г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Образец кассационной жалобы в порядке ст. 401.1 УПК РФ

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации

От адвоката НО АБ “Антонов и партнеры” Антонова А.П.,

рег. № 63/2099 в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080, г. Самара,

пр. Карла Маркса, д. 192, оф. 619

Тел. +7-987-928-31-80

в защиту осужденного Н. 

(ордер на защиту прилагается)

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(в порядке ст. 401.1 УПК РФ)

 

Приговором Сергиевского районного суда Самарской области от «___» ________ 20____ года, генеральный директор ЗАО____________ Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б», ч.2, ст.199 УК РФ и приговорен к 2 (двум) годам и 6 (шести) месяцам лишения свободы с лишением права занимать руководящие должности в коммерческих организациях в течение 1 (одного) года после отбытия назначенного наказания.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от «____» _______ 20 ____г назначенное наказание снижено до 2 (двух) лет лишения свободы.

В оставшейся части приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Самарского областного суда от «____» _______ 20 ___г отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанцииПрезидиума Самарского областного суда.

Постановлением судьи ___________ Верховного Суда РФ от «___»______20___г в соответствии с п.2, ч.2, ст.401.8 УПК РФ кассационная жалоба с уголовным делом передана на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции – Президиума Самарского областного суда.

Постановлением Президиума Самарского областного суда отказано в удовлетворении кассационной жалобы.

Полагаю, указанное постановление Президиума Самарского областного суда подлежит отмене по следующим основаниям:

Как указано в постановлении Президиума Самарского областного суда, доводы кассационной жалобы не содержат данных о допущенных судом первой инстанции существенных нарушениях порядка производства по уголовному делу, не влекут признания фундаментального несоблюдения установленного порядка уголовного судопроизводства, поэтому не влияют на выводы о законности и справедливости обжалованного приговора, изложенные в апелляционном определении.

Отказывая в удовлетворении кассационной жалобы Президиум Самарского областного суда указал в своём постановлении, что оснований для отмены и пересмотра обжалуемого приговора Президиум не усматривает…

Доводы жалобы являлись предметом проверки в судах первой и апелляционной инстанций, где не нашли своего подтверждения и были обоснованно отвергнуты…

Вместе с тем, при рассмотрении кассационной жалобы в Президиуме Самарского областного суда допущены существенные нарушения законности, повлиявшие на выводы суда кассационной инстанции, а именно:

  1. Судом кассационной инстанции нарушено право осужденного на защиту.

В силу требований ст. ст. 11, 16 УПК РФ, обвиняемому (осужденному) должно быть обеспечено право на защиту.

В соответствии со ст.401.12 УПК РФ, до рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, о дате, времени и месте рассмотрения дела должен быть уведомлён осужденный и его защитник, подавший кассационную жалобу. Однако, осужденный Н. не был уведомлён об этом. Ему не направлены копии кассационной жалобы и постановления судьи о передаче кассационной жалобы на рассмотрение в Президиуме Самарского областного суда. Не направлена осужденному и копия возражений прокуратуры.

Адвокат, подавший кассационную жалобу, приглашён родственниками осужденного Н., а после подачи им кассационной жалобы, соглашение с ним было расторгнуто, о чём адвокат письменно известил Президиум Самарского областного суда, как только адвокат  узнал о том, что его кассационная жалоба направлена на рассмотрение в Президиум Самарского областного суда. Последнее обязывало суд кассационной инстанции выполнить требования ч.3, ст.50 УПК РФ, а именно, разъяснить осужденному Н. право пригласить другого защитника или ходатайствовать о назначении защитника.

Вместо этого, для участия в судебном заседании Президиума Самарского областного суда судом вызван адвокат А. в качестве защитника по назначению суда кассационной инстанции, с которым осужденный Н. не имел возможности встретиться и согласовать позицию защиты в суде кассационной инстанции.

В нарушение ч.1, ст.50 УПК РФ, не были проинформированы о праве пригласить защитника по соглашению также и родственники осужденного Н., хотя именно они заключали соглашения с адвокатом Д., осуществлявшим защиту Н. на предварительном следствии и в суде первой инстанции, с адвокатом И., осуществлявшим защиту Н. в суде апелляционной инстанции, и с адвокатом С., готовившим кассационные жалобы в Президиум Самарского областного суда и в Судебную коллегию ВС РФ. Таким образом, поскольку осужденный Н. поручил своим родственникам решение вопроса о приглашении адвоката защитника, то, суд кассационной инстанции обязан был выяснить у них, заключено ли у них соглашение с другим адвокатом, вместо адвоката С., соглашение с которым было ими расторгнуто.

При таких обстоятельствах, Президиум Самарского областного суда нарушил порядок участия защитника в уголовном деле, что является безусловным основанием для отмены постановления Президиума Самарского областного суда об отказе в удовлетворении кассационной жалобы.

  1. Необоснованность постановления Президиума Самарского областного суда.

В силу императивных требований ч.4, ст.7 УПК РФ, постановление суда должно быть законным, обоснованным и мотивированным. Постановление Президиума Самарского областного суда этим требованиям процессуального закона не отвечает.

В постановлении судьи ВС РФ  указаны основания, в связи с которыми уголовное дело подлежало проверке в суде кассационной инстанции. Указано также на то, что проверке подлежат и другие доводы кассационной жалобы о нарушении нижестоящими судами положений материального и процессуального уголовного законодательства…

Однако, в постановлении Президиума Самарского областного суда нет результатов проверки этих доводов кассационной жалобы и сами эти доводы не названы. Нет ссылки и на материалы уголовного дела, по которым надлежало проверить обоснованность доводов кассационной жалобы.

Вместе с тем, формальные утверждения о якобы законности и обоснованности приговора не являются обоснованием. А отсутствие оценки материалов уголовного дела, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе, влечёт не только необоснованность постановления Президиума Самарского областного суда, но, также его немотивированность, поскольку мотивировка – это внешнее выражение обоснованности, т.е., ссылок на юридические факты, установленные при изучении материалов уголовного дела.

Несложно убедиться в том, что Президиум Самарского областного суда не ответил на существенные доводы кассационной жалобы, признанные таковыми судьёй ВС РФ в постановлении от «___» ________ 20__г о передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Приведём некоторые из этих доводов:

В основу приговора суд положил материалы налоговой проверки без какой-либо их критической оценки. Выводы налоговых органов дословно переписаны в обвинительном заключении. А обвинительное заключение дословно переписано в приговоре. Вместе с тем, в судебном разбирательстве стороной защиты были предоставлены доказательства, как в виде письменных документов, так и в виде устных показаний свидетелей, которым не было дано правовой оценки ни в акте налоговой проверки, ни в решении налогового органа о привлечении ЗАО _____________ к налоговой ответственности, ни в обвинительном заключении.

В приговоре лишь формально указано на то, что в судебном заседании стороной защиты были предоставлены следующие доказательства ____________________, однако, содержание каждого из этих доказательств в обжалуемом приговоре не раскрыто, совокупная правовая оценка им не дана. Сравнение с доказательствами защиты не произведено. Хотя суд обязан был сопоставить все доказательства по уголовному делу, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты, и дать объективную, всестороннюю оценку всем исследованным в суде доказательствам, а не только материалам, которые были сформированы налоговыми органами вне процедуры уголовного процесса. При этом, решения любого несудебного органа не могут предварять выводы суда в приговоре.

В результате односторонности оценки доказательств, доказательства защиты не были опровергнуты ни в судебном разбирательстве, ни в приговоре.

В апелляционном определении лишь формально указано, что доводы защиты якобы были проверены в суде первой инстанции, однако, это утверждение не соответствует ни протоколу судебного заседания, ни тексту приговора. Тем более, что доводы защиты, изложенные в апелляционных жалобах и дополнениях к ней, вообще не обсуждались в судебном заседании суда первой инстанции. Например, заключение специалиста впервые было представлено не в суде первой инстанции, а в судебном заседании Судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда. Что касается протоколов адвокатского опроса ______________; ____________ и ___________, также впервые представленных суду апелляционной инстанции, то, суд первой инстанции отказал в вызове данных лиц для их допроса в суде в качестве свидетелей защиты, указав на то, что они не были допрошены на предварительном следствии. Фактически, суд первой инстанции воспрепятствовал подсудимому в реализации права на представление доказательств в свою защиту, хотя такое право ему было разъяснено.

Осужденный Н. свою вину в предъявленном ему обвинении не признал в полном объеме и показал, что все сделки, заключенные между ЗАО________ и ООО ______, ООО _______ и ООО _______ были реальными, ни одной сделки без реального движения и приёма-передачи товара не было.

Показания подсудимого Н. подтверждаются исследованными в судебном заседании письменными доказательствами и показаниями свидетелей _______________________, работавшими в ЗАО ________ и в ООО ____________, в том числе, в качестве экспедиторов и работников склада.

Так, свидетели защиты ______________ подтвердили реальность всех сделок с выделенным НДС, заключенных с ООО ______, ООО ________ и ООО _________.

В томах _________ уголовного дела, исследованных в судебном заседании, на листах дела ________ содержатся накладные, счета-фактуры и доверенности, подтверждающие реальность сделок, заключенных с ООО ______ и ООО ________ на общую сумму __________ руб., с выделенным НДС в сумме ___________ руб.;

В томе ______ уголовного дела, материалы которого тоже были исследованы в судебном заседании, на листах дела _________ содержится подтверждение факта того, что от ЗАО__________ осуществлялись поставки ____________ в адрес ООО __________ и ООО ___________, что вытекает из содержания исследованных документов, предоставленных налоговыми органами и изъятыми следователем из офисов и складов ЗАО _________; ООО ___________ и ООО ___________, а также предоставленными защитой после выполнения по делу ст.217 УПК РФ.

В суде апелляционной инстанции сторона защиты обратила внимание Судебной коллегии на решение налогового органа, в котором товарные документы не были учтены, как доказательство наличия товара, так как налоговый орган ошибочно исходил из того, что договор с фирмой-однодневкой не мог быть исполнен. Но, на какой норме закона основано подобное утверждение – в решении налогового органа не указано. Суд апелляционной инстанции отказал в вызове в судебное заседание сотрудников налогового органа, проводивших проверку и составивших Акт налоговой проверки, поэтому доводы защиты в этой части не были проверены и, соответственно, не были опровергнуты. Поэтому, Судебная коллегия не имела оснований отклонять доводы защиты, которые не были опровергнуты.

В томе _____ на листе дела ______ имеется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от «___» ______ 20__ г., где в мотивировочной части указано, что товар от ООО _______ и ООО _______ поставлялся, приходовался и в дальнейшем реализовывался по договорам с ___________, что подтверждает не только наличие товара, но, и фирм-покупателей (по эпизоду с ООО ________ ).

Сказанное выявляет противоречия в тексте обвинительного заключения на стр. ______, дословно перенесённого в текст приговора (стр.______). Таким образом, опровергается и вывод налоговых органов о якобы мнимости этих сделок лишь на том основании, что на момент налоговой проверки эти документы отсутствовали.

Однако, отсутствие документов не влечёт отсутствие товара. Разумным может быть вывод лишь о том, что товар был, но, отсутствовали документы. Которые, были предоставлены налоговому органу в копиях, восстановленных до того, как было вынесено решение налогового органа о выявлении налоговой недоимки. Что же касается восстановления документов, то, их оригиналы были изъяты органами расследования, согласно протоколу обыска от «____» _________ 20___г.

Вместо опровержения доводов защиты в этой части, и доказывания обвинения, стороной обвинения не было представлено ни одного реального доказательства, кроме ссылок на личное мнение сотрудников налоговых органов и заключения экспертов, в которых указаны суммы НДС по поступившим платежам, но ни в одном из исследованных в суде заключений экспертов не говорится о том, что указанные суммы НДС были уплачены в порядке, предусмотренном Налоговым кодексом РФ, что подтверждено складскими документами, изъятыми следственными органами, которые названы в приговоре как якобы доказательства обвинения, но, все эти документы не подтверждают, а, напротив, опровергают версию обвинения о якобы отсутствии товара, который был оплачен и получен контрагентами ЗАО_________ с учётом его себестоимости и начисленного НДС. Ни одна из этих поставок товаров не оспаривалась и не признавалась мнимой в установленном законом порядке, а именно, решением Арбитражного суда. Ни следователь, ни налоговые органы не наделены компетенцией суда по рассмотрению споров между хозяйствующими субъектами о ненадлежащем исполнении заключаемых между ними договоров.

При таких данных, обжалуемый приговор не может быть признан отвечающим требованиям уголовно-процессуального законодательства, регламентирующим постановление приговора, его структуру и содержание.

  1. Незаконность апелляционного определения.

Порядок рассмотрения уголовного дела в суде апелляционной инстанции чётко регламентирован нормами Главы 45.1 УПК РФ, в том числе, действия суда второй (апелляционной) инстанции по исследованию доказательств.

Необходимые разъяснения были даны судам в Постановлении Пленума ВС РФ от 27.11.12 г, № 26 «О применении норм УПК РФ, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции». Так, в п.13 Пленума указано, что —

«По смыслу части 7 статьи 389.13 УПК РФ суд выясняет у сторон мнение о необходимости проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции, и с согласия сторон вправе рассмотреть апелляционную жалобу или представление без проверки этих доказательств».

Однако, в протоколе судебного заседания суда апелляционной инстанции отсутствуют сведения о действиях Судебной коллегии и сторон по исследованию доказательств, перечисленных в письменном ходатайстве защиты, приложенном к апелляционной жалобе.

В силу императивных требований п.п.6,7, ч.3, ст.389.28 УПК РФ, апелляционное определение должно содержать краткое изложение доводов апелляционной жалобы, возражений стороны обвинения и мотивы принятого Судебной коллегией решения. Всё это должно подтверждаться протоколом судебного заседания.

Однако, как усматривается из текста апелляционного определения, эти безусловные требования уголовно-процессуального закона не выполнены судом апелляционной инстанции.

При этом, сторона защиты не только обращала внимание суда апелляционной инстанции на односторонность выводов суда в приговоре, но, предоставила в судебном заседании суда апелляционной инстанции дополнительные доводы и доказательства в поддержание апелляционной жалобы.

Так, стороной защиты обращено внимание Судебной коллегии на то, что при вынесении приговора никак не исследован и оставлен без внимания тот факт, что в примечании к ст.199 УК РФ указано, что — «особо крупным размером в настоящей статье, а также в статье 199.1 настоящего Кодекса признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за период в пределах трех финансовых лет подряд более 10 миллионов рублей, при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 20 процентов подлежащих уплате сумм налогов и (или) сборов, либо превышающая 30 миллионов рублей….» — а в предъявленном Н. обвинении и в приговоре указан период с __________ по __________, длительность которого составляет 45 месяцев, что не соответствует уголовному закону, то есть ни следователем, ни судом не выяснено, составляет ли инкриминируемая Н. сумма якобы неуплаченных налогов более 30 миллионов рублей именно за период 3-х финансовых лет подряд, а не за 3 года и 9 месяцев. Если в судебных актах нет ответа на этот вопрос, то, в силу презумпции невиновности, это обстоятельство означает недоказанность, а равно – отсутствие в действиях осужденного Н. состава преступления, предусмотренного в ст.199 УК РФ.

В апелляционном определении нет не только ответа на этот довод защиты, но, и сам этот довод не приведён в точном соответствии с его формулировкой в апелляционной жалобе. Нет в апелляционном определении и возражений стороны обвинения на этот довод защиты, в связи с чем, апелляционное определение тоже не может быть признано законным, то есть, соответствующим требованиям ст.389.28 УПК РФ.

Помимо этого, в судебном заседании суда апелляционной инстанции стороной защиты представлены накладные, счета-фактуры и доверенности, полученные по адвокатскому запросу у ООО _________ и ООО _________, подтверждающие реальность сделок, заключенных с ЗАО ______ на общую сумму ___________ руб., с выделенным НДС в сумме ___________ рублей. В апелляционном определении указано, что эти доводы защиты якобы были проверены и отвергнуты в приговоре, однако, эти утверждения Судебной коллегии не соответствуют действительности, поскольку эти документы получены по адвокатскому запросу уже после вынесения приговора и не могли быть проверены в судебном разбирательстве суда первой инстанции. При этом, в истребовании этих доказательств суд первой инстанции отказал, согласившись с возражениями прокурора, что истребование всех этих документов якобы повлечёт затягивание судебного процесса и что представленных в суд материалов уголовного дела якобы достаточно для вынесения приговора (протокол судебного заседания от «___» _______ 20___г, стр.3, середина).

Тем самым, суд первой инстанции ограничил сторону защиты в возможности собирать и представлять доказательства, а суд апелляционной инстанции не только не дал никакой юридической оценки этим незаконным действиям прокурора обвинителя и судьи суда первой инстанции, не обеспечивших конституционное право на защиту, но, Судебная коллегия сама нарушила право осужденного на защиту.

Совершенно очевидно, что представленные стороной защиты доказательства входят в противоречие с показаниями свидетелей обвинения и опровергают их, но суд в приговоре и Судебная коллегия в апелляционном определении не указали мотивы, по которым они отвергли эти доказательства защиты, и не сослались ни на материалы уголовного дела, ни на нормы закона, позволяющие игнорировать эти доказательства и основанные на них доводы защиты о незаконности приговора.

Не опровергнуты в апелляционном определении и доводы защиты о том, что показания свидетелей обвинения противоречивы и несколько раз уточнялись ими на протяжении всего предварительного следствия. При этом, допрошенные в суде свидетели обвинения _____________, ____________, ___________ и ____________ не смогли сослаться ни на источник своей осведомлённости, ни на первичные документы финансово-хозяйственной деятельности ЗАО _________ даже после того, как им были предъявлены протоколы их допросов из-за их странной забывчивости, которую они объясняли тем, что прошло уже много времени.

В приговоре об этой забывчивости всех свидетелей обвинения ничего не сказано, хотя в суде пришлось оглашать все протоколы их допросов, чтобы, как выразился прокурор, «освежить» их память. Осталось без правовой оценки и то обстоятельство, что протоколы допросов всех этих свидетелей совпадают вплоть до запятых, дословно. Чего не могло быть, если бы свидетели были допрошены без воздействия со стороны следователя. В постановлении судьи ________ областного суда об этих доводах кассационной жалобы нет ни слова.

При таких обстоятельствах, ссылка в приговоре на показания подобных «свидетелей» обвинения, является не более, чем ссылкой на предположения всех этих лиц, ничем объективно не подтверждённые. Более того, сторона защиты ходатайствовала об исключении этих протоколов из числа доказательств по делу, но, суд безмотивно отказал в удовлетворении такого ходатайства.

п.4, Постановления Пленума ВС РФ №1 от 29.04.96 г. «О судебном приговоре» гласит – «обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим судам надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены».

Но, как сказано выше, многочисленные противоречия между доказательствами обвинения и доказательствами защиты не выяснены и не оценены ни судом первой, ни судом второй (апелляционной) инстанции, поскольку и в приговоре, и в апелляционном определении, в нарушение требований ч.4, ст.7 УПК РФ, отсутствуют выводы судов по этим вопросам и мотивы принятых решений.

Обращаем внимание Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ на то, что показания свидетелей обвинения, положенные в основу обвинительного приговора, содержат неустранённые нижестоящими судами сомнения в достоверности (правдивости) этих показаний, а по точному смыслу уголовно-процессуального законодательства, все сомнения, которые не были устранены в приговоре, должны быть истолкованы в пользу подсудимого. Это относится и к достоверности показаний свидетелей, на которых сослался суд в приговоре. Обязанность суда проверить достоверность показаний допрашиваемых лиц установлена положениями ст.ст.85-88 УПК РФ. Однако, суды этого не сделали.

Для опровержения достоверности показаний свидетелей обвинения __________; ____________; ______________; ______________, стороной защиты представлены суду апелляционной инстанции протоколы адвокатского опроса граждан_________; ____________; ____________ и ___________, а также было заявлено ходатайство о вызове этих лиц в суд апелляционной инстанции для допроса в качестве свидетелей защиты, однако, в удовлетворении ходатайства незаконно отказано на том основании, что эти лица не были допрошены в суде первой инстанции.

Как усматривается из текста апелляционного определения, на эти доводы апелляционной жалобы никакого ответа не дано, протоколы адвокатского опроса проигнорированы, хотя содержащаяся в них информация имела непосредственное отношение к предмету доказывания по уголовному делу.

Формальное утверждение о правильности выводов суда не может подменить обязанность опровержения каждого довода защиты. Таким образом, и это положение конституционного принципа презумпции невиновности не было обеспечено нижестоящим судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах, апелляционное определение, как и приговор, не может быть признано законными, то есть, соответствующими требованиям уголовного и уголовно-процессуального закона.

Вместо реагирования на явные нарушения законности со стороны нижестоящих судов, Президиум Самарского областного суда сам не дал ответа на доводы кассационной жалобы об отсутствии в апелляционном определении ответа на конкретные доводы апелляционной жалобы. При этом, члены Президиума Самарского областного суда не могли не понимать, что доводы защиты, изложенные в кассационной жалобе, не опровергнуты содержанием обжалуемого приговора и обжалуемого апелляционного определения. С этим согласилась и судья ВС РФ, направив уголовное дело на рассмотрение в суде кассационной инстанции.

Президиум Самарского областного суда уклонился от юридической оценки доводов кассационной жалобы и фактически «продублировал» апелляционное определение того же Самарского областного суда. При этом, кроме отсутствия ответа на приведённые в кассационной жалобе процессуальные нарушения, допущенные судом первой инстанции, Президиум оставил без реагирования нарушение органами следствия и судом материального уголовного права, о чём сказано выше. При этом, на игнорирование следователем положений примечания к ст.199 УК РФ сторона защиты обращала внимание суда ещё на предварительном слушании, но, бесполезно. Ни в приговоре, ни в апелляционном определении об этом доводе защиты не сказано ни слова. Не дал ответа на этот довод защиты и суд кассационной инстанции.

Подытоживая вышесказанное, полагаю, что обжалуемый приговор подлежит отмене с прекращением производства по уголовному делу ввиду недоказанности наличия в действиях осужденного Н. состава налогового преступления. Поэтому нет необходимости рассматривать вопрос о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку уголовное дело не может быть возвращено прокурору для устранения и восполнения неполноты предварительного расследования.

На основании вышеизложенного, руководствуясь п.2, ч.2, ст.401.8 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Повторно направить кассационную жалобу на рассмотрение в судебном заседании вышестоящего суда кассационной инстанции – Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

  1. Ордер адвоката;
  2. Приговор;
  3. Апелляционное определение;
  4. Постановление судьи ВС РФ о передаче кассационной жалобы    для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции –    Президиума Самарского областного суда;
  5. Постановление Президиума Самарского областного суда об отказе в удовлетворении кассационной жалобы;
  6. Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела;

«___»___________20_____г                                         Адвокат Антонов А.П.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Приказ Минприроды России от 29.06.2018 N 302 "Об утверждении порядка и способов подачи заявления о проведении аукциона на право заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или договора купли-продажи лесных насаждений, заключаемого в соответствии с частью 4 статьи 29.1 Лесного кодекса Российской Федерации, требований к формату указанного заявления в случае подачи в электронной форме" (вместе с "Требованиями к формату заявления о проведении аукциона на право заключения договора аренды лесного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, или договора купли-продажи лесных насаждений, заключаемого в соответствии с частью 4 статьи 29.1 Лесного кодекса Российской Федерации, для заготовки древесины при подаче его в электронной форме")
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии