г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Обзор судебной практики по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики за 4 квартал 2014 года

Вопросы квалификации

Если служебный подлог является конструктивным признаком злоупотребления должностными полномочиями, то дополнительной квалификации действий по ст.292 УК РФ не требуется. В данном случае служебный подлог является не целью, а способом злоупотребления лицом своими должностными полномочиями.

 Ж. признан Сюмсинским районным судом Удмуртской Республики виновным в злоупотреблении  должностными полномочиями и служебном подлоге, совершенном им путем внесения  ложных сведений в акт осмотра места рубок на территории контролируемого им лесничества.

Действия осужденного судом квалифицированы по ч.2 ст.292 УК РФ и ч.1 ст.285 УК РФ. Суд апелляционной инстанции, проверив материалы  уголовного дела, исходя из установленных по делу обстоятельств, мотива совершения  преступления, связанного с внесением ложных сведений в акты осмотра мест рубок, пришел к выводу, что  судом первой инстанции правильно установлены фактические обстоятельства дела, однако, квалификация действий Ж.  по  ст. 292 ч.2 УК РФ, наряду со ст. 285 ч.1 УК РФ, является излишней.Действия Ж. подлежат квалификации по ст.285 ч.1 УК РФ, как злоупотребление  должностными полномочиями, т.е. использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов организаций, охраняемых законом интересов общества и государства. Составление документов: актов осмотра мест рубок  входило в служебные полномочия Ж., а потому его действия, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного ст. 285 ч.1 УК РФ. Указанные действия  не требуют дополнительной квалификации по ст. 292 ч.2 УК РФ, так как служебный подлог является  формой злоупотребления должностными полномочиями.

Судом апелляционной инстанции приговор в отношении Ж. изменен, обвинение по ст. 292 ч.2 УК РФ исключено из резолютивной части приговора.

(постановление № 22 – 3108/14)

При совершении хищения имущество изымается из обладания собственника или лица, в ведении либо под охраной которого оно находится. Если имущество по тем или иным причинам уже выбыло из обладания собственника, то завладение таким предметом не образует хищения, а неправомерное присвоение найденного или случайно оказавшейся у виновного чужой вещи влечет лишь гражданскую ответственность, предусмотренную ст. 227 ГК РФ.

 Приговором мирового судьи судебного участка № 5 Первомайского района г. Ижевска, с учетом апелляционного постановления Первомайского районного суда г. Ижевска, К. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ. Как установлено судом, в автомобиле у К., работающего водителем в службе такси, один из клиентов потерял мобильный телефон. Когда клиент обратился в службу такси с вопросом о потерянном телефоне, К. осмотрел автомобиль, но телефон не обнаружил. Через некоторое время К., делая уборку в автомобиле, нашел под сиденьем мобильный телефон, потерянный кем-то из пассажиров. К. обратил найденный телефон в свою собственность, пользуясь и распоряжаясь им по своему усмотрению.

Президиум Верховного Суда Удмуртской Республики приговор и апелляционное постановление отменил по следующим основаниям. Согласно статье 158 УК РФ, как тайное хищение чужого имущества (кражу) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц, либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. При этом совершение кражи характеризуется умыслом, направленным на незаконное завладение чужим имуществом.

Из установленных судами обеих инстанций обстоятельств дела следует, что сотовый телефон был утрачен собственником без участия К., который лишь обнаружил телефон, причем через значительное время после утраты, и присвоил утерянную вещь, не будучи осведомленным о собственнике телефона, то есть К. не предпринял никаких действий по неправомерному изъятию чужого имущества.

Согласно ст. 227 ГК РФ находка – это обнаружение чужой вещи, которая выбыла из владения собственника помимо его воли. Ст. 227 ГК РФ равным образом применима как в тех случаях, когда нашедший вещь знает, кто является  её собственником, так и в тех случаях, когда собственник вещи ему неизвестен. Закон обязывает нашедшего вещь уведомить об этом собственника либо лицо, потерявшее её, если они ему известны, либо сообщить о находке в органы полиции или местного самоуправления. Вместе с тем, по действующему законодательству лицо, утратившее находку либо не заявившее о ней, не несет никакой юридической ответственности. В таком случае лицо только утрачивает право на вознаграждение в случае, когда владелец вещи обнаружится и потребует её  возвращения.

В результате Президиум отменил состоявшиеся в отношении осужденного судебные решения, а уголовное дело в отношении К. прекратил ввиду отсутствия в его действиях состава преступления, с признанием за ним права на реабилитацию.

(постановление № 44-у-90)

Уголовное дело по ч.1 ст. 115 УК РФ относится к делам частного обвинения и может быть возбуждено не иначе как по заявлению потерпевшего. При отсутствии в деле заявления потерпевшего, способного самостоятельно защищать свои права, уголовное дело по ч.1 ст. 115 УК РФ необходимо прекратить в соответствии с п.5 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

 Приговором Ленинского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики Ж. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч.2 ст.161 УК РФ и ч.1 ст.115 УК РФ.

Суд первой инстанции при постановлении приговора переквалифицировал действия Ж. с ч.1 ст.162 УК РФ на ч.1 ст. 115 УК РФ и п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ, так как доказательств, подтверждающих, что Ж. напал на потерпевшего с целью хищения его имущества, стороной обвинения не представлено. По показаниям потерпевшего требований имущественного характера подсудимый не заявлял, мотивом к совершению преступления явился конфликт, возникший на почве ссоры. Как установлено судом, умысел на хищение имущества сформировался у Ж. в ходе нанесения ударов потерпевшему. В силу того, что по заключению судебно-медицинской экспертизы невозможно установить момент причинения легкого вреда здоровью потерпевшего, суд истолковал неустранимые сомнения в пользу подсудимого, руководствуясь ч.3 ст.14 УПК РФ.

Как установлено судом апелляционной инстанции, уголовное дело возбуждено по итогам проверки по факту обращения потерпевшего за медицинской помощью в больницу. В дальнейшем Ж. предъявлено обвинение по ч.1 ст.162 УК РФ. Суд первой инстанции, переквалифицировав действия Ж. на ч.1 ст.115 УК РФ, в ходе судебного разбирательства не выяснил мнение потерпевшего по данному вопросу. В результате суд апелляционной инстанции признал квалификацию действий Ж. по п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ правомерной, а по ч.1 ст. 115 УК РФ уголовное дело прекратил в соответствии с п.5 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

С учетом прекращения уголовного дела по ч.1 ст. 115 УК РФ из приговора исключено применение ч.3 ст. 69 УК РФ и п. «в» ч.1 ст. 71 УК РФ при назначении наказания, а окончательное наказание соответственно снижено.

(определение № 22- 2609)

 

Вопросы назначения наказания

Согласно ч.5 ст.50 УК РФ исправительные работы не назначаются женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет.

Приговором Индустриального  районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики С. осуждена по ч.1 ст.109 УК РФ к 1 году исправительных работ, с удержанием из зарплаты 5% в доход государства.

Суд первой инстанции установил, что у С. имеется малолетняя дочь в возрасте 1 год 11 месяцев, но, вопреки требованиям ч.5 ст.50 УК РФ, назначил осужденной наказание в виде исправительных работ.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор, назначив С. наказание в виде ограничения свободы.

(постановление № 22- 3428)

В соответствии со ст. 70 ч.4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и не отбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

Приговором  Балезинского  районного суда   Удмуртской Республики Б. осужден по ст.161 ч.1 УК РФ  к 1 году лишения свободы; по ст. 119 ч.1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы; в соответствии  со ст. 69 ч.2 УК РФ путем частичного сложения назначено 1 год 2 месяца лишения свободы; на основании ст. 74 ч.4 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и окончательно, на основании ст. 70 ч.1 УК РФ путем частичного присоединения не отбытого наказания назначено 1 год 8 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии  общего  режима.

Суд апелляционной инстанции установил, что по предыдущему приговору Б. осужден к 1 году 10 месяцам лишения свободы условно. Между тем, отменив условное осуждение и присоединив данное наказание к вновь назначенному наказанию, суд первой инстанции назначил окончательное наказание по совокупности приговоров в размере 1 год 8 месяцев лишения свободы, то есть окончательный размер наказания по совокупности приговоров меньше, чем не отбытая часть наказания по предыдущему приговору. Суд первой инстанции, рассмотрев уголовное дело и постановив обвинительный приговор, назначил несправедливое наказание — фактически лишь снизив размер наказания по предыдущему приговору и оставив осужденного без наказания за вновь совершенные преступления.

Суд апелляционной инстанции изменил приговор, назначив окончательное наказание в соответствии со ст. 70 ч.1 УК РФ по совокупности приговоров в виде 2 лет лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

(постановление № 22 – 3017)

Применив положения ст. 64 УК РФ при назначении наказания по одному из преступлений, суд в приговоре не мотивировал невозможность применения ст. 64 УК РФ при тех же обстоятельствах по другому эпизоду.

Приговором Ленинского  районного суда г. Ижевска  Удмуртской Республики И. осужден по ст.30 ч.3, ст. 228.1 ч.3 п. «б» с применением ст. 66 ч.3, ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы; по ст. 228 ч.2 УК РФ с применением ст. 68 ч.2 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы. На основании ст. 69 ч.3 УК РФ  путем частичного сложения назначено 4 года 8 месяцев  лишения свободы без штрафа и ограничения свободы. На основании ст. 74 ч.5 УК РФ отменено условное наказание по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения не отбытого наказания, окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа и ограничения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Как установлено судом апелляционной инстанции, суд первой инстанции при назначении наказания учел данные о личности осужденного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства по делу, обоснованно  указал о применении положения ст. 64 УК РФ по эпизоду покушения на сбыт наркотического средства и, при тех же обстоятельствах, не указал мотивы и основания не применения положения ст. 64 УК РФ по эпизоду обвинения И. в приобретении и хранении наркотического средства. Суд апелляционной  инстанции оснований невозможности применения ст.64 УК РФ при назначении наказания И. по эпизоду обвинения по ст. 228 ч.2 УК РФ не усмотрел, применил ст.64 УК РФ и снизил размер наказания, как по эпизоду обвинения, так и по совокупности преступлений и совокупности приговоров.

(определение № 22 – 3145)

Согласно ч.5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного тяжкого или особо тяжкого преступления суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 УК РФ.

 Приговором Юкаменского районного суда Удмуртской  Республики И. осужден по ч.1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч.1 ст. 105  УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании ч.3 ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы без ограничения свободы  с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Суд апелляционной инстанции установил, что преступные деяния, за которые И. осужден, совершены им в течение испытательного срока, установленного предыдущим приговором. Решение  суда первой инстанции о возможности не отменять условное осуждение в связи с вынесением приговора после истечения испытательного срока признанно судом апелляционной инстанции неправомерным.

Судебная коллегия приговор изменила, отменив И. условное осуждение по предыдущему приговору и назначив окончательное наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ.

(определение № 22-2949)

При отсутствии у подсудимого раскаяния в содеянном, суд не вправе учитывать данное обстоятельство, как отягчающее наказание.

Приговором Сюмсинского районного суда  Удмуртской Республики Г. осужден по ч.1 ст. 161 УК РФ к 11 месяцам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединена не отбытая часть наказания по предыдущему приговору, назначено окончательное наказание в виде 2 лет 5 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии  строгого режима.

Суд апелляционной инстанции установил, что при определении вида и размера наказания суд первой инстанции незаконно учел «отсутствие раскаяния в содеянном». Таким образом, суд фактически придал данному обстоятельству значение отягчающего наказание, что противоречит требованиям  ст. 63 УК РФ, не подлежащей  расширительному толкованию. Суд первой инстанции не учел, что факты непризнания подсудимым вины, а равно и отсутствия у лица обязанности раскаиваться в совершенном преступлении, согласуются с провозглашенным ст. 49 Конституцией Российской Федерации и закрепленным в ст. 14 УПК РФ принципом презумпции невиновности, являются способом защиты лица от предъявленного обвинения и не могут влиять на вид и размер назначаемого  наказания.

На основании изложенного, судебная коллегия приговор изменила, исключив из описательно-мотивировочной части  приговора ссылку на учет при назначении Г. наказания отсутствие раскаяния в содеянном. В связи с исключением обстоятельства, фактически незаконно  учтенного судом в качестве отягчающего, суд апелляционной инстанции смягчил наказание, как по вмененному преступлению, так и назначенное на основании ст. 70 УК РФ.

(постановление № 22-3110)

Другие вопросы

Не может рассматриваться как ранее отбывавшее наказание в виде лишения свободы лицо, условно осужденное к лишению свободы, которое по основаниям, изложенным в статье 74 УК РФ, было направлено для отбывания лишения свободы в исправительное учреждение, однако реально данное наказание не отбывало.

 Приговором Первомайского районного суда г.Ижевска Удмуртской Республики Я., ранее судимый по ч.3 ст. 30, ч.3 ст. 158 УК РФ, осужден по п. «а» ч.3 ст. 158 УК РФ, по ч.1 ст. 119 УК РФ, по ч.3 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ, с применением ч.3 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ назначено окончательное наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Судом апелляционной инстанции установлено, что суд первой инстанции допустил нарушение закона при назначении осужденному вида исправительного учреждения. Согласно материалам дела, предыдущим приговором сужденному назначено наказание в виде лишения свободы условно, затем, в ходе исполнения приговора, постановлением суда на основании ч.3 ст. 74 УК РФ условное осуждение отменено, осужденный направлен для отбывания наказания в исправительную колонию общего режима, объявлен в розыск, наказание в виде лишения свободы реально не отбывал.

Суд первой инстанции неправомерно назначил осужденному для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима. В соответствии с ч.1 ст. 58 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) отбывание лишения свободы в исправительных колониях строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве или опасном рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы. Осужденный Я. совершил тяжкое преступление, ранее лишение свободы реально не отбывал, в связи с  чем судебная коллегия, руководствуясь п. «б» ч.1 ст. 58 УК РФ, приговор в части вида исправительного учреждения изменила, назначив для отбывания наказания исправительную колонию общего режима.

(определение № 22-2763)

При рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства исследование и оценка доказательств по делу не допускается.

Приговором Сюмсинского районного суда Удмуртской Республики К., У. и Б. признаны виновными в тайном хищении молодняка крупного рогатого скота (нетелей), совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение откормочно-товарной фермы ООО «Г.». Приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства в соответствии со ст. 316 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции установил, что суд первой инстанции допустил существенные противоречия в приговоре в части оценки размера причиненного ущерба. Так, в описательной части приговора суд указал, что своими преступными действиями осужденные причинили ООО «Г.» материальный  ущерб на сумму 70 875 рублей, а в мотивировочной части указывает, что не может согласиться с суммой причиненного ущерба, поскольку из обвинительного заключения следует, что сумма ущерба составляет 23 625 рублей. Суд первой инстанции сделал переоценку действий подсудимых в части хищения имущества (количества нетелей) и размера причиненного ущерба, изменив фактические обстоятельства дела в приговоре.

Заявляя ходатайство об особом порядке судебного разбирательства, осужденные согласились с предъявленным им обвинением о совершении ими по предварительному сговору кражи трех нетелей на сумму 70 875 руб. Возникшие у суда вопросы о количестве похищенного имущества и о сумме причиненного ущерба требуют оценки доказательств. Однако при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства на основании ч. 5 ст. 316 УПК РФ судья не проводит в общем порядке исследование и оценку доказательств, собранных по уголовному делу. Сомнения суда в том, имело ли место хищение одной или трех нетелей и относительно суммы причиненного ущерба, могли быть разрешены только в общем порядке судебного разбирательства с исследованием доказательств по делу. Судом апелляционной инстанции приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

(постановление № 22-3425)

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — юридическая помощь в Москве, Самаре
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии