г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Апелляционное определение на приговор Советского районного суда г. Самары в отношении А., Г., Ф.

  • Главная
  • Наша практика
  • Апелляционное определение на приговор Советского районного суда г. Самары в отношении А., Г., Ф.

Судья Балыкина Е.В. уг. дело № 22-6008

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Самара 27.09.2016 года

Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда в составе:

председательствующего Штейн Э.Г.,

судей Курунтяевой О.Д. и Муромцевой Л.К.

при секретаре Дубровой А.С.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Ф. и его адвоката Лисицкого В.Н., а также апелляционные жалобы адвокатов Ворожейкиной Е.В., Антонова А.П. на приговор Советского районного суда г.Самары от 07.07.2016 года, которым

А., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, имеющий средне-специальное образование, женатый, неработающий, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, несудимый,

осужден по п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 9 (девяти) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 (одному) году 6 (шести) месяцам лишения свободы; на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно определено наказание в виде 10 (десяти) лет 10 (десяти) месяцев лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Ф., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, имеющий средне-специальное образование, женатый, неработающий, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, несудимый,

осужден по п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 9 (девяти) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа; на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно определено наказание в виде 10 (десяти) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, имеющий неоконченное высшее образование, холостой, неработающий, зарегистрированный и проживающий по адресу: <адрес>, несудимый,

осужден по п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа, по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ к 9 (девяти) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа; на основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно определено наказание в виде 10 (десяти) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы без лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Штейн Э.Г., доводы осужденных А., Ф., Г., их адвокатов Лисицкого В.Н., Ворожейкиной Е.В., Антонова А.П. в поддержку апелляционных жалоб, мнение прокурора Свиридовой Ю.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

А., Ф., Г. признаны виновными в совершении незаконного производства психотропного вещества – амфетамина массой 137,77г группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, а также в совершении покушения на незаконный сбыт психотропного вещества группой лиц по предварительному сговору в крупном размере.

Кроме того, А. признан виновным в совершении ДД.ММ.ГГГГ незаконного приобретения и хранения без цели сбыта наркотического средства мефедрон (4-метилметкатинон) массой не менее 0,92 грамма, т.е. в значительном размере.

В апелляционной жалобе адвокат Ворожейкина Е.И. в интересах осужденного Г. ставит вопрос об изменении приговора, настаивает на непричастности Г. к совершению преступления, предусмотренного ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ, просит его оправдать в этой части, поскольку никто из допрошенных свидетелей не видели, что именно Гвоздев передал Агафонову амфетамин, к показаниям свидетелей по делу следует отнестись критически, ссылается на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и на отсутствие доказательств, подтверждающих умысел Гвоздева на сбыт психотропных веществ, а также предварительный сговор с Фадеевым и Агафоновым на производство и сбыт психотропных веществ. Кроме того, указывает на несправедливость приговора вследствие чрезмерной суровости наказания, поскольку суд необоснованно не учел всю совокупность смягчающих наказание обстоятельств, в связи с чем по п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ просит смягчить Гвоздеву наказание и применить ст.64 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокат Антонов А.П. в интересах осужденного А. считает приговор незаконным и необоснованным, указывает, что суд не дал надлежащую оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, что повлияло на правильность юридической квалификации действия осужденного; в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие. Ставит вопрос об оправдании А. по п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ (незаконное производство психотропного вещества – амфетамин в крупном размере группой лиц по предварительному сговору), поскольку достоверно не было установлено, что Агафонов когда-либо вступал с Фадеевым и Гвоздевым в преступный сговор на незаконное производство психотропного вещества – амфетамин в крупном размере с распределением между собой ролей. Ссылается на то, что суд сделал необоснованные и не подтвержденные какими-либо доказательствами выводы о наличии в действиях Агафонова признаков производства психотропных веществ и умысла на их сбыт. Нет ни единого доказательства того, что Агафонов собирался кому-либо сбыть имевшийся у него амфетамин. Указывает, что показания, в которых Агафонов признавал свою вину в совершенных преступлениях и изобличал в них Фадеева и Гвоздева, дал в ходе предварительного расследования под воздействием оперативных сотрудников ФСБ. По обвинению А. по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт психотропного вещества – амфетамин в крупном размере группой лиц по предварительному сговору) просит переквалифицировать действия Агафонова на ч.2 ст.228 УК РФ как совершение незаконного приобретения и хранения без цели сбыта психотропного вещества – амфетамин в крупном размере и назначить справедливое минимальное наказание с применением ст.73 УК РФ. Приговор в части его осуждения по ч. 1 ст. 228 УК РФ не оспаривает.

В апелляционной жалобе адвокат Лисицкий В.Н. в интересах осужденного Ф. ставит вопрос об изменении приговора: оправдании Ф. по ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ, переквалификации действий осужденного с п. «г» ч.4 ст.228-1 УК РФ на ч.1 ст.228 УК РФ, т.к. выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела уголовного дела, достоверные доказательства виновности Ф. в совершении инкриминируемых преступлений отсутствуют, доказательств участия Фадеева в производстве амфетамина с целью сбыта, вступления в сговор на эти действия с другими лицами, участия в сбыте психотропного вещества в материалах дела не имеется, а его осуждение за данные действия основано лишь на предположениях. Фактически суд постановил приговор только при наличии признания вины осужденными, но при отсутствии других доказательств. Защитник приводит доводы о случайном нахождении Фадеева в квартире, где изготовлялись психотропные вещества, недоказанности его вины в производстве с целью сбыта амфетамина и потому неправильной квалификации действий осужденного.

В апелляционной жалобе осужденный Ф. считает свою вину в совершении инкриминируемых преступлений недоказанной, вину в содеянном он не признает, никакой лаборатории в квартире он не оборудовал, показания в ходе предварительного следствия давал под давлением сотрудников ФСБ, просит разобраться и вынести единственно правильное и законное решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит, что при производстве предварительного расследования, составлении обвинительного заключения не было допущено нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, которые исключали бы возможность постановления судом приговора.

В ходе судебного разбирательства нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора, не допущено.

Председательствующий создал необходимые условия для осуществления сторонами предоставленных им прав и исполнения ими процессуальных обязанностей на основе состязательности и равенства сторон. Материалы уголовного дела в достаточном для разрешения дела и постановления приговора объеме исследованы судом.

Выводы суда о виновности А., Ф., Г. в совершении инкриминируемых им преступлений и квалификации их действий по п. «г» ч.4 ст.228.1, ч.3 ст.30 п. «г» ч.4 ст.228.1 УК РФ являются правильными, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом.

В обоснование указанных выводов о виновности осужденных А., Ф., Г. в совершении преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, суд сослался на показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, показания свидетелей, протоколы личного досмотра и обследования жилого помещения, заключения судебно-химических экспертиз, протоколы осмотра телефонов Фадеева, Гвоздева и Агафонова и сим-карт к ним, протоколы прослушивания телефонных переговоров, которые происходили между осужденными, вещественные и другие доказательства, анализ которых содержится в приговоре.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Так, в ходе судебного разбирательства были оглашены показания А., Ф., Г. на предварительном следствии, в которых они излагают обстоятельства производства ими амфетамина, изобличая и других соучастников, в целях последующего его сбыта. Суд, проверив и оценив данные показания, а также проверив и отвергнув доводы защиты о нарушении процессуальных прав осужденных при производстве их допросов, сделал мотивированный вывод о том, что первоначальные признательные показания осужденных получены на предварительном следствии в установленном законом порядке, согласуются между собой и соответствуют другим материалам дела, обоснованно признал их допустимыми и достоверными доказательствами и положил их в основу приговора, приведя этому убедительные мотивы, подробно изложенные в приговоре, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

Совокупность доказательств, представленных суду и исследованных в судебном заседании, позволила суду первой инстанции правильно прийти к выводу об умысле осужденных на производство и последующий сбыт психотропного вещества. Суд обоснованно критически отнесся к показаниям осужденных об их непричастности к совершению преступлений, поскольку признание осужденных в совершении инкриминированных им преступлений объективно подтверждается фактическими обстоятельствами дела, установленными судом, исследованными в судебном заседании доказательствами и последовательными подробно приведенными в приговоре показаниями допрошенных в судебном заседании:

— свидетеля ФИО3, старшего оперуполномоченного УФСБ РФ по Самарской области, являвшегося разработчиком поступившей в Управление оперативной информации о причастности Агафонова, Фадеева, Гвоздева к незаконному обороту психотропных веществ;

— в качестве свидетелей сотрудников УФСБ РФ по Самарской области ФИО4, ФИО5, ФИО6, которые видели, как Фадеев и Гвоздев подошли к Агафонову, передали что-то Агафонову, тот взял и положил это к себе в карман; а также участвовали в обследовании съемной квартиры по адресу: <адрес>, на которой в присутствии понятых были обнаружены различные жидкости-прекурсоры, оборудование и пластиковая посуда со следами амфетамина, канистры с жидкостью, склянки, стеклянные колбы, химический холодильник, элементы фольги, градусники, электронные весы, на кухне – тарелка со следами порошка, таблетка, в холодильнике тазик с жидкостью, пакеты для упаковки, в большой комнате – фольга, при этом был сильный запах реагентов; пояснения относительно обнаруженных предметов и веществ в основном давал Фадеев, который пояснил, что жидкости – это прекурсоры для изготовления амфетамина, пояснял сам процесс изготовления;

— свидетелей ФИО7 и ФИО8, также являвшихся сотрудниками УФСБ РФ по Самарской области, которые участвовали при изъятии у осужденного Агафонова двух свертков с психотропными и наркотическими веществами, в которых, по словам Агафонова, был амфетамин, который он забрал у Фадеева и Гвоздева под реализацию, и мефедрон, который он приобрел у знакомого по имени Рома;

— аналогичными показаниями свидетелей Маринова Н.Г. и Зубкова А.А., принимавших участие в проведении ОРМ в качестве независимых представителей общественности.

— а также документами оперативно-разыскной деятельности, переданных следователю в установленном порядке,

— протоколом осмотра предметов (документов) — материалов, полученных по результатам оперативно-разыскной деятельности сотрудников УФСБ России по Самарской области, в том числе компакт-диска с записями телефонных переговоров за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ абонентских номеров, находившихся в пользовании А., Ф., Г., как между собой, так и с другими, в том числе неустановленными лицами, согласно которым А. и Ф. обсуждали вопрос вложения денежных средств в производство амфетамина, место и время покупки прекурсоров, поездку Ф. с этой целью в г.Москву, непосредственно Ф. договаривается с продавцом о покупке нитропропана, осужденные обсуждали качество производимого психотропного вещества, непосредственно ДД.ММ.ГГГГ А. неоднократно интересовался у Г. ходом процесса по изготовлению амфетамина;

— заключениями проведенных экспертиз и иными материалами дела.

Допрошенные в качестве свидетелей сотрудники УФСБ РФ по Самарской области ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО7 и ФИО8 показали, что у них имелась предварительная оперативная информация о том, что осужденные в составе группы лиц причастны к незаконному обороту психотропных веществ: согласно распределенным ролям Фадеев и Гвоздев занимались непосредственным изготовлением амфетамина на заранее арендованной квартире, Фадеев приобретал необходимые прекурсоры в Москве, Агафонов предоставлял денежные средства на приобретение прекурсоров, аренду квартиры, занимался непосредственным сбытом произведенного амфетамина, забирал его под реализацию, распределял вырученные денежные средства, что подтвердилось в ходе проведения ОРМ.

Из протокола личного досмотра видно, что ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 22.15 часов до 22.50 часов на участке местности напротив первого подъезда <адрес> в присутствии представителей общественности ФИО2 и ФИО1 произведен личный досмотр А., который пояснил, что у него в левом кармане шорт находятся два свертка с амфетамином и мефедроном. В ходе досмотра в левом кармане шорт А. было обнаружено и изъято 2 свертка (один из полиэтилена синего цвета с порошкообразным веществом внутри массой 92 грамма, второй из полиэтилена светлого цвета с порошкообразным веществом светлого цвета внутри массой 1,2 грамма). По поводу обнаруженных и изъятых веществ А. пояснил, что сегодня примерно в 22 часа он вместе с ФИО11 и ФИО10 подъехал к дому <адрес>, где встретился со своими знакомыми Н*** и Д***, у которых приобрел около 90 грамм амфетамина, деньги за указанный амфетамин он должен был отдать после его реализации, второй сверток с мефедроном он приобрел у своего знакомого по имени ФИО24 за 1 500 рублей (<данные изъяты>).

Согласно протоколу обследования жилого помещения – двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, по поводу обнаруженных и изъятых предметов Ф. и Г. давали пояснения, что в данной квартире при помощи соответствующего оборудования и веществ они занимались производством психотропного вещества – амфетамина. Организатором производства являлся Агафонов И., который занимался поставкой прекурсоров, руководством лабораторией, сбытом изготовленного амфетамина, ДД.ММ.ГГГГ в 22 часа подъехал Агафонов И., которому они передали амфетамин массой около 92 грамм. Также Ф. подробно описал процесс изготовления амфетамина. По поводу обнаруженных и изъятых в квартире предметов находившаяся там ФИО9 пояснила, что пришла в гости, чтобы приготовить еду, на момент ее прихода Ф. и Г. смешивали различные вещества и производили химические реакции (<данные изъяты>).

Вопреки доводам апелляционных жалоб осужденных и их защитников, суд обоснованно положил в основу обвинительного приговора показания вышеназванных свидетелей, которые являются подробными и последовательными. Причин для оговора указанными лицами осужденных не установлено. Данных о личной заинтересованности свидетелей по делу не имеется, и осужденными и их адвокатами не представлены. Привлеченные к проведению оперативных мероприятий и следственных действий независимые представители общественности не относятся к числу лиц, перечисленных в ч.2 ст.60 УК РФ, которые не могут быть понятыми. Судом не установлена какая-либо зависимость понятых от сотрудников ФСБ.

Выполнение работниками правоохранительных органов профессиональных обязанностей по выявлению и пресечению действий по незаконному обороту наркотиков и психотропных веществ не может быть отнесено к личной или иной заинтересованности в исходе конкретного дела в отношении конкретного лица, в связи с чем нет оснований сомневаться в правдивости их показаний относительно обстоятельств совершения преступлений осужденными.

При таких обстоятельствах суд не находит оснований не доверять показаниям понятых и сотрудников ФСБ.

Свидетели по делу были допрошены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Они дали достаточно последовательные и детальные показания, которые не содержат существенных противоречий, оснований полагать, что кто-либо из них в своих показаниях, положенных в основу приговора, оговорил кого-либо из осужденных, не имеется. Указанные показания согласуются между собой и подтверждаются другими доказательствами, анализ которым приведен в приговоре, являются допустимыми и получены с соблюдением требований УПК РФ и Закона РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Из показаний свидетелей ФИО10 и ФИО11, данными ими на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании ввиду противоречий, следует, что они как потребители амфетамина знали, что Агафонов занимается распространением наркотиков, неоднократно приобретали у него амфетамин; ДД.ММ.ГГГГ. они встретились с Агафоновым для получения от того амфетамина, но не успели, т.к. последний был задержан сотрудниками ФСБ.

Свидетель ФИО9 – сестра жены осужденного Ф., допрошенная в ходе предварительного следствия, давала показания о том, что ДД.ММ.ГГГГ она по просьбе Фадеева приехала на съемную квартиру по адресу: <адрес>, для уборки и приготовления пищи. При входе в квартиру она сразу же почувствовала резкий химический запах. В ванной комнате находилось множество небольших канистр с различными жидкостями, ванна была заполнена водой, на дне находилась стеклянная колба или сосуд. В большой комнате на полу лежала фольга, которая была мелко изрублена. По поводу всего увиденного она вопросов не задавала. Далее Фадеев и Гвоздев скрылись в ванной комнате и пробыли там около 30 минут, затем пришли на кухню с тарелкой, в которой что-то находилось. После чего они ушли на улицу, а вернулись в сопровождении сотрудников ФСБ.

Судом дана правильная оценка показаниям осужденных и свидетелей ФИО9, ФИО10 и ФИО11 в судебном заседании с указанием в приговоре причин признания их несостоятельными. Ссылка осужденных и их адвокатов при этом в апелляционных жалобах на то, что суд необоснованно их отверг, направлена на переоценку доказательств, которым уже дана оценка суда, не согласиться с которой у судебной коллегии нет оснований.

Суд обоснованно признал доказательства, положенные в основу приговора, допустимыми и достоверными, достаточными для вывода о виновности осужденных в производстве психотропных веществ и покушении на их незаконный сбыт в крупном размере группой лиц по предварительному сговору. Суд первой инстанции тщательно проверил все показания осужденных и оценил их в совокупности с другими доказательствами по делу. Как видно из приговора, суд не ограничился только указанием на доказательства, но и дал им надлежащую оценку, мотивировав свои выводы о предпочтении одних доказательств перед другими, поэтому доводы жалоб адвокатов и осужденного Фадеева о том, что оценка показаний свидетелей, изложенная в приговоре, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, являются несостоятельными.

Все доводы осужденных и их адвокатов, на которые указывается в апелляционных жалобах, как видно из материалов дела, суду первой инстанции были известны, тщательно им проверялись и получили в приговоре надлежащую оценку.

Так, суд обоснованно признал допустимыми и положил в основу приговора доказательства, полученные в ходе оперативного мероприятия, так как нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих признание указанных доказательств недопустимыми, допущено не было, и об этом указано в приговоре.

Вопреки доводам апелляционных жалоб об обвинительном уклоне суда при рассмотрении уголовного дела, а также об односторонней оценке доказательств при постановлении приговора, судом первой инстанции дело рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства РФ, в соответствии с принципами состязательности и равноправия сторон, показания лиц, допрошенных в суде, а также показания лиц на предварительном следствии, которые были оглашены в суде на основании УПК РФ, изложены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания и материалами уголовного дела.

Судебная коллегия считает несостоятельными доводы защиты о том, что в период предварительного следствия осужденные вынуждены были оговорить сами себя в совершении указанных преступлений в результате применения к ним незаконных методов расследования. Данные доводы защиты судом были тщательно проверены и обоснованно опровергнуты как несостоятельные.

Судебная коллегия находит приведенные судом первой инстанции в решениях, отраженных в протоколе судебного заседания и в приговоре, мотивы оценки доказательств и доводов сторон убедительными, а принятые решения соответствующими закону и материалам дела.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденных, по делу отсутствуют.

Таким образом, доводы апелляционных жалоб о недоказанности участия А., Ф., Г. в совершении преступлений, за которые они осуждены, полностью опровергаются исследованными судом первой инстанции материалами дела.

Анализ доказательств по делу, в том числе полученных в ходе ОРМ, показаний свидетелей, анализ самих обстоятельств совершения преступлений, характера действий осужденных свидетельствуют о наличии предварительной договоренности между осужденными на совершение инкриминируемых им преступлений.

Наличие квалифицирующего признака «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору» подтверждается тем, что осужденные действовали совместно и согласованно, между ними были распределены роли и действия каждого участника группы охватывались единым умыслом, направленным на производство и сбыт психотропного вещества.

Вопреки утверждениям стороны защиты, основываясь на перечисленных выше доказательствах и иных, изложенных в приговоре, судом установлена и осведомленность всех соучастников о незаконном обороте психотропных веществ в крупном размере.

Судом определен устойчивый характер преступной группы, занимающейся производством психотропного средства — амфетамина. Каждый из участников, выполняя в составе этой группы отведенную ему в результате внутреннего согласования роль, тем самым участвовал в общем деле — производстве для сбыта психотропного средства амфетамина. Даже в тех случаях, когда Фадеев или Агафонов только приобретали прекурсы, оборудование, термометры, другие предметы, они, понимая, что данные предметы предназначены для изготовления амфетамина, тем самым лично в качестве соисполнителей участвовали в его изготовлении.

Судом правильно установлено, что сформированная преступная группа, состоящая из трех человек, характеризовалась устойчивостью, наличием плана преступной деятельности, распределением ролей, конспирацией, обеспечением группы лабораторным оборудованием и мобильной связью, наличием финансовой основы и общих целей. Деятельность преступной группы была прекращена только в связи с задержанием ее участников.

Доводы жалоб стороны защиты о том, что каждый из осужденных действовал только в своих собственных интересах и участником преступной группы не являлся, судом проверялись и обоснованно сочтены опровергнутыми исследованными доказательствами.

Таким образом, суд обоснованно пришел к выводу о том, что характер сложившихся взаимоотношений участников преступной группы был объединен единым умыслом, направленным на незаконную деятельность, связанную с оборотом психотропных веществ.

Вопреки доводам апелляционных жалоб квалификация действий осужденных является верной, выводы суда о совершении осужденными преступлений группой лиц по предварительному сговору надлежащим образом мотивированы в приговоре, оснований не согласиться с такой оценкой действий осужденных судебная коллегия не находит.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных осужденными преступлений, прийти к правильному выводу об их виновности в совершении инкриминируемых им преступлений, а также о квалификации их действий как незаконного производства психотропного вещества – амфетамина массой 137,77г группой лиц по предварительному сговору в крупном размере, а также как покушения на незаконный сбыт психотропного вещества группой лиц по предварительному сговору в крупном размере

Оснований для изменения квалификации действий осужденных, на что указывается в апелляционных жалобах, не имеется.

Действия А. за незаконное приобретение и хранение мефедрона массой 0,92г правильно квалифицированы по ч.1 ст.228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта в значительном размере.

Суд правильно не усмотрел оснований для переквалификации действий осужденных, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах, приведя этому убедительные мотивы, подробно изложенные в приговоре, не согласиться с которыми оснований не имеется.

Не находит таких оснований и суд апелляционной инстанции.

Совокупность всесторонне исследованных доказательств позволила суду правильно установить фактические обстоятельства дела и постановить обвинительный приговор.

Доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осужденных в совершенных преступлениях, были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, достоверность и допустимость которых у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденных в содеянном и мотивированы выводы относительно правильности квалификации совершенных ими преступлений.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом всех обстоятельств дела, характера, степени общественной опасности и тяжести совершенных преступлений и данных об их личности, отвечающее требованиям ст.ст.60, 62 УК РФ.

Судом принято во внимание отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, а также то, что А., Ф. и Г. ранее не судимы.

Кроме того, А. по месту жительства, а также свидетелями ФИО12 (теща), ФИО13 (друг) характеризуется положительно (<данные изъяты>), имеет на иждивении дочь ФИО14 ДД.ММ.ГГГГ г.р. и супругу ФИО15, которая находится в декретном отпуске, на учете у врача-нарколога не состоит (<данные изъяты>), с ДД.ММ.ГГГГ года находился на консультативном наблюдении в СПНД в связи с наличием психического расстройства: «<данные изъяты>» (<данные изъяты>). В соответствии с заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ у А. нет хронического и временного психического расстройства, слабоумия, исключающих вменяемость, не отмечалось таковых и в момент совершения инкриминируемого ему деяния; у него имеется иное болезненное состояние психической деятельности – эмоционально-неустойчивое расстройство личности. Указанное расстройство продолжительно и устойчиво компенсировано, оно не лишало А. в момент совершения инкриминируемого деяния способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию в настоящее время в применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается. Настоящим обследованием у него не выявлено признаков физической зависимости от психоактивных веществ (наркотиков), и, следовательно, он не нуждается в обязательном лечении (<данные изъяты>). Также А. имеет хронические заболевания – <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Частичное признание вины, наличие на иждивении малолетнего ребенка и супруги, наличие заболеваний суд в соответствии со ст. 61 УК РФ обоснованно признал смягчающими наказание А. обстоятельствами.

Также суд учел, что Ф. свидетелями ФИО16 (дв.брат), ФИО17 (бабушка), ФИО18 (отчим), ФИО19 и ФИО20 (знакомые) характеризуется положительно, имеет на иждивении дочь ФИО21 ДД.ММ.ГГГГ г.р. и пасынка ФИО22 <данные изъяты> г.р., на учете у врача-нарколога, врача-психиатра не состоит (<данные изъяты>). В соответствии с заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ у Ф. нет хронического и временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, исключающих вменяемость, не отмечалось таковых и в момент совершения инкриминируемого ему деяния, он мог в период совершения инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, по своему психическому состоянию в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается, оснований для установления диагноза синдрома зависимости (наркомании) нет, не нуждается в лечении у нарколога (<данные изъяты>). Также Ф. имеет хронические заболевания: <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Наличие на иждивении малолетних детей, наличие заболеваний суд в соответствии со ст. 61 УК РФ обоснованно признал смягчающими наказание Ф. обстоятельствами.

В отношении Г. суд учел, что по месту жительства, месту учебы, предыдущей работы в <данные изъяты>, а также свидетелями ФИО16 (брат), ФИО17 (бабушка), ФИО19 и ФИО20 (знакомые) он характеризуется положительно (<данные изъяты>), имеет на иждивении дедушку-инвалида ФИО23 ДД.ММ.ГГГГ г.р., на учете у врача-нарколога, врача-психиатра не состоит (<данные изъяты>). В соответствии с заключением судебно-психиатрической комиссии экспертов № от ДД.ММ.ГГГГ у Г. нет хронического и временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, исключающих вменяемость, не отмечалось таковых и в момент совершения инкриминируемого ему деяния, он мог в период совершения инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, по своему психическому состоянию в применении принудительных мер медицинского характера не нуждается, оснований для установления диагноза синдрома зависимости от психоактивных веществ нет, не нуждается в лечении у нарколога (<данные изъяты>). Также суд учел наличие у Г. хронических заболеваний – <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>. Частичное признание вины, наличие на иждивении близкого родственника, наличие заболеваний суд в соответствии со ст. 61 УК РФ обоснованно признал смягчающими наказание Г. обстоятельствами.

Также в отношении всех осужденных, которые на предварительном следствии дали подробные показания относительно своей преступной деятельности, суд в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 У РФ признал в качестве смягчающего обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению других соучастников.

Доводы апелляционной жалобы адвоката Ворожейкиной Е.И. в интересах осужденного Г. о том, что суд назначил ему наказание без учета совокупности все смягчающих обстоятельств, являются несостоятельными, поскольку все указанные в жалобе обстоятельства были учтены судом в качестве смягчающих.

Вместе с тем, суд правильно учел, что А. совершил два особо тяжких преступления и одно преступление небольшой тяжести, Ф. и Г. совершили два особо тяжких преступления. Принимая во внимание характер и степень общественной опасности преступлений, совершенных в сфере незаконного оборота психотропных веществ и наркотических средств, данных о личности А., Ф., Г., суд обоснованно не усмотрел оснований для назначения осужденным наказания с применением ст.ст. 64, 73 УК РФ, а также для изменения категории совершенных им преступлений на менее тяжкую, свое решение в приговоре в этой части суд мотивировал.

Исключительных обстоятельств, позволяющих применить к осужденным положения ст. 64 УК РФ при назначении наказания, связанных с целями и мотивами совершенных преступлений, их ролью и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступлений, суд обоснованно не усмотрел.

Судом приведены убедительные мотивы назначения осужденным наказания в виде реального лишения свободы, которое, по мнению судебной коллегии, является справедливым, по своему виду и размеру отвечает целям исправления осужденных, предупреждения совершения ими новых преступлений.

Вид исправительного учреждения осужденным назначен правильно.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания чрезмерно суровым и для его снижения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 389-13, 389-20 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Советского районного суда г.Самары от 07.07.2016 года в отношении А., Ф. и Г. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного Ф. и его адвоката Лисицкого В.Н., а также апелляционные жалобы адвокатов Ворожейкиной Е.В., Антонова А.П. оставить без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Самарский областной суд в кассационном порядке.

Председательствующий

Судьи

Копия верна

Судья Э.Г.Штейн


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Другую практику адвоката Анатолия Антонова Вы можете посмотреть в открытом доступе здесь

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии