г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Апелляционная жалоба на продление срока содержания под стражей обвиняемому по ч.3 ст.30, ч.5 ст.228.1 УК РФ (образец)

В судебную коллегию по уголовным делам

Самарского областного суда

Адрес: 443099, г. Самара, ул. Венцека, д. 39 / ул. Куйбышева, д. 60

От адвоката НО “Самарская областная коллегия адвокатов”

Антонова А.П., рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции:

443080, г. Самара, проспект Карла Маркса, д. 192, оф. 619,

тел. 8-987-928-31-80

В интересах обвиняемого Х., гражданина РФ,

фактически содержится в ФКУ “СИЗО №1 Управления ФСИН

по Самарской области” по адресу: г. Самара, ул. Садовый проезд, д.22

Апелляционная жалоба

на Постановление Железнодорожного районного суда г. Самары

от ДАТА о продлении срока содержания под стражей

Постановлением Железнодорожного районного суда г. Самары от ДАТА срок содержания под стражей обвиняемому Х. продлен на 1 месяц, а всего до 5 (пяти) месяцев 00 суток, т.е. до ДАТА включительно. В удовлетворении ходатайства защиты об изменении в отношении обвиняемого меры пресечения с заключения под стражей на домашний арест было отказано.

С данным Постановлением суда не согласен, считаю его незаконным и необоснованным, а поэтому подлежащим отмене по следующим основаниям.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи  должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных защитой. Обжалуемое постановление не отвечает вышеизложенным критериям.

Заключение под стражу — самая строгая мера пресечения, предусмотренная законом, ограничивающая право граждан на свободу и личную неприкосновенность. Рассматривая вопросы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока ее действия, суд обязан в каждом случае обсуждать возможность применения в отношении лица иной, более мягкой, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу.

В качестве оснований для применения меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

Однако конкретных, фактических доказательств наличия предусмотренных статьей 97 УПК оснований,  а именно, данных о том, что Х., будучи под иной мерой пресечения, может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства по уголовному делу, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, суду предоставлено не было.

Судом не были исследованы надлежащим образом основания правомерности продления срока содержания под стражей в отношении обвиняемого лица. Поэтому суд, удовлетворяя ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей Х., в своем Постановлении лишь формально перечислил указанные в статье 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых суд пришел к выводу, что находясь на свободе, Х. может скрыться  от органов предварительного следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью. Это утверждение бездоказательно.

Доводы следствия о необходимости проведения множества следственных действий свидетельствуют о допущенной следствием волоките при расследовании уголовного дела. Все следственные действия возможно было осуществить в разумный срок нахождения обвиняемого под стражей. Невозможность окончания предварительного следствия в срок до 5 месяцев должна быть обоснована и оправдана. Неэффективная организация предварительного расследования сама по себе не является основанием для продления срока следствия и влечет вынесение судом частного постановления (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 29.10.2009 № 22).

Суд же факты несвоевременного проведения следственных действий устанавливать не стал, без должной мотивировки полностью согласился тем, что столь суровая мера пресечения, как заключение под стражей, оправдана необходимостью получения заключения амбулаторно-психиатрической судебной экспертизы, направления уголовного дела в ГСУ МВД по республике Татарстан для соединения в одном производстве уголовных дел №НОМЕР, №НОМЕР, что в обжалуемом постановлении суда сформулировано следующим образом: «суд считает целесообразным удовлетворить ходатайство следователя, поскольку в представленном материале имеются достаточные, разумные данные, указывающие на причастность Х. к совершению преступления, в котором он обвиняется».

При этом в судебном решении не поясняется, как Х. в случае нахождения под домашним арестом может помешать получению заключения амбулаторно-психиатрической судебной экспертизы и направлению уголовного дела в ГСУ МВД по республике Татарстан. Кроме того, неразумно утверждать в судебном решении, что работа следствия – это доказательство тому, что обвиняемый от следствия скроется.

А такая формулировка обжалуемого постановления, как «при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей суд учитывает, что Х. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, способствующего наркотизации общества и подрыва здоровья населения, что представляет значительную опасность для общества, и за которое предусмотрено лишение свободы на срок свыше трех лет, в связи с чем суд полагает, что оставаясь на свободе, Х. может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться от органов предварительного следствия либо иным образом воспрепятствовать производству по уголовному делу» сама по себе свидетельствует о необоснованности постановления. Мера пресечения в виде домашнего ареста также подразумевает существенные ограничения прав обвиняемого на передвижение, общение с посторонними людьми, и является достаточно эффективной мерой пресечения. Очевидно, что суд при рассмотрении ходатайства следствия просто использует шаблонные формулировки вместо необходимого при рассмотрении вопроса о мере пресечения глубокого анализа конкретной ситуации.

Защитники Х. — адвокаты возражали против удовлетворения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей, указывая на отсутствие для этого законных оснований. Следствием не было представлено сведений в обоснование доводов ходатайства о том, что обвиняемый якобы может скрыться от следствия и воспрепятствовать его ходу, в то время, как он таких намерений не имеет, а имеет постоянное место жительство, положительные характеристики и грамоты, ранее не судим, на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансере не состоит, имеет мать-инвалида, страдает рядом заболеваний (с осени 2011 года проходит лечение в связи с психоневрологическом заиканием), в связи с которыми его состояние здоровья в условиях СИЗО ухудшилось, он испытывает страдания, надлежащего лечения не получает. В судебном заседании следователь подтвердил, что каких-либо сведений о фактах давления на свидетелей с целью изменения ими показаний, о подтвержденных фактах попыток скрыться от органов следствия или иным образом воспрепятствовать ходу расследования уголовного дела, у следствия не имеется. Все доводы, изложенные в ходатайстве — это только предположения следствия, ничем не подтвержденные.

Защита считает, что суд при вынесении Постановления не дал надлежащей оценки позиции обвиняемого, его отношению к содеянному и к предъявленному ему обвинению. Показания, данные Х. в день задержания, фактически можно приравнять к явке с повинной. Как усматривается из материалов уголовного дела, следственные действия, связанные с исследованием предметов (личный обыск) и с обыском в жилище, производились в связи с добровольным волеизъявлением задержанного о выдаче наркотика. Х. сообщил представителям власти о месте приобретения наркотических средств, указал места их сокрытия, активно способствовал раскрытию преступления, сотрудничал со следствием, дал признательные показания по обстоятельствам совершенного преступления. Активное способствование раскрытию совершенного преступления относятся к признакам деятельного раскаяния.

Отказ суда от должной оценки доводов защиты создает преимущество для стороны обвинения и является признаком пристрастности суда.

Также суд не учел в должной мере личность обвиняемого, который имеет место регистрации и постоянное место жительства на территории г. Самара, положительные характеристики. Как пояснил суду Х., до ДАТА работал официально в должности ДОЛЖНОСТЬ, позже и до своего задержания он работал неофициально, имел постоянный доход, является учредителем юридического лица и доход в сумме СУММА тысяч рублей в месяц. Занимается ремонтом мебели, имеет невесту, с которой знаком более 5 лет.

Несмотря на данные обстоятельства, суд не нашел оснований для изменения Х. меры пресечения на более мягкую, чем содержание под стражей, в том числе и на домашний арест.

Фактически в основу постановления судом была положена только тяжесть предъявленного Х. обвинения. Тяжесть вменяемого в вину преступления просто презюмируется следствием и судом. А его роль в случившемся, его отношение к преступлению просто игнорируются. Этот недостаток я прошу восполнить на этапе апелляционного рассмотрения дела и для объективной оценки личности моего подзащитного и его позиции по делу, для выяснения того, может ли он, находясь под домашним арестом или под иной мерой пресечения помешать расследованию.

Таким образом, никаких законных оснований для продления  срока содержания под стражей не имеется, так как никаких реальных, обоснованных, подтвержденных фактов и доказательств того, что он намерен скрыться от органов предварительного следствия и суда, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, суду предоставлено не было.

Даже если основания содержания под стражей ранее были, то сейчас они утратили силу. За время следствия по данному уголовному делу следствием уже произведены все необходимые следственные действия, направленные на получение и закрепление доказательств по делу.

На текущий момент все возможности Х. как-либо повлиять на ход следствия полностью утрачены. При таких обстоятельствах отсутствует риск вмешательства в установление всех обстоятельств дела на более поздних стадиях разбирательства.

Таким образом, обжалуемое постановление  вынесено с явными нарушениями требований действующего закона и предписаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога». Судом первой инстанции не учтены положения постановления Пленума № 41 о том, что обстоятельства, явившиеся достаточными для заключения лица под стражу, не всегда свидетельствуют о необходимости продления срока содержания его под стражей.

Полностью игнорируется судом пункт 21 Постановления Пленума № 41, в котором разъяснено, что наличие обоснованного подозрения в совершении лицом преступления определенной категории является необходимым условием законности при первоначальном заключении его под стражу, однако по истечении времени оно перестает быть достаточным. Суду надлежит установить конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

На первоначальных этапах производства по уголовному делу тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок могут служить основанием для заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу ввиду того, что он может скрыться от дознания, предварительного следствия. Тем не менее, в дальнейшем одни только эти обстоятельства не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей. Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может совершить действия, направленные на фальсификацию или уничтожение доказательств, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства либо иным образом воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде.

Вывод суда также противоречит смыслу ст. 22 Конституции РФ, которая отдает приоритет праву человека на свободу. Как указывает Конституционный Суд РФ, недопустимость избыточного по продолжительности содержания под стражей вытекает и из п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которому каждый имеет право на рассмотрение любого предъявленного ему обвинения без неоправданной задержки, что в первую очередь касается лиц, лишенных свободы на досудебных стадиях уголовного судопроизводства (Постановление Конституционного Суда РФ от 13.06.1996 № 14-П).

При принятии процессуального решения о продлении срока  содержания под стражей должно выясняться не только наличие материально-правовых оснований и формальных условий, достаточных для заключения лица под стражу, но и находить реальное и активное применение позиции Международно-правовых норм по данному вопросу.

Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также практика Европейского суда по правам человека, исходит из того, что продолжительное содержание под стражей может быть оправдано только в том случае, если существует реальное требование публичного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, перевешивает принцип уважения личной свободы. Существует презумпция в пользу освобождения. Как неоднократно указывал Европейский Суд, ч. 2 п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод не дает судебным органам возможности выбора между доставкой обвиняемого к судье в течение разумного срока или его освобождением до суда. До признания его виновным обвиняемый должен считаться невиновным, и цель рассматриваемого положения заключается в том, чтобы обеспечить его временное освобождение, как только его содержание  под стражей перестанет быть разумным. Кроме того, Европейский суд по правам человека подчеркивает, что тяжесть грозящего наказания является значимым фактором в оценке риска воспрепятствия правосудию, необходимость в продолжение лишения свободы не может определяться умозрительно, с учетом только тяжести совершенного преступления. Также, обоснованное подозрение в том, что задержанный совершил преступление, является определяющим условием законности содержания под стражей. Однако по прошествии времени оно перестает быть достаточным. Лицо, обвиняемое в преступлении, должно всегда освобождаться до суда, если не будет продемонстрировано, что имеются относимые и достаточные причины, оправдывающие продолжение содержания его под стражей. При этом суды обязаны установить существование конкретных фактов, имеющих отношение к основаниям длительного содержания под стражей, исследовать все факты, свидетельствующие в пользу или против существования реального требования публичного интереса, оправдывающего, с надлежащим учетом принципа презумпции невиновности, отход от правила уважения личной свободы, и должны указать их в своих решениях об отклонении ходатайств об освобождении.

Продление меры пресечения в виде  заключения под стражу  Х., на взгляд защиты, неадекватно и несоразмерности конституционно значимым ценностям и никак не может быть оправдано необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, так как избрание более мягкой меры пресечения ничьих законных  интересов не нарушит.

Таким образом, необходимость в продлении срока содержания под стражей до 5-и месяцев по данному обвинению не обоснована, в связи с чем  в соответствии с требованиями ст. 110 УПК РФ, мера пресечения должна быть отменена.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 389.2, 389.15, 389.20 УПК РФ,

П Р О Ш У   С У Д:

Постановление Железнодорожного районного суда г. Самары  от ДАТА о продлении срока содержания под стражей обвиняемому Х, — отменить, изменив меру пресечения на не связанную с заключением под стражу.

Ходатайствую о рассмотрении данной жалобы Самарским областным судом с моим  участием.

Приложения:

— Постановление Железнодорожного районного суда г. Самары  от ДАТА (копия)

— Ордер адвоката

Адвокат ______________________ А.П. Антонов

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости