г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Источники регулирования наследственных отношений

М.С. АБРАМЕНКОВ

Абраменков Михаил Сергеевич, заместитель главного редактора журнала «Наследственное право», кандидат юридических наук.

В статье автор рассматривает вопрос о видах и системе источников правовых норм о наследовании, а также формулирует проблему источников регулирования наследственных отношений в широком смысле.

Как известно, юридические нормы — право в объективном смысле — исходят от публичной власти и закрепляют оценку поведения индивидов и коллективов государством с точки зрения обеспечения стабильности общества, баланса публичного и частного интереса. Для того чтобы государственные общеобязательные веления воспринимались именно в качестве таковых, они должны создаваться в специальном порядке и выражаться вовне в особых формах, традиционно именуемых источниками права. Иными словами, источник права — это не только форма бытия юридических норм, но и способ придания государственным велениям общеобязательной силы. Государство своей властью вводит в правопорядок страны правовые нормы в той или иной форме <1>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Л.П. Ануфриевой «Соотношение международного публичного и международного частного права» включена в информационный банк согласно публикации — «Журнал российского права», 2001, N 5.

<1> См.: Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права (сравнительное исследование правовых категорий): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 13 — 14.

Нормы отечественного наследственного права закрепляются в его системно организованных источниках, среди которых можно выделить следующие.

1. Конституция Российской Федерации — акт высшей юридической силы на территории РФ, обязательный к соблюдению и исполнению для органов государственной власти, органов местного самоуправления, для граждан и их объединений (ч. ч. 1, 2 ст. 15), содержащий в себе как нормы, касающиеся регулирования гражданских отношений в целом, в том числе отношений наследственных, так и правила, специально относящиеся к наследованию. К числу первых можно отнести, например, положения ст. 2, согласно которой права и свободы человека являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита вменяются государству в обязанность. В эту же категорию входят и другие конституционные нормы. Например, в ч. 2 ст. 8 установлено, что государство обеспечивает защиту частной собственности — и к мерам такой защиты следует, безусловно, отнести установление на законодательном уровне правил, четко регламентирующих «судьбу» имущества умершего частного собственника. На достижение той же цели направлены предписания, содержащиеся в ст. ст. 17, 18, ч. ч. 13 ст. 35 Конституции РФ. К числу специальных конституционных норм, касающихся наследования, относится ч. 4 ст. 35, гарантирующая право наследования. В то же время следует отметить, что данная гарантия не является абсолютной — это право может быть ограничено в случаях, установленных федеральным законом, если это необходимо для защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ст. 56 Конституции РФ).

2. Международные договоры Российской Федерации составляют один из компонентов отечественной правовой системы согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Как указано в ст. 2 Федерального закона от 15.07.1995 N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (в ред. от 12.03.2014), под международным договором Российской Федерации надлежит понимать международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования (например, конвенция, пакт, соглашение и т.п.). По общему правилу положения международного договора РФ имеют приоритет над положениями федерального закона, принятого по тому же вопросу, что и международный договор (такой договор ратифицируется в форме федерального закона).

Положения международных соглашений имеют исключительно важное значение, в частности, для регулирования наследственных отношений, связанных с несколькими национальными правовыми системами. Основу международного регулирования таких отношений, безусловно, составляют нормы, закрепленные в договорах о правовой помощи по гражданским, семейным и торговым делам с участием России — как многосторонние, так и двусторонние. К числу первых следует отнести прежде всего Конвенцию о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (далее — Конвенция), заключенную в Минске, в редакции Протокола от 28 марта 1997 г., совершенного в Москве. Конвенция применяется в отношении тех дел о международном наследовании, которые затрагивают правопорядки России и иных государств — участников СНГ при отсутствии между ними соответствующего двустороннего договора. Конвенция содержит целостную систему правил, посвященных регламентации наследственных отношений международного характера, и на ее примере мы можем увидеть общую модель регулирования т.н. «международного наследования» в соглашениях о правовой помощи.

Прежде всего, в ее ст. 44 установлен принцип равенства, согласно которому граждане каждой из Договаривающихся Сторон могут наследовать на территориях других Договаривающихся Сторон имущество или права по закону или по завещанию на равных условиях и в том же объеме, как и граждане данной Договаривающейся Стороны. Компетенция по наследственным делам, в том числе по спорам, возникающим в связи с рассмотрением таких дел, распределяется между компетентными органами государства, на территории которого умерший имел место жительства в момент смерти — в отношении наследования движимого имущества, и того государства, в котором находится недвижимое имущество — в отношении перехода данного имущества по наследству (ст. 48 Конвенции). Консульские учреждения каждой из Договаривающихся Сторон компетентны представлять (за исключением права на отказ от наследства) без специальной доверенности в учреждениях других Договаривающихся Сторон граждан своего государства, если они отсутствуют или не назначили представителя (ст. 49 Конвенции).

В отношении права, применимого к наследованию, Конвенция закрепляет два наследственных статута — наследование движимости подчиняется закону страны, на территории которой умерший имел домицилий в момент смерти, недвижимое же имущество наследуется по праву той страны, на территории которой оно расположено (ст. 45 Конвенции). Специальному регулированию подвергся также вопрос о праве, применимом к форме завещания и завещательной дееспособности: способность лица к составлению и отмене завещания, а также форма завещания и его отмены определяются по праву той страны, где завещатель имел место жительства в момент составления акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права места его составления (ст. 47 Конвенции).

Относительно мер по охране наследственного имущества и управлению им Конвенция содержит следующие положения. Прежде всего, компетентные учреждения стран-участниц принимают в соответствии со своим законодательством меры, необходимые для обеспечения охраны наследства, оставленного на их территориях гражданами других Договаривающихся Сторон, или для управления им. О принятых мерах безотлагательно уведомляется дипломатическое представительство или консульское учреждение Договаривающейся Стороны, гражданином которой является наследодатель. Указанное представительство или учреждение может принимать участие в осуществлении этих мер. По ходатайству учреждения юстиции, компетентного вести производство по делу о наследовании, а также дипломатического представительства или консульского учреждения данные меры могут быть изменены, отменены или отложены (ст. 50 Конвенции).

Не обойден вниманием в Конвенции и вопрос о выморочном имуществе. Согласно ст. 46 рассматриваемого международного соглашения в случае, если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, гражданином которой является наследодатель в момент смерти, а недвижимое наследственное имущество переходит Договаривающейся Стороне, на территории которой оно находится. Из текста данной нормы видно, что переход безнаследного имущества к государству безоговорочно квалифицируется как наследование. Результат действия указанных положений будет различаться в зависимости от состава наследственной массы.

Если в соответствии с правом одного из государств — участников Конвенции имущество, оставшееся после умершего лица, чьим личным законом было право этого государства, будет считаться выморочным, то в случаях, когда вся наследственная масса расположена на территории данного государства или когда на его территории расположено недвижимое имущество, все имущество в целом переходит к данному государству. Если же недвижимое имущество, входившее в состав наследства, находилось на территории обеих стран — участниц Конвенции, то соответствующие части переходят тому государству, в пределах которого недвижимость расположена. И, наконец, в том случае, если умерший по своему личному закону принадлежал к одному государству, а его имущество в целом или в подавляющей части располагалось во втором государстве, то результат может быть двоякого рода: если в составе наследственной массы есть недвижимость, расположенная в данном государстве, то оно будет законным наследником в отношении этой недвижимости; если же в составе наследства недвижимости нет, то все имущество перейдет к первому государству. Таким образом, государства — участники Конвенции, не затрагивая вопросы юридической природы своих прав на выморочное имущество, в то же время в целях стабильности международного оборота в определенной мере «жертвуют» в пользу друг друга тем объемом наследственных прав, который обусловлен квалификацией выморочного имущества как переходящего к государству на титуле наследования.

В то же время, говоря о проблематике выморочного имущества в наследственных отношениях международного характера, нельзя не отметить одно немаловажное обстоятельство, состоящее в том, что Российская Федерация не заключила ни одного соглашения с теми государствами, которые в рассматриваемом вопросе придерживаются принципа оккупации (страны «общего права», Франция, Австрия). Подобное положение дел никак нельзя признать оправданным. Представляется вполне правомерным поставить соответствующие задачи перед компетентными органами нашего государства. Учитывая различия в подходах к определению «юридической судьбы» выморочного имущества, вполне целесообразно использовать в соответствующих международных соглашениях следующую формулу: «Если по законодательству Договаривающейся Стороны, подлежащему применению при наследовании, имущество переходит в собственность государства, то движимое имущество передается государству, в котором наследодатель к моменту смерти имел место жительства, а недвижимое имущество переходит в собственность государства, на территории которого оно находится» <2>.

———————————

<2> См.: Абраменков М.С. Проблема выморочного имущества в международных наследственных отношениях // Государство и право. 2010. N 9. С. 96.

3. Гражданское законодательство, ведущее место в системе которого принадлежит Гражданскому кодексу Российской Федерации (далее — ГК РФ), состоящему из четырех частей <3>. Раздел V «Наследственное право» (ст. ст. 11101185) образует основное содержание части третьей ГК РФ. По сравнению с ранее действовавшим ГК РСФСР 1964 г. количество статей, посвященных наследованию, увеличилось более чем вдвое: разд. VII Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. насчитывал всего 35 статей, в ныне действующем разд. V ГК РФ содержится уже 76 статей. Кроме того, нормы внутри данного раздела подверглись систематизации, в результате чего они сгруппированы по главам: «Общие положения о наследовании», «Наследование по завещанию», «Наследование по закону», «Приобретение наследства», «Наследование отдельных видов имущества». Нормы, регулирующие отношения по наследованию, присутствуют и в других частях и разделах ГК РФ (например, в ст. 18, п. 4 ст. 111, ст. ст. 266, 581, 979, 1038, 1241 и др.), а также в иных законодательных актах, среди которых можно назвать Основы законодательства о нотариате, Семейный кодекс Российской Федерации, Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации, Земельный кодекс Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации, Федеральные законы: от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», от 08.05.1996 N 41-ФЗ «О производственных кооперативах», от 11.06.2003 N 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и др.

———————————

<3> Подробно см.: Блинкова Е.В. Система гражданского законодательства: общие и частные вопросы // Юрист. 2005. N 5. С. 11 — 13.

4. Иные правовые акты. В п. 2 ст. 1110 ГК РФ указано, что в случаях, предусмотренных законом, отношения по наследованию могут регламентироваться иными правовыми актами. В их числе необходимо назвать: 1) указы Президента РФ — например, Указ от 16.05.1997 N 485 «О гарантиях собственникам объектов недвижимости в приобретении в собственность земельных участков под этими объектами»; 2) постановления Правительства РФ — в частности, Постановление от 27.05.2002 N 351 «Об утверждении Правил совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках».

5. Представляется вполне допустимым в современных условиях говорить о том, что в числе юридических регуляторов наследственных отношений в России следует указывать обычай. Согласно ст. 5 ГК РФ обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе. В нашем наследственном праве отсылка к обычаю содержится в ст. 1169 ГК РФ, которая указывает, что наследник, проживавший на день открытия наследства совместно с наследодателем, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли предметов обычной домашней обстановки и обихода (выделено авторами. — М.А.). Судебная практика уже длительное время исходит из того, что спор между наследниками по вопросу о включении имущества в состав таких предметов разрешается судом с учетом конкретных обстоятельств дела (в частности, их использования для обычных повседневных бытовых нужд исходя из уровня жизни наследодателя), а также местных обычаев.

Исключительно важная роль в обеспечении правильного и единообразного применения норм наследственного права отводится разъяснениям высших судебных инстанций РФ, содержащимся в актах Конституционного Суда РФ (см., например, Постановление от 13.12.2001 N 16-П), Верховного Суда РФ (см., например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании») и Высшего Арбитражного Суда РФ (см., например, Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.12.2000 N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»), хотя они и не относятся к источникам наследственного права в строгом смысле слова, будучи актами интерпретационными (актами толкования права).

В то же время нельзя не отметить, что даже высшие судебные инстанции порой выходят за пределы своих полномочий и на деле становятся творцами новых правовых норм. С одной стороны, само по себе это не всегда плохо — как известно, право «не успевает» за жизнью и правоприменителям волей-неволей приходится восполнять лакуны в регулировании постоянно развивающихся общественных отношений. С другой стороны, нам известны случаи, когда позиция высших судов в вопросе толкования наследственного закона является совершенно неверной.

В частности, в уже упомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по делам о наследовании указано, что к числу иждивенцев умершего, наследующих по правилам п. 1 ст. 1148 ГК, относятся внуки наследодателя. Подобное разъяснение, ставшее теперь обязательным для всех судов РФ, является в корне ошибочным и прямо противоречит закону, на что в литературе уже обращалось внимание <4>. О.Е. Блинков в связи с этим совершенно справедливо замечает, что для легализации подобной позиции (которую, кстати, мы разделяем) высшей судебной инстанции страны требуется изменение самого ГК РФ, но никак не одно лишь издание интерпретационного акта Верховным Судом РФ <5>.

———————————

<4> См., например: Журавлев И.В. Наследственные права иждивенцев: современное регулирование // Наследственное право. 2014. N 2. С. 13.

<5> См.: Блинков О.Е. Российский наследственный закон: новое толкование от Верховного Суда Российской Федерации // Наследственное право. 2012. N 3. С. 4.

Казалось бы, на этом нам следует завершить изложение предмета нашего размышления — мы рассказали о том, какова система источников установленных государством правовых норм, регулирующих наследственные отношения, выстроили их систему и иерархию, даже обратили внимание на некоторые спорные моменты. Но на самом деле не все так просто.

Как известно, гражданское право — это прежде всего пространство свободы целеполагания и определения вектора приложения активности индивидов и коллективов в удовлетворении собственных потребностей. Участники гражданского оборота в значительной мере сами определяют, что и как им следует или не следует делать, реализуя свою свободную волю. Поступая таким образом, они могут сами для себя создавать правила поведения — эти правила не будут по своей природе нормами гражданского права в объективном смысле, но вовсе не признавать за ними регулятивного характера было бы, безусловно, контрпродуктивно. На наш взгляд, индивидуальные акты, посредством которых лицо изъявляет свою волю — единолично ли, совместно ли с иными субъектами — также должны считаться источниками регулирования гражданских отношений. Сказанное в полной мере относится и к отношениям по наследованию.

В сфере наследования свобода поведения субъекта проявляется прежде всего в том, что он самостоятельно, практически не считаясь с законом, может решить, что будет с его имуществом после смерти — и это свое решение он воплощает в завещании. И именно завещание в итоге становится для лиц, в нем указанных, источником их прав на имущество наследодателя, именно оно эти права и порождает. Это, как совершенно верно отмечается в новейших публикациях, индивидуальный волевой акт особого рода <6>. Позволим себе некоторую вольность в речи и скажем — завещание, не будучи источником объективного наследственного права, тем не менее является источником субъективных наследственных прав и регулирует отношения по наследованию с участием конкретных лиц <7>.

———————————

<6> См. подробнее: Сараев А.Г. Институт условных завещаний в гражданском праве России и зарубежных стран. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 63 — 66.

<7> См., в частности: Белов В.А. Гражданское право: Учебник. М.: Юрайт, 2012. Т. 3: Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы. С. 975.

Таким образом, регулирование отношений по наследованию проявляется в двух аспектах. С одной стороны, государство издает общеобязательные для всех правила, эти отношения регламентирующие и закрепляемые в особых внешних формах (источниках наследственного права в объективном смысле). С другой стороны, наследственное преемство регулируется и теми правилами, которые устанавливаются самими субъектами гражданского оборота посредством учинения ими особых индивидуальных актов частной воли — завещаний. И такие акты тоже должны считаться источниками регулирования наследования.

Литература

1. Абраменков М.С. Проблема выморочного имущества в международных наследственных отношениях // Государство и право. 2010. N 9. С. 91 — 96.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Л.П. Ануфриевой «Соотношение международного публичного и международного частного права» включена в информационный банк согласно публикации — «Журнал российского права», 2001, N 5.

2. Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права (сравнительное исследование правовых категорий): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2004. С. 56.

3. Белов В.А. Гражданское право: Учебник. М.: Юрайт, 2012. Т. 3. Особенная часть: Абсолютные гражданско-правовые формы. С. 1189.

4. Блинков О.Е. Российский наследственный закон: новое толкование от Верховного Суда Российской Федерации // Наследственное право. 2012. N 3. С. 3 — 4.

5. Блинкова Е.В. Система гражданского законодательства: общие и частные вопросы // Юрист. 2005. N 5. С. 11 — 13.

6. Журавлев И.В. Наследственные права иждивенцев: современное регулирование // Наследственное право. 2014. N 2. С. 12 — 17.

7. Сараев А.Г. Институт условных завещаний в гражданском праве России и зарубежных стран. М.: Юрлитинформ, 2015. С. 200.


Источник: журнал «НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО»

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 03.05.2019 N 551 "О государственной поддержке программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий" (вместе с "Правилами предоставления субсидий из федерального бюджета на государственную поддержку программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий", "Положением о проведении конкурсного отбора на предоставление государственной поддержки программ деятельности лидирующих исследовательских центров, реализуемых российскими организациями в целях обеспечения разработки и реализации дорожных карт развития перспективных "сквозных" цифровых технологий")
Постановление Правительства РФ от 20.04.2019 N 472 "О порядке учета и декларирования объема производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий и о внесении изменений в Постановление Правительства Российской Федерации от 19 июня 2006 г. N 380" (вместе с "Правилами учета объема производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий", "Правилами представления деклараций об объеме производства, оборота и (или) использования фармацевтической субстанции спирта этилового (этанола), а также производства, изготовления и (или) оборота (за исключением розничной продажи) спиртосодержащих лекарственных препаратов и (или) спиртосодержащих медицинских изделий")
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости