г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

ВС объяснил, когда эксцесс исполнителя не распространяется на соучастников

В каких случаях эксцесс исполнителя не распространяется на всех членов организованной группы, когда разбойное нападение нельзя считать оконченным и чем отличается крупный размер от особо крупного — разъяснил Верховный суд РФ.

В этом же определении высшая инстанция указала, какие действия присяжного заседателя свидетельствуют об утрате им объективности. 

Суть жалобы 

Верховный суд РФ рассмотрел жалобы защиты трёх осуждённых на основании вердикта коллегии присяжных за организованное разбойное нападение, в ходе которого потерпевший был убит.

Адвокаты, в частности, обратили внимание, что по ходатайству гособвинителя был отведен от участия в деле запасной член коллегии, который «явился в суд в отсутствие остальных присяжных, в комнате для присяжных комментировал просмотренные видеозаписи». По мнению защиты, отвод этого присяжного свидетельствует о необъективности суда. 

Также в жалобах указано на неправильную квалификацию действий виновных как разбой в особо крупном размере, поскольку в сейфе автомобиля находилось 902 тысячи 200 рублей, что является крупным размером, а достоверно знать, какая именно была сумма в сейфе осужденные не могли. 

Утрата объективности 

Ходатайство гособвинителя об отводе запасного присяжного заседателя в связи с утратой объективности, было разрешено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Сам присяжный заседатель пояснил, что однажды он явился в суд без приглашения. Кроме того, он высказывался о неполноте проведенного следствия, относительно видеозаписи, которая демонстрировалась перед коллегией, а также обсуждал доказательства до удаления в совещательную комнату.

При таких обстоятельствах суд пришёл к обоснованному выводу об утрате объективности этим запасным заседателем, и принял законное решение об его отстранении от дальнейшего участия в деле. Кроме того, запасной заседатель не принимал, и не мог принимать участия в вынесении вердикта, и никак не мог на него повлиять.

Разница в размерах 

Вместе с тем ВС установил ряд ошибок в квалификации действий подсудимых. Так, им без достаточных оснований вменили пункт «б» части 4 статьи 162 УК РФ — разбой с целью завладения чужим имуществом в особо крупном размере.

Однако в соответствии с примечанием к статье 158 УК РФ в главе 21, в которой расположена и статья 162 УК РФ, особо крупным размером признается стоимость имущества, превышающая 1 миллион рублей.

Вердиктом двое фигурантов признаны виновными в том, что они совершили нападение с целью завладения денежными средствами в размере «от 1 000 000 до 2 000 000 рублей». Формулировка обвинения и содержание вердикта допускают возможность совершения разбоя в сумме, не превышающей 1 миллиона, фактически же в сейфе находились 902 тысячи рублей.

При таких обстоятельствах действия виновных необоснованно квалифицированы по пункту «б» части 4 статьи 162 УК РФ, а должны быть квалифицированы по части 3 статьи 162 УК РФ, указывает ВС.

Эксцесс исполнителя 

Кроме того, действия фигурантки, возившей участников нападения на автомобиле, необоснованно квалифицированы по пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ.

Вердиктом присяжных она признана виновной в том, что приняла предложение совершить совместное нападение на водителя-экспедитора для завладения сейфом с деньгами. Для этого она должна была управлять автомобилем при следовании к месту совершения нападения и обратно, что она и сделала.

В период же непосредственного нападения обвиняемая, сидя за рулем, находилась неподалеку и ждала прибытия нападавших, чтобы их увезти.

Квалифицируя ее действия, суд в приговоре указал, что она согласилась участвовать только в совершении нападения, выполняя при этом строго отведенную ей роль, заключавшуюся в управлении автомобилем. При этом она не знала, что соучастники в процессе нападения, решили убить потерпевшего, выйдя за рамки их совместной предварительной договоренности.

Таким образом, суд установил, что в действиях двух других фигурантов имеется эксцесс исполнителей, поскольку их действия в момент совершения убийства не охватывались умыслом третьей обвиняемой, которая согласно предварительной договоренности участвовала лишь в «нападении».

Причем содержание этой договоренности об обстоятельствах нападения, в частности, о характере действий по отношению к потерпевшему, о том, будут ли при этом применены какие-либо орудия, угрозы или насилие, и какое именно, вердиктом не установлено.    

При таких обстоятельствах действия водителя как разбой, то есть, нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (статья 162 УК РФ) квалифицированы без достаточных к тому оснований, считает ВС.

Он подчеркивает, что действия всех участников группы следует квалифицировать по пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ — соисполнительство в разбое, совершенном с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, только в тех случаях, когда умыслом всех виновных, охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего или лишение его жизни, но только один или некоторые из них причинил тяжкий вред здоровью либо смерть потерпевшему (пункт 14.1. Постановления Пленума ВС РФ от 27 декабря 2002 года №29).

«В тех случаях, когда группа лиц предварительно договорилась о совершении кражи чужого имущества, но кто-либо из соисполнителей вышел за пределы состоявшегося сговора, совершив действия, подлежащие правовой оценке как грабеж или разбой, содеянное им следует квалифицировать по соответствующим пунктам и частям статей 161, 162 УК РФ. Если другие члены преступной группы продолжили свое участие в преступлении, воспользовавшись примененным соисполнителем насилием либо угрозой его применения для завладения имуществом потерпевшего или удержания этого имущества, они также несут уголовную ответственность за грабеж или разбой группой лиц по предварительному сговору с соответствующими квалифицирующими признаками», — поясняет ВС.

Он приводит и правовую позицию Конституционного Суда РФ: статья 162 УК РФ предполагает оценку деяния как разбоя лишь для тех соучастников, кто применил физическое или психическое насилие либо воспользовался им для хищения чужого имущества, т.е. осознавал факт насилия и факт посягательства не на один объект (собственность), а на два или более объекта уголовно-правовой охраны — собственность, жизнь, здоровье (Определение от 11 апреля 2019 года №862-0)

«Те же участники группы лиц по предварительному сговору, которые продолжили участие в изъятии либо удержании чужого имущества, не осознавая изменение способа хищения при эксцессе других исполнителей, должны нести ответственность исходя из тех признаков преступления, которые охватывались их умыслом», — подчёркивает ВС. 

Как усматривается из приговора, основанного на вердикте присяжных, умыслом водителя и ее предварительной договоренностью с другими осужденными, охватывалось лишь нападение на потерпевшего с целью завладения деньгами в крупном размере без применения к нему согласованного заранее и определенного по характеру насилия. 

В то же время, согласие обвиняемой на участие в совершении «нападения» на потерпевшего с целью завладения чужим имуществом, предполагает открытый характер такого завладения. При таких обстоятельствах ее действия с правовой точки зрения могут быть квалифицированы лишь как грабеж — открытое завладение чужим имуществом группой лиц по предварительному сговору, разъясняет ВС.

Оконченный грабеж 

Также, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 6 приведённого Постановления Пленума ВС РФ, кража и грабеж считаются оконченными, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

Вердиктом же установлено, что после совершения убийства потерпевшего нападавшие пытались оторвать руками сейф от крепления в кабине, но и этого сделать не смогли. Затем они сели в автомобиль и покинули место преступления, так и не завладев деньгами.

Таким образом, действия водителя подлежат переквалификации на часть 3 статьи 30, пункты «а, д» части 2 статьи 161 УК РФ как покушение на грабеж — открытое завладение чужим имуществом группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере.

В результате Судебная коллегия ВС сочла возможным смягчить наказание всем трём фигурантам, а с водителя снята обязанность выплатить вдове компенсацию морального вреда. 

Материал статьи взят из открытых источников

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты