г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ В КОРПОРАТИВНОМ ПРАВЕ

  1. О пропорциональности объема корпоративных прав количеству принадлежащих акционеру акций.

«Все права члена акционерного общества вытекают из его права собственности на определенное количество акций в данном акционерном обществе. Членство в акционерном обществе производно от права собственности, т.е. количества акций, находящихся в собственности члена акционерного общества. Возможность дать предложение о кандидатуре ревизора общества зависит от количества акций в собственности члена общества, а не от факта членства в акционерном обществе, поскольку личное участие члена акционерного общества в управленческих вопросах напрямую связано с находящимися в его собственности акциями. В акционерном обществе нет равенства в членстве, и общество представляет собой разделенный на акции капитал, но не личные права членов общества на участие в работе его выборных органов. Количество акций, имеющихся у конкретного члена общества, удостоверяет его обязательственные права по отношению к акционерному обществу в целом (Определение Конституционного Суда РФ от 11 апреля 1997 г. N 53-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексеева Владимира Николаевича как не соответствующей требованиям Федерального конституционного закона»)

  1. О распространении конституционно-правовых гарантий на права, вытекающие из владения акциями.

«Граждане и юридические лица, приобретая акции и осуществляя акт распоряжения своим имуществом, приобретают и определенные имущественные права требования к акционерному обществу — на участие в распределении прибыли, на получение части имущества в случае ликвидации общества и т.д. Имущественные права требования также являются «имуществом», а следовательно, обеспечиваются конституционно-правовыми гарантиями, включая охрану законом прав акционеров, в том числе миноритарных (мелких) акционеров как слабой стороны в системе корпоративных отношений, и судебную защиту нарушенных прав (статья 35, части 1 и 3, Конституции Российской Федерации)» (Постановление Конституционного Суда РФ от 10 апреля 2003 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Приаргунское»)

  1. О начале течения срока исковой давности для признания сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, недействительными.

«…Само по себе отнесение сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, к оспоримым и установление срока исковой давности в один год в отношении признания их недействительными не может быть признано неправомерным. В то же время, исходя из предназначения и принципов института исковой давности, обусловленных указанными положениями Конституции Российской Федерации, течение этого срока должно начинаться с того момента, когда правомочное лицо узнало или реально имело возможность узнать не только о факте совершения сделки, но и о том, что она совершена лицами, заинтересованными в ее совершении» 

  1. О квалификации деятельности акционера как иной не запрещенной законом экономической деятельности.

«Деятельность акционеров не является предпринимательской (она относится к иной не запрещенной законом экономической деятельности), однако и она влечет определенные экономические риски, поскольку само акционерное общество предпринимательскую деятельность осуществляет» (Постановление Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2004 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы»)

  1. Признание за акционерным обществом самостоятельного интереса и цели деятельности акционерного общества — достижение общего для акционерного общества блага.

«В силу особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества основанием для отчуждения у части акционеров принадлежащего им имущества могут быть интересы акционерного общества в целом, в той мере, в какой оно действует для достижения общего для акционерного общества блага» 

  1. Об обеспечении баланса законных интересов лиц, связанных с деятельностью корпорации, как одной из основных задач законодательства об акционерных обществах.

«Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров — владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов с учетом того, что Конституция Российской Федерации закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3), и гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46, часть 1)»

  1. О целях судебного контроля как гарантии прав миноритарных акционеров.

«…Необходимо иметь в виду, что в результате консолидации акций в интересах акционерного общества в целом в лучшем положении оказываются акционеры, владеющие крупными пакетами акций, в то время как неблагоприятные последствия консолидации, как правило, несут миноритарные акционеры. Наличие различных интересов между группами акционеров в процессе консолидации акций объективно приводит к возрастанию значения юридических процедур принятия экономических решений и эффективного, а не формального судебного контроля, которые должны являться гарантией прав миноритарных акционеров»

  1. О недопустимости со стороны суда проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых органами корпорации.

«Судебный контроль призван обеспечивать защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых советом директоров и общим собранием акционеров, которые обладают самостоятельностью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса. Следовательно, суды, осуществляя по жалобам акционеров и обладателей дробных акций контроль за решениями органов управления акционерных обществ, не оценивают экономическую целесообразность предложенного варианта консолидации акций, поскольку в силу рискового характера предпринимательской деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов»

  1. О приоритете специальных норм акционерного Закона по отношению к положениям ГК РФ.

«В силу абзаца второго пункта 2 статьи 3 ГК Российской Федерации нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать данному Кодексу. Федеральный закон «Об акционерных обществах», являясь специальным актом по отношению к Гражданскому кодексу Российской Федерации, устанавливает порядок и условия реализации тех положений, которые содержатся в Кодексе, в том числе в пункте 1 его статьи 67″ (Определение Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Симакова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» )

  1. Факт вступления в общество, являющееся добровольным объединением граждан и юридических лиц, в качестве акционера означает и добровольное принятие лицом ограничений, предусмотренных законодательством для такого общества, и не является нарушением конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (об ограничении акционеров в праве доступа к документам бухгалтерского учета).

«Акционерное общество по своей сути является добровольным объединением граждан и юридических лиц, созданным в целях ведения предпринимательской деятельности. Правила участия в акционерном обществе определяются федеральным законом как актом гражданского законодательства. Гражданин, изъявивший желание стать акционером, заранее осведомлен о подобных правилах, в том числе об ограничении в праве доступа к документам бухгалтерского учета, установленном оспариваемым положением…

Таким образом, законодатель с учетом особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества, а также специфики и объема предоставляемой информации вправе установить ограничения в виде определенного порядка или условий доступа к такой информации. При этом подобные ограничения должны соответствовать принципу равенства всех перед законом и судом, гарантированному статьей 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации и означающему, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении.

Оспариваемая норма [абз. 1 п. 1 ст. 91 Закона об АО], устанавливающая, что право доступа к документам бухгалтерского учета имеют акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25 процентов голосующих акций общества, не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства, поскольку это обусловлено спецификой соответствующих правовых отношений и поскольку вступление в акционерное общество в качестве акционера является добровольным, т.е. предполагающим свободное волеизъявление заранее осведомленного обо всех ограничениях лица» <24>.

  1. О приоритете применения норм акционерного законодательства перед трудовым в правовом регулировании образования, деятельности и прекращения деятельности единоличного исполнительного органа акционерного общества. О соразмерности ограничения трудовых прав руководителя организации и установлении в связи с этим гарантий для руководителя.

«Правовой статус руководителя организации (права, обязанности, ответственность) значительно отличается от статуса иных работников, что обусловлено спецификой его трудовой деятельности, местом и ролью в механизме управления организацией: он осуществляет руководство организацией, в том числе выполняет функции ее единоличного исполнительного органа, совершает от имени организации юридически значимые действия. Выступая от имени организации, руководитель должен действовать в ее интересах добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК Российской Федерации). От качества работы руководителя во многом зависят соответствие результатов деятельности организации целям, ради достижения которых она создавалась, сохранность ее имущества, а зачастую и само существование организации. Кроме того, полномочия по управлению имуществом, которыми наделяется руководитель, и предъявляемые к нему в связи с этим требования предполагают в качестве одного из необходимых условий успешного сотрудничества собственника с лицом, управляющим его имуществом, наличие доверительности в отношениях между ними.

Поэтому федеральный законодатель вправе, исходя из объективно существующих особенностей характера и содержания труда руководителя организации, выполняемой им трудовой функции, предусматривать особые правила расторжения с ним трудового договора, что не может расцениваться как нарушение конституционных прав лица, являющегося руководителем».

«…Досрочное расторжение трудового договора с руководителем может потребоваться в связи с изменением положения собственника имущества организации как участника гражданских правоотношений по причинам, установить исчерпывающий перечень которых заранее невозможно, либо со сменой стратегии развития бизнеса, либо в целях повышения эффективности управления организацией и т.п. Следовательно, закрепление в пункте 2 статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаце втором пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» правомочия собственника расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, который осуществляет управление его имуществом, не обосновывая при этом необходимость принятия такого решения, направлено на реализацию и защиту прав собственника владеть, пользоваться и распоряжаться своим имуществом, в том числе определять способы управления им единолично или совместно с другими лицами, свободно использовать свое имущество для осуществления предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, т.е. установлено законодателем в конституционно значимых целях. …Расторжение трудового договора с руководителем организации в указанном случае не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты ему справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, т.е. по соглашению сторон, а в случае спора — решением суда» ( Постановление Конституционного Суда РФ от 15 марта 2005 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан»)

  1. О принудительном выкупе акций по требованию лица, которое приобрело более 95% акций публичного общества, как правовом механизме, обеспечивающем баланс интересов мажоритарного акционера и миноритарных акционеров.

«В условиях, когда преобладающий акционер-инвестор, имеющий намерение осуществлять дальнейшее инвестирование в развитие и модернизацию производства, освоение новой конкурентоспособной продукции и заинтересованный в повышении эффективности корпоративного управления открытым акционерным обществом, фактически самостоятельно определяет стратегию его развития, необходимо установление в законодательном порядке баланса законных интересов, с одной стороны, мажоритарного акционера, которому предоставлено право принудительного выкупа акций, и самого акционерного общества, которое стремится к снижению своих издержек, и, с другой стороны, миноритарных акционеров, чьи права собственности затрагиваются принимаемыми решениями по управлению обществом» (Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 714-О-П «По жалобе гражданина Петрова Александра Федоровича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 84.8 Федерального закона «Об акционерных обществах»)

  1. О возложении солидарной ответственности на акционерное общество — эмитента и регистратора за убытки, причиненные акционеру в результате нарушения порядка учета прав, порядка совершения операций по счетам (порядка ведения реестра).

Как отметил Конституционный Суд РФ, поскольку законодательство не предусматривает для акционерного общества заключение договора с конкретным регистратором, а также поскольку в силу принципа свободы договора эмитент вправе предусмотреть в договоре с регистратором любые не противоречащие закону способы защиты своих интересов и интересов своих акционеров, в том числе необходимые с его точки зрения меры контроля за деятельностью регистратора (по настоянию акционерного общества в договор может быть включено и положение о добровольном страховании регистратором риска неправомерного списания акций), и при этом акционеры непосредственно не влияют на выбор (или последующую замену) регистратора, а также на определение условий договора с ним, то именно акционерное общество «обязано проявить достаточную осмотрительность и заботливость, с тем чтобы заключить договор с таким лицом, деятельность которого по ведению и хранению реестра позволит обеспечить имущественные интересы акционеров. Поскольку риск утраты акционером — наиболее слабой по общему правилу стороной в данных отношениях — прав на принадлежащие ему акции при осуществлении с ними регистрационных действий должен компенсироваться гарантией возмещения ему убытков, причиненных такой утратой, предполагается, что при отсутствии иных гарантийных институтов (например, обязательного страхования ответственности регистратора) возмещение убытков может быть обеспечено через привлечение к ответственности самого акционерного общества — эмитента за неправомерное списание регистратором акций с лицевого счета акционера». Положения законодательства, которые предусматривают ответственность акционерного общества, «как обеспечивающие в системе соответствующего правового регулирования баланс интересов акционера как инвестора, вложившего свои средства в уставный капитал акционерного общества — эмитента, самого эмитента как лица, обязанного обеспечить ведение учета лиц, вложивших средства в его акционерный капитал, и регистратора, непосредственно осуществляющего ведение и хранение реестра акционеров, при неправомерном списании акций с лицевого счета акционера — не могут рассматриваться как противоречащие Конституции Российской Федерации» (Постановление Конституционного Суда РФ от 28 января 2010 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго пункта 3 и пункта 4 статьи 44 Федерального закона «Об акционерных обществах» в связи с жалобами открытых акционерных обществ «Газпром», «Газпромнефть», «Оренбургнефть» и Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО)

  1. Об общих принципах ответственности, применяемых в отношении основного общества, за причиненные его действиями убытки дочернему.

По мнению Конституционного Суда, «[в] отношении ответственности основного общества за причиненные его действиями убытки действуют общие принципы ответственности, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации как для граждан, так и для юридических лиц. В частности, согласно статье 401 ГК Российской Федерации основанием ответственности является вина в любой форме (либо в форме умысла, либо в форме неосторожности); лицо признается невиновным, если оно при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась, приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (пункт 1); доказывание же отсутствия вины в причинении убытков основным обществом дочернему возлагается указанной статьей Гражданского кодекса Российской Федерации на ответчика (пункт 2)» (Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 453-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы компании «Ланкренан Инвестментс Лимитед» на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 3 статьи 6, пункта 1 статьи 71, пункта 2 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» и пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации»)

  1. О возложении обязанности сделать обязательное предложение о приобретении акций публичного общества (ст. 84.2 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах») как правовом механизме, обеспечивающем баланс интересов мажоритарного акционера и миноритарных акционеров, а также интересов всех заинтересованных лиц в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества и, таким образом, публичного интереса в развитии акционерного общества в целом.

«…Предусмотренная положениями данной статьи [статья 84.2 Закона об АО] обязанность лица, которое приобрело более 30 процентов общего количества акций открытого общества, предоставляющих право голоса в соответствии с пунктом 5 статьи 32 Федерального закона «Об акционерных обществах», с учетом акций, принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам, направить иным акционерам общества предложение о выкупе акций, преследует цель соблюдения баланса интересов такого лица и интересов миноритарных акционеров при совершении сделок с акциями открытого акционерного общества.

Возложение на такого приобретателя обязанности направить публичную оферту (обязательное предложение) остальным акционерам открытого акционерного общества — в силу самого факта перехода к нему прав на указанное количество акций, вне зависимости от каких-либо иных обстоятельств, в частности от его финансового состояния, наличия у него возможности приобрести банковскую гарантию и т.п., направлено на защиту прав миноритарных акционеров путем предоставления им возможности возвратить сделанные ими инвестиции (посредством выкупа принадлежащих им акций по справедливой цене) в условиях, когда в акционерном обществе происходит нарастание возможностей корпоративного контроля со стороны одного из акционеров или группы аффилированных лиц, а также на обеспечение необходимого баланса прав и законных интересов всех заинтересованных лиц (акционеров, кредиторов, органов управления и др.) в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества и, таким образом, публичного интереса в развитии акционерного общества в целом» (Определение Конституционного Суда РФ от 6 июля 2010 г. N 929-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Атлант-Эстейт» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 84.2 Федерального закона «Об акционерных обществах» )

  1. Личности участников могут иметь значение для осуществления деятельности общества с ограниченной ответственностью. Возможность отказа участников общества с ограниченной ответственностью на переход доли к наследнику с одновременным установлением законом гарантий последнему получения действительной стоимости доли обеспечивает поддержание сложившегося баланса взаимных имущественных интересов участников 

«…Федеральный законодатель с учетом экономической сущности общества с ограниченной ответственностью как объединения лиц, при котором личности участников такого общества могут иметь значение для осуществления ими совместной деятельности, вправе установить такое правовое регулирование перехода к наследникам доли в уставном капитале общества, которое обеспечивало бы защиту интересов наследников и поддержание сложившегося баланса взаимных имущественных интересов участников общества и интересов общества в целом…

По смыслу пункта 6 статьи 93 ГК Российской Федерации… и абзаца второго пункта 5 статьи 23 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», отказ в согласии остальных участников общества с ограниченной ответственностью на переход доли к наследнику, являющийся выражением согласованной воли его участников, компенсируется обязанностью общества по выплате наследнику действительной стоимости доли или, с его согласия, — выдачей в натуре имущества такой же стоимости, чем устанавливаются гарантии для наследника на получение стоимости доли умершего участника общества в уставном капитале общества» (Определение Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2010 г. N 1633-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аблаевой Людмилы Кондратьевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 6 статьи 93 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 8 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

  1. О соблюдении баланса интересов акционеров, требующих доступ к документам общества, других акционеров, акционерного общества, а также иных участников правоотношений, связанных с акционерным обществом, в рамках реализации акционерами своих информационных прав.

«…Достижение конституционно значимого баланса интересов акционеров и акционерного общества предполагает, что право акционеров на доступ к документам общества должно осуществляться без нарушения прав и законных интересов как самих акционеров, так и акционерного общества как самостоятельного субъекта гражданского оборота, заинтересованного в сохранении конфиденциальности коммерчески значимой для него информации. …Положение абзаца первого пункта 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования предполагает, что в целях обеспечения баланса прав и законных интересов акционера, требующего доступа к протоколам совета директоров акционерного общества, с одной стороны, и других акционеров, акционерного общества в целом, а также иных участников правоотношений, связанных с акционерным обществом, — с другой стороны, допустимо выдвижение органами управления акционерного общества возражений против выполнения требований акционера, если, с точки зрения акционерного общества, характер и объем запрашиваемой информации свидетельствуют о наличии признаков злоупотребления со стороны акционера правом на доступ к информации акционерного общества, в том числе в связи с отсутствием у него законного интереса в получении соответствующей информации, или если имеют место иные фактические обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности акционера. Такие возражения не могут носить произвольный и пристрастный характер, а спор между акционером и органами управления акционерного общества, выдвинувшими возражения, в любом случае подлежит разрешению в судебном порядке» (Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2011 г. N 8-О-П «По жалобе открытого акционерного общества «Нефтяная компания «Роснефть» на нарушение конституционных прав и свобод положением абзаца первого пункта 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах»)

  1. Об отходе от формализма при разрешении судом вопроса об отнесении конкретной сделки к сделкам с заинтересованностью и необходимости исследовать и оценивать всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

«Разрешение… вопросов о достаточности оснований для отнесения сделки к сделкам с заинтересованностью в случае возникновения спорных ситуаций — компетенция арбитражных судов, которые не должны ограничиваться установлением только формальных условий применения норм законодательства об акционерных обществах и в случае сомнений обязаны исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств. …Иски акционеров о признании недействительными сделок, заключенных акционерными обществами, могут быть удовлетворены в случае представления истцом доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, позволяющие сделать вывод о наличии у совершенной акционерным обществом сделки признаков сделки с заинтересованностью, а также подтверждающих нарушение прав и законных интересов акционера» (Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2011 г. N 1486-О-О «По жалобе гражданина Саттарова Шавката на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 81 и пункта 1 статьи 84 Федерального закона «Об акционерных обществах»)

  1. Об исключении юридического лица, прекратившего свою деятельность, из ЕГРЮЛ по решению регистрирующего органа как мере, обеспечивающей достоверность сведений, содержащихся в государственном реестре, и в целом стабильность гражданского оборота.

«Предусматривающие в отношении тех юридических лиц, которые прекратили свою деятельность (признаны недействующими юридическими лицами), упрощенный — внесудебный — порядок исключения из Единого государственного реестра юридических лиц взаимосвязанные положения статьи 21.1 и пункта 7 статьи 22 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» устанавливают два условия, при которых юридическое лицо признается фактически прекратившим свою деятельность, — непредставление в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, документов отчетности, предусмотренных законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и неосуществление операций хотя бы по одному банковскому счету.

Такое правовое регулирование направлено на обеспечение достоверности сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц (в том числе о прекращении деятельности юридического лица), доверия к этим сведениям со стороны третьих лиц, предотвращение недобросовестного использования фактически недействующих юридических лиц и тем самым — на обеспечение стабильности гражданского оборота («Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2011 г. N 26-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 21.1 и пункта 7 статьи 22 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в связи с жалобой гражданина А.В. Федичкина)

  1. О возможности заключения между участниками общества с ограниченной ответственностью договора, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав как имеющей под собой цель поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса интересов всех участников общества с ограниченной ответственностью.

Федеральный законодатель «в целях достижения необходимого уровня правовой определенности соответствующих отношений, поддержания стабильности гражданского оборота и обеспечения разумного баланса интересов всех участников общества с ограниченной ответственностью — предусмотрел возможность заключения между ними договора, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества (пункт 3 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Названное законодательное регулирование, принятое в развитие положений статей 8 (часть 1), 17 (часть 3), 34 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, отражает общий подход к регулированию такого рода отношений (статья 32.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»)» (Определение Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2013 г. N 670-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Дмитриева Дмитрия Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

  1. Возможность предусмотреть повышенные требования в отношении количества голосов, необходимых для принятия ряда решений по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников, для которых по общему правилу, предусмотренному в Законе, требуется простое или квалифицированное большинство голосов, обеспечивает баланс интересов участников и общества с ограниченной ответственностью в целом.

«Положения пункта 8 статьи 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», позволяющие предусмотреть повышенные требования в отношении количества голосов, необходимых для принятия решений по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью, для которых, по общему правилу, предусмотренному в Законе, требуется простое или квалифицированное большинство голосов, а также содержащие указание на перечень вопросов, решения по которым принимаются всеми участниками общества с ограниченной ответственностью единогласно, направлены на обеспечение баланса интересов участников общества и интересов общества с ограниченной ответственностью в целом» (Определение Конституционного Суда РФ от 21 ноября 2013 г. N 1835-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Давиденко Инны Михайловны на нарушение ее конституционных прав пунктом 8 статьи 37 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

  1. О балансе интересов отдельного участника и общества с ограниченной ответственностью в целом, выражающемся в допустимости уменьшения доли в уставном капитале общества в результате увеличения уставного капитала, если это вызвано целями достижения общего для данного общества интереса и при этом участнику, доля которого уменьшается, обеспечены эффективные механизмы защиты его интересов.

«…Уменьшение в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью доли одного из его участников может быть признано допустимым с точки зрения конституционных принципов, если это вызвано целями достижения общего для данного общества интереса и участнику, доля которого уменьшается, обеспечены эффективные механизмы защиты его интересов. …Нормативная конструкция, содержащаяся в пункте 1 статьи 19 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и находящаяся в неразрывной связи с пунктом 2 той же статьи, рассчитана на различные ситуации, в которых у общества с ограниченной ответственностью может возникнуть потребность в увеличении уставного капитала, например в случае необходимости выплатить долги кредиторам и тем самым избежать банкротства… или в случае законодательного изменения минимального размера уставного капитала общества…

Во всех подобных случаях положения пункта 1 статьи 19 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» должны толковаться… исходя из интересов общества с ограниченной ответственностью в целом, а именно как не предполагающие признания принятого необходимым квалифицированным большинством голосов участников общества с ограниченной ответственностью решения об увеличении уставного капитала общества за счет внесения дополнительных вкладов всеми его участниками недействительным, а проведенного в результате такого решения увеличения уставного капитала общества — несостоявшимся на том основании, что один или несколько участников общества, оставшиеся при голосовании в меньшинстве, не внесли дополнительные вклады в установленные законом сроки. Иное означает нарушение вытекающего из Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 8 (часть 1) и 34 (часть 1), принципа стабильности гражданского оборота, а также конституционно значимых принципов недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела и недопустимости осуществления прав и свобод человека и гражданина с нарушением прав и свобод других лиц» (Постановление Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2014 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 19 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью «Фирма Рейтинг»)

  1. О доле в уставном капитале как совокупности прав и обязанностей.

«…Доля в уставном капитале как объект гражданского оборота не может рассматриваться как простой набор имущественных прав, поскольку наличие доли связывает ее обладателя определенными обязанностями» (Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2014 г. N 1564-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Соловьевой Татьяны Алексеевны на нарушение ее конституционных прав положением пункта 2 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»)

Материал статьи взят из открытых источников

Остались вопросы к адвокату по данной тематике?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Приказ Минцифры России от 25.05.2021 N 494 "Об утверждении перечня угроз безопасности, актуальных при обработке биометрических персональных данных, их проверке и передаче информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица, а также актуальных при взаимодействии государственных органов, органов местного самоуправления, индивидуальных предпринимателей, нотариусов и организаций, за исключением организаций финансового рынка, с указанной системой, с учетом оценки возможного вреда, проведенной в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных" (Зарегистрировано в Минюсте России 15.09.2021 N 65009)
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии