г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2021 по делу № 77-404/2021. Суд пришел к выводу, что, несмотря на разъяснение прав, участие защитника обеспечено не было, а изложенные в протоколе явки с повинной сведения не были подтверждены в суде. Также суд незаконно учел мнение потерпевшего при назначении наказания.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 04.02.2021 по делу № 77-404/2021. Суд пришел к выводу, что, несмотря на разъяснение прав, участие защитника обеспечено не было, а изложенные в протоколе явки с повинной сведения не были подтверждены в суде. Также суд незаконно учел мнение потерпевшего при назначении наказания.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2021 года № 77-404/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Строганова С.В.,

судей: Подгорновой О.В., Смирновой О.Д.,

при секретаре Г.Д.,

с участием:

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Голишниковой Т.П.,

защитника осужденного К. — адвоката Слепухина С.С., представившего удостоверение NN от 3 марта 2017 г. и ордер NN от 27 января 2021 г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного К. на приговор Сердобского городского суда Пензенской области от 20 июня 2018 г. и апелляционное определение Пензенского областного суда от 15 августа 2018 г.

По приговору Сердобского городского суда Пензенской области от 20 июня 2018 г.

К., родившийся ДД.ММ.ГГГГ года в <данные изъяты>, гражданин Российской Федерации, неработающий, инвалид 2 группы, зарегистрированный по адресу: <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, несудимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год.

В соответствии со ст. 53 УК РФ К. установлены ограничения: не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, в котором осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы; не изменять место своего жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; возложена обязанность являться два раза в месяц для регистрации в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы.

Мера пресечения в виде домашнего ареста изменена на заключение под стражу, К. взят под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислен с 20 июня 2018 г.

На основании ч. 3 ст. 72 УК РФ зачтено в срок наказания время задержания и время нахождения под домашним арестом в период с 25 февраля 2018 г. по 20 июня 2018 г.

Разрешен вопрос о судьбе вещественных доказательств.

С К. в пользу Г. взыскан материальный ущерб в размере 46 340 рублей и компенсация морального вреда в размере 450 000 рублей.

Апелляционным определением Пензенского областного суда от 15 августа 2018 г. приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Подгорновой О.В., изложившей содержание судебных решений, доводы кассационной жалобы и основания для ее передачи для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, выступление защитника осужденного — адвоката Слепухина С.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы осужденного и просившего ее удовлетворить, мнение прокурора Голишниковой Т.П., полагавшей судебные решения подлежащими изменению с исключением указания на учет при назначении наказания мнения потерпевшего и смягчением назначенного осужденному наказания, судебная коллегия

установила:

К. признан виновным в убийстве Г.Н. 25 февраля 2018 г. в г. Сердобске Пензенской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный К. выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что убийство Г. он не совершал, доказательства совершения им преступления отсутствуют. Полагает, что судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетеля С., оговорившей его. Считает, что ссылка суда на наличие у него резаных ран на руке, полученных в процессе нанесения ударов потерпевшему, опровергается заключением эксперта NN от 19 апреля 2018 г., согласно которому следов его крови на ноже без рукоятки не обнаружено и заключением эксперта NN от 28 марта 2018 г. о наличии в смывах ногтевых пластин Г крови человека группы, исключающей происхождение ее от К. Оспаривает квалификацию содеянного, указывая, что не имел умысла на убийство Г Просит состоявшиеся судебные решения изменить, смягчить назначенное наказание.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Вывод суда о виновности К. в совершении преступления, за которое он осужден, соответствует фактическим обстоятельствам дела, основан на совокупности приведенных в приговоре доказательств, в том числе: показаниях осужденного К. об умышленном нанесении им Г. ударов ножом в область шеи; показаниях свидетеля С., согласно которым между К. и Г. произошел конфликт, после которого К. ударил Г. два раза ножом в область шеи; показаниях свидетелей С. и Г. о том, что со слов С им известно, что Г. умер от ударов ножом в шею, нанесенных ему К.; протоколе осмотра места происшествия от 25 февраля 2018 г. в ходе которого изъят нож без рукоятки с пятнами крови на лезвии; заключениях экспертов NN от 23 мая 2018 г. и NN от 16 апреля 2018 г., согласно которым при исследовании трупа Г. обнаружены два колото-резанных ранения правой боковой поверхности шеи, причинившие тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека, состоящие в прямой причинной связи со смертью Г., образовавшиеся в результате двух ударных воздействий одного колюще-режущего предмета, каким мог быть нож без рукоятки, изъятый с места происшествия; заключении экспертов NN от 18 апреля 2018 г., согласно которому показания К. не противоречат объективным судебно-медицинским данным в части характера, локализации, механизма образования телесных повреждений, в части количества травматических воздействий, орудия травм, в части взаиморасположения и положения участников события; заключении эксперта NN от 28 февраля 2018 г. о наличии у К. резаной раны левой кисти, образовавшейся от не менее одного давяще-скользящего воздействия острого орудия (предмета), каким могло быть лезвие ножа либо другие предметы с подобными характеристиками, а также на иных доказательствах, изложенных в приговоре.

Доказательства, на которых основан приговор суда, являются допустимыми, так как получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Всем исследованным доказательствам в соответствии со ст. ст. 87, 88 УПК РФ в приговоре дана надлежащая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется.

Неустраненных существенных противоречий в содержании исследованных судом доказательств, которые бы порождали сомнения в виновности осужденного К. и требовали толкования их в его пользу, не установлено.

Вопреки доводам жалобы осужденного, показания свидетеля С. обоснованно приняты судом в качестве доказательств, оснований полагать, что свидетель оговаривает К., у суда не имелось.

Доводы осужденного о том, что заключения экспертов NN от 19 апреля 2018 г. и NN от 28 марта 2018 г. об отсутствии на ноже, изъятом с места происшествия, и смывах ногтевых пластин Г следов его крови опровергают выводы суда о получении им повреждений руки во время нанесения ударов ножом потерпевшему, а соответственно и его виновность, несостоятельны.

Вопреки доводам жалобы, суд обоснованно использовал в качестве доказательства виновности осужденного в совершении инкриминированного преступления заключение эксперта NN от 26 февраля 2018 г. и, с учетом локализации, характера, способа и времени возникновения у К. резаных ран кисти и фаланги пальца, пришел к выводу о получении их осужденным в период нанесения ударов Г.

Заключения экспертов оценены и проверены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, Федерального закона от 31 мая 2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», сомнений и неясностей не содержат, выводы исследований обоснованы с приведением методик.

Как следует из протокола судебного заседания, судебное следствие по делу было проведено полно, объективно и всесторонне, с соблюдением принципа состязательности сторон, при этом сторонам были созданы необходимые условия для исполнения возложенных на них обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Ходатайства, заявленные стороной защиты в ходе судебного разбирательства, рассмотрены судом в полном соответствии с положениями ст. 256 УПК РФ, по каждому из них судом приняты мотивированные решения, с учетом представленных по делу доказательств, наличия либо отсутствия реальной необходимости в производстве заявленных процессуальных действий с целью правильного разрешения дела и с учетом положений ст. 252 УПК РФ, которые не выходят за рамки судебного усмотрения применительно к нормам ст. ст. 7, 17 УПК РФ.

Решения, вынесенные судом по ходатайствам стороны защиты, являются мотивированными, основанными на материалах дела и представленных сторонами доказательствах, нарушений ст. 15 УПК РФ при рассмотрении дела не усматривается.

Учитывая обстоятельства и способ причинения телесных повреждений Г., их характер и локализацию, суд обоснованно пришел к выводу о квалификации действий осужденного К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Не согласиться с данной правовой оценкой оснований не имеется.

Вопреки доводам жалобы, судом установлено, что действия осужденного носили умышленный характер и были направлены на причинение смерти Г Оснований считать, что осужденный действовал неосторожно либо в состоянии необходимой обороны, превышении ее пределов, у суда не имелось.

Таким образом, квалификация действий К. не противоречит установленным судом обстоятельствам и требованиям закона.

Вместе с тем, приговор и апелляционное определение в отношении К. подлежат изменению по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения требований уголовного закона судом допущены.

В силу требований ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

По смыслу закона под явкой с повинной, понимается добровольное сообщение лица о совершенном им или с его участием преступлении, сделанное в письменном или устном виде. Не может признаваться добровольным заявление о преступлении, сделанное лицом в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления.

Как следует из приговора, в качестве доказательства вины К. в совершении преступления суд привел явку с повинной от 25 февраля 2018 г.

Протокол явки с повинной К. (т. 1 л.д. 55-56) содержит сведения о разъяснении К. при принятии от него такого заявления с учетом требований ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном гл. 16 УПК РФ. Вместе с тем, протокол явки с повинной оформлен без участия защитника, а материалы дела не содержат сведений о том, что органом предварительного следствия была обеспечена реальная возможность осуществления осужденным К. права на защиту.

При таких обстоятельствах протокол явки с повинной является недопустимым доказательством и в силу положений ст. 75 УПК РФ подлежит исключению из числа доказательств.

Вместе с тем указанное обстоятельство не влияет на выводы суда о виновности К., поскольку данные выводы основаны на основании совокупности иных достоверных и допустимых доказательств, получивших надлежащую оценку.

С учетом того, что сам факт обращения К. с заявлением о явке с повинной имел место, признание явки с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, исключению не подлежит.

Кроме того в соответствии со ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Согласно ст. 60 УК РФ, лицу, признанному виновным в совершении преступления назначается справедливое наказание с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, конкретных обстоятельств дела, всех имеющихся данных о личности осужденного, состояния его здоровья, наличия смягчающих и отсутствия отягчающего наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи. При этом судом в полной мере учтены все установленные смягчающие наказание обстоятельства.

С учетом всех обстоятельств по делу суд, руководствуясь требованиями закона, пришел к выводу о возможности исправления осужденного исключительно в условиях изоляции его от общества, с назначением дополнительного наказания в виде ограничения свободы, указав на отсутствие оснований для применения в отношении него положений ст. ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ, с приведением убедительных мотивов принятого решения, с установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Между тем, при определении К. наказания суд учел мнение потерпевшего Г настаивающего на назначении осужденному строгого наказания.

При этом суд не принял во внимание, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в ряде его решений не предполагает наделение потерпевших правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности и наказания — такое право, в силу публичного характера уголовно-правовых отношений, принадлежит только государству в лице его законодательных и правоприменительных органов; юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием прав и законных интересов потерпевших, включая возмещение причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, должны определяться, исходя из публично-правовых интересов, а не частных интересов потерпевшего (постановления N 6-П от 24 апреля 2007 г., N 22-П от 17 октября 2011 г.).

Вопреки указанным нормам, учет при назначении наказания осужденному мнения потерпевшего, настаивающего на назначении строгого наказания К., не отвечает требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ, так как не предусмотрен законом в качестве отягчающего наказание обстоятельства и не может учитываться при его назначении.

Таким образом, судом первой инстанции допущены нарушения норм уголовного и уголовно-процессуального законов, которые не были устранены Пензенским областным судом при рассмотрении уголовного дела по апелляционной жалобе осужденного.

Судебная коллегия находит указанные нарушения существенными, повлиявшими на исход дела, в связи с чем считает необходимым приговор в отношении осужденного К. изменить, исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на протокол явки К. с повинной от 25 февраля 2018 г. как на доказательство его вины в совершении преступления и указание на учет мнения потерпевшего, который настаивал на назначении виновному строгого наказания, смягчить назначенное К. наказание с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Вместе с тем, иных оснований для смягчения назначенного К. наказания, как об этом ставится вопрос в кассационной жалобе осужденного, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

кассационную жалобу осужденного К. удовлетворить частично.

Приговор Сердобского городского суда Пензенской области от 20 июня 2018 г. и апелляционное определение Пензенского областного суда от 15 августа 2018 г. изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на протокол явки К. с повинной от 25 февраля 2018 г. как на доказательство его вины в совершении преступления и указание на учет при назначения наказания мнения потерпевшего, настаивающего на строгом наказании;

смягчить К. наказание, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, до 7 лет 10 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год.

В остальной части приговор и апелляционное определение оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии