Апелляционным приговором П.П.А. признан виновным и осужден за кражу имущества потерпевшего Т.Н.С., с незаконным проникновением в жилище.

Преступление совершено в период с 29 апреля 1918 года по 2 мая 2018 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный П.П.А. просит об отмене состоявшегося в отношении него приговора, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, указывая, что приговор основан на предположениях, судом не приведено достоверных доказательств, подтверждающих его причастность к совершенной краже золотых изделий; изложенные судом в описательно-мотивировочной части апелляционного приговора действия, связанные с кражей из квартиры потерпевшего Т. им не совершались и не опровергнуты его доводы о непричастности к краже. Помимо этого осужденный обращает внимание на то, что приговор основан лишь на показаниях потерпевшего и показаниях оперативных работников, которые очевидцами кражи не были, однако изложенная ими информация не подтверждается иными доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

Изучение доводов кассационной жалобы и материалов уголовного дела показало следующее.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ в случае, если суд апелляционной инстанции установит, что обжалованный обвинительный приговор незаконен и (или), не обоснован и (или) несправедлив, что осужденный виновен в другом, чем ему инкриминировано, или что ему назначено несправедливое наказание, суд апелляционной инстанции принимает решение об отмене обвинительного приговора и постановлении нового обвинительного приговора.

При этом по смыслу закона, описательно-мотивировочная часть и резолютивная часть обвинительного апелляционного приговора излагается в порядке, установленном ст. 307 и 308 УПК РФ, с учетом особенностей и требований, предусмотренных ст. 389.31 и 389.32 УПК РФ. В описательно-мотивировочной части обвинительного апелляционного приговора излагаются: существо предъявленного обвинения и описание преступного деяния, признанного доказанным, которые изложены в приговоре суда первой инстанции, либо установленные обстоятельства, которые явились основанием для постановления оправдательного приговора или вынесения определения, постановления суда первой инстанции; обстоятельства уголовного дела, установленные судом апелляционной инстанции; мотивы, по которым суд апелляционной инстанции отверг доказательства, представленные сторонами, или которые приведены в обвинительном или оправдательном приговоре, определении, постановлении суда первой инстанции.

Резолютивная часть обвинительного апелляционного приговора должна содержать одно из решений: об отмене обвинительного приговора суда первой инстанции и о вынесении обвинительного приговора.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию, в частности событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления. С учетом этих требований и в силу ч. 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

По данному делу указанные требования уголовно-процессуального закона не выполнены.

Как следует из материалов дела, исходя из установленных фактических обстоятельств дела, действия осужденного П.П.А судом первой инстанции квалифицированы по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ.

С данной квалификацией действий осужденного не согласился суд апелляционной инстанции и, отменив приговор суда первой инстанции по основаниям нарушения судом ст. 389.15 УПК РФ — правильно установив фактические обстоятельства дела, суд неправильно квалифицировал действия осужденного по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ, квалифицировал действия П.П.А по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ.

При этом суд второй инстанции указал в апелляционном приговоре, что совокупностью собранных по делу доказательств достоверно установлено, что П.П.А совершил кражу из квартиры потерпевшего Т. трех золотых кулонов.

В обоснование своих выводов о причастности П.П.А к краже золотых изделий из квартиры Т., суд апелляционной инстанции сослался на показания потерпевшего Т., подтвердившего, что, вернувшись 2 мая 2018 года с дачи, он обнаружил, что дверь в квартиру открыта и похищены золотые кулоны; на показания оперативных сотрудников С., П., К., которые при просмотре камер городского видеонаблюдения установили, что в подъезд дома, где проживает потерпевший, несколько раз заходил и выходил мужчина, которого водитель такси отвозил в район ст. метро «Митино». 2 мая данный мужчина зашел в подъезд дома потерпевшего Т., через некоторое время вышел и снова сел в автомобиль такси. По особым приметам, а именно, отсутствие части правого уха, был опознан и впоследствии задержан по адресу проживания П.П.А. Помимо этого суд апелляционной инстанции сослался в приговоре на протокол личного досмотра П.П.А, в ходе которого у последнего был изъят золотой кулон.

Вместе с тем, осужденный П.П.А, как в ходе следствия, так и в судебном заседании отрицал свою причастность к краже золотых изделий из квартиры Т пояснив, где и с кем он находился в указанные дни совершения преступления. По поводу обнаруженного у него при личном досмотре кулона заявил, что кулон ему не принадлежит, его подкинули в служебной автомашине, куда его сразу же посадили.Присутствовавший при досмотре осужденного свидетель П подтвердил показания осужденного, который отрицал принадлежность кулона, изъятого из кармана его одежды.

Более того, из заявления потерпевшего, на которое имеется ссылка в приговоре, следует, что он в заявлении указал на кражу у него двух золотых кулонов в виде иконок. О третьем кулоне потерпевший заявил позже, показав, что пропажу двух кулонов он обнаружил во время прихода сотрудников полиции и написал заявление. Пропажу третьего кулона он обнаружил после написания заявления, но не может точно сказать является ли предъявленный ему на опознание кулон именно третьим пропавшим. В его квартире при осмотре находилось около 10 сотрудников полиции, которые не всегда находились в поле его зрения.

Данные противоречия относительно количества похищенных кулонов и времени обнаружения кражи последнего кулона, его описание, не были оценены судом апелляционной инстанции.

Помимо этого, опровергая показания осужденного о том, что кулон ему был подброшен, суд сослался на показания оперативных сотрудников, проводивших личный досмотр П.П.А, признав их достоверными.

Однако суд не учел, что в данном вопросе вышеуказанные лица являются заинтересованными лицами в исходе дела, а для надлежащей проверки доводов стороны защиты необходимо проведение экспертизы о наличии или отсутствии следов пальцев рук осужденного на кулоне.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, судам необходимо наиболее полно использовать достижения науки и техники путем производства судебной экспертизы когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных познаний в науке, технике, ремесле, искусстве. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос эксперта.

Таким образом, судебная экспертиза является одним из видов следственных действий, проводимых лицом, обладающим специальными знаниями в целях установления обстоятельств дела. УПК РФ предусматривает возможность проведения экспертизы не только на стадии предварительного расследования, но и при рассмотрении уголовного дела судом.

Согласно ст. 283 УПК РФ суд может назначить экспертизу по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

Указанные обстоятельства не были приняты во внимание судом при решении вопроса о соблюдении сотрудниками правоохранительных органов требований закона при задержании осужденного П.П.А, что не позволяет прийти к однозначному выводу о разрешении судом всех возникших в ходе судебного заседания сомнений и противоречий.

Помимо этого, судом апелляционной инстанции не дана оценка и отсутствию следов пальцев рук осужденного в ходе осмотра места происшествия, а также отсутствие следов взлома квартиры Т. и не обнаружению в ходе следствия каких-либо предметов, подтверждающих факт проникновения П.П.А в квартиру потерпевшего.

Не исследовался в судебном заседании и телефон, изъятый при обыске в квартире осужденного, в котором, по словам оперативных сотрудников, имелась информация о том, что П.П.А в указанные дни просил вызвать ему такси на адрес проживания потерпевшего Т.

Что же касается ссылки суда на показания свидетелей — оперативных сотрудников, пояснивших, что при просмотре камер городского видеонаблюдения они установили причастность именно П.П.А к совершенной краже, то, как следует из материалов дела, видеозаписи камер сотрудниками полиции не изымались, не копировались и, соответственно, не исследовались в судебном заседании.

Согласно п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. При этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относительности, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, показания оперативных сотрудников о том, что именно П.П.А они видели на видеозаписи камер городского видеонаблюдения, не подтверждаются доказательствами, имеющимися в материалах дела и исследованными в судебном заседании.

При этом анализ показаний свидетелей — сотрудников полиции С, П, П, К, не позволяют сделать бесспорный вывод о причастности именно П.П.А к краже.

В связи с этим, приведенные судом в приговоре доказательства не опровергают показания осужденного П.П.А о том, что он не причастен к краже золотых кулонов из квартиры потерпевшего Т.

Согласно закону, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. При этом согласно ч. 3 ст. 49 Конституции Российской Федерации и ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, так как бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

Изложенное свидетельствует о том, что допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, исказили саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Таким образом, судебная коллегия считает необходимым отменить апелляционный приговор судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 17 апреля 2019 года с передачей материалов уголовного дела на новое рассмотрение, в ходе которого следует учесть доводы кассационной жалобы осужденного, принять законное, обоснованное, справедливое решение в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с передачей уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение подлежит разрешению вопрос о мере пресечения в отношении П.П.А в соответствии с требованиями п. 1 ч. 2 ст. 29, п. 1 ч. 1 ст. 97, п. 7 ст. 98, ст. 99, ст. 108, ст. 255 УПК РФ.

При решении вопроса о мере пресечения в отношении П.П.А, принимая во внимание тяжесть инкриминированного ему преступления, имеющиеся в материалах уголовного дела данные о личности осужденного, с учетом требований ст. ст. 97, 98, 99, ч.ч. 1, 3 ст. 255 УПК РФ, в целях проведения судебного разбирательства в разумный срок, сохранения баланса между интересами осужденного и необходимостью гарантировать эффективность системы уголовного правосудия, исходя из наличия имеющихся в материалах уголовного дела существенных и достаточных оснований, оправдывающих, несмотря на презумпцию невиновности, изоляцию указанного лица от общества на период апелляционного производства по уголовному делу, судебная коллегия считает необходимым избрать в отношении П.П.А меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца.

На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ч. 1 ст. 401.14, ч. 1 ст. 401.15, УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационную жалобу осужденного П.П.А — удовлетворить частично.

Апелляционный приговор судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ — отменить, уголовное дело передать в судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда на новое апелляционное рассмотрение в ином составе суда.

Избрать П.П.А, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, то есть до 3 мая 2020 года.

Председательствующий
Ш.А.В.

Судьи
К.А.В.
К.Т.Х.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии