г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 16.02.2021 по делу № 77-375/2021. Исследования с применением полиграфа не являются доказательствами по уголовному делу, поскольку они не отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам. Они могут применяться на стадии предварительного следствия в целях выработки и проверки следственных версий, а также используются в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 16.02.2021 по делу № 77-375/2021. Исследования с применением полиграфа не являются доказательствами по уголовному делу, поскольку они не отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам. Они могут применяться на стадии предварительного следствия в целях выработки и проверки следственных версий, а также используются в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2021 года № 77-375/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Васильевой Е.Г.,

судей Васейко С.И., Варнаковой Н.Е.,

при помощнике судьи Ш.Ю., ведущей протокол судебного заседания,

с участием:

осужденной Б.Н. и ее защитника — адвоката Ермолаева Р.А.,

оправданной Б.Г. и ее защитника — адвоката Рогачева А.А.,

представителя потерпевшей ФИО18 — адвоката ФИО6

прокурора Юрздицкого К.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Ермолаева Р.А. в защиту осужденной Б.Н., кассационной жалобе потерпевшей ФИО18 и кассационному представлению заместителя прокурора г. Москвы ФИО8 на приговор Мещанского районного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Васейко С.И., об обстоятельствах дела, доводах кассационных жалоб, представления и поступивших возражений, выступления оправданной Б.Г. и ее адвоката Рогачева А.А., просивших об оставлении апелляционного определения без изменения, выступление осужденной Б.Н. и ее адвоката Ермолаева Р.А. просивших об отмене приговора и апелляционного определения, мнение представителя потерпевшей ФИО18 — адвоката ФИО6 об отмене апелляционного определения и оставлении без изменения приговора и выступление прокурора Юрздицкого К.А. об отмене апелляционного определения и передаче дела на новое апелляционное рассмотрение, судебная коллегия

установила:

приговором Мещанского районного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ,

ФИО37, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, ранее не судимая, осуждена:

— за два преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 159 УК РФ, к 2 годам лишения свободы за каждое.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Б.Н. назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Б.Н. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменена на заключение под стражу.

Срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу с зачетом времени нахождения под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу в соответствии с п. «б» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета одни день нахождения под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

ФИО38, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, ранее не судимая, осуждена:

— по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком на три года с возложением определенных обязанностей.

Мера пресечения Б.Г. до вступления приговора в законную силу оставлена прежней — подписка о невыезде и надлежащем поведении.

Решен вопрос о гражданском иске и вещественных доказательствах.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ приговор в отношении Б.Г. отменен.

Уголовное преследование в отношении Б.Г. по ч. 5 ст. 33 ч. 4 ст. 159 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в действиях Б.Г. состава преступления.

За Б.Г. признано право на реабилитацию.

Приговор в отношении Б.Н. оставлен без изменения.

Приговором суда Б.Н. признана виновной в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Преступление совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре в <адрес> в отношении потерпевших ФИО9 и ФИО10 на сумму 4 160 000 рублей, в особо крупном размере.

Она же признана виновной в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере.

Преступление Б.Н. совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, в <адрес> в отношении потерпевшей ФИО18 на сумму 10 000 000 рублей, в особо крупном размере.

В отношении Б.Г. уголовное дело в пособничестве в мошенничестве, то есть содействии в предоставлении информации, устранении препятствий, обещании скрыть следы хищения чужого имущества, совершенного другим лицом, путем злоупотребления доверием, с использованием служебного положения, в особо крупном размере прекращено за отсутствием в деянии состава преступления.

В кассационной жалобе адвокат Ермолаев Р.А. в защиту осужденной Б.Н. находит приговор и апелляционное определение постановленными с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела. Считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а в самом приговоре содержатся существенные противоречия в части размера ущерба, причиненного ФИО9, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденной, а также на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания. Цитирует постановления Пленума Верховного Суда РФ: «О судебном приговоре», «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» и полагает, что судом не дано надлежащей оценки тому обстоятельству, что, получив в долг от потерпевших деньги в сумме 5 000 000 рублей, Б.Н. на протяжении длительного времени выполняла свои обязательства и вернула более трети суммы долга. Считает, что отсутствуют доказательства наличия у Б.Н. умысла не возвращать долг потерпевшим до получения от них денег, а показания осужденной о невозможности вернуть долг в силу финансовых затруднений ничем не опровергнуты. Обращает внимание на то, что заем Б.Н. 50 тысяч евро у потерпевших расценен как гражданско-правовые отношения, а неисполнение обязательств в сумме 5 000 000 рублей признано преступлением. Анализирует нормативно-правовые акты Центрального Банка РФ в сфере противодействия легализации и отмывания доходов, полученных преступным путем; правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, положения о порядке представления кредитными организациями денежных средств и приходит к выводу о невозможности перечисления денежных средств на ссудные счета, открытые в ООО КБ «Энергопромбанк», как указано в приговоре, что, по его мнению, свидетельствует о невозможности, в силу действовавшего в рассматриваемый период законодательства в кредитно-финансовой сфере, указанного способа хищения. Полагает, что выводы суда по эпизоду, связанному с выдачей кредита ФИО18, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеют существенные противоречия. В частности указывает, что его подзащитная не могла получить от ФИО18 ДД.ММ.ГГГГ 4 000 000 рублей, так как в это время находилась либо в аэропорту, либо по пути в аэропорт, что подтверждается ответом авиакомпании «Руслайн». Полагает, что алиби Б.Н. в ходе судебного следствия не проверено. Обращает внимание на наличие финансовых документов, свидетельствующих о том, что не все деньги, вносимые Б.Н., как указал суд для сокрытия преступных действий, шли на погашение процентов по кредитным договорам и вносились они только ею. Часть вносимых осужденной денег шла на погашение основного долга, а часть средств на погашение процентов вносились потерпевшей ФИО18 Находит различия в расчетах суммы задолженности, представленной в Пресненский районный суд с исковым заявлением к ФИО18, и суммами, полученными в результате арифметических вычислений. Это противоречие не было устранено в суде, чем нарушено право Б.Н. на защиту. Полагает, что деньги в сумме 10 000 000 рублей ФИО18 не принадлежали, то есть право собственности на эти деньги у нее не возникло, поскольку она их фактически не получила и не собиралась брать кредит, поэтому Б.Н. не могла совершить изъятие денежных средств у ФИО18, так как последняя их собственником не являлась. Считает, что потерпевшим в такой ситуации мог выступать только ООО КБ «Энергопромбанк», однако банк ликвидирован в 2017 году, а правопреемник по кредитному договору в 2018 году, в результате чего задолженности ФИО18 и Б.Н. не установлены, как и причиненный преступлением ущерб. Усматривает в действиях своей подзащитной в отношении потерпевшей ФИО18 признаки состава преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, которое является преступлением средней тяжести, по которому уже истекли сроки давности уголовного преследования, а поэтому Б.Н. должна быть освобождена от наказания. Просит по первому эпизоду приговор отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления, а по второму эпизоду переквалифицировать действия осужденной на п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ и освободить ее от наказания.

В кассационном представлении заместитель прокурора города Москвы ФИО12 находит решение суда апелляционного инстанции об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении Б.Г. незаконным, необоснованным и постановленным с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Полагает, что в апелляционном определении не указано по каким основаниям не приняты доказательства, приведенные в приговоре, подтверждающие виновность Б.Г. в инкриминируемом ей преступлении. Считает, что вина Б.Г. нашла подтверждение представленными стороной обвинения доказательствами. Анализирует должностные полномочия Б.Г. и обращает внимание, что в ее компетенцию, в том числе входило рассмотрение заявок потенциальных заемщиков. Приводит показания: ФИО18 о том, что Б.Г. знала, что кредит на самом деле будет получать Б.Н. для своих нужд; ФИО13 о просьбе Б.Г. ускорить выдачу кредита ФИО18; ФИО14 о личном контроле со стороны Б.Г. за выдачей кредита потерпевшей; ФИО15 и ФИО16 о не соблюдении всех условий получения кредита, принятых на кредитном комитете, и возможном влиянии на это Б.Г. или ФИО17

Обращает внимание, что все свидетели — сотрудники банка указывали на отношения личного характера между Б.Н. и Б.Г. Полагает, что несоблюдение всех требований кредитования, чему в силу служебного положения способствовала Б.Г., свидетельствует о совершении сделки заведомо направленной на быстрое, максимальное извлечение прибыли за счет добросовестного заемщика, которым являлась введенная в заблуждение ФИО18

Приходит к выводу о несоответствии выводов суда апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем, просит об отмене апелляционного определения и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение.

В кассационной жалобе потерпевшая ФИО18, не оспаривая состоявшиеся судебные решения в отношении Б.Н., не соглашается с решением суда апелляционной инстанции, принятым в отношении Б.Г. Считает, что судом апелляционной инстанции допущены нарушения закона, повлиявшие на исход дела. Утверждает, что в апелляционном определении не указано, по каким основания судебная коллегия не приняла доказательства, приведенные в приговоре, подтверждающие вину Б.Г. в инкриминируемом ей преступлении. Полагает, что о виновности Б.Г. свидетельствуют показания: потерпевшей о том, что Б.Г. общалась с ней на всем протяжении, а после получения денег Б.Н. убеждала, что последняя вернет деньги, продав квартиру и демонстрировала расписку об этом; свидетеля ОА. о том, что Б.Г. и С. признавали, что деньги по кредитному договору с ФИО18 фактически получила Б.Н.; свидетеля Н. о подготовке по указанию Б.Г. протокола заочного заседания кредитного комитета по рассмотрению заявки О. и требования Божко об ускорении процесса подготовки документов; свидетеля КА. о дружеских отношениях ФИО36 и Б.Н., о нарушениях инструкции банка при выдаче кредита и ускорении его выдачи со стороны Б.Г.; свидетеля ФИО39 о том, что она возражала против выдачи первой части кредита О., тем не менее положительное решение было принято на кредитном комитете, а вторая часть кредита была выдана в результате превышения должностных полномочий председателем правления банка Б.Г.; свидетеля К. о не проведении заседания кредитного комитета по решению Б.Г.

Считает, что приведенные показания свидетелей и потерпевшей, у которых нет оснований оговаривать ФИО19, опровергают показания последней и выводы суда апелляционной инстанции о ее невиновности. Не соглашается и с выводом в апелляционном определении относительно даты вступления Б.Г. и Б.Н. в сговор. Не соглашается и с выводом судебной коллегии относительно неосведомленности Б.Г. о материальном положении потерпевшей и отсутствии надлежащего уровня дохода, считает, что этот вывод опровергается показаниями ФИО14, ФИО20 и ФИО21

Отмечает, что отсутствие прямых доказательств, а именно показаний осужденных о наличии у них сговора, не является основанием для вывода об отсутствии такого сговора. О сговоре может свидетельствовать согласованный характер действий, наличие тесных дружеских связей, наличие у Б.Г. высшего образования и опыта работы, чтобы осознать, что выдача кредита происходит в обход установленного порядка.

Просит отменить апелляционное определение и оставить без изменения приговор в отношении Б.Г.

В возражениях на кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевшей ФИО18, адвокат Рогачев А.А. в защиту интересов Б.Г., находит изложенные в них доводы необоснованными, а апелляционное определение в отношении Б.Г. законным и обоснованным.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, а также поступивших возражений, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность Б.Н. в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере в отношении потерпевших ФИО9 и ФИО10, а также в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере в отношении ФИО18 у судебной коллегии сомнений не вызывает, поскольку ее вина убедительно доказана исследованными в суде первой инстанции и приведенными в приговоре доказательствами.

В частности, вина осужденной подтверждается:

По эпизоду в отношении потерпевших ФИО9 и ФИО10

— показаниями потерпевших ФИО9 и ФИО10 о заключении ими в ноябре 2011 года кредитных договоров с КБ «Энергопромбанк» на сумму 8 000 000 рублей и передачи 5 000 000 рублей Б.Н., которая обещала погашать проценты по кредиту, однако последняя обещания не выполнила и, погасив часть кредита, перестала с ними контактировать;

— показаниями свидетеля ФИО23 о том, что ДД.ММ.ГГГГ он отвозил ФИО9 в банк, а затем, со слов последней и ее мужа ФИО10, он узнал, что они получили кредит под залог своей недвижимости, а 5 000 000 рублей передали Б.Н., которая обещала погашать проценты по кредитам;

— показаниями свидетеля ФИО24, которая об условиях передачи потерпевшими денег осужденной дала показания аналогичные показаниям потерпевших и свидетеля ФИО23;

— показаниями кассира КБ «Энергопромбанка» ФИО25, которая подтвердила факт выдачи кредита ФИО9, которую привела Б.Н.;

— протоколами выемки мобильного телефона ФИО24, диктофона ФИО26, подтверждающих факт передачи потерпевшими Б.Н. денежных средств, а также другими доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

По эпизоду в отношении потерпевшей ФИО18:

— показаниями потерпевшей ФИО18 об обстоятельствах получения ею по просьбе и с помощью Б.Н. кредита в КБ «Энеркопромбанк» и передачи 10 000 000 рублей Б.Н. под условием, что кредит будет возвращен Б.Н., которая сначала погашала кредит, а потом с ее деньгами пропала;

— показаниями свидетеля ФИО27, которая подтвердила, что деньги в сумме 10 000 000 рублей, оформленные в кредит на ФИО18, из кассы выносила Б.Н. Со слов ФИО18 ей известно, что деньги по кредиту забрала Б.Н., которая обещала погашать его, а потом пропала;

— показаниями свидетеля ФИО28, которой, со слов ФИО18, известно, что денежные средства, полученные в кредит в КБ «Энеркопромбанк» под залог квартиры, она передала Б.Н., которая обещала погашать кредит;

— показаниями свидетеля ФИО29 применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре;

— показаниями сотрудников КБ «Энеркопромбанк» Ш.Н., ФИО20, ФИО14, ФИО17, ФИО16, ФИО30, ФИО25, ФИО31, ФИО15, ФИО32 об обстоятельствах оформления и получения кредита на сумму 10 000 000 рублей ФИО18, поручителем которой выступала Б.Н.;

— заключениями экспертов по результатам экспертных исследований кредитных документов, протоколами выемок: кредитного досье ФИО18, кредитных договоров у ФИО18, материалов гражданского дела в Пресненском районном суде г. Москвы по иску КБ «<данные изъяты>» к ФИО18, протоколами осмотра вещественных доказательств, а также другими доказательствами, подробный анализ которых дан в приговоре.

Всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, оценив имеющиеся противоречия, проверив все версии в защиту осужденной и правильно отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, признав Б.Н. виновной в совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере в отношении потерпевших ФИО9 и ФИО10, а также в мошенничестве, то есть хищении чужого имущества путем злоупотребления доверием, в особо крупном размере в отношении ФИО18 и верно квалифицировал ее действия по каждому из эпизодов по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Оснований не соглашаться с указанным выводом суда, в том числе оснований для переквалификации действий Б.Н. по эпизоду в отношении потерпевшей ФИО18 на п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе, не имеется.

Судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, а приведенным в приговоре доказательствам, с учетом изменений внесенных судом апелляционной инстанции, дана надлежащая оценка, соответствующая требованиям ст. 88 УПК РФ, которая является правильной и объективной. Доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением требований ст. ст. 74 и 75 УПК РФ и исследованы в соответствии со ст. ст. 274 и 285 УПК РФ, за исключением заключений психофизиологических исследований с применением полиграфа в отношении потерпевших ФИО10 и ФИО9

Выводы суда, в части оценки доказательств, оспариваемые в кассационной жалобе, признаются правильными, так как основаны на оценке всей совокупности доказательств, и соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

Оснований ставить под сомнение и не доверять показаниям потерпевших ФИО9, ФИО10 и ФИО18 не имеется, их показания подтверждаются показаниями свидетелей, письменными доказательствами и в совокупности с ними обосновано положены в основу приговора.

Сведения об оговоре потерпевшими осужденной отсутствуют.

Оснований не соглашаться с выводами суда относительно оценки показаний потерпевших и свидетелей, не имеется.

Ущерб от преступных действий осужденной установлен правильно, он подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами и в соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ является особо крупным.

Предложенная в кассационной жалобе иная оценка исследованных в судебном заседании доказательств, уголовно-процессуальным законом в качестве основания к отмене приговора не предусмотрена.

Об умысле на похищение денежных средств, полученных Б.Н. от потерпевших, свидетельствуют конкретные обстоятельства содеянного осужденной, а именно способ совершения — похищение денег, полученных потерпевшими при ее содействии в кредит, одновременное получение крупных денежных сумм от разных потерпевших, отсутствие финансовой возможности вернуть долг и результат ее действий в виде причинения потерпевшим имущественного ущерба в особо крупном размере.

Погашение кредитных обязательств от имени потерпевших на первоначальном этапе, как правильно установил суд и указал в приговоре, было необходимо для сокрытия преступных действий и придания им видимости законного характера. При этом, даже несмотря на возврат в кредитную организацию части денежных средств похищенных у потерпевших, ущерб последним причинен в особо крупном размере.

Что касается утверждения защитника о невозможности у подсудимой вернуть долги ввиду возникших финансовых трудностей, то какие-либо данные об изменении финансового положения Б.Н. отсутствуют. Судом верно установлено отсутствие у осужденной на момент получения денег от потерпевших возможности вернуть их.

Заявление автора кассационной жалобы о невозможности получения Б.Н. денежных средств ДД.ММ.ГГГГ от ФИО18 в связи с нахождением в другом месте опровергается показаниями потерпевшей ФИО18 о передаче денег осужденной и старшего кассира КБ «<данные изъяты>» ФИО25 о присутствии Б.Н. в помещении кассы в момент выдачи кредита ФИО18

Ссылка в кассационной жалобе на нормативно-правовые акты Центрального Банка РФ в сфере противодействия легализации и отмывания доходов, полученных преступным путем; правила ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, положения о порядке представления кредитными организациями денежных средств, не опровергает выводы суда о наличии у потерпевших денежных средств, полученных ими в кредит в КБ «<данные изъяты>», которые были у них похищены Б.Н.

Судебное разбирательство проведено с учетом принципа равноправия и состязательности сторон. Нарушений конституционных прав Б.Н., в том числе и права на защиту, судом не допущено.

Председательствующим в соответствии с положениями, содержащимися в ч. 3 ст. 15 УПК РФ, были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав, в частности, права на заявление ходатайств о производстве судебных действий, имеющих значение для дела.

Наказание Б.Н. назначено в пределах санкции статьи закона, по которой она признана виновной, с учетом характера и степени общественной опасности подобного рода преступлений, данных о ее личности, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств. Оно соответствует требованиям ст. ст. 6, 43, 61 УК РФ, является справедливым и соразмерным содеянному.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Ермолаева Р.А., продублированные им в кассационной жалобе были тщательно проверены судом апелляционной инстанции и обоснованно отвергнуты, выводы об этом убедительно мотивированы в апелляционном определении.

Судом апелляционной инстанции отменен обвинительный приговор в отношении Б.Г., осужденной по ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ, и уголовное дело в отношении нее прекращено за отсутствием в деянии состава преступления. Соглашаясь с указанным решением судебная коллегия исходит из следующего.

В соответствии со ст. 389.21 УПК РФ, при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд отменяет обвинительный приговорили иное решение суда первой инстанции и прекращает уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 24, 25, 27 и 28 УПК РФ.

Решение суда апелляционной инстанции об отмене приговора в отношении Б.Г. и прекращении в отношении нее уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления и признания за ней права на реабилитацию соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и является правильным.

Описательно-мотивировочная часть апелляционного определения в той части, в которой принималось решение в отношении Б.Г., соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, предъявляемым к подобным решениям.

В частности, в апелляционном определении изложено существо, предъявленного Б.Г. обвинения; обстоятельства уголовного дела, установленные судом первой инстанции; обстоятельства, установленные в суде апелляционной инстанции; основания прекращения в отношении Б.Г. уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления и доказательства, их подтверждающие; мотивы, по которым суд отверг доказательства, представленные стороной обвинения и положенные в основу обвинительного приговора суда первой инстанции.

Из материалов дела усматривается, что каких-либо процессуальных нарушений, ограничивающих права участников уголовного судопроизводства на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон, не допущено.

Вопреки доводам кассационного представления прокурора и кассационной жалобы потерпевшей ФИО18 судом апелляционной инстанции проверены и оценены в соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ, показания Б.Г. о ее неосведомленности о мошеннических действиях совершаемых Б.Н. в отношении потерпевшей, а также показания потерпевшей ФИО18, свидетелей ФИО27, ФИО28, ФИО33, Ш.Н., ФИО20, ФИО14, ФИО17, ФИО16, ФИО25, ФИО31 и ФИО15 об обстоятельствах заключения кредитных договоров ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ и получения ФИО18 денежных средств по ним, письменные доказательства, которые как в совокупности, так и по отдельности не свидетельствуют о наличии у Б.Г. умысла на оказание пособничества ФИО34 в хищении денежных средств потерпевшей ФИО18

Подвергать сомнению приведенные выше доказательства у суда апелляционной инстанции не было оснований, поэтому они обоснованно положены в основу апелляционного определения в части решения о прекращении уголовного дела в отношении Б.Г. за отсутствием в деянии состава преступления.

В целом доводы кассационной жалобы потерпевшей и кассационного представления прокурора по существу сводятся к несогласию с выводами суда апелляционной инстанции о прекращении уголовного дела в отношении Б.Г. и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом при рассмотрении дела, имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на законность судебного решения.

Предусмотренных ст. 401.6 УПК РФ нарушений закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, судом апелляционной инстанции, при принятии решения в отношении Б.Г. не допущено, не приведено доводов о таких нарушениях и в кассационной жалобе и кассационном представлении.

Вместе с тем, приговор и апелляционное определение подлежат изменению по следующим основаниям.

Так, из описательно-мотивировочной части приговора следует, что суд в качестве доказательства вины Б.Н. по эпизоду в отношении ФИО10 и ФИО9, наряду с другими доказательствами, сослался на заключение психофизиологических исследований с применением полиграфа N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ, проведенных в отношении потерпевших ФИО10 и ФИО9, из которых следовало, что потерпевшие располагают информацией о деталях и событиях, сообщенных в ходе допросов.

Между тем, такие заключения не отвечают требованиям УПК РФ, предъявляемым к допустимым доказательствам (в них оценивается достоверность показаний того или иного лица, их соотносимость с другими доказательствами по делу, что относится к компетенции суда), они в силу положений ст. 75 УПК РФ не имеют юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения и использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

По смыслу уголовно-процессуального закона результаты психофизиологических исследований с применением прибора полиграф не являются доказательствами по уголовному делу, поскольку они не отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам, в том числе требованию достоверности. Такого рода исследования применяются лишь на стадии предварительного следствия в целях выработки и проверки следственных версий, а их результаты используются в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Согласно положениям ст. 57, 74, 75 и 80 УПК РФ выводы подобного исследования нельзя признать научно обоснованными ввиду отсутствия специально разработанной достоверной методики, исключающей вероятностный характер высказанных суждений по определенному предмету, что влечет их недопустимость с точки зрения их полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки доказательств по уголовному делу.

При таких данных ссылки на указанные доказательства подлежат исключению из приговора.

Однако это обстоятельство не влияет на выводы приговора о виновности Б.Н., поскольку они основаны на совокупности иных приведенных в приговоре доказательств, не вызывающих сомнений в их достоверности, допустимости и достаточности.

В остальном приговор в отношении Б.Н. и апелляционное определение являются законными и обоснованными, иных оснований для внесения в них изменений не имеется. Существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства при производстве по уголовному делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 401.13, п. 4 ч. 1 ст. 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Мещанского районного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО40 изменить:

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора по эпизоду в отношении потерпевших ФИО10 и ФИО9 ссылки на заключения психофизиологических исследований с применением полиграфа N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ, проведенных в отношении потерпевших ФИО10 и ФИО9

В остальной части приговор и апелляционное определение в отношении Б.Н. и Б.Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Ермолаева Р.А., потерпевшей ФИО18 и кассационное представление заместителя прокурора г. Москвы ФИО8 без удовлетворения.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии