г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11.05.2021 по делу № 77-1681/2021. Ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании возможности допросить свидетеля осужденному предоставлено не было, в том числе и посредством проведения очной ставки, в связи с чем, с учетом приведенных обстоятельств и высказанных стороной защиты возражений, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для оглашения показаний свидетеля.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 11.05.2021 по делу № 77-1681/2021. Ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании возможности допросить свидетеля осужденному предоставлено не было, в том числе и посредством проведения очной ставки, в связи с чем, с учетом приведенных обстоятельств и высказанных стороной защиты возражений, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для оглашения показаний свидетеля.

ВОСЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 мая 2021 года № 77-1681/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Восьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Шульгиной Л.А.,

судей Павловой И.В., Рубанова И.А.,

с участием прокурора Богдан А.И.,

осужденного Н.,

адвоката Куприяновой О.А.,

при секретаре Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденного Н. на приговор Топкинского городского суда Кемеровской области от 6 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15 декабря 2020 года.

Заслушав доклад судьи Шульгиной Л.А., изложившей обстоятельства уголовного дела, содержание вынесенных судебных решений, доводы кассационных жалоб, выслушав осужденного Н. и адвоката Куприянову О.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, выступление прокурора Богдан А.И., полагавшую судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приговором Топкинского городского суда Кемеровской области от 6 октября 2020 года

Н., <данные изъяты>, судимый:

— 17 июня 2014 года приговором Беловского городского суда Кемеровской области по ч. 1 ст. 162 УК РФ (преступление от 29 сентября 2013 года) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год 6 месяцев; постановлением Беловского городского суда Кемеровской области от 28 сентября 2015 года условное осуждение отменено, направлен для отбывания наказания на срок 2 года 6 месяцев в исправительную колонию общего режима;

18 ноября 2015 года приговором мирового судьи судебного участка N 3 Беловского городского судебного района Кемеровской области по ч. 1 ст. 158 УК РФ к 1 году лишения свободы; на основании ст. 70, 71 УК РФ по совокупности приговоров (с приговором от 17 июня 2014 года и от 24 февраля 2015 года (по ч. 1 ст. 112 УК РФ судимость погашена) к 2 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; срок наказания исчислен с 18 ноября 2015 года; зачтен срок отбытого наказания по приговору от 17 июня 2014 года с 28 сентября 2015 года по 17 ноября 2015 года; постановлением Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 6 июня 2017 года приговор приведен в соответствие, освобожден от наказания по приговору от 18 ноября 2015 года по ч. 1 ст. 158 УК РФ в связи с декриминализацией деяния, исключено указание на применение ст. 70 и ч. 1 ст. 71 УК РФ;

— 17 июня 2016 года приговором Беловского городского суда Кемеровской области по ч. 1 ст. 150, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 166 УК РФ на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ с учетом постановлений Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 6 июня 2017 года, Ленинского районного суда г. Кемерово от 21 августа 2018 года к 2 годам 11 месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима; освобожден 12 февраля 2019 года по отбытии наказания,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

срок наказания исчислен с даты вступления приговора в законную силу; зачтено в срок наказания время содержания Н. под стражей с 11 июня 2020 года до даты вступления приговора в законную силу, из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима, на основании п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ.

Постановлено взыскать с Н. в пользу ФИО7 1 500 рублей;

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15 декабря 2020 года приговор от 6 октября 2020 года изменен, исключено из приговора указание суда «что с целью противодействия ФИО8 по его (Нестеровского) задержанию, а также желая скрыться с места совершения преступления, действуя умышленно, противоправно»; в остальной части приговор оставлен без изменения.

Н. признан виновным и осужден за разбой, то есть нападение с целью хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступление совершено в <адрес> при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Н. оспаривает законность судебных решений в связи с допущенными нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона и строгостью назначенного наказания. Указывает, что суды первой и апелляционной инстанций необоснованно отказали в удовлетворении ходатайства о назначении в отношении него <данные изъяты> экспертизы; при рассмотрении дела суд первой инстанции не выяснил его мнения относительно дальнейшего участия в деле потерпевших ФИО9, ФИО8, ФИО7 после допроса; считает, что показания свидетелей ФИО16 и ФИО17 являются ложными, но суд не вызывал их для устранения противоречий, не вызвал свидетеля ФИО10 из-за его состояния здоровья, однако огласил его показания. Считает, суд принял сторону обвинения, чем нарушил его права; в ходе прений нарушена ч. 4 ст. 292 УПК РФ, государственный обвинитель ссылался на показания ФИО17 и ФИО16 как на доказательства его виновности. Указывает, что суд при назначении наказания не учел наличие у него малолетнего ребенка, состояние здоровья, явку с повинной, влияние наказания на условия жизни его семьи, не учел, что нанес повреждения потерпевшему не умышленно. Утверждает, что суд апелляционной инстанции указанные в апелляционных жалобах доводы оставил без внимания.

В дополнительной кассационной жалобе от 16 марта 2021 года осужденный указывает, что суды, отказав ему в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, нарушили его конституционные права, а сославшись на такие доказательства, как протокол выемки, акт инвентаризации, его показания и заключение судебно-баллистической экспертизы, суд не указал каким образом данные доказательства подтверждают его вину.

В дополнительной кассационной жалобе от 30 марта 2021 года осужденный считает, что суд рассмотрел уголовное дело с обвинительным уклоном; при назначении наказания суд должен был истребовать медицинскую справку о его состоянии его здоровья, поскольку имеет ряд хронических заболеваний и назначить наказание с применением ч. 3 ст. 68 УК РФ.

В дополнительной кассационной жалобе от 15 апреля 2021 года осужденный ссылаясь на постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года N 29 и считает, что его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 162 УК РФ. Указывает, что он не угрожал потерпевшей ФИО9 причинением вреда здоровью и не собирался его причинять. Ссылается на показания потерпевшей ФИО9 о том, что угроз с его стороны в ее адрес не поступало, а руку она порезала по своей вине.

Указывает, что в дополнениях к апелляционной жалобе он указывал на нарушения, допущенные при составлении протокола судебного заседания. Однако суд принял их как замечания на протокол судебного заседания. Суд апелляционной инстанции после возвращения из совещательной комнату огласил только вводную и резолютивную часть определения, что является нарушением.

В дополнительной кассационной жалобе от 23 апреля 2021 года осужденный просит применить при назначении ему наказания ч. 3 ст. 68 УК РФ; считает, что при наличии имеющихся у него хронических заболеваний срок наказания не должен быть более одной третьей части наиболее строгого вида наказания при рецидиве преступлений. При этом просит учесть указанные в приобщенной к жалобе справке хронические заболевания.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Волков В.А. оснований для отмены либо изменения судебных решений не имеется, просит жалобу оставить без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы адвоката, судебная коллегия находит судебное решение законным, обоснованным и справедливым, а жалобу — не подлежащей удовлетворению.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Обвинительный приговор в отношении Н. отвечает требованиям ст. 304, 307 — 309 УПК РФ, является законным, обоснованным и мотивированным.

Судом первой инстанции правильно установлено, что Н. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Из материалов дела следует, что обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены верно.

Выводы суда о виновности Н. в совершении указанного преступления основаны на совокупности всесторонне и полно исследованных в ходе судебного рассмотрения доказательств, подробно приведенных в приговоре, в том числе: показаниях самого осужденного Н., данных на предварительном следствии, об обстоятельствах совершения преступления, показаниях потерпевших ФИО9, ФИО8, ФИО7, заключениях экспертов, протоколах осмотра места происшествия, выемки, осмотра предметов и документов и других письменных доказательств, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре. Факт совершения преступления в отношении потерпевших ФИО9, ФИО8, ФИО7 в жалобе осужденным Н. не оспаривается.

Показания указанных лиц согласуются между собой и объективно подтверждаются письменными доказательствами, приведенными в приговоре, которые, позволили суду прийти к обоснованному выводу о виновности Н. в совершении преступления.

Все доказательства, представленные сторонами в судебном заседании, были собраны с учетом требований ст. ст. 73 — 82 УПК РФ и исследованы судом в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, каждое из них получило правильную правовую оценку самостоятельно и в совокупности с другими доказательствами, что надлежащим образом отражено в приговоре. Такая оценка произведена судом в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 75, 87, 88 УПК РФ, тот факт, что данная оценка доказательств не совпадает с позицией осужденного, не свидетельствует о нарушении судом требований уголовно-процессуального закона и не является основанием к отмене или изменению судебного решения.

Суд, установив фактические обстоятельства дела, обоснованно квалифицировал действия Н. по ч. 2 ст. 162 УК РФ, оснований для отмены или изменения приговора, о чем осужденный просит в своих жалобах не имеется.

Суд рассмотрел ходатайство осужденного о назначении в отношении него судебно-<данные изъяты> экспертизы и постановлением от 2 октября 2020 года на основании ст. 256 УПК РФ обосновано отказал.

Довод осужденного о том, что суд не выяснил его мнения относительно дальнейшего участия в деле потерпевших ФИО9, ФИО8, ФИО7 после их допроса, не является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и нарушением прав осужденного, поскольку дальнейшее участие потерпевших в судебном заседании является их правом, а не обязанностью. Кроме того, осужденный ходатайств о дополнительном их допросе в судебном заседании не заявлял. Более того, суд не связан позицией потерпевшего при постановлении приговора, поэтому не обязан ссылаться на его мнение при назначении наказания.

Вопреки доводам жалобы, суд в приговоре не ссылался на показания свидетелей ФИО16 и ФИО17, как на доказательства виновности осужденного.

Каких-либо данных о том, что со стороны председательствующего по делу проявлялись предвзятость, необъективность или иная заинтересованность в исходе дела, не установлено. Нарушений принципа состязательности сторон, судом не допущено, стороны обвинения и защиты были равноправными перед судом.

Кроме того, аналогичные доводы были предметом рассмотрения в суде первой и апелляционной инстанции и обосновано признаны несостоятельным с указанием мотива принятого решения.

При назначении осужденному наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи; в качестве смягчающих наказание обстоятельств суд вопреки доводам жалобы обоснованно учел — частичное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, трудовую деятельность, наличие на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья осужденного, престарелый возраст и состояние здоровья его близких родственников, в том числе родителей, частичное возмещение материального ущерба от преступления, молодой возраст, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, в качестве отягчающего наказание обстоятельства в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ — наличие в действиях Н. рецидива преступлений. На этом основании при назначении наказания суд правильно руководствовался положениями ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Иных смягчающих обстоятельств, в том числе прямо предусмотренных в качестве таковых ч. 1 ст. 61 УК РФ, не установлено.

Исходя из совокупности всех обстоятельств, учитываемых при назначении наказания, суд не усмотрел оснований для применения в отношении Н. положений ч. 3 ст. 68 УК РФ и судебная коллегия таковых не усматривает.

Вывод о назначении осужденному наказания, связанного с реальным лишением свободы, без применения ст. 73 УК РФ, а также об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ, суд мотивировал надлежащим образом, оснований не согласиться с ним не имеется.

По делу не имеется также обстоятельств, которые явились бы основанием для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ местом отбывания наказания судом правильно определена исправительная колония строгого режима.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ суд рассмотрел гражданский иск ФИО12 и обоснованно его удовлетворил.

Вопреки доводам жалобы, суд апелляционной инстанции проверил законность, обоснованность и справедливость приговора в отношении Н., мотивировав в соответствии с требованиями ст. 389.13, 389.20, 389.28 УПК РФ принятое решение.

Суд обоснованно принял доводы, изложенные в апелляционной жалобе как замечания на протокол судебного заседания и указал, что замечания осужденного рассмотрены судьей в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, о чем вынесено постановление.

Уголовно-процессуальный закон содержит нормы, позволяющие при определенных условиях оглашать вводную и резолютивную части судебных решений по делу (ч. 3 ст. 389.33). В связи с чем нарушений требований закона нет, а доводы жалобы в этой части также несостоятельны.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену судебных решений, по делу не допущено, в связи с чем оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется.

Вместе с тем судебная коллегия приходит к выводу о том, что судебные решения подлежат изменению в связи с допущенными судом первой инстанцией нарушениями уголовно-процессуального закона.

В силу ч. 3 ст. 240 УПК РФ приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

В качестве доказательств, подтверждающих вину осужденного, в приговоре приведены показания допрошенного в ходе предварительного расследования свидетеля ФИО10 (т. 1, л.д. 38 — 39), оглашенные в судебном заседании, вопреки возражениям стороны защиты.

Вместе с тем, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 4 Постановления от 29 ноября 2016 года N 55 «О судебном приговоре», ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные ими в ходе предварительного расследования или в ином судебном заседании, допустима только при условии оглашения этих показаний с соблюдением требований, установленных ст. ст. 276 и 281 УПК РФ.

В силу ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведенных с их участием, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц предусмотренными законом способами (например, в ходе очных ставок с его участием задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним свои возражения).

Однако, как следует из материалов дела, ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании такой возможности осужденному Н. предоставлено не было, в том числе и посредством проведения очной ставки, в связи с чем, с учетом приведенных обстоятельств и высказанных стороной защиты возражений, у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для оглашения показаний свидетеля ФИО10

С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым исключить из числа доказательств, положенных в основу приговора, оглашенные показания свидетеля ФИО10, что не влияет на выводы суда о виновности Н. в совершении указанного преступления, которая подтверждается совокупностью иных, исследованных в судебном заседании доказательств, не доверять которым оснований не имеется.

При рассмотрении дела в апелляционном порядке указанные нарушения уголовно-процессуального закона не были устранены, что влечет изменение и апелляционного определения.

Несмотря на это, оставшаяся совокупность доказательств, изложенных в приговоре и исследованных судом первой инстанции всесторонне, полно и объективно, является достаточной для того, чтобы считать виновность осужденного в совершении преступления доказанной, а выводы суда — соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14 — 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Топкинского городского суда Кемеровской области от 6 октября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 15 декабря 2020 года в отношении Н. изменить;

исключить из приговора и апелляционного определения ссылку на показания свидетеля ФИО10, данные им в ходе предварительного расследования, как на доказательства виновности осужденного.

В остальной части судебные решения оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного — без удовлетворения.

Председательствующий
Л.А. Шульгина

Судьи
И.В. Павлова
И.А. Рубанов

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии