top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Самарский областной суд изменил приговор в отношении Доверителя

Главная Наши дела Самарский областной суд изменил приговор в отношении Доверителя

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Самара 11 октября 2022 года

Судебная коллегия апелляционной инстанции по уголовным делам Самарского областного суда в составе

председательствующего судьи Авциной А.Е.,

судей Воложанинова Д.В., Арутюняна Г.С.,

при секретаре судебного заседания Шляпниковой Е.Ю.,

с участием прокурора ФИО,

представителя потерпевшего ФИО579,

осужденного ФИО1 (посредством видеоконференцсвязи) и его защитника – адвоката Антонова А.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного ФИО1 на приговор Ленинского районного суда г.Самара от 21.06.2022 г., которым

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, гражданин РФ, имеющий высшее образование, женатый, не работающий, зарегистрированный по адресу: <адрес> <адрес>, проживающий по адресу: <адрес> <адрес>, ранее не судимый,

осужден по ч.4 ст.159 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбывания наказания ФИО1 исчислен со дня вступления приговора в законную силу.

Мера пресечения ФИО1 в виде домашнего ареста изменена на заключение под стражу до вступления приговора в законную силу, он взят под стражу в зале суда.

В срок отбытия наказания ФИО1 зачтено время содержания под стражей с даты задержания в порядке ст.91 УПК РФ – ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. включительно, а также с даты взятия под стражу в зале суда до даты вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за полтора дня лишения свободы в исправительной колонии общего режима (на основании п.«б» ч.3.1 ст.72 УК РФ в редакции ФЗ от 03.07.2018 г. № 186-ФЗ), время содержания под домашним арестом в период с ДД.ММ.ГГГГ. по день взятия под стражу в зале суда зачтено из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы, с учетом положений ч.3 ст.72 УК РФ.

За <данные изъяты> признано право на удовлетворение иска в части возмещения материального ущерба, а вопрос о его размерах передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Судьба вещественных доказательств суд не разрешена, поскольку решение по ним принято вступившим в законную силу приговором Ленинского районного суда г. Самары от 18.01.2021 в отношении Свидетель №1719, ФИО506, Свидетель №362, Свидетель №932, Свидетель №769, Свидетель №810, Свидетель №1306, Свидетель №211, Свидетель №667, Свидетель №609

Заслушав доклад судьи Авциной А.Е., позицию осужденного ФИО1 и адвоката Антонова А.П., поддержавших доводы апелляционной жалобы, мнение прокурора ФИО и представителя потерпевшего ФИО579, полагавших необходимым приговор оставить без изменения, проверив материалы уголовного дела, изучив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

ФИО1 признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.159 УК РФ, то есть, мошенничества, а именно хищения чужого имущества путём обмана, совершенного организованной группой, в особо крупном размере, в период времени и при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный ФИО1 выражает несогласие с приговором суда, ссылаясь на его несправедливость вследствие чрезмерной суровости. Отмечает, что материалы дела не содержат ни одного неопровержимого доказательства его причастности к инкриминируемому преступлению. Полагает, что его роль, указанная судом в приговоре, не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, искажена и сильно преувеличена. Считает, что в ходе судебного следствия не было установлено ни одного факта завладения им чужим имуществом, а также реальной возможности им распорядиться. Отмечает, что свидетели — работники банка операционисты не давали в ходе судебного следствия показания о том, что он давал какие-либо указания по неправомерному списанию денег со счетов вкладчиков или списки по хищению денежных средств со счетов вкладчиков, а также ФИО1 не выносил денежных средств из кассы <данные изъяты> Свидетели-кассиры не давали показаний о том, что ФИО1 давал какие-либо указания по хищению денежных средств из кассы банка. Считает, что судом избирательно применен принцип презумпции невиновности. Обращает внимание, что в материалах дела имеется рапорт от ДД.ММ.ГГГГ. и протокол задержания подозреваемого от ДД.ММ.ГГГГ. с указанием даты фактического задержания — ДД.ММ.ГГГГ в 18.00. Просит изменить приговор Ленинского районного суда г. Самара от 21.06.2022 г., зачесть в срок отбытия наказания с даты фактического задержания — с ДД.ММ.ГГГГ., уменьшить срок лишения свободы и освободить в зале суда.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, обсудив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, судебная коллегия приходит к следующему.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все имеющиеся доказательства, правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно постановил в отношении ФИО1 обвинительный приговор.

Судом первой инстанции достоверно установлено о создании Свидетель №609, Свидетель №1719 и иным лицом ФИО2554 в первой половине ДД.ММ.ГГГГ., организованной группы под их руководством, в которую входили ФИО1, Свидетель №810, Свидетель №769, Свидетель №932, Свидетель №211, Свидетель №1306, Свидетель №667, Свидетель №362, ФИО506 и иные лица, с целью хищения денежных средств, размещенных на вкладах граждан в <данные изъяты> согласно разработанной участниками организованной группы схемы совершения преступления.

Так, Свидетель №609, обладая информацией о желании акционеров <данные изъяты> продать свои акции, организовала их продажу. Свидетель №1719 и иное лицо ФИО2555 с помощью Свидетель №362 оформили акции банка на Свидетель №211, Свидетель №810 и лиц, аффилированных Свидетель №1719 и иному лицу ФИО2556 Свидетель №810 и Свидетель №211 были открыты счета в <данные изъяты> с целью обеспечения участникам организованной группы возможности перечислять на них похищенные денежные средства вкладчиков.

С целью контроля деятельности банка, на руководящие должности, были назначены ФИО1, Свидетель №1306, Свидетель №211, Свидетель №362, Свидетель №810, Свидетель №667 и другие лица.

Свидетель №1306, Свидетель №810, ФИО1, Свидетель №667, Свидетель №769, Свидетель №932 и иными лицами, совместно с неосведомленными работниками банка, были разработаны вклады с привлекательными условиями, организована реклама этих вкладов, с целью привлечения в банк, как можно больше денежных средств, для последующего их хищения.

Свидетель №1306, с целью сокрытия хищения денежных средств со счетов вкладчиков, разработал и адаптировал к работе неофициальную копию <данные изъяты> которую установил на компьютеры сотрудников банка. Свидетель №810, Свидетель №1306, Свидетель №667 обучили работе одновременно в двух <данные изъяты> ФИО506 и иных лиц, а также сотрудников банка, не неосведомленных о преступном умысле членов организованной группы.

Свидетель №810, ФИО1, Свидетель №1306 и иные лица, действуя под контролем руководителей организованной преступной группы Свидетель №609, Свидетель №1719 и иных лиц, определяли объем денежных средств, подлежащих незаконному списанию со счетов вкладчиков для последующего их хищения, а также контролировали проведение банковских операций по корреспондентскому счету <данные изъяты> соответствие объемов приходных и расходных операций, предоставляемых в Центральный Банк РФ отчетов и, в случае превышения суммы ограничения, установленного Центральным Банком РФ, при необходимости переводили на счета акционеров банка, участников организованной группы Свидетель №211 и Свидетель №810

Свидетель №1306, Свидетель №810, Свидетель №667, ФИО1 и иные лица формировали списки вкладчиков, по счетам которых производились незаконные банковские операции с целью последующего хищения денежных средств.

Свидетель №667, ФИО506, Свидетель №932, Свидетель №362, Свидетель №211 и иные лица готовили фиктивные расходные ордера, подписывали их за вкладчиков.

В случае, если банковский счет имел особую отметку «ВИП», кассиры осуществляли списание, то есть, выдачу денежных средств со счетов вкладчиков банка без их участия или не зачисление на счет денежных средств в <данные изъяты> предоставляемой в Центральный Банк РФ, а сумму денежных средств, указанную в расходном кассовом ордере изымали из кассы банка и передавали участникам организованной группы. При этом, кассиры, заблуждаясь об истинных целях ведения двойного учета по счетам вкладчиков банка, списанную или не зачисленную на счет вкладчика сумму денежных средств, указывали в копии <данные изъяты> банка, отражая в ней движение денежных средств на счетах вкладчиков, как если бы, денежные средства не были бы похищены.

Свидетель №1306, Свидетель №810, Свидетель №667 принимали участие в получении в кассе банка по фиктивным расходным ордерам денежных средств со счетов вкладчиков, которые передавались Свидетель №609, Свидетель №1719 и иным лицам для их последующего распоряжения.

Выводы суда о виновности ФИО1 в совершении в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. преступления, квалификации его действий по ч.4 ст.159 УК РФ, как мошенничество, то есть, хищение путем обмана организованной группой чужого имущества — денежных средств <данные изъяты> размещенных во вкладах 2 869 граждан, в особо крупном размере на общую сумму <данные изъяты> рублей, являются верными и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, подробно приведенных в приговоре, и получивших надлежащую оценку.

Так, из показаний представителя потерпевшего ФИО579 следует, что после отзыва у <данные изъяты> лицензии, были выявлены несоответствия предложенных Агентством по страхованию вкладов к выплате сумм вкладчикам банка размерам их вкладов. После передачи Свидетель №609 диска было установлено, что в данной базе содержатся операции, не отраженные в балансе банка, переданном руководством банка в адрес временной администрации ДД.ММ.ГГГГ.

Факты заключения вкладчиками <данные изъяты> договоров денежного вклада, их даты, и суммы внесенных по ним денежных средств, проведение операций по вкладам, установлены показаниями 26 свидетелей, допрошенных в судебном заседании, показаниями 1 252 свидетелей, данных ими в ходе предварительного расследования и оглашенных в судебном заседании в порядке ст.281 УПК РФ, об обстоятельствах, при которых каждый из них обращался в <данные изъяты> где заключал договор банковского вклада, размещал денежные средства. После отзыва у банка лицензии, они узнали, что с их денежных вкладов, без их ведома и согласия, были списаны денежные средства или не были зачислены, а внесенные ими денежные средства похищены, что также подтверждается заявлениями вкладчиков о незаконном снятии с вкладов денежных средств или незаконном незачислении денежных средств, протоколами выемки у вкладчиков документов об их финансовых отношениях с <данные изъяты> с приложениями приходных кассовых ордеров, которые были осмотрены и признаны вещественными доказательствами по делу.

Показания вкладчиков <данные изъяты> объективно подтверждаются заключениями экспертов, проводивших судебные почерковедческие экспертизы по исследованию подписей вкладчиков <данные изъяты> согласно выводам которых, подписи от имени вкладчиков в расходных кассовых ордерах о снятии и получении денежных средств с вкладов выполнены не вкладчиками, а иными лицами, либо, вероятно, Свидетель №362, ФИО506, Свидетель №667, Свидетель №932, Свидетель №211 с подражанием какой-либо подписи вкладчиков.

На основании акта обнаружения информационных активов от ДД.ММ.ГГГГ., Свидетель №609 передала, а руководитель временной администрации <данные изъяты> ФИО517 принял жесткий диск, с дополненными данными <данные изъяты> банка.

Согласно пояснительным запискам Свидетель №609 от ДД.ММ.ГГГГ., на указанном жестком диске содержится база данных с достоверными данными по операциям по вкладам физических лиц-клиентов <данные изъяты>

Из заключения специалиста Свидетель №1181 от ДД.ММ.ГГГГ. №, следует, что в результате сопоставления информации об операциях по лицевым счетам вкладчиков <данные изъяты> содержащейся в <данные изъяты> банка, с информацией об операциях, отраженных по этим же лицевым счетам, содержащейся в <данные изъяты> изъятой у Свидетель №609, были установлены расхождения по финансовым операциям: по списанию денежных средств с вкладов, по поступлению денежных средств на вклад, а также совершенных самим вкладчиком по списанию денежных средств с вкладов. Общая сумма неправомерных финансовых операций, связанных с поступлением или списанием денежных по лицевым счетам 2 826 вкладчиков <данные изъяты> составит <данные изъяты> рублей:

сумма операций по списанию (снятию) денежных средств с вкладов, отраженных в лицевых счетах, содержащихся в официальной <данные изъяты> банка, но фактически не нашедших отражение в лицевых счетах, содержащимся в <данные изъяты>», изъятой у обвиняемой Свидетель №609, составляет <данные изъяты> рублей;

сумма операций по поступлению (взносу) денежных средств на вклады, отраженные в лицевых счетах, содержащихся в <данные изъяты> изъятой у обвиняемой Свидетель №609, но не нашедших свое отражение в лицевых счетах, содержащихся в официальной <данные изъяты> банка, составляет <данные изъяты> рублей.

Кроме того, вина осужденного ФИО1 в совершении преступления, в том числе, подтверждается:

— показаниями свидетеля Свидетель №1999, из которых следует, что Свидетель №667 давала указание собирать образцы подписей клиентов банка по вкладам, она сказала снимать копии с карточек с образцами подписей клиентов и отдавать ей;

— показаниями свидетеля Свидетель №210, согласно которым, Свидетель №667 периодически в процессе работы с клиентами, приносила приходные и расходные ордера, в которых необходимо было поставить в графе «экономист» подпись;

— показаниями свидетеля Свидетель №1262, из которых следует, что она видела, что ФИО602 ФИО10 занималась ксерокопированием карточек с образцами подписей клиентов банка, которые хранятся в досье вкладчика;

— показаниями свидетеля Свидетель №1113, согласно которым, по указанию Свидетель №667 она копировала данные карточки с образцами подписей клиентов, оригинал и копии отдавала Свидетель №667;

— показаниями свидетеля Свидетель №556, из которых следует, что в конце лета и осенью ДД.ММ.ГГГГ. в банке допоздна стали задерживаться сотрудники кабинета № а также Свидетель №667, сестры ФИО602ФИО2557 В день отзыва лицензии он видел, как Свидетель №667 с другими сотрудниками выносила из банка компьютеры;

— показаниями свидетелей Свидетель №916 и Свидетель №1545, согласно которым, они по просьбе Свидетель №667 выносили в машину системные блоки из здания <данные изъяты> с рабочих мест кассиров;

— показаниями свидетеля Свидетель №1121, из которых следует, что с конца лета ДД.ММ.ГГГГ. в банке на работе задерживались Свидетель №769, Свидетель №932, Свидетель №667, ФИО2558 Свидетель №932 периодически передавала Свидетель №667 какие-то документы;

— показаниями свидетеля Свидетель №1041, согласно которым, отправку сведений по корреспондентскому счету контролировал Свидетель №1306;

— показаниями свидетеля Свидетель №1666, из которых следует, что он устанавливал сотрудникам банка <данные изъяты> по указанию Свидетель №1306, которая подключалась к серверу через удаленный доступ. В день отзыва лицензии у <данные изъяты> ему на сотовый звонил Свидетель №1306 и просил спрятать <данные изъяты>

— показаниями свидетеля Свидетель №236, согласно которым, при поступлении реестра он согласовывался с Свидетель №1306, ФИО1;

— показаниями свидетеля Свидетель №1322, из которых следует, что с представителями новых акционеров – Свидетель №1306, ФИО1, ФИО507 она согласовывала платежи по различным операциям банка в зависимости от того, кто из них был на месте;

— показаниями свидетеля Свидетель №969, из которых следует, что о платежах по распоряжению Свидетель №609 она отчитывалась Свидетель №1306, ФИО1, ФИО507;

— показаниями свидетеля Свидетель №728, согласно которым, отчетность предоставлялась Свидетель №1306 и ФИО1 По филиалам шла политика по выкачиванию денег из филиала;

— показаниями свидетеля ФИО508, из которых следует, что до прихода «московской команды» он занимался отправкой информации о произведенных платежах в расчётный центр <данные изъяты> области;

— показаниями свидетеля Свидетель №732, согласно которым, Свидетель №609 могла давать ей указания, чтобы согласовывать с москвичами, которые контролировали отправку корреспондентского счета и объем денежных средств;

— показаниями свидетеля Свидетель №1271, из которых следует, что после смены акционеров все действия, операции выполнялись только по указанию Свидетель №1306, ФИО1, ФИО507;

— показаниями свидетеля Свидетель №501, согласно которым, после смены руководства корректировкой отправки денежных средств и счетов в основном занимался Свидетель №1306;

— показаниями свидетеля Свидетель №460, из которых следует, что с приходом новых акционеров в банке активно шла акция по вручению подарков вкладчикам;

— показаниями свидетеля Свидетель №1, согласно которым, Свидетель №1306 в компьютер кассы установил программу, значок на рабочем столе компьютера был такой же, как и у программы <данные изъяты> По второй программе аванс выдавался Свидетель №1306, а впоследствии ФИО507 и Свидетель №667;

— показаниями свидетеля Свидетель №524, из которых следует, что Свидетель №1306 ей сообщил, что на компьютерах кассы установлена вторая <данные изъяты> По второй программе аванс ей выдавался Свидетель №1306, а впоследствии ФИО507 и Свидетель №667 Кроме того, Свидетель №667, Свидетель №1306, Свидетель №810 в течение дня приносили ей расходные кассовые ордера с подписями, как сотрудников банка, так и клиентов, проводки по которым были отражены по первой базе;

— показаниями свидетеля Свидетель №1585, согласно которым, была установлена вторая база «<данные изъяты>

— показаниями свидетеля Свидетель №605, из которых следует, что в июле ДД.ММ.ГГГГ. в компьютер кассы была установлена вторая программа <данные изъяты> установил ее Свидетель №1306 Со слов кассиров ей стало известно, что денежные средства для работы во второй базе «<данные изъяты> выдавались и забирались Свидетель №1306 ДД.ММ.ГГГГ. Свидетель №667 требовала у нее отдать сшивы за последнее полугодие ДД.ММ.ГГГГ.;

— показаниями свидетеля Свидетель №1984, согласно которым, она работала во второй базе «<данные изъяты> установленной Свидетель №1306, при этом, он объяснил, как работать во второй базе. По всем вопросам, касающимся работы во второй базе, она обращалась к Свидетель №667 и Свидетель №1306 По указанию последнего, начиная с мая ДД.ММ.ГГГГ., от имени вкладчиков банка она расписывалась в расходных кассовых ордерах. Образцы подписи вкладчиков ей приносил Свидетель №1306;

— показаниями свидетеля Свидетель №1983, из которых следует, что Свидетель №1306 и ФИО1 после прибытия в <данные изъяты> стали контролировать прохождение денежных средств по корреспондентскому счету банка. В течение длительного времени ему звонил ФИО509, который просил его и Свидетель №1984 изменить показания в пользу Свидетель №1719;

— показаниями свидетеля Свидетель №237, согласно которым, банк, после прихода «московской» команды, разрабатывал множественные акции по вкладам в банке. Все вопросы по акции она согласовывала с Свидетель №1306;

— показаниями свидетеля Свидетель №81, из которых следует, что весной ДД.ММ.ГГГГ. в банке появились новые люди – Свидетель №1306, Свидетель №810, Свидетель №932, Свидетель №769 По просьбе Свидетель №769 она показывала ему количество новых привлеченных вкладчиков в программе <данные изъяты>

— показаниями свидетеля Свидетель №1133, согласно которым, с приходом москвичей она свои действия должна была согласовывать с Свидетель №1306;

— показаниями свидетеля Свидетель №1651, из которых следует, что когда она зашла в кабинет, где сидели Свидетель №769 и Свидетель №932, в кабинет вошел парень с сумкой с деньгами, над которой склонились все находящиеся в кабинете лица;

— показаниями свидетелей Свидетель №1291, Свидетель №280, Свидетель №450, ФИО510, согласно которым, в дополнительном офисе <данные изъяты> в <адрес> была установлена вторая <данные изъяты> работа велась одновременно по двум базам. Данное распоряжение было из головного офиса, приезжали сотрудники головного офиса, которые устанавливали программу и обучали работе в ней. При этом данные в первой базе <данные изъяты> отличались от данных во второй базе <данные изъяты>

— показаниями свидетеля Свидетель №1522, из которых следует, что она занималась проверкой договора купли-продажи акций на предмет соответствия его закону;

— показаниями свидетеля Свидетель №1969, согласно которым, она подготавливала общее собрание акционеров, которых было около 10. Среди акционеров ей знакомы фамилии Свидетель №810 и Свидетель №211;

— показаниями свидетеля Свидетель №1965, из которых следует, что в ДД.ММ.ГГГГ. в банке произошла смена акционеров. Среди новых руководителей ей знакомы фамилии Свидетель №211, Свидетель №810, Свидетель №1306, ФИО1;

— показаниями свидетеля Свидетель №637, согласно которым, ФИО1 работал с корреспондентским счетом банка, что подразумевало контроль поступающих сумм на счета клиента и также контроль уходящих со счетов клиента;

— показаниями свидетеля Свидетель №609 о том, что ФИО1 являлся советником председателя правления банка, занимался работой с корреспондентским счетом, был представителем «московской команды», то есть, выполнял распоряжения ФИО614 и ФИО603;

— показаниями свидетеля Свидетель №493, согласно которым, весной ДД.ММ.ГГГГ. Свидетель №609 сообщила, что в банке поменялись акционеры, а собственником банка стал ФИО2559 Тогда же в банке появилась московская команда, Свидетель №609 сказала, что нужно во всем их слушать и выполнять все, о чем они просят. В московскую команду входили, в том числе, Свидетель №1306, ФИО1, Свидетель №810 Эти лица курировали отправку файлов в РКЦ, осуществляли полный контроль за корреспондентским счетом банка. ФИО1 также занимался сбором информации обо всей деятельности банка и всех привлеченных и распределенных денежных средствах. Свидетель №1306 и ФИО1 напрямую давали указания по пополнению корреспондентских счетов клиентов банка;

— показаниями свидетеля ФИО511, из которых следует, что на собрании акционеров в июне ДД.ММ.ГГГГ. присутствовали Свидетель №211, Свидетель №810, Свидетель №609, которые голосовали по доверенностям от имени других акционеров;

— показаниями свидетеля ФИО512, согласно которым, при проверке <данные изъяты> было установлено, что потери капитала близки к нулю;

— показаниями свидетеля Свидетель №562, из которых следует, что в соответствии с критериями <данные изъяты> проводил агрессивную политику;

— показаниями свидетеля Свидетель №293, согласно которым, когда проводили проверку банка, была предоставлена программа, которая соответствовала отчетам Банка России;

— показаниями свидетелей Свидетель №1329, Свидетель №995, Свидетель №130, из которых следует, что они по объявлению за вознаграждение подписали документы о приобретении акций, но при этом фактически участия в деятельности банка не принимали;

— показаниями свидетеля Свидетель №1622, согласно которым, по просьбе мужа она стала акционером, но участия в деятельности банка не принимала;

— показаниями свидетеля Свидетель №826, из которых следует, что по просьбе знакомого она стала формальным акционером <данные изъяты>

— показаниями свидетеля Свидетель №254, из которых следует, что по просьбе Свидетель №362 она согласилась стать акционером <данные изъяты> при этом фактическим акционером, со слов Свидетель №362, являлся ФИО29;

— показаниями свидетеля Свидетель №744, согласно которым, она занималась реестром восстановления вкладчиков <данные изъяты> Со стороны АСВ проводился анализ по операциям официального учета банка и по неофициальному учету, который был предоставлен Свидетель №609;

— показаниями свидетелей Свидетель №1161, Свидетель №416, Свидетель №656, Свидетель №426, из которых следует, что в ДД.ММ.ГГГГ. они принимали участие в рассмотрении заявлений о несогласии вкладчиков <данные изъяты> при рассмотрении которых сверялись представленные документы. После проверки документы отдавались в комиссию, которая принимала решение и, если положительное, то включали в реестр и вкладчику направляли письмо;

— показаниями свидетеля Свидетель №1621, согласно которым, его супруга ФИО611 стала акционером <данные изъяты> В <данные изъяты> он привлек на работу Свидетель №932 Акционеров банка – ФИО604, Свидетель №254, Свидетель №446, ФИО606, ФИО605 он встречал в доме ФИО614, они являлись его знакомыми или родственниками;

— показаниями свидетеля ФИО509, согласно которым он работал в банке <данные изъяты> собственником которого фактически являлся ФИО29 и в подчинении которого и Свидетель №609 находились Свидетель №1306, Свидетель №810, ФИО1, при этом, Свидетель №932, Свидетель №769, Свидетель №667 и другие подчинялись Свидетель №1306, Свидетель №810, ФИО1

Показания указанных лиц судом проверены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и обоснованно признаны достоверными, подтверждающими вину осужденного.

Оснований не доверять указанным показаниям представителя потерпевшего и свидетелей у суда не имелось, поскольку их заинтересованности в исходе дела и причин для оговора осужденного не установлено, показания согласуются между собой, дополняют друг друга, противоречий, влияющих на доказанность вины осужденного, в совершении преступления, не имеют, они соответствовали фактическим обстоятельствам уголовного дела, подтверждаются иными письменными доказательствами, исследованными судом, которые подробно приведены в приговоре, в частности, заявлениями вкладчиков, протоколами обысков, осмотра места происшествия, заключениями экспертов, а также иными доказательствами, оценка и анализ которых, подробно приведены в приговоре.

Доказательства, на которые суд ссылается в приговоре, получены в соответствии со ст.75 УПК РФ, и оснований для признания их недопустимыми, судом не установлено.

Суд первой инстанции привел мотивы, по которым принял за основу перечисленные в приговоре в обоснование виновности осужденного доказательства в качестве достоверных и допустимых. Признавая достоверность сведений, сообщенных вышеуказанными представителем потерпевшего и свидетелями, суд правильно исходил из того, что их показания, согласовывались с достаточной совокупностью других доказательств по делу.

Все доказательства были непосредственно исследованы судом в ходе судебного заседания в соответствии с требованиями ст.240 УПК РФ, им дана надлежащая оценка, с соблюдением требований ст.252 УПК РФ о пределах судебного разбирательства.

При этом, приведенные в приговоре суда доказательства о виновности ФИО1, были проверены судом в соответствии с требованиями ст.87 УПК РФ в совокупности с другими доказательствами по делу, нашли свое полное подтверждение и были оценены с учетом правил, предусмотренных ст.88 УПК РФ с точки зрения их достаточности, полноты, допустимости и относимости к рассматриваемым событиям. Суд указал мотивы и основания, почему он принимает одни доказательства и отвергает другие, с чем судебная коллегия не может не согласиться.

Приведенные судом первой инстанции в приговоре мотивы оценки доказательств, судебная коллегия находит убедительными. Данная судом оценка доказательств не противоречит материалам дела и оснований для признания ее неправильной не имеется. Какие-либо не устраненные судом противоречия в доказательствах по делу отсутствуют.

Судом установлены все фактические обстоятельства дела, подлежащие доказыванию в порядке ст.73 УПК РФ, в том числе, верно установлен способ хищения, и размер похищенных осужденным денежных средств со счетов вкладчиков, на основании показаний свидетелей-вкладчиков, письменных документов, заключения специалиста Свидетель №1181, сомневаться в достоверности которых оснований не имеется.

При этом, при определении размера ущерба, суд первой инстанции обоснованно руководствовался указанными выше доказательствами, а также определением Шестого кассационного суда общей юрисдикции от 17.11.2021 г., которым в этой части был изменен приговор Ленинского районного суда г.Самара от 18.01.2021 г. в отношении Свидетель №609 и других лиц.

Кроме того, суд первой инстанции обоснованно согласился с выводами судебных экспертиз, и принял их за основу при вынесении приговора, не усмотрев оснований для признания их недопустимыми доказательствами по делу, так как из материалов дела усматривается, что заключения экспертов и специалистов соответствуют требованиям ст.204 УПК РФ, экспертные исследования проведены на основании постановлений следователя, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов и специалистов, которым разъяснены положения ст.ст.57, 58 УПК РФ, перед началом проведения экспертизы они были предупреждены об уголовной ответственности. Выводы экспертов и специалистов непротиворечивы, компетентны, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами. Сведений о предоставлении органом следствия на исследование специалистам и экспертам недостоверных материалов и вещественных доказательств, материалы дела не содержат.

При этом, из материалов уголовного дела следует, что органами следствия в ходе предварительного расследования по настоящему уголовному делу нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено. Данных, свидетельствующих о незаконном возбуждении уголовного дела, об искусственном создании органом уголовного преследования доказательств обвинения, в материалах дела не имеется и в суд не представлено.

Таким образом, оценка доказательств дана судом первой инстанции в соответствии с требованиями ст.ст.17, 88 УПК РФ, а доводы осужденного и защиты, в том числе, о невиновности ФИО1 в совершении преступления, в ходе судебного разбирательства судом первой инстанции тщательно проверены, и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные. Оценка показаний осужденного в данной части, к которым суд отнесся критически, дана правильно. При этом, доводы апелляционной жалобы о том, что свидетели – работники банка операционисты не давали показаний, что ФИО1 давались указания по неправомерному списанию денег со счетов вкладчиков или списки по хищению денежных средств с их счетов, а также не давались указания по хищению денежных средств из кассы банка, не могут быть приняты во внимание, поскольку сами по себе выводы суда о доказанности вины осужденного в совершении преступления не опровергают, при этом, виновность последнего установлена судом не только на основании показаний свидетелей — операционистов, а исходя из всей совокупности собранных по делу доказательств.

Так, вопреки доводам апелляционной жалобы, судом, на основании исследованных и указанных выше доказательств, достоверно установлено, что умысел ФИО1 был направлен на получение денежных средств путем обмана потерпевшего, а корыстная цель заключалась в увеличении своего денежного состояния за счет чужих денежных средств, а именно денежных средств вкладчиков, за которые несет ответственность <данные изъяты>

При этом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что хищение денежных средств у потерпевшего было совершено осужденным путем обмана, который заключался в том, что ФИО1, а также лица, виновность которых установлена приговором Ленинского районного суда г.Самара от 18.01.2021г.: Свидетель №609, Свидетель №1719, Свидетель №1306, Свидетель №211, Свидетель №810, Свидетель №362, Свидетель №667, Свидетель №769, Свидетель №932, ФИО506, а также иные лица, согласно распределенным между ними ролями, используя фиктивные расходные кассовые ордера с поддельной подписью вкладчика и с указанием суммы снятия денежных средств, передавали указанные кассовые ордера в кассу <данные изъяты> После этого кассиры <данные изъяты> будучи обманутыми относительно истинных намерений Свидетель №1901 организованной группы, введенные в заблуждение, достоверно зная, что Председателем Правления <данные изъяты> Свидетель №609 дано распоряжение о полном подчинении указаниям ФИО1 и иных Свидетель №1901 организованной группы, выполняли требуемые от них действия. После поступления расходных кассовых документов от Свидетель №1901 организованной группы, кассиры, в случае, если счет имел отметку «ВИП», осуществляли списание, то есть, выдачу денежных средств со счетов вкладчиков <данные изъяты> без их личного участия или незачисление на счет денежных средств вкладчиков в <данные изъяты> предоставляемой в Центральный Банк РФ. После чего денежные средства изымались из кассы <данные изъяты> передавались членам организованной группы. При этом, в копии <данные изъяты> <данные изъяты> кассиры указывали списанную или незачисленную на счет вкладчика сумму денежных средств со счета вкладчика, таким образом отражая движение денежных средств на счете вкладчика. Соответственно, в копии <данные изъяты> отражалась информация о том, как если бы денежные средства не похищались.

При этом, квалифицирующие признаки совершения преступления «организованной группой» и «в особо крупном размере» судом первой инстанции установлены верно, надлежаще мотивированы и оснований не согласиться с данным выводом и его обоснованием, судебная коллегия не находит.

Оснований ставить под сомнение данную судом оценку приведенным в приговоре доказательствам, судебная коллегия не усматривает, отмечая, что в показаниях представителя потерпевшего, свидетелей, письменных и вещественных доказательствах, на которых основаны выводы суда о виновности осужденного, каких-либо противоречий, которые свидетельствовали бы об их недостоверности и недостаточности, не имеется. Указанная совокупность доказательств не содержит взаимоисключающих сведений относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Противоречий в исследованных доказательствах, которые могут быть истолкованы в пользу осужденного, судебной коллегией не установлено, а имеющиеся противоречия в показаниях некоторых свидетелей были устранены путем оглашения их показаний в порядке ч.3 ст.281 УПК РФ, ранее данных ими в ходе предварительного следствия, которые они подтвердили. При этом противоречия в их показаниях носят несущественный характер и обусловлены давностью произошедших событий, а тот факт, что оценка осужденным показаний свидетелей не совпадает с их оценкой судом, не является основанием для признания данных доказательств недостоверными.

Судебная коллегия находит приведенные судом первой инстанции в приговоре мотивы оценки доказательств убедительными. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, и оснований с ними не согласиться, у судебной коллегии не имеется.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования, в том числе, при выполнении требований ст.217 УПК РФ и при составлении обвинительного заключения, а также судом при рассмотрении дела, влекущих отмену приговора, судебной коллегией не установлено.

Судебное разбирательство по уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с соблюдением всех принципов судопроизводства, в том числе, состязательности и равноправия сторон, права на защиту, презумпции невиновности.

Председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастность, обеспечил полное равноправие сторон, принял все предусмотренные законом меры по реализации принципа состязательности, создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Стороны, в том числе, осужденный и защита, не были ограничены в правах, активно отстаивали свою позицию, исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Защитник добросовестно исполнял свои обязанности, активно защищал права осужденного, не занимал позицию, противоположную позиции подзащитного.

Все заявленные участниками процесса ходатайства в ходе судебного следствия разрешены судом в установленном законом порядке, в соответствии с требованиями ст.271 УПК РФ, и по ним приняты мотивированные решения, с которыми соглашается судебная коллегия. Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении ходатайств судом, судебной коллегией не установлено.

Приговор суда соответствует требованиям ст.307 УПК РФ, содержит четкое и подробное описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотива, целей и последствий преступления, исследованных в судебном заседании доказательств и мотивы принятого решения, а также выводы относительно правильности квалификации совершенного осужденным преступления.

Согласно ст.43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

При этом, в силу ст.6 УК РФ, наказание, назначаемое за совершенное преступление должно быть справедливым, то есть, соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

При назначении наказания суд в полной мере учел положения ст.60 УК РФ, приняв во внимание характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, которыми суд располагал при вынесении приговора, в частности, что ФИО1 не судим, на учете в наркологическом и психоневрологическом диспансерах не состоит, женат, имеет постоянное место жительства, где характеризуется удовлетворительно.

В качестве смягчающих обстоятельств на основании ч.2 ст.61 УК РФ, судом обоснованно признано наличие у осужденного и его супруги заболеваний.

Таким образом, как видно из приговора, при назначении ФИО1 наказания судом первой инстанции учтены все заслуживающие внимания обстоятельства, и оснований для признания иных обстоятельств, смягчающими наказание, с учетом того смысла, который заложен в эти понятия уголовным законом, по делу не имелось и в апелляционной жалобе не приведено.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом обоснованно не установлено.

При этом, исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, которые с применением ст.64 УК РФ дают право на назначение осужденному более мягкого наказания, чем предусмотрено законом, а также оснований для применения ч.6 ст.15, ст.73 УК РФ судом первой инстанции правомерно не установлено. Мотивы, по которым суд не усмотрел оснований, приведены. Судебная коллегия таких оснований также не усматривает. Наказание назначено ФИО1 в рамках санкции 4 ст.159 УК РФ, с учетом правил назначения наказания, установленных смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих обстоятельств.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что именно наказание в виде лишения свободы с его реальным отбыванием будет способствовать исправлению осужденного, надлежаще мотивировав принятое решение. Назначение ФИО1 более мягкого наказания, было бы нецелесообразным, не соответствующим принципам справедливости. Наказание соответствует целям наказания, указанным в ст.43 УК РФ, а также задачам защиты прав и законных интересов личности, общества и государства, является соразмерным содеянному.

Вид исправительного учреждения для отбывания ФИО1 назначенного наказания правильно определен судом в соответствии с п.«б» ч.1 ст.58 УК РФ в исправительной колонии общего режима.

При этом, учитывая, что наказание ФИО1 было назначено в виде лишения свободы с его реальным отбытием, суд первой инстанции правомерно изменил избранную осужденному меру пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу, взяв его под стражу в зале суда немедленно, с зачетом на основании п.«б» ч.3.1 ст.72 УК РФ времени содержания его под стражей в срок лишения свободы с 21.11.2019 г. по 06.10.2021 г. включительно, а также с даты взятия его под стражу в зале суда до даты вступления приговора в законную силу из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, а также засчитав в соответствии с ч.3 ст.72 УК РФ время его содержания под домашним арестом в период с 07.10.2021 г. по день взятия его под стражу в зале суда из расчета один день нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Вместе с тем, принимая во внимание, что согласно имеющему в материалах уголовного дела рапорту оперуполномоченного УУР ГУ МВД России по <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ., ФИО1 был задержан ДД.ММ.ГГГГ. в 18 часов 00 минут в ходе оперативно-розыскного мероприятия, судебная коллегия, соглашаясь с доводами апелляционной жалобы осужденного, полагает необходимым в соответствии с п.«б» ч.3.1 ст.72 УК РФ зачесть в срок лишения свободы день фактического задержания ФИО1 – ДД.ММ.ГГГГ., поскольку именно с указанной даты осужденный находился под контролем правоохранительных органов, фактически был лишен возможности свободно перемещаться, с ним проводились оперативно-следственные мероприятия, по окончании которых он уже не освобождался, следовательно, с ДД.ММ.ГГГГ. фактически содержался под стражей.

Иных оснований для изменения или отмены приговора судебной коллегией не установлено.

Вопросы, связанные с гражданским иском потерпевшего, верно разрешены судом в соответствии с требованиями ч.2 ст.309 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.389.13-389.20 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Ленинского районного суда г.Самара от 21.06.2022г. в отношении ФИО1 изменить:

— зачесть в срок отбывания наказания время фактического задержания ФИО1 – ДД.ММ.ГГГГ. в соответствии с п.«б» ч.3.1 ст.72 УК РФ из расчета один день фактического задержания за полтора дня лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор Ленинского районного суда г.Самара от 21.06.2022 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу осужденного удовлетворить частично.

Апелляционное определение может быть обжаловано в Шестой кассационный суд общей юрисдикции в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу судебного решения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии судебного решения, вступившего в законную силу, в порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ.

В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Председательствующий                 Авцина А.Е.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 11.10.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Постановление Правительства РФ от 24.11.2022 N 2139 "Об утверждении Правил осуществления субъектом Российской Федерации, являющимся самостоятельной стороной соглашения о муниципально-частном партнерстве, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, и публичным партнером по которому выступает муниципальное образование, контроля за исполнением такого соглашения, требований к составу результатов выполнения этапов соглашения о муниципально-частном партнерстве, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, а также о внесении изменений в Правила осуществления публичным партнером контроля за исполнением соглашения о государственно-частном партнерстве и соглашения о муниципально-частном партнерстве"
Постановление Правительства РФ от 24.11.2022 N 2138 "Об утверждении Правил осуществления субъектом Российской Федерации, являющимся самостоятельной стороной концессионного соглашения, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, и концедентом по которому выступает муниципальное образование, контроля за исполнением такого концессионного соглашения, а также требований к составу результатов выполнения этапов исполнения условий концессионного соглашения, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена"

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed