top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ И ОКОНЧАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

Главная Профессиональные новости ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ И ОКОНЧАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ

§ 1. Варианты фактического завершения предварительного  расследования: приостановление и окончание (формы окончания)

После того как уголовное дело возбуждено, производство по нему, осуществляемое в рамках предварительного расследования, с точки зрения общей перспективы может быть либо приостановлено, либо окончено (как говорится, третьего не дано). Иначе говоря, оно подлежит завершению принятием системообразующего для данной стадии уголовного процесса процессуального решения, имеющего либо временный характер (приостановление предварительного расследования), либо окончательный характер (окончание предварительного расследования). От этого решения зависит дальнейшее движение уголовного дела или отсутствие такового. В этом смысле приостановление и окончание предварительного расследования следует рассматривать в комплексе, поскольку они, с одной стороны, неразрывно связаны, а с другой — представляют собой альтернативные варианты развития производства по уголовному делу.

Если говорить об окончании предварительного расследования, то его формами, находящими отражение в соответствующих процессуальных решениях, являются:

1) окончание предварительного расследования составлением обвинительного заключения (обвинительного акта, обвинительного постановления) — гл. 30, 32, 32.1 УПК РФ <1>;

———————————

<1> См. более подробно гл. 19 и 20 настоящего курса.

2) окончание предварительного расследования принятием процессуального решения о прекращении уголовного дела — гл. 29 УПК РФ <1>;

———————————

<1> См. более подробно гл. 18 настоящего курса.

3) окончание предварительного расследования постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера — гл. 51 УПК РФ <1>.

———————————

<1> См. более подробно § 2 гл. 34 настоящего курса.

Связывая окончание предварительного расследования с завершением на данном этапе производства по уголовному делу всех следственных и иных процессуальных действий, необходимо учитывать, что аналогичные процессуальные последствия влечет и решение о приостановлении производства по уголовному делу.

Поэтому принципиально важным для понимания правовой природы института приостановления производства по уголовному делу служит то обстоятельство, что, не обладая de jure свойствами итогового процессуального решения для стадии предварительного расследования, приостановление производства de facto связано с завершением расследования по уголовному делу, которое может иметь временный характер, но может приобрести и характер окончательный (когда приостановленное дело подлежит окончательному прекращению).

Таким образом, в российском уголовном процессе приостановление производства по уголовному делу наряду с его окончанием следует рассматривать в качестве варианта фактического завершения предварительного расследования.

§ 2. Понятие и процессуальное значение института приостановления предварительного расследования

Как уже отмечалось выше, логическим завершением предварительного расследования является его окончание в формах, предусмотренных уголовно-процессуальным законом для этой стадии движения уголовного процесса.

Вместе с тем в ходе производства предварительного расследования могут возникнуть обстоятельства, объективно препятствующие движению уголовного дела и окончанию производства по нему. В то же время стадия предварительного расследования ограничена жесткими сроками, не подлежащими автоматическому продлению (для этого нужны определенные основания, предполагающие знание о том, какие именно действия будут совершены в случае продления срока). Неизбежное противоречие между наличием обстоятельств, препятствующих завершению предварительного расследования, и обязанностью завершить его в установленные сроки вызвало необходимость появления в российском уголовном процессе особого процессуального механизма, снимающего данное противоречие, — института приостановления предварительного расследования <1>.

———————————

<1> В теоретическом смысле все сказанное в равной мере относится и к судебным стадиям уголовного процесса. Исходя из этого, интересующий нас механизм можно рассматривать в более широком ключе как институт приостановления производства по уголовному делу. Однако законодатель на данном этапе предпочитает регулировать этот механизм не в качестве института общей части уголовно-процессуального права (одного из общих положений уголовного процесса), а применительно к соответствующим стадиям уголовного процесса в отдельности. Поэтому здесь мы ограничимся рассмотрением только приостановления предварительного расследования (о приостановлении производства в судебных стадиях уголовного процесса см. § 6 гл. 22 настоящего курса). В то же время многие отмеченные здесь теоретические положения в полной мере приложимы и к судебным стадиям.

Иначе говоря, объективная потребность в наличии данного процессуального института обусловлена следующими причинами.

Во-первых, существует обязанность государства в лице его соответствующих органов и должностных лиц производить предварительное расследование в установленные законом сроки, отличные от сроков давности уголовного преследования. При этом сроки предварительного расследования значительно менее продолжительны сроков давности уголовного преследования <1>.

———————————

<1> Сроки предварительного расследования являются разновидностью его общих условий. Более подробно о сроках предварительного расследования см. § 13 гл. 14 настоящего курса.

Во-вторых, это объективная возможность возникновения обстоятельств как фактического, так и юридического характера, препятствующих окончанию производства по уголовному делу в предусмотренные законом сроки.

При этом необходимо отметить, что четко регламентированные сроки предварительного расследования, включая процедуру их продления, не служат неотъемлемым элементом уголовного судопроизводства континентального типа, что обусловлено главным образом судебным характером классического предварительного следствия, присущим отдельным странам европейского континента (Франция и др.), и наличием правила «судью (включая следственного судью) торопить нельзя». Соответственно, приостановление производства по уголовному делу в этом плане не может претендовать на характер универсального правового института: он известен далеко не во всех правопорядках. Скажем, французский следственный судья при производстве предварительного следствия, исчерпав все возможности для его продолжения, приостанавливает и возобновляет свою деятельность исключительно в фактическом смысле вне рамок какого-то процессуального механизма, т.е. не принимая об этом никаких специальных процессуальных решений.

Если говорить об отечественном уголовном судопроизводстве, то в историческом контексте его развития институт приостановления предварительного расследования не всегда однозначно воспринимался на законодательном уровне и в процессуальной доктрине.

Истоки института приостановления предварительного следствия наряду с институтом сроков последнего усматриваются в Своде законов Российской империи 1832 г., т.е. речь идет о наследии не Судебной реформы 1864 г., а скорее дореформенного уголовно-процессуального законодательства <1>.

———————————

<1> См.: Великая реформа: к 150-летию Судебных уставов. Т. II: Устав уголовного судопроизводства / Под ред. Л.В. Головко. М., 2014. С. 23.

В ходе Судебной реформы 1864 г. законодатель, напротив, постарался отмежеваться от института приостановления предварительного расследования. Уставом уголовного судопроизводства (УУС) 1864 г. хотя и предусматривалась возможность приостановления производства по уголовному делу, но только после его поступления в распоряжение суда, иначе говоря, применительно к производству исключительно в судебных стадиях процесса. В частности, приостановление преследования допускалось судом по основаниям как фактической (побег и болезнь обвиняемого), так и юридической (необходимость разрешения преюдициальных вопросов, находящихся в ведении другого суда) невозможности продолжения дальнейшего производства по уголовному делу <1>. Что касается предварительного следствия, то ст. 276 УУС 1864 г. прямо закреплялся запрет приостановления производства «по тому случаю, что обвиняемый скрылся или что нет в виду подозреваемого в совершении преступления» <2>. Тем самым в тот период отечественный уголовный процесс, следуя в русле классических западноевропейских подходов, отрицал институт приостановления предварительного расследования, что объяснялось судебной природой предварительного следствия, которое производил судебный следователь, и отказом от установления для него жестких сроков во имя соблюдения максимы «суд торопить нельзя».

———————————

<1> См., в частности: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. СПб., 1910. Т. II. С. 44 — 46.

<2> Устав уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 г. // СПС «Гарант».

Советское уголовно-процессуальное законодательство почти сразу начало отходить от подходов, заложенных в 1864 г., что связано с наметившимся тогда отказом от классического предварительного следствия, фигуры судебного следователя и т.п. Но делало это оно весьма постепенно, далеко не сразу сконструировав институт приостановления предварительного расследования. Так, УПК РСФСР 1922 г. и 1923 г. в главе, посвященной окончанию предварительного следствия, устанавливали возможность прекращения предварительного следствия с последующей возможностью его возобновления по основаниям необнаружения виновного и недостаточности собранных по делу доказательств для предания суду лица, привлеченного ранее к делу в качестве обвиняемого. Соответственно, приостановление производства по уголовному делу, будучи одной из форм окончания предварительного следствия, в юридико-техническом плане не разграничивалось с институтом прекращения уголовного дела. Вслед за законодателем аналогичной позиции придерживалась и процессуальная доктрина того периода <1>.

———————————

<1> См., в частности: Строгович М.С. Уголовный процесс. М., 1946. С. 314 — 323; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М., 1951. С. 287 — 298.

В УПК РСФСР 1960 г. законодатель, посвятив единую главу процессуальной регламентации процедуры приостановления и процедуры окончания предварительного следствия, тем не менее достаточно четко разделил данные процессуальные институты. Это обстоятельство повлекло внесение соответствующих коррективов и в развитие доктринальных подходов в вопросе соотношения институтов приостановления и окончания производства по уголовному делу <1>. Именно в тот период институт приостановления предварительного расследования начал в доктринальном смысле формироваться как автономный уголовно-процессуальный институт, т.е. приобрел то место в теории уголовно-процессуального права, которое занимает сегодня.

———————————

<1> См., в частности: Уголовный процесс: Учебник / Отв. ред. Н.С. Алексеев, В.З. Лукашевич, П.С. Элькинд. М., 1972. С. 298 — 302; Быков В.М., Ломовский В.Д. Приостановление производства по уголовному делу. М., 1978. С. 5 — 11.

Действующий УПК, развивая заложенные в УПК РСФСР 1960 г. и развитые в науке подходы, уже на нормативном уровне окончательно оформил приостановление предварительного расследования в качестве самостоятельного процессуального института, существующего автономно от института окончания предварительного расследования.

Процессуальной регламентации приостановления производства по уголовному делу в рамках предварительного следствия посвящена гл. 28 УПК РФ. Применительно к производству дознания гл. 32 УПК РФ содержит отсылочную норму к положениям гл. 28 УПК РФ, в частности, об этом говорится в ч. ч. 1, 3.1, 6 ст. 223 УПК РФ <1>. Таким образом, институт приостановления производства по уголовному делу подлежит применению как при производстве предварительного следствия, так и при производстве дознания, иначе говоря, независимо от формы предварительного расследования по уголовному делу.

———————————

<1> В рамках настоящей главы такие понятия, как «приостановление производства по уголовному делу», «приостановление предварительного расследования» и «приостановление предварительного следствия», рассматриваются в качестве синонимов.

При характеристике института приостановления производства по уголовному делу важно учитывать следующие признаки, присущие ему вне зависимости от стадии движения уголовного дела. Эти признаки в полной мере относятся и к приостановлению уголовного дела в стадии предварительного расследования.

Во-первых, приостановление производства по делу является временной мерой, обусловленной появлением обстоятельств, препятствующих дальнейшему движению уголовного дела <1>. Соответственно, постановление о приостановлении производства не может рассматриваться в качестве итогового процессуального решения по уголовному делу (итогового решения для стадии предварительного расследования).

———————————

<1> Аналогичная правовая позиция сформулирована Конституционным Судом РФ (см., в частности: Постановление Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. N 5-П «По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 215 и абзаца второго статьи 217 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Барабаша и А.В. Исхакова»).

Во-вторых, возникновение при производстве по уголовному делу одного из перечисленных в законе обстоятельств, служащих основанием к принятию соответствующего процессуального решения, не влечет автоматическое приостановление производства в каждом случае появления подобных обстоятельств. Необходимо также учитывать иные обстоятельства, имеющие место при производстве по уголовному делу (в частности, общую продолжительность предварительного следствия, предполагаемую длительность и характер заболевания подозреваемого, обвиняемого, наличие ходатайства о рассмотрении дела в отсутствие подсудимого и т.п.).

В-третьих, следствием приостановления производства по уголовному делу служит запрет на осуществление любых процессуальных действий и принятие процессуальных решений до возобновления производства по нему. Вместе с тем характер обстоятельств, вызвавших приостановление производства по делу, не только не исключает, но по ряду оснований предполагает необходимость осуществления иной, внепроцессуальной деятельности, связанной, в частности, с розыском лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, установлением фактического местонахождения подозреваемого, обвиняемого и т.п. По существу, подобная внепроцессуальная (чаще всего оперативно-розыскная) деятельность направлена на устранение обстоятельств, повлекших приостановление производства по уголовному делу.

§ 3. Основания приостановления предварительного расследования

В качестве оснований приостановления предварительного расследования в ч. 1 ст. 208 УПК РФ предусмотрены следующие обстоятельства:

1) лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено;

2) подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам;

3) место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует;

4) временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях.

Таким образом, из вышеприведенных оснований приостановления уголовного дела следует, что применение данного процессуального института возможно как в период производства расследования in rem — по кругу деяний и в отсутствие лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого (п. 1 ст. 208 УПК РФ), так и при одновременном производстве по уголовному делу in rem (по кругу деяний) и in personam (по кругу лиц) (п. п. 24 ст. 208 УПК РФ).

В процессуальной доктрине принято выделять так называемые общие и специальные условия приостановления производства по уголовному делу <1>.

———————————

<1> См., в частности: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под общ. ред. А.В. Смирнова // СПС «КонсультантПлюс». 2012.

Общими являются условия, наличие которых необходимо для приостановления предварительного расследования по любому из вышеперечисленных оснований. К ним относятся, в частности: отсутствие обстоятельств, влекущих прекращение уголовного дела (отсутствие событие, истечение сроков давности уголовного преследования и т.п.), а также выполнение всех следственных действий, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого.

Специальные условия относятся к основаниям приостановления производства по п. п. 24 ч. 1 ст. 208 УПК РФ и обусловлены уже персонифицированным характером уголовного преследования. В качестве специальных условий следует рассматривать: наличие подозрения или обвинения по уголовному делу, отсутствие оснований для заочного рассмотрения уголовного дела и т.п.

Кроме того, необходимо обратить внимание на то, что основания приостановления предварительного следствия, перечисленные в ст. 208 УПК РФ, относятся к так называемым фактическим основаниям.

В судебных стадиях процесса наряду с аналогичными фактическими основаниями (за исключением неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, как обстоятельства, влекущего объективную невозможность перехода от досудебного к судебному производству) присутствует и основание юридическое, связанное с невозможностью разрешения судом уголовного дела по существу до принятия решения иным компетентным органом (Конституционным Судом РФ) <1>.

———————————

<1> Об основаниях приостановлении судебного разбирательства см. п. 2 § 6 гл. 22 настоящего курса.

Следует также отметить, что в отличие от иных процессуальных кодексов действующим УПК РФ не предусмотрена возможность приостановления производства по делу в случаях, когда тот же факт (деяние) образует предмет иного вида судопроизводства, а лицо, привлекаемое в уголовном судопроизводстве в качестве обвиняемого, является его участником. В гражданском и арбитражном процессе необходимость разрешения уголовного дела влечет обязанность суда приостановить производство по гражданскому и арбитражному делу соответственно (ст. 215 ГПК РФ, ст. 143 АПК РФ). Таким образом, при одновременном рассмотрении в разных видах судопроизводства дел, имеющих один и тот же предмет, приоритет имеет судопроизводство уголовное. Однако данное правило действует лишь до момента вступления в законную силу судебного решения. Далее — после вступления в законную силу судебного решения подлежит применению правило о преюдиции (ст. 90 УПК РФ) <1>.

———————————

<1> См. подробнее § 12 гл. 10 настоящего курса.

Итак, рассмотрим каждое из вышеприведенных оснований приостановления производства по уголовному делу более подробно.

Первое основание приостановления предварительного расследования — лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено — предполагает фактическую и, как следствие, юридическую невозможность дальнейшего движения уголовного дела. Неустановление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, исключает возможность персонификации уголовного судопроизводства, предполагающей осуществление расследования не только в отношении установленных фактов (пределы производства in rem), но и в отношении конкретных лиц (пределы производства in personam). Соответственно, невозможность доказывания виновности определенного лица (лиц) ввиду отсутствия последнего (последних) исключает возможность его привлечения в качестве обвиняемого и предъявление обвинения, окончания предварительного расследования в установленных формах, направления уголовного дела в суд, судебного разбирательства и т.п. По данному основанию приостановление предварительного расследования допускается лишь по истечении его срока. По сути, по этому основанию приостанавливаются дела обо всех так называемых нераскрытых преступлениях.

Второе основание приостановления предварительного расследования — подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам — на момент принятия соответствующего процессуального решения предполагает персонифицированный характер производства по уголовному делу, когда лицо или лица, подлежащие привлечению к уголовной ответственности, предварительно установлены.

При этом действующим уголовно-процессуальным законом впервые предусмотрена возможность приостановления предварительного следствия в отношении подозреваемого. В процессуальной доктрине данное обстоятельство повлекло постановку проблемы о снижении стандарта доказанности участия лица в совершении преступления вследствие отступления от общепризнанной обязанности государства принять все меры, направленные на изобличение лица в совершении преступления <1>. Кроме того, возникает и проблема правовой неопределенности процессуального положения лица, в отношении которого предварительное следствие приостановлено, поскольку, по существу, речь идет об оставлении его в подозрении на неопределенный срок.

———————————

<1> См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Указ. соч.

В данном вопросе необходимо учитывать основания, с наличием которых законодатель связывает появление процессуальной фигуры подозреваемого. Не вызывает сомнения то обстоятельство, что предварительное следствие по вполне понятным и объективным причинам не может быть приостановлено в отношении лица, которое приобрело статус подозреваемого вследствие его задержания по основаниям, предусмотренным ст. 91 УПК РФ (п. 2 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Аналогичным образом следует расценивать и ситуацию, связанную с признанием лица подозреваемым в связи с избранием в отношении его меры пресечения до предъявления обвинения (п. 3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ): либо обвинение предъявляется в установленный срок, либо мера пресечения отменяется, вследствие чего лицо утрачивает статус подозреваемого.

Несколько иначе обстоит дело с подозреваемым, признанным таковым вследствие возбуждения в отношении лица уголовного дела (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ), а также уведомления его о подозрении. Именно с появлением подозреваемого по данным основаниям следует связывать возможность приостановления производства по уголовному делу в отношении подозреваемого. При этом если институт уведомления о подозрении служит процессуальным аналогом института привлечения лица в качестве обвиняемого с той лишь оговоркой, что он применим исключительно в ходе производства дознания, то возбуждение уголовного дела в отношении лица и последующее приостановление производства по делу без формирования достаточной доказательственной базы для признания такого лица обвиняемым как раз и порождают проблему снижения стандартов доказанности участия лица в совершении преступления.

В подобной ситуации с точки зрения процессуальной логики движения уголовного дела и формирования пределов производства по нему, а также защиты прав и интересов лица, вовлекаемого в уголовное судопроизводство, единственно правильным при принятии решения о приостановлении производства по уголовному делу представляется вариант определения процессуального статуса лица в качестве обвиняемого либо «снятие» подозрения и, соответственно, приостановление предварительного расследования по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Одной из наиболее актуальных и сложных проблем, связанных с приостановлением производства по уголовному делу по п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, является возможность избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении подозреваемого (обвиняемого), скрывшегося от органов дознания и предварительного следствия <1>.

———————————

<1> Институт мер пресечения рассмотрен в § 3 гл. 12 настоящего курса. Поэтому здесь дополнительно затрагиваются лишь отдельные аспекты избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, непосредственно связанные с применением института приостановления предварительного расследования.

По общему правилу принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления его в международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК РФ) <1>. Данная норма призвана обеспечить запрет применения в уголовном судопроизводстве так называемого заочного ареста. Соответственно, розыск лица, не соответствующий критериям и масштабам международного розыска, не предполагает возможность избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу в отсутствие разыскиваемого лица. Подобным подходом обусловлено появление нормы об уголовно-процессуальном задержании обвиняемого (ч. 3 ст. 210 УПК РФ), которое должно производиться по правилам, установленным для задержания подозреваемого (по существу, речь идет об аналогии закона).

———————————

<1> По видам розыска принято выделять: местный, федеральный, межгосударственный и международный. Вопросы организации и проведения розыска определяются на уровне ведомственных и межведомственных нормативных актов (см., в частности: Приказ МВД России N 786, Минюста России N 310, ФСБ России N 470, ФСО России N 454, ФСКН России N 333, ФТС России N 971 от 6 октября 2006 г. «Об утверждении инструкции по организации информационного обеспечения сотрудничества по линии Интерпола»).

Однако основная причина возникновения данной проблемы кроется не столько в процессуальной плоскости, сколько в вопросах практической реализации положений уголовно-процессуального закона, а именно организационном, техническом, временном и других аспектах, связанных с производством по уголовному делу. Дело в том, что задержание лица вне места производства предварительного следствия зачастую не позволяет следователю своевременно (в течение 48 часов) заявить перед судом по месту фактического задержания подозреваемого, обвиняемого ходатайство об избрании меры пресечения, представить необходимые доказательства, присутствовать в судебном заседании лично и т.п.

С учетом возникающих на практике сложностей в процессуальной доктрине получила распространение позиция о необходимости отражения в уголовно-процессуальном законе возможности принятия судебного решения о заключении под стражу в отсутствие подозреваемого, обвиняемого, но с обязательным участием защитника при рассмотрении данного вопроса <1>.

———————————

<1> См., в частности: Гаврилов Б.Я. Современные проблемы досудебного производства и меры по их разрешению // Российский следователь. 2013. N 21. С. 5 — 11.

Аналогичная норма сформулирована в ч. 2 ст. 238 УПК применительно к судебному производству по уголовному делу. Пленум Верховного Суда РФ также обращает внимание на полномочие суда в отсутствие лица избрать меру пресечения в отношении не содержащегося под стражей обвиняемого, который скрылся от суда (ч. 2 ст. 238 УПК РФ), при условии, что данный факт с достоверностью установлен судом <1>.

———————————

<1> См.: п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Следует добавить, что, равно как и в первом случае, приостановление предварительного расследования по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, допустимо только по истечении установленного срока предварительного следствия (дознания).

Третье основание приостановления предварительного следствия — место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует (п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ) — также предполагает персонифицированный характер производства по уголовному делу.

Причины, обусловливающие невозможность участия подозреваемого, обвиняемого в производстве по уголовному делу, могут быть вызваны как обстоятельствами объективного характера, в силу которых лицо не имеет реальной возможности явиться в органы предварительного расследования (стихийное бедствие, нахождение в дальнем плавании и т.п.), так и обстоятельствами, связанными с нахождением лица за пределами территории Российской Федерации и его нежеланием добровольного участия в производстве по уголовному делу. В последнем случае следователь принимает меры, связанные с организацией экстрадиции обвиняемого в порядке, предусмотренном гл. 54 УПК РФ <1>. Строго говоря, появление в законе данного основания приостановления производства по делу обусловлено именно относительной «открытостью» границ в современном мире и частым нахождением обвиняемых за границей, когда у российских органов предварительного расследования нет юридической возможности их задержать, применить иную меру процессуального принуждения и т.п.

———————————

<1> Более подробно о процедуре выдачи лица для уголовного преследования см. § 2 гл. 35 настоящего курса.

Приостановление предварительного следствия по основаниям, предусмотренным п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, тесно связано с проблемой исчисления сроков давности уголовного преследования. По общему правилу, сформулированному в уголовном законе, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления до момента вступления приговора в законную силу (ч. 2 ст. 78 УК РФ). Однако течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия и суда. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК РФ).

С учетом вышеприведенных положений вопрос о приостановлении течения сроков давности уголовного преследования в каждом случае приостановления предварительного следствия по п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 208 УПК РФ подлежит разрешению на основании правовой оценки поведения подозреваемого или обвиняемого. Так, в частности, если подозреваемым (обвиняемым) нарушена ранее избранная мера пресечения и он скрылся, данные обстоятельства могут служить прямым доказательством его уклонения от следствия и суда и, соответственно, течение сроков давности уголовного преследования в подобной ситуации подлежит приостановлению. Напротив, в случае, когда лицу неизвестен факт его постановки в процессуальное положение подозреваемого (обвиняемого) вследствие, в частности, неустановления его местонахождения, временного отсутствия по месту жительства и т.п., течение сроков давности приостановлению не подлежит.

Четвертое основание приостановления предварительного следствия — временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях — предполагает необходимость одновременного наличия сразу нескольких условий.

К таким условиям относятся:

1) тяжкий (острый) характер заболевания, исключающий возможность участия в производстве по уголовному делу, в том числе при производстве следственных и иных процессуальных действий;

2) продолжительный характер заболевания; краткосрочные заболевания (простуда, грипп и т.д.) по общему правилу не влекут необходимости приостановления производства по уголовному делу; исключением могут служить случаи возникновения кратковременного заболевания в период, когда истекают сроки предварительного следствия;

3) дополнительное условие возникает в случае психического заболевания лица, поскольку здесь существует конкуренция между двумя возможностями: приостановлением предварительного расследования и передачей уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (гл. 51 УПК РФ); основание приостановления предварительного расследования возникнет только в том случае, когда психическое заболевание имеет излечимый характер <1>; если же психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, наступило после совершения преступления, но при этом в прогнозируемой перспективе шансов на выздоровление нет, то производство по делу не приостанавливается, а продолжается в порядке, предусмотренном гл. 51 УПК РФ.

———————————

<1> Применительно к остальным заболеваниям данное условие отсутствует. Скажем, если обвиняемого разбил паралич без малейших шансов на выздоровление, что исключает его дальнейшее участие в производстве по делу, то при отсутствии оснований для прекращения уголовного дела (преследования) единственной возможностью является приостановление предварительного расследования.

Характер заболевания подозреваемого, обвиняемого подлежит удостоверению медицинским заключением, требования к форме и содержанию которого регламентируются нормативными актами Министерства здравоохранения РФ.

Приостановление производства предварительного следствия по п. п. 3, 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ допускается и до окончания срока предварительного следствия (ч. 4 ст. 208 УПК РФ). Скажем, когда выясняется, что обвиняемый находится за границей, то нет никакого резона ждать окончания сроков предварительного расследования: следователь должен инициировать процедуру выдачи (экстрадиции) обвиняемого, одновременно приостанавливая производство по делу. Та же самая логика действует, разумеется, и в случае, когда обвиняемый заболел. Это позволяет в том числе «сэкономить» срок предварительного расследования, когда основания приостановления уголовного дела отпадут (обвиняемый выздоровеет, будет экстрадирован из-за рубежа и т.п.).

§ 4. Процессуальные последствия приостановления предварительного расследования

В уголовном процессе в отличие от иных видов судопроизводства принципиально важным последствием любого приостановления производства по уголовному делу является абсолютный запрет на осуществление следственных и иных процессуальных действий до возобновления производства по нему (ч. 3 ст. 209 УПК РФ).

Несколько сложнее решается вопрос с мерами пресечения. С одной стороны, закон не исключает возможность сохранения, продления или даже избрания меры пресечения по приостановленному уголовному делу (ч. 4 ст. 208 УПК РФ). Более того, такой подход в некоторых случаях является единственно возможным: например, если лицо, обвиняемое в совершении опасного преступления и находящееся под стражей, заболело, что повлекло необходимость приостановления предварительного расследования, то мера пресечения сохранит силу и обвиняемому придется лечиться в соответствующем медицинском учреждении по месту исполнения меры пресечения в виде заключения под стражу. С другой стороны, ни одна мера пресечения не может действовать в течение неопределенного и ничем не ограниченного срока. Скажем, если один обвиняемый находится за границей, а другой — под подпиской о невыезде, то при невозможности выделить уголовное дело и необходимости приостановить производство в целом мера пресечения в виде подписки о невыезде должна отменяться. В противном случае мы сталкивались бы с ситуацией, когда к лицу применяется мера пресечения в течение нескольких лет или даже десятилетий (в пределах сроков давности) без малейших перспектив ее отмены, что недопустимо. Как видно, при решении вопроса о возможности или невозможности сохранения меры пресечения при приостановлении предварительного расследования возникают разные обстоятельства, которые нельзя однозначно урегулировать в законе. Поэтому данный вопрос решается исходя из обстоятельств дела, конкретного основания приостановления производства по нему, общей процессуальной ситуации и т.п.

Приостановив предварительное следствие, следователь уведомляет об этом участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения и стороны защиты: потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. В случае если предварительное следствие приостановлено по основаниям, не связанным с неустановлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности, либо его местонахождения, о принятии данного процессуального решения также в обязательном порядке уведомляются подозреваемый (обвиняемый) и его защитник (ч. 1 ст. 209 УПК РФ).

Вышеуказанным лицам при ознакомлении с соответствующим процессуальным решением разъясняется порядок его обжалования. Применительно к досудебному производству по уголовному делу решение о приостановлении предварительного расследования подлежит обжалованию в порядке, предусмотренном для обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство <1>.

———————————

<1> О порядке обжалования действий и решений должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, см. п. 6 § 2 гл. 2 настоящего курса.

Как уже упоминалось выше, приостановление производства и, как следствие, запрет на совершение процессуальных действий и принятие процессуальных решений до момента возобновления производства вовсе не исключают осуществление иной, внепроцессуальной, деятельности, направленной прежде всего на устранение обстоятельств, повлекших приостановление уголовного дела.

Одним из наиболее важных мероприятий, осуществляемых по приостановленному уголовному делу, служит розыск подозреваемого (обвиняемого). Следует отметить, что уголовно-процессуальные аспекты регулирования розыскной деятельности при производстве по уголовному делу позволяют выделить три основные типовые ситуации, в которых производство по уголовному делу сопряжено с осуществлением органом дознания розыска лица, совершившего преступное деяние.

Во-первых, это производство органом дознания розыскных и оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу, переданному возбудившим его органом дознания для производства предварительного следствия, по которому не обнаружено лицо, совершившее преступление. В такой ситуации производство розыскных и оперативно-розыскных мероприятий не требует отдельного поручения следователя и осуществляется в силу прямого указания закона (ч. 4 ст. 157 УПК РФ).

Во-вторых, розыск может быть объявлен в ходе производства предварительного расследования в случаях, когда в отношении лица вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого либо имеются основания для признания за ним процессуального статуса подозреваемого, однако его местонахождение следователю (дознавателю) неизвестно. В подобных ситуациях розыск подозреваемого, обвиняемого предполагает вынесение отдельного поручения, адресованного органу дознания.

В-третьих, розыск подозреваемого, обвиняемого объявляется в случаях приостановления предварительного расследования по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ, о чем указывается в постановлении о приостановлении предварительного следствия либо выносится отдельное постановление (ч. 1 ст. 210 УПК РФ).

Розыск, осуществляемый органом дознания по поручению следователя, представляет собой совокупность организационных, оперативных, административных мероприятий, направленных на установление местонахождения подозреваемого, обвиняемого. При этом в ходе производства розыска по уголовному делу, производство по которому приостановлено, недопустимо осуществление процессуальных и следственных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом.

Существенным с точки зрения процессуальных последствий применения института приостановления предварительного расследования служит то обстоятельство, что принятие одноименного процессуального решения выводит уголовное дело за рамки установленных законом сроков его расследования, значительно увеличивая при этом фактическое время нахождения уголовного дела в досудебном производстве (в производстве следователя, дознавателя). Вместе с тем принцип разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ) обязывает правоприменителя при принятии данного процессуального решения, во-первых, оценивать его законность, целесообразность, обоснованность в каждом конкретном случае, во-вторых, осуществлять действенные и эффективные меры, включая контроль за их исполнением, направленные на устранение обстоятельств, повлекших приостановление расследования. При этом следует отметить, что принцип разумного срока судопроизводства является относительно новым институтом уголовно-процессуального права, пришедшим в отечественную процессуальную доктрину и законодательство из практики Европейского суда по правам человека.

В соответствии с ч. 1 ст. 6.1 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется в разумный срок. До недавнего времени уголовно-процессуальным законом при определении разумного срока учитывался исключительно период с момента начала осуществления уголовного преследования до момента прекращения уголовного преследования или вынесения обвинительного приговора (ч. 2 ст. 6.1 УПК РФ). Иначе говоря, при определении разумности сроков оценивался временной период, исчисляемый с момента появления в уголовном деле подозреваемого (обвиняемого) до момента вынесения итогового решения по уголовному делу.

Вместе с тем правовые положения, касающиеся данной проблематики в уголовном судопроизводстве, но нашедшие отражение в иных федеральных законах, существенно расширяли сферу применения положений о разумном сроке в уголовном процессе, прежде всего применительно к производству досудебному.

В частности, в соответствии со ст. 244.1 ГПК РФ заявитель (лицо, полагающее о нарушении его права на судопроизводство в разумный срок) вправе обратиться в суд до окончания производства по уголовному делу, по которому лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, установлено, если общая продолжительность производства по уголовному делу превысила четыре года и ранее лицо обращалось с соответствующим заявлением в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом <1>.

———————————

<1> Аналогичная норма содержится в ч. 7 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Тем самым приведенная норма определяла сферу применения правил о разумном сроке до окончания производства по уголовному делу следующими пределами.

Во-первых, формально-юридически не любое основание приостановления производства по уголовному делу гипотетически могло быть сопряжено с нарушением права на судопроизводство в разумный срок. Так, приостановление производства в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), с учетом вышеприведенных положений исключало постановку вопроса в рассматриваемой плоскости, поскольку производство по делу ведется исключительно по кругу деяний (in rem), но не по кругу лиц (in personam).

Во-вторых, иные основания приостановления предварительного расследования (п. п. 24 ч. 1 ст. 208 УПК РФ) могли быть сопряжены с нарушением права на судопроизводство в разумный срок только при наличии двух условий: первое условие — общая продолжительность производства, включая срок приостановления предварительного расследования, превысила четыре года от начала уголовного преследования (момента признания лица подозреваемым, обвиняемым) до дня поступления соответствующего заявления в суд; второе условие — лицо обращалось с жалобой в установленном порядке к прокурору, руководителю следственного органа либо в суд.

Конституционный Суд РФ, оценивая вышеприведенные положения действующего законодательства, внес существенные коррективы в их толкование, предопределив тем самым внесение изменений в УПК РФ.

Так, Конституционный Суд РФ указал, что правовые нормы, допускающие отказ потерпевшему в признании его лицом, имеющим право на подачу заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, на том лишь формальном основании, что подозреваемый (обвиняемый) по делу не установлен, притом что имеются конкретные данные, свидетельствующие о возможном нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства, не соответствующие Конституции РФ. В частности, такими данными могут служить обстоятельства, свидетельствующие о бездействии лица, осуществляющего производство по уголовному делу, а также должностных лиц, осуществляющих процессуальное руководство и надзор за деятельностью следователя (дознавателя), непринятии эффективных мер, направленных на установление подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления, многократной отмене постановлений о возбуждении уголовного дела, приостановлении производства по уголовному делу и т.п. с учетом общей продолжительности производства по уголовному делу <1>.

———————————

<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2013 г. N 14-П «По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 1, пункта 1 части 1, частей 6 и 7 статьи 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», частей первой и четвертой статьи 244.1 и пункта 1 части первой статьи 244.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.Е. Поповой».

Аналогичные положения впоследствии нашли отражение в ч. 3.1 ст. 6.1 УПК РФ, ч. 4.1 ст. 244.1 ГПК РФ, ч. 7.1 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ <1>. Таким образом, сфера применения положений о разумном сроке уголовного судопроизводства на сегодняшний день существенно расширена как за счет включения периода производства по делу до момента появления подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, так и с учетом общей продолжительности досудебного производства, включая срок приостановления производства предварительного расследования по уголовному делу.

———————————

<1> Изменения в вышеперечисленные Законы внесены Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 273-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившим в силу с 1 января 2015 г.

§ 5. Судьба приостановленного уголовного дела

Сущностной характеристикой института приостановления производства по уголовному делу служит возможность его возобновления и последующего окончания предварительного расследования в предусмотренных уголовно-процессуальным законом формах.

Возобновление предварительного расследования по уголовному делу производится в соответствии со ст. 211 УПК РФ по следующим основаниям:

1) отпали основания его приостановления, предусмотренные ч. 1 ст. 208 УПК РФ;

2) возникла необходимость производства следственных действий, которые могут быть осуществлены без участия подозреваемого, обвиняемого;

3) судом, прокурором либо руководителем следственного органа отменено постановление следователя о приостановлении предварительного расследования.

Процессуальное решение о возобновлении предварительного следствия оформляется постановлением следователя.

В случае если возобновление предварительного следствия явилось результатом отмены прокурором процессуального решения о приостановлении производства по уголовному делу, прокурор выносит мотивированное постановление с изложением конкретных обстоятельств, подлежащих дополнительному расследованию. Данное постановление незамедлительно направляется руководителю следственного органа и служит основанием для вынесения следователем постановления о возобновлении производства по делу.

Применительно к производству дознания решение о приостановлении расследования может быть отменено непосредственно постановлением прокурора или начальника подразделения дознания (ч. 3.1 ст. 223 УПК РФ) и в силу уже данного процессуального решения производство по делу считается возобновленным.

При возобновлении производства срок предварительного следствия по уголовному делу устанавливается руководителем следственного органа в пределах одного месяца со дня поступления дела следователю вне зависимости от того, сколько раз производство по уголовному делу до этого возобновлялось, а также вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия (ч. 6 ст. 162 УПК РФ). Применительно к производству дознания законодатель прямо не устанавливает срок производства по возобновленному уголовному делу, поэтому в такой ситуации следует исходить из положений, сформулированных в ч. 6 ст. 162 УПК РФ.

О возобновлении производства по уголовному делу сообщается участникам уголовного судопроизводства: подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, потерпевшему, его представителю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям, а также прокурору (ч. 3 ст. 211 УПК РФ).

При характеристике института приостановления производства по уголовному делу важно отметить, что возобновление производства по уголовному делу, равно как и приостановление последнего, может носить неоднократный характер в зависимости от индивидуальных обстоятельств расследования по каждому уголовному делу. В частности, возобновление предварительного следствия в связи с необходимостью производства отдельных следственных действий предполагает возможность последующего его приостановления до устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление (если произведенное следственное действие не привело к их устранению). Образно говоря, производство по уголовному делу в такой ситуации развивается как бы «пунктиром», когда за приостановлением следует возобновление, затем — снова приостановление, опять возобновление и т.д.

Необходимо также обратить внимание на то обстоятельство, что возобновление производства не служит неотъемлемым условием движения уголовного дела, производство по которому приостановлено. В случае если по приостановленному уголовному делу истекают сроки давности уголовного преследования, предусмотренные уголовным законом, то уголовное дело подлежит прекращению на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — без возобновления производства по нему <1>. В этом смысле любое приостановленное уголовное дело в конечном итоге должно быть либо окончательно возобновлено, либо прекращено за истечением сроков давности уголовного преследования. Иначе говоря, оно подлежит окончанию в установленных законом формах (формы окончания предварительного расследования), о которых пойдет речь в последующих главах настоящего курса, при любых обстоятельствах, даже самых неблагоприятных, когда так и не отпали основания приостановления предварительного расследования. Это подчеркивает юридически временный характер приостановления предварительного расследования, который остается таковым даже тогда, когда внешне дело выглядит фактически приостановленным окончательно (на самом деле оно просто затем будет прекращено за истечением сроков давности).

———————————

<1> В то же время в некоторых ведомственных актах (см., например: п. 1.24 Приказа Следственного комитета РФ от 15 января 2011 г. N 2 «Об организации предварительного расследования в Следственном комитете Российской Федерации») иногда высказывается позиция, согласно которой недопустимо прекращать за истечением сроков давности уголовного преследования приостановленное уголовное дело, если обвиняемый (подозреваемый) по нему так и не установлен. С такой позицией трудно согласиться, поскольку она приводит к процессуальной неопределенности и невозможности решить окончательную судьбу значительного массива приостановленных уголовных дел (остающихся, невзирая на все усилия, нераскрытыми).

Как показывают статистические данные, приводимые Министерством внутренних дел РФ <1>, количество уголовных дел, производство по которым приостановлено на стадии предварительного расследования, в процентном отношении составляет 40 — 45% от общего количества возбужденных уголовных дел. При этом из общего объема приостановленных уголовных дел 96 — 98% составляют уголовные дела, приостановленные в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). Из них абсолютное большинство уголовных дел впоследствии прекращается за истечением сроков давности уголовного преследования. В конечном итоге такова судьба всех дел о преступлениях, которые так и не удалось раскрыть. Их немало в любой уголовно-процессуальной системе, что связано в том числе и с объективными обстоятельствами.

———————————

<1> См.: https://mvd.ru/folder/101762. Примечательно, что вышеприведенные статистические данные достаточно стабильны и из года в год не выходят за пределы обозначенных референсных значений.

Дата актуальности материала: 01.11.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed