top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
menu-mobile

Шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил кассационные жалобы защитников без удовлетворения

Главная Наши дела Шестой кассационный суд общей юрисдикции оставил кассационные жалобы защитников без удовлетворения

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

суда кассационной инстанции

26 октября 2022 года                                                                       г. Самара

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Трухина С.А.,

судей Ивановой Н.А. и Колотовкина П.В.,

при секретаре Пименове А.М.,

с участием прокурора ФИО,

осужденных ФИО1, ФИО2, ФИО3, участвующих посредством видеоконференц-связи,

защитников адвокатов ФИО4, Гурко Н.В., ФИО5, ФИО6,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по кассационной жалобе осужденного ФИО2, защитника адвоката ФИО5 в интересах осужденного ФИО2, осужденного ФИО3, защитника адвоката ФИО6 в интересах осужденного ФИО3, осужденного ФИО1, защитников адвокатов ФИО4 и Гурко Н.В. в интересах осужденного ФИО1 на приговор Советского районного суда г. Самары от 25 июня 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 06 декабря 2021 года.

Заслушав доклад судьи Трухина С.А., выслушав осужденных ФИО1, ФИО2, ФИО3 и защитников адвокатов ФИО4, Гурко Н.В., ФИО5 и ФИО6, поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора ФИО, полагавшего необходимым судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

по приговору Советского районного суда г. Самары от 25 июня 2021 года

ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее несудимый, осужден

по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в размере 2 000 000 рублей, с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 5 лет;

по ч. 2 ст. 290 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в размере 500 000 рублей, с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 2 года,

по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в размере 1 500 000 рублей, с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 3 года.

В соответствии с частями 3 и 4 статьи 69 УК РФ путем частичного сложения основных и дополнительных наказаний ФИО1 назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 3 000 000 рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 7 лет.

Срок отбытия наказания ФИО1 исчислен с момента вступления приговора в законную силу с зачетом в срок лишения свободы на основании п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в ред. Федерального закона № 186-ФЗ) времени его содержания под стражей с 20.02.2020 по день вступления приговора в законную силу из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима с учетом положений, предусмотренных ч.3.3 ст. 72 УК РФ.

ФИО1 оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, в связи с отсутствием в деяниях состава преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, и в этой части за ФИО1 М.А. признано право реабилитации.

ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес>, ранее несудимый, осужден:

по п. «а» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в размере 500 000 рублей, с лишением на основании ч.3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 2 года;

по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 5 лет со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в размере 2 000 000 рублей, с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 2 года.

В соответствии с частями 3 и 4 статьи 69 УК РФ путем частичного сложения основных и дополнительных наказаний ФИО2 назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере 2 100 000 рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 3 года.

Срок отбытия наказания ФИО2 исчислен с момента вступления приговора в законную силу с зачетом в срок лишения свободы на основании п. “б” ч. 3 ст. 72 УК РФ (в ред. Федерального закона № 186-ФЗ) времени его содержания под стражей с 20.02.2020 по 19.05.2020 включительно, с 25.06.2021 по день вступления приговора в законную силу из расчета один день за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима, а также времени его нахождения под домашним арестом с 20.05.2020 по 24.06.2021 в соответствии с ч. 4.4 ст. 72 УК РФ из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

ФИО3, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженец <адрес> края, ранее несудимый, осужден:

по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере десятикратной суммы взятки, то есть в размере 3 000 000 рублей, с лишением на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций, на срок 5 лет.

Срок отбытия наказания ФИО3 исчислен с момента вступления приговора в законную силу с зачетом в срок лишения свободы на основании п. “а” ч. 3.1 ст. 72 УК РФ (в ред. Федерального закона № 186-ФЗ) времени его содержания под стражей с 26.03.2020 по день вступления приговора в законную силу из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима с учетом положений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ.

Приговором отменен арест, наложенный на имущество ФИО14, которым фактически владел ФИО3 Д.М, на основании постановления Самарского районного суда г. Самары от 15.04.2020, а именно: автомобиль ФИО14 “МАРКА”, государственный регистрационный знак № peг., 2016 года выпуска; денежные средства ФИО2 в сумме 30 000 рублей на основании постановления Самарского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ, с обращением данного имущества в счет взыскания назначенного им дополнительного наказания в виде штрафа.

Решена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 06 декабря 2021 года приговор в части решения вопроса о снятии ареста на имущество: автомобиль “МАРКА”, государственный регистрационный знак № per., 2016 года выпуска, принадлежащий на праве собственности ФИО14, денежные средства в сумме 30 000 рублей, принадлежащие ФИО2, с обращением данного имущества в счет взыскания дополнительного наказания в виде штрафа отменен. Уголовное дело в этой части передано на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда в порядке, предусмотренном главой 47 УПК РФ.

Сохранен арест, наложенный на имущество: автомобиль “МАРКА”, государственный регистрационный знак № peг., идентификационный номер №, 2016 года выпуска, принадлежащий на праве собственности ФИО14, денежные средства в сумме 30 000 рублей, принадлежащие ФИО2, с запретами и ограничениями, указанными в постановлениях Самарского районного суда г. Самары от 15.04.2020 и от 28.09.2020 до момента принятия нового решения по уголовному делу в этой части судом первой инстанции.

Этот же приговор в отношении ФИО1, ФИО2 и ФИО3 изменен

— указано в описательно-мотивировочной части приговора об основании признания смягчающего наказание ФИО1 и ФИО2 обстоятельства в виде активного способствования раскрытию и расследованию преступлений, явок с повинной — п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ вместо п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ;

— исключено из приговора суда указание о назначении ФИО1 по п. «в» ч. 5 ст. 290, ч.2 ст. 290, ч.3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1, ч. 4 ст. 69 УК РФ, ФИО2 по п. «а» ч.3 ст. 291.1, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч.3 ст. 291.1, ч. 4 ст. 69 УК РФ, ФИО3 по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных функций;

    —    снижено ФИО2 назначенное по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ дополнительное наказание в виде штрафа в размере пятикратной суммы взятки до 1 500 000 рублей;

 —    в соответствии с ч. 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения дополнительных наказаний назначено ФИО2 дополнительное наказание в виде штрафа в размере 1 600 000 рублей;

 —    исключено из резолютивной части приговора указание суда об учете ФИО1 и ФИО3 ограничений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ, при зачете времени их содержания под стражей в срок лишения свободы.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Обжалуемым приговором ФИО1 признан виновным:

— в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, входящих в его служебные полномочия, в крупном размере – 400 000 рублей от руководителя ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО15;

— в получении должностным лицом через посредника взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, входящих в его служебные полномочия, в значительном размере – 100 000 рублей от руководителя ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» ФИО16;

— в покушении на посредничество во взяточничестве, то есть в покушении на иное способствование взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении взятки в крупном размере – 300 000 рублей за оформление разрешения на временное пребывание 5 иностранных граждан.

ФИО2 признан виновным в совершении:

— посредничества во взяточничестве, то есть непосредственной передачи взятки по поручению взяткополучателя и иного способствования взяткополучателю в достижении и реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении взятки в значительном размере – 100 000 рублей от руководителя ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» ФИО16, группой лиц по предварительному сговору;

— покушения на посредничество во взяточничестве, то есть покушения на непосредственную передачу взятки по поручению взяткополучателя в крупном размере – 300 000 рублей за оформление разрешения на временное пребывание 5 иностранных граждан.

ФИО3 признан виновным в покушении на получение должностным лицом через посредника взятки в виде денег за способствование в силу должностного положения действиям в пользу представляемых взяткодателем лиц, в крупном размере – 300 000 рублей за оформление разрешения на временное пребывание 5 иностранных граждан.

Суд признал их виновными в совершении указанных преступлений при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Данным приговором ФИО1 оправдан по предъявленному обвинению в совершении служебного подлога, то есть внесения должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений из иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ч.1 ст.292.1 УК РФ), в связи с отсутствием в деяниях состава преступления на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ.

В кассационной жалобе осужденный ФИО2 выражает несогласие с вынесенными решениями в части назначенного наказания. Считает, что выводы о невозможности применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 64, ст. 73 УК РФ судом первой инстанции не мотивированы, суд апелляционной инстанции данные нарушения не устранил. Однако, ФИО2 написал явку с повинной, вину признал, дал признательные показания, активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений. Кроме того, полагает, что суд не в полной мере учел обстоятельства, относящиеся к личности осужденного, что он является участником боевых действий, на учетах не состоит. Считает, что ему назначено слишком суровое дополнительное наказание в виде штрафа без учета имущественного положения осужденного. Указывает, что описание инкриминируемых ему преступлений не содержит сведений о том, что они совершались при исполнении служебных обязанностей, что необоснованно указано в качестве отягчающего обстоятельства. Просит изменить приговор и снизить срок наказания.

В кассационной жалобе адвокат ФИО5 в интересах осужденного ФИО2 выражает несогласие с вынесенными решениями. Считает, что суд не учел все положения закона при назначении наказания, необоснованно отказал в применении положений ст. ст. 64, 73, ч. 6 ст. 15 УК РФ. Однако, ФИО2 активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, написал явку с повинной, признал вину и дал признательные показания. Кроме того, осужденный является участником боевых действий, на учетах не состоит, по месту жительства и месту службы характеризуется положительно, имеет малолетнего сына, страдает хроническими заболеваниями. Считает, что судом не учтено материальное положение осужденного при назначении дополнительного наказания в виде штрафа. Указывает, что описание преступлений не содержит сведений о том, что они совершались при исполнении служебных обязанностей, что необоснованно указано в качестве отягчающего обстоятельства. Просит изменить приговор и снизить срок наказания.

В кассационной жалобе с дополнением осужденный ФИО3 выражает несогласие с вынесенными судебными решениями. Считает, что суд не проверил показания ФИО1 и ФИО2 на достоверность; не установлено сведений об осведомленности ФИО3 о действиях ФИО1, ФИО18, ФИО2 по получению последним от ФИО18 денежных средств, материалы дела таких доказательств не содержат. Полагает, что суд не дал оценки показаниям свидетелей ФИО42 и ФИО43 о непричастности ФИО3а к совершению указанного преступления. Осужденный считает, что судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о несоответствии предъявленного обвинения фактическим материалам дела, неверной квалификации его действий. Суд апелляционной инстанции не дал мотивированного ответа по заявленным в апелляционной жалобе требованиям. Полагает, что судом первой инстанции не доказан умысел осужденного ФИО3а на совершения преступления, отсутствие личных мотивов; суд не привел доказательств осведомленности ФИО3а о предназначении ему денежного вознаграждения, наличия его требований передать ему 300 000 рублей, а также отсутствию у ФИО3а полномочий влиять на выдачу разрешения на временное проживание (далее – РВП) иностранным гражданам. Суд не дал надлежащей оценки оговору со стороны других осужденных в отношении ФИО3а, явкам с повинной. Считает, что результаты ОРМ также опровергают его причастность к совершению инкриминируемого преступления. Оспаривает выводы суда о возможности с его стороны оказать содействие в оформлении разрешения на временное проживание (РВП) иностранным гражданам, поскольку доказательствами это не подтверждается, опровергается показаниями свидетелей ФИО23, ФИО19, ФИО20, ФИО21 Ссылается на отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих наличие в действиях ФИО3 состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. Просит отменить вынесенные судебные решения.

В кассационной жалобе адвокат ФИО6 в интересах осужденного ФИО3 оспаривает состоявшиеся судебные решения суда. Ссылается на отсутствие достаточных доказательств, подтверждающих наличие в действиях ФИО3 состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Отмечает, что сведений об осведомленности ФИО3 о действиях ФИО1, ФИО18, ФИО2 по получению последним от ФИО18 денежных средств материалы дела не содержат, а выводы суда о предназначении 300 000 рублей ФИО3 основаны лишь на показаниях ФИО18. Анализирует показания ФИО2, у которого не было договоренности с ФИО3 о сумме денежных средств, получаемых от ФИО18, а также показания ФИО18 об отсутствии договоренности с ФИО3 относительно предполагаемой взятки за совершение действий по оформлению РВП, направлении его для консультирования к ФИО21 Указывает на отсутствие материалов оперативно-розыскной деятельности в отношении ФИО3, необнаружение предметов и документов, свидетельствующих о его причастности к преступлению. Обращает внимание на показания ФИО1 и ФИО2, которые в силу статуса не предупреждались об уголовной ответственности за заведомо ложный донос и дачу заведомо ложных показаний, оговорили ФИО3, имея личную корыстную заинтересованность в незаконном обогащении путем обмана ФИО18 при получении денег для ФИО3 без его ведома. По мнению автора жалобы, согласно заключению № 88 от 24.04.2020, в стенограмме разговоров между ФИО1 М.А., ФИО18, ФИО2 имеется высказывание, что ФИО3 не будет делать РВП. Адвокат ФИО6 полагает, что показания свидетелей ФИО44, ФИО45, ФИО46, ФИО47, ФИО48, ФИО49, ФИО50, ФИО51, ФИО52, ФИО53, ФИО54, ФИО55, ФИО56, ФИО57 не содержат прямого указания на причастность ФИО3а к совершению преступления. Явки с повинной ФИО1 и ФИО2, якобы изобличающие ФИО3 в совершении преступления, считает недопустимыми доказательствами, сделанными более чем через 1 месяц после возбуждения уголовного дела, то есть они не являются добровольными, даны в отсутствие адвоката, не содержат описание конкретных преступных действий ФИО3а. Указывает, что судом не установлен взяткодатель, в чьих интересах ФИО3 должен быть совершить действия за незаконное вознаграждение, что противоречит диспозиции ст. 290 УК РФ. Считает передачу денежных средств 18.02.2020, то есть в день приема заявлений от иностранных граждан на выдачу РВП, неслучайной, чтобы спровоцировать ФИО2 на незаконное получение денежных средств и придать этому логическое обоснование. Настаивает на отсутствии у ФИО3 должностных полномочий на совершение действий, обусловливающих возможность совершения покушения на получение взятки — на выдачу РВП иностранным гражданам на территории РФ, поскольку такие полномочия были у комиссии и отдела по вопросам гражданства УВМ ГУ МВД России по Самарской области под руководством ФИО21, который курировал его заместитель ФИО23 Единоличное принятие означенных решений начальником УВМ ФИО3 исключено в силу действующего указанного порядка. Кроме того, судом не представлено доказательств телефонного разговора между ФИО3ым и Громовой, записи или детализации соединений. Сам ФИО3 указал, что направил к ней Литвинова для получения консультации. Кроме того, полагает, что назначенное ФИО3у наказание является чрезмерно суровым, необоснованно отказано в применении положений ч. 6 ст. 15, ст. ст. 64, 73 УК РФ. Утверждает, что ему не представлен на ознакомление протокол судебного заседания. Считает, что исключение судом апелляционной инстанции из приговора указания об учете ФИО3у ограничений, предусмотренных ч. 3.3 ст. 72 УК РФ, при зачете времени содержания под стражей в срок лишения свободы свидетельствует о том, что вопрос о зачете ФИО3у периода времени с момента задержания, содержания в изоляторе в срок лишения свободы фактически не зачтен. На основании изложенного просит отменить вынесенные судебные решения.

В кассационной жалобе осужденный ФИО1 выражает несогласие с вынесенными решениями суда первой и апелляционной инстанции. Считает, что суд при назначении наказания не в полной мере учел степень и характер общественной опасности преступления, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства. Полагает, что выводы о невозможности применения положений ч. 6 ст. 15, ст. 64, ст. 73 УК РФ не мотивированы, суд апелляционной инстанции данное нарушение не устранил. Однако, осужденный на ранней стадии следствия написал явку с повинной, вину признал, дал признательные показания. Также суд не в полной мере учел, что осужденный ФИО1 характеризуется положительно по месту службы и жительства, страдает заболеваниями, на иждивении находятся пенсионеры-родители и бабушка – инвалид 2 степени. Считает, что не доказана причастность осужденного ФИО1 к совершению преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, а по остальным преступлениям назначено слишком суровое дополнительное наказание без учета имущественного положения осужденного, суд не рассмотрел вопрос о назначении рассрочки при уплате штрафа. Также описание инкриминированных преступлений не содержит сведений о том, что они совершались при исполнении служебных обязанностей, что необоснованно указано в качестве отягчающего обстоятельства. Ставит под сомнения показания осужденного ФИО2, которые противоречат выводам следствия и суда, считает, что суд не дал оценки показаниям свидетелей, указывающих на невиновность осужденного ФИО1. Просит изменить приговор и снизить наказание.

В кассационной жалобе адвокаты Гурко Н.В. и ФИО4 в интересах осужденного ФИО1 выражают несогласие с состоявшимися судебными решениями. Утверждают, что по эпизоду преступления, предусмотренного п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, суд не дал должной оценки показаниям ФИО1, который не давал поручений ФИО25 и ФИО24 предложить ФИО15 передать ему через посредника взятку в сумме 600 000 рублей за заключение дополнительного соглашения по контракту. Отмечают, что ФИО1 об ООО “НАЗВАНИЕ1” и его представителе ФИО15 не знал, поскольку госконтракт от 19.12.2018 на оказание услуг по уборке помещений и прилегающих территории ГУ МВД РФ по Самарской области заключался с ООО “НАЗВАНИЕ3”, по дополнительному соглашению к которому увеличение оплаты объемов работ составляло 1 500 000 рублей, поэтому с учетом расходов на налоги и заработную плату работникам экономического смысла платить взятку в сумме 400 000 рублей не было. Адвокаты полагают, что ФИО25 и ФИО24 оговорили ФИО1, желая незаконно получить деньги от ФИО15, обманывали последнего, что деньги требуются ему за заключение дополнительного соглашения к контракту, это вытекает из показаний ФИО15 и Байкалова. Оспаривают факт передачи ФИО1 в качестве взятки 400 000 рублей, которая не подтверждается представленной видеозаписью, а также указывают, что предмет взятки обнаружен в сейфе ФИО39, следовательно, вышеуказанные свидетели не передавали денежные средства осужденному, однако суд, не отнесся критически к показаниям свидетелей ФИО58 и ФИО59.

По эпизоду по ч. 2 ст. 290 УК РФ адвокаты указывают, что из показаний свидетеля ФИО16 следует, что решение о передаче 100 000 рублей сотрудникам ФКУ в знак благодарности за заключенные контракты было принято им самостоятельно, поскольку до их заключения никаких договоренностей о передаче денег не было. Обращают внимание на показания ФИО1, который считал переданные ФИО16 деньги благотворительным взносом на нужды ФКУ на организацию мероприятий по облагораживанию захоронений и памятных мест, что свидетельствует об отсутствии у него корыстной заинтересованности в совершении вмененного преступления. На основании изложенного просят переквалифицировать действия осужденного по данному преступлению на ч. 1 ст. 285 УК РФ.

По преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ, адвокаты указывают на то, что ФИО1 добровольно отказался от участия в посредничестве в передаче взятки ФИО3у, что следует из аудиозаписи его разговора с ФИО60, поэтому на момент задержания ФИО2 он не принимал участия в передаче взятки. Полагают, что ФИО1 добровольно сообщил следствию о совершенном преступлении и активно способствовал его раскрытию и расследованию, что в соответствии с примечанием к ст. 291.1 УК РФ является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Кроме того, адвокаты указывают на суровость назначенного ФИО1 наказания, отсутствие сведений о том, что преступления совершались при исполнении служебных обязанностей, что необоснованно указано в качестве отягчающего обстоятельства. Также суд не в полной мере учел наличие на иждивении осужденного малолетнего ребенка, престарелых родителей, назначил дополнительное наказание в виде штрафа без учета материального положения осужденного, необоснованно отказал в применении положений ст. 64 УК РФ. На основании изложенного просят изменить приговор и уменьшить срок наказания осужденному.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав выступления участников процесса, обсудив доводы кассационных жалоб, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Таких нарушений по данному делу не допущено.

Предварительное следствие по делу и судебное разбирательство проведены с соблюдением требований закона.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката ФИО6 осужденный ФИО3 после постановления обжалуемого приговора был ознакомлен с протоколом судебного заседания суда первой инстанции в полном объеме и получил его копии, каких-то возражений не имел. Каких-либо ограничений прав адвоката ФИО6 на ознакомление и подачу заявления об ознакомлении с протоколом и аудиозаписью судебного заседания в соответствии со ст. 259 УПК РФ судом первой инстанции не создавалось. В суде апелляционной инстанции адвокат ФИО6 не делал каких-либо заявлений об ограничении его права на ознакомление с протоколом судебного заседания суда первой инстанции и о неготовности к процессу.

Таким образом, участники судебного заседания, которые хотели ознакомиться с протоколом судебного заседания, в полной мере реализовали свои права в соответствии с ч. 7 ст. 259 УПК РФ.

Обвинительный приговор в отношении ФИО1, ФИО2 и ФИО3а (с учетом внесенных апелляционным определением изменений) соответствует требованиям ст. ст. 304, 307-309 УПК РФ. В нем содержится описание преступных деяний, признанных судом доказанными, приведены доказательства, исследованные в судебном заседании, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных, мотивированы выводы относительно квалификации преступлений и назначения наказания каждому осужденному.

Допустимость доказательств по делу судом проверена, приговор основан на допустимых доказательствах.

Как следует из приговора, фактические обстоятельства совершения осужденными ФИО1, ФИО2 и ФИО3ым инкриминированных преступлений установлены судом на основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе:

— показаний подсудимого ФИО2, изобличающего себя, ФИО1 и ФИО3а в совершении инкриминированных преступлений;

— показаний подсудимого ФИО1, изобличающего себя и ФИО2 в покушении на посредничество во взяточничестве, а ФИО3а в покушении на получение взятки 300 000 рублей за оформление разрешения на временное проживание (далее – РВП) на иностранных граждан; а также признавшего факт получения денежных средств через посредника Литвинова от руководителя ООО ПФК «НАЗВАНИЕ2» ФИО61 в сумме 100 000 рублей;

— показаний подсудимого ФИО3а в части признания им факта встречи с ФИО62 по просьбе ФИО1, общения с ФИО63 по поводу оформления РВП на иностранных граждан и предложения ФИО64 обратиться к начальнику отдела по вопросам гражданства органа внутренних дел ФИО65; признания факта встречи 07.02.2020 г. с ФИО2 и разговора про ФИО66;

— показаний свидетеля ФИО18 о том, что по указанию ФИО1 он сообщил руководителю ООО ПФК «НАЗВАНИЕ2» ФИО67 требование о передаче для ФИО1 денег за заключение госконтрактов по утилизации металлолома и высвободившихся госномеров в сумме 100 000 рублей, а впоследствии, получив от ФИО68 эти деньги в сумме 100 000 рублей, затем передал их ФИО1. Также свидетель ФИО69 пояснил, что он (ФИО70) через ФИО1 организовал встречу ФИО71 с ФИО3ым по вопросу оформления разрешения на временное проживания иностранцам, впоследствии ФИО1 сообщил ему, что ФИО3 просит взятку в сумме 300 000 рублей за РВП для 5 иностранцев, что дальнейшие вопросы нужно решать через ФИО2; затем он (ФИО72) обратился в ФСБ с заявлением об этом преступлении, согласился участвовать в оперативном эксперименте, в ходе которого он передал 500 000 рублей (с учетом вознаграждения для посредников 200 000 рублей) ФИО2у, для дальнейшей передачи взятки в сумме 300 000 рублей ФИО3у;

— показаний свидетеля ФИО16 о том, что через ФИО73 по его требованию передал взятку 100 000 рублей для руководства ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» за заключение госконтракта на сдачу лома металлов и утилизации высвободившихся государственных регистрационных знаков;

— показаний свидетеля ФИО26 о том, что в январе-феврале 2020 г. по указанию ФИО74 она общалась с представителями ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» по поводу цены коммерческого предложения, затем ФИО75 дал указание подготовить проекты госконтрактов с данной фирмой, и в итоге ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» заключило госконтракты с указанной организацией ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» на утилизацию аккумуляторов и лома металлов;

— показаний свидетеля ФИО27 о том, что он обратился к ФИО76 с просьбой помочь в оформлении РВП на пятерых иностранных граждан; впоследствии Литвинов его направил к начальнику отдела УВМ ГУ МВД России по Самарской области ФИО77, которая, посмотрев документы на иностранцев, сказала, что оснований для оформления им РВП нет, и предложила попробовать оформить РВП через начальника УВМ. Он (Борисов) об этом сообщил ФИО78. Позже ФИО79 ему в телефонном разговоре сообщил, что оформить РВП на 5 иностранцев получиться за вознаграждение;

— показаний свидетеля ФИО28 о том, что он обращался к ФИО80 с просьбой помочь в оформлении РВП для 5 иностранцев, поскольку ФИО81 говорил, что у него есть знакомый сотрудник полиции;

— показаний свидетелей ФИО29 и ФИО30 о том, что они обращались к ФИО82 с просьбой оказать помощь в получении ими РВП для себя;

— показаний свидетеля ФИО21, подтвердившей факт обращения к ней по телефону ФИО3а с просьбой проконсультировать человека по поводу приобретения гражданства; после чего к ней пришел мужчина по вопросу оформления разрешения на временное проживание иностранным гражданам. Она, посмотрев представленные документы, сказала, что оснований получить РВП на этих иностранцев вне квоты не имеется, и предложила обратиться в Комиссию с заявлением на квоту;

— показаний свидетелей ФИО19 и ФИО20 об обстоятельствах работы комиссии по контролю за распределением РВП РФ, созданной на базе УВМ ГУ МВД России по Самарской области, начальником комиссии являлся ФИО3, а материалы на комиссии докладывала ФИО83;

— показаний свидетеля ФИО15 о том, что управляемое им ООО «НАЗВАНИЕ1» по договору субподряда с подрядчиком ООО «НАЗВАНИЕ3» (у которого имелась соответствующая лицензия) осуществлял уборку территорий и помещений, подведомственных ГУ МВД России по Самарской области. В 2019 году Федотов предложил ему заключить дополнительное соглашение к госконтракту и потребовал за это передать начальнику ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» ФИО1 через посредника ФИО84 взятку 600 тысяч рублей, впоследствии договорились снизить суммы взятки до 400 тысяч рублей. Затем в конце ноября 2019 г. и в декабре 2019 г. он (ФИО85) передал ФИО86 для дальнейшей передачи ФИО1 деньги 2 раза по 200 тысяч рублей;

— показаний свидетеля ФИО31 о том, что заключением дополнительного соглашения к госконтракту на уборку помещений в сентябре 2019 г. занимался руководитель субподрячика ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО87;

— показаний свидетеля ФИО25 о том, что ФИО1 сообщил ему о необходимости заключения дополнительного соглашения к госконтракту на уборку помещений и территорий с увеличением объема работ и оплаты за них, и о необходимости потребовать от ФИО88 за это вознаграждение в размере 600 тысяч рублей. ФИО89 согласился на передачу только 400 тысяч рублей по частям, о чем ФИО90 сообщил ФИО1. ФИО1 велел взятку передать через ФИО91, эти требования ФИО92 довел до ФИО93;

— показаний свидетеля ФИО24, подтвердившего, что по указанию ФИО1 26.11.2019 г. забрал для него у ФИО94 деньги в сумме 200 тысяч рублей, которые на следующий день он (ФИО95) передал ФИО1. ФИО1 дал ему из этих денег 100 тысяч рублей, он из этих денег 30 тысяч отдал ФИО96. В декабре 2019 г. ФИО97 снова передал ему (Глущенко) конверт, который он затем передал ФИО1;

— показаний свидетелей ФИО39, ФИО32, подтвердивших обстоятельства обнаружения и изъятия в ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» денежных средств;

— результатов ОРМ «Наблюдение» с применением аудио-видеозаписи, подтвердивших факт встречи 27.11.2019 г. в кабинете ФИО1 и передачи денег ФИО98 ФИО1 в сумме 200 тысяч рублей, полученных им (ФИО99) ранее от ФИО100 и их переговоры по данному поводу;

— результатов ОРМ «Наблюдение» с применением аудио-видеозаписи, подтвердивших факт встречи 10.02.2020 г. и передачи посредником Литвиновым посреднику ФИО2у денежных средств, полученных от руководителя ООО «ПФК «НАЗВАНИЕ2» за заключение госконтрактов на сдачу лома металлов и утилизации освободившихся государственных регистрационных знаков, для дальнейшей передачи ФИО1;

— результатов ОРМ «Наблюдение» с применением аудио-видеозаписи, подтвердивших факт встречи 10.02.2020 г. в кабинете ФИО1 и передачи ФИО2 ФИО1 денежных средств, ранее полученных от ФИО101, за заключение госконтрактов с ООО «ПФК «НАЗВАНИЕ2» на сдачу лома металлов и утилизации освободившихся государственных регистрационных знаков;

— результатов ОРМ «Наблюдение» с применением аудио-видеозаписи, зафиксировавших факт встречи 29.01.2020 г. ФИО1 и ФИО102, в ходе которой ФИО103 просил организовать его встречу с ФИО3ым; зафиксировавших факт встречи 31.01.2020 г. ФИО1 и ФИО104, в ходе которого ФИО1 сообщает ФИО105 требования ФИО3а о передаче последнему взятки в сумме 300 тысяч рублей; зафиксировавших факт встречи 10.02.2020 г. ФИО106 и ФИО2, на которой обсуждались обстоятельства планируемой передачи ФИО107 через посредника ФИО2 взятки ФИО3у;

— протоколов осмотров предметов (указанных результатов оперативно-розыскной деятельности) и заключения эксперта № 88 от 24.04.2020 г., зафиксировавших содержание видеозаписей и переговоров вышеназванных лиц;

— результатов оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент», в ходе которого ФИО108 передал посреднику ФИО2у сумму взятки для ФИО1 в размере 100 тысяч рублей;

— результатов оперативно-розыскных мероприятий «оперативный эксперимент», в ходе которого 18.02.2020 г. Литвинов передал посреднику ФИО2у 400 тысяч рублей, из которых 300 тысяч предназначалось в качестве взятки ФИО3у, а остальные – вознаграждение ФИО2у;

— результатов ОРД – протокола обследования помещений ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» от 19.02.2020 г., в ходе которого в бухгалтерии обнаружены денежные средства, в том числе в сумме 260 тысяч рублей, а в кабинете ФИО1 в кармане его плаща обнаружена купюра 5000 рублей, которая по серию и номеру совпадает с одной из купюр, выданных ФИО109 перед началом оперативного эксперимента;

— результатов ОРД – протоколов обследования жилища ФИО2 и его служебного кабинета от 18.02.2020 г., согласно которым в жилище ФИО2 обнаружены и изъяты 20 000 рублей (серия и номер этих купюр совпадают с купюрами, выданными 10.02.2020 г. ФИО110 перед началом оперативного эксперимента); в служебном кабинете ФИО2 обнаружены и изъяты 400 тысяч рублей;

— заключения судебно-химической экспертизы о том, что на изъятых у ФИО2 банкнотах на общую сумму 400 тысяч рублей; на банкнотах на сумму 100 тысяч рублей и в смывах с рук ФИО2 на марлевом бинте обнаружены следы люминесцирующего вещества, которым были обработаны купюры, выданные ФИО111 перед началом оперативного эксперимента;

— показаний свидетелей ФИО33 и ФИО34, подтвердивших обстоятельства оперативного эксперимента по получению суммы взятки 100 000 рублей посредником ФИО2;

— показаний свидетелей ФИО35, ФИО36, ФИО37, ФИО38, подтвердивших обстоятельства ОРМ «Обследование жилища и служебного помещения ФИО2» в феврале 2020 г., в ходе которых ФИО2 в своем жилище выдал 50 тысяч рублей, а в служебном кабинете 400 тысяч рублей;

— показаний иных свидетелей, протоколов выемок, осмотров предметов и документов, государственного контракта с ООО «НАЗВАНИЕ3» и договора субподряда с ООО «НАЗВАНИЕ1» и дополнительных соглашений к ним, государственных контрактов с ООО ПФК «НАЗВАНИЕ2», документов, подтверждающих служебное положение осужденных ФИО3а, ФИО1 и ФИО2; иных исследованных судом доказательств.

Собранным по делу и исследованным в судебном заседании доказательствам судом была дана надлежащая оценка в соответствии со ст. ст. 17, 87-88 УПК РФ, в том числе с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а совокупность этих доказательств правильно признана достаточной для рассмотрения дела по существу. При этом основания, по которым одни доказательства были признаны допустимыми и достоверными и положены в основу приговора, а другие отвергнуты, судом в приговоре изложены.

Каких-либо существенных неустраненных противоречий в доказательствах, которым бы судом не была дана оценка, не имеется.

Вопреки доводам осужденного ФИО3 и его защитника показания подсудимых ФИО2 и ФИО1 получены с соблюдением требований УПК РФ, отвечают положениям п. 1 ч. 2 ст. 74, ст. ст. 77, 275 УПК РФ. Поскольку ФИО2 и ФИО1 являлись подсудимыми, то оснований предупреждать их по ст. 307 УК РФ об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний у суда не было. В то же время сам по себе факт их непредупреждения по ст. 307 УК РФ не ставит под сомнения достоверность их показаний. Их показания о причастности ФИО3а к преступлению судом положены в основу приговора в связи с тем, что они согласовывались и с совокупностью иных, изобличающих ФИО3а, доказательств.

Вопреки доводам стороны защиты, поскольку суд установил обоснованность предъявленного подсудимым обвинения по данным эпизодам и не изменял его, постольку суд в соответствии со ст. 252 УПК РФ и изложил в описательно-мотивировочной части приговора именно то описание преступлений, которое инкриминировалось подсудимым в обвинительном заключении по указанным эпизодам. Это не является каким-то нарушением, а, напротив, соответствует положениям ст. 252 УПК РФ.

При этом, вопреки доводам осужденного ФИО3а, содержание показаний свидетеля Литвинова и подсудимых ФИО2 и ФИО1, данных ими в судебном заседании, в том числе относительно взятки в размере 300 000 рублей для передачи ФИО3у, отражено в приговоре верно, полностью совпадает с содержанием протокола судебного заседания и аудиозаписью судебного заседания, зафиксировавших показания вышеуказанных лиц, которые прямо говорили о требованиях ФИО3а по передаче ему денег в размере 300 000 рублей.

Оперативно-розыскные мероприятия (далее — ОРМ) проведены с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии поводов и оснований для их проведения. ОРМ в жилище ФИО2 проведены с разрешения суда. ОРМ «Оперативный эксперимент» проведены на основании постановления, утвержденного начальником органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Полученные результаты оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД) проверены в ходе предварительного и судебного следствия путем допроса участников ОРМ, осмотра полученных в ходе ОРМ оперативно-служебных документов, аудио-видеозаписей и вещественных доказательств, и производства иных следственных действий, они отвечают требованиям, предъявляемым УПК РФ к доказательствам, согласуются с иными доказательствами и обосновано положены судом в основу приговора.

При этом из материалов дела следует, что умысел осужденных на получение взяток и на посредничество во взяточничестве возник независимо от действий оперативных сотрудников правоохранительных органов, поскольку преступные действия ФИО3ым, ФИО1 и ФИО2 начали совершаться до проведения оперативного эксперимента, что подтверждается показаниями подсудимых, свидетелей и результатами оперативного наблюдения. Основанием для проведения ОРМ «Наблюдение» явилась информация о преступной деятельности ФИО1. При этом ОРМ «Наблюдение» лишь со стороны фиксировало преступные действия ФИО1, ФИО2, Литвинова и других лиц, никоим образом не влияя на их умысел и действия. И лишь после обращения Литвинова с заявлением о преступлениях в правоохранительные органы, уже на стадии сформировавшегося умысла подозреваемых их преступная деятельность была изобличена и пресечена в результате оперативных экспериментов.

Вопреки доводам стороны защиты из содержания аудио-видеозаписи встречи ФИО112 и ФИО2 (зафиксированных на диске, в протоколе осмотра диска и в заключении судебной экспертизы устной речи № 88 от 24.04.2020 г.) следует, что они разговаривали про обращение ФИО113 к ФИО114 – начальнику Промышленного ФМС, про поездку ФИО115 к ФИО3у, в ходе которой ФИО3 велел ему отвезти документы на Черногорскую и сделать РВП ребятам. При этом они беседовали о том, что за пятерых ФИО3 просил «триста», что это все в течение двух недель делается, ставит ФИО116, а подписывает ФИО3. ФИО2 заявил: «он сказал, что не будет тебе это (ВПР) делать». Литвинов возразил: «почему, он же, наоборот, сказал через ФИО117!?» (что совпадает с инициалами ФИО1). ФИО2 пояснил: «сказали, что надо, чтобы вместо тебя кто-то там другой был». Далее они обсуждали, что какая разница, через кого действовать. Потом Литвинов сообщил, что ФИО118 сказал, что ФИО3 дал добро, через ФИО119. ФИО120 пояснил, что он (ФИО121) сам и не собирался. ФИО2 сказал, что может он что-то боится. Далее они продолжили обсуждать, что за 5 человек всё стоит «триста», но ФИО122 может и «четыреста» зарядить, что его ребята на всё готовы, у них патенты заканчиваются (т. 2 л.д. 122-123).

Таким образом, из данной записи разговора следует, что ФИО3 не хотел делать РВП, лично взаимодействуя с ФИО123, но речи об отказе от передачи ФИО3у взятки за оформление РВП не было, напротив, они продолжили беседовать про дачу взятки за 5 человек в размере «трехсот» и обсуждали возможность добавить к этой сумме свое вознаграждение.

Указанное полностью совпадает с показаниями свидетеля ФИО124 и подсудимых ФИО1 и ФИО2 в суде, пояснившими, что ФИО3 просил взятку за оформление РВП на 5 иностранцев в общей сумме 300 тысяч рублей и позволил посредникам к сумме взятки добавить своё вознаграждение.

При этом подсудимый ФИО3 и свидетель ФИО125 подтвердили в суде, что именно ФИО3 направил заинтересованного в получении РВП на иностранцев гражданина ФИО126 к ФИО127 за консультацией.

Свидетель же ФИО128 (со стороны которого оснований для оговора подсудимого ФИО3а объективно не установлено, поскольку он не получал никаких денег для передачи ФИО3у) пояснил, что встретился с ФИО129, но она, посмотрев документы на иностранцев, сказала, что оснований для выдачи им РВП без квот нет, посоветовала обратиться к руководству УВМ, о чем ФИО130 впоследствии сообщил ФИО131, а позже получил от ФИО132 информацию о возможности решить данный вопрос за благодарность.

При этом, вопреки доводам кассационных жалоб, ФИО3, являясь начальником Управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Самарской области, по своей должности и на основании приказа являлся одновременно и председателем Комиссии УВМ ГУ МВД России по Самарской области по контролю за распределением квоты на выдачу разрешения на временное проживание (далее – Комиссия). В полномочия данной Комиссии входило рассмотрение заявлений иностранных граждан, ходатайствующих о выделении квоты на выдачу разрешений на временное проживание. Председатель Комиссии ФИО3 в силу своего должностного положения имел полномочия вести заседания и подписывать решения данной Комиссии, оформляемые в виде протоколов, принимать решения о назначении даты очередного заседания Комиссии.

Таким образом, в силу своего должностного положения, авторитета и возможностей занимаемой должности начальника Управления по вопросам миграции ГУ МВД России по Самарской области и председателя вышеуказанной Комиссии ФИО3 мог способствовать совершению действий в пользу представляемых взяткодателем лиц, в том числе лично голосовать за выдачу квот соответствующим иностранцам на заседании Комиссии, обосновывать перед другими членами Комиссии необходимость выделения квот именно этим иностранным гражданам, мог влиять также на подчиненных ему сотрудников отдела по вопросам гражданства Управления относительно вопросов подготовки соответствующих материалов к работе Комиссии.

Показания подсудимых ФИО1 и ФИО2, свидетелей ФИО133 и ФИО134 об обстоятельствах переговоров об оказании содействия в получении РВП иностранцам и о сумме взятки 300 тысяч рублей для ФИО3а подтверждались и объективными данными ОРМ «Наблюдение» с видео-аудиозаписью. Поэтому у суда не было оснований ставить под сомнение показания указанных лиц, объективных оснований для оговора ими подсудимого ФИО3а суд обоснованно не установил.

Согласно ст. 290 УК РФ взяткополучатель может получить взятку и от лица, выступающего не только в своих интересах, но и в интересах других представляемых им лиц.

Как следует из материалов дела, ФИО137 изначально по своему самостоятельному умыслу (возникшему вне зависимости от действий оперативных сотрудников правоохранительных органов) выступал в интересах других лиц по просьбе ФИО135. У ФИО3а уже на этой стадии возник умысел получить взятку от ФИО136 в размере 300 000 рублей за оформление РВП в интересах 5 иностранных граждан, а у ФИО2 и ФИО1 – умысел оказать посредничество в получении ФИО3ым этой взятки (что в частности было зафиксировано входе ОРМ «Наблюдение» и следует из показаний подсудимых ФИО1, ФИО2 и свидетеля ФИО138).

И лишь после этого ФИО139 обратился в УФСБ с заявлением о преступлении, после чего действовал под их контролем в рамках оперативного эксперимента. Поэтому, учитывая, что оперативный эксперимент был направлен лишь на выявление и пресечение уже начатой преступной деятельности ФИО3а и его посредников, то тот факт, что ФИО141 и иностранные граждане деньги в итоге не передали, а ФИО140 в ходе оперативного эксперимента использовались денежные средства, переданные ему в УФСБ, не свидетельствует о провокации преступления и не влияет на вывод о виновности и квалификацию действий ФИО3а как покушения на получение взятки через посредников, а действий ФИО1 и ФИО2 – как посредничества во взяточничестве.

Как следует из материалов дела, ФИО3 свои действия, направленные на получение взятки, не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, т.к. они были пресечены сотрудниками правоохранительных органов до передачи посредником ФИО2 взятки ФИО3у.

Таким образом, выводы суда о виновности ФИО3а в покушении на получение взятки и в посредничестве в этом ФИО1 и ФИО2, основаны на материалах дела.

Согласно примечанию к ст. 291.1 УК РФ лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) пресечению преступления и добровольно сообщило о совершенном преступлении в орган, имеющий право возбудить уголовное дело.

Однако, вопреки доводам осужденных ФИО1 и ФИО2, о совершаемом ими преступлении в правоохранительные органы сообщил Литвинов (который и был впоследствии освобожден от уголовной ответственности).

ФИО1 и ФИО2 же в своей преступной деятельности признались уже только после того, как она была выявлена и пресечена сотрудниками правоохранительных органов в ходе оперативно-розыскных мероприятий (что было учтено судом в приговоре в качестве смягчающих наказание ФИО1 и ФИО2 обстоятельств). Поэтому оснований для освобождения ФИО1 и ФИО2 от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 291.1 УК РФ не имеется.

При этом ФИО1 полностью выполнил свою роль в совершаемом преступлении, в том числе доведя до сведения ФИО142 требования ФИО3а о передаче ему взятки в сумме 300 тысяч рублей через ФИО2. Каких-то действий по отказу от преступных намерений ФИО1 не осуществлял, о совершаемом преступлении в правоохранительные органы до их пресечения в результате проведенных ОРМ ФИО1 не сообщал. Поэтому какого-то добровольного отказа от преступления в действиях ФИО1 нет, и предусмотренных ст. 31 УК РФ оснований для освобождения его от уголовной ответственности не усматривается.

Вопреки доводам кассационных жалоб доводы ФИО1 о том, что полученные от руководителя ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» ФИО143 деньги в сумме 100 000 рублей являлись не взяткой, а направлены им на общественные нужды ФКУ «Центр хозяйственного и сервисного обеспечения ГУ МВД РФ по Самарской области» для облагораживания мест захоронений погибших сотрудников, обоснованно отвергнуты судом.

В частности, из показаний подсудимого ФИО2 следует, что, требуя получить от руководителя ООО ПКФ «НАЗВАНИЕ2» ФИО144 вознаграждение в сумме 100 тысяч рублей за заключение госконтрактов, ФИО1 сказал, что в качестве благодарности за свои действия ФИО2 и ФИО145 могут взять 30 тысяч и 20 тысяч рублей соответственно. Впоследствии, передав ФИО1 100 тысяч рублей от ФИО146, ФИО2 ранее обговоренные суммы вознаграждения получил от ФИО1: себе ФИО2 забрал 30 тысяч рублей, а ФИО147 передал 20 тысяч рублей.

То есть частью денег в общей сумме 50 тысяч рублей ФИО1 распорядился по своему усмотрению, отдав ее посредникам во взяточничестве.

Из показаний свидетеля ФИО148 следует, что с сотрудников ФКУ на добровольной основе периодически собирали деньги через руководителей отделов на общественные нужды: на праздники, спортивные мероприятия, благотворительность, на помощь сотрудникам (то есть эти сборы осуществлялись сотрудниками ФКУ на добровольной основе за счет своих личных средств). При этом не всегда озвучивалось, куда расходовались деньги из этого фонда, не всегда предоставлялись чеки, подтверждающие цели их расходования.

Свидетель ФИО149 пояснил, что был случай, когда ФИО39 по распоряжению ФИО1 приносила к нему в кабинет денежные средства в сумме 60 000 рублей из «фонда» ФКУ, и ФИО1 их ему выдавал для покупки раков и оплаты бани для него (ФИО1).

Кроме того, часть полученных от ФИО150 через посредников ФИО151 и ФИО2 денег ФИО1 оставил в своем распоряжении, о чем, в частности, свидетельствует факт последующего обнаружения в кармане плаща ФИО1 купюры 5000 рублей, ранее переданной ему в составе остальной суммы взятки.

Поэтому действия ФИО1 по дальнейшему распоряжению полученными в качестве взятки деньгами не свидетельствуют об отсутствии у него корыстного умысла, в связи с чем, его действия по данному эпизоду обоснованно квалифицированы судом как получение взятки, а действия ФИО2 — как посредничество во взяточничестве.

При этом о совершаемом преступлении в правоохранительные органы сообщил ФИО152, который в дальнейшем действовал в рамках оперативного эксперимента. ФИО2 же о совершаемом преступлении до его пресечения сотрудниками правоохранительных органов не сообщал. Поэтому оснований для освобождения ФИО2 от уголовной ответственности на основании примечания к ст. 291.1 УК РФ не имеется.

Вопреки доводам кассационных жалоб причастность ФИО1 к получению взятки от руководителя ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО153 подтверждают, в том числе и лица, лично общавшиеся по данному поводу с ФИО1.

Так свидетель ФИО154 утверждал, что ФИО1 вызвал его к себе в кабинет и сказал о необходимости предложить ФИО155 дать взятку ему (ФИО1) в сумме 600 тысяч рублей; после переговоров с ФИО156 ФИО157 лично сообщил ФИО1 о согласии ФИО158 передать ФИО1 взятку в размере 400 тысяч рублей двумя частями. ФИО1 пояснил ФИО159, что далее все вопросы будет решать ФИО160, так как он куратор их отдела. Впоследствии в конце ноября-начале декабря 2019 г. именно ФИО161 зашел в кабинет к ФИО1 с папкой, а позже, выйдя из кабинета ФИО1, ФИО162 передал ФИО163 30 000 рублей.

Свидетель ФИО164 показал, что 26.11.2019 г. ему позвонил ФИО1 и сказал: «придет ФИО165, забери у него». Через 30 минут пришел ФИО166, передал ФИО167 конверт, сказав, что там для начальника 200 тысяч рублей – половина. На следующий день он (ФИО168) отнес эти деньги ФИО1. ФИО1 отсчитал из них 100 тысяч рублей и передал ФИО169. Глущенко вышел из кабинета и в приемной передал ФИО170 из них 30 тысяч рублей.

Это подтверждалось и объективным данными ОРМ «Наблюдение» с видео-аудиозаписью, зафиксировавшей, что 27.11.2019 г. в кабинете ФИО1 ФИО171 передал ФИО1 деньги, пояснив, что там 200 тысяч рублей.

При этом из показаний ФИО172 следует, что именно от ФИО1 исходила инициатива заключить дополнительное соглашение на уборку подведомственных территорий и помещений, и что он велел с этим вопросом и требованием передачи взятки обратиться сразу же к руководителю организации-субподрядчика ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО173.

Это полностью согласуется с показаниями руководителя организации-подрядчика ООО «НАЗВАНИЕ3» — свидетеля ФИО31 о том, что заключением дополнительного соглашения к госконтракту на уборку помещений в сентябре 2019 г. занимался руководитель организации-субподрядчика ООО «НАЗВАНИЕ1» ФИО174».

Именно организация-субподрядчик ООО «НАЗВАНИЕ1» занималась непосредственным выполнением работ, предусмотренных госконтрактом, за которое от организации подрядчика — ООО «НАЗВАНИЕ3» в итоге получала соответствующую оплату.

Поэтому каких-то оснований ставить под сомнения показания вышеуказанных свидетелей, подтвержденные объективными записями факта передачи денег посредником ФИО175 осужденному ФИО1, у суда не имелось.

При этом ФИО176, ФИО177, ФИО178, ФИО179 и ФИО180 были освобождены от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. 291 и ст. 291.1 УК РФ соответственно.

Таким образом, выводы суда о виновности осужденных ФИО1, ФИО2 и ФИО3а в совершении инкриминированных преступлений основаны на материалах дела.

В силу ст. ст. 401.1, 401.15 УПК РФ оснований ставить под сомнения указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций в кассационном порядке не имеется, поскольку каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона при собирании, исследовании и оценке доказательств, не было допущено.

Исходя из установленных фактических обстоятельств дела действия осужденного ФИО1 правильно квалифицированы судом по п. «в» ч. 5 ст. 290, ч. 2 ст. 290, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ; действия ФИО2 – по п. «а» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ; действия ФИО3 – по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Оснований для их переквалификации не имеется.

Все остальные доводы кассационных жалоб о невиновности осужденных и неверной квалификации их действий аналогичны доводам стороны защиты, приводившимся ранее и которым судами первой и апелляционной инстанций дана надлежащая оценка.

Наказание осужденному ФИО1 (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением) назначено с соблюдением требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, личности осужденного, ряда смягчающих наказание обстоятельств (наличие малолетнего ребенка у виновного; активное способствование раскрытию и расследованию преступления и явка с повинной по ч. 2 ст. 290, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ; состояние здоровья осужденного и его родителей и бабушки) и отягчающего наказания обстоятельства по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ – совершения умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Наказание осужденному ФИО2у (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением) назначено с соблюдением требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, личности осужденного, ряда смягчающих наказание обстоятельств (наличие малолетнего ребенка у виновного; активное способствование раскрытию и расследованию преступления и явка с повинной, состояние здоровья осужденного, участие его в боевых действиях на Северном Кавказе) и отягчающего наказания обстоятельства по п. «а» ч. 3 ст. 291.1, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ – совершения умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел.

Вопреки доводам кассационных жалоб указанное отягчающее наказание обстоятельство — совершение умышленного преступления сотрудником органа внутренних дел — признано ФИО1 и ФИО2 только по фактам посредничества во взяточничестве (по п. «а» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ, ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ).

При этом субъектом преступления, предусмотренного ст. 291.1 УК РФ, является любое физическое лицо. То есть должностное положение сотрудника органа внутренних дел не является обязательным элементом состава данного преступления. Поэтому положения ч. 2 ст. 63 УК РФ судом не нарушены. Факт совершения ФИО1 и ФИО2 данного преступления в период, когда они занимали должности сотрудников полиции, следует из материалов дела, в обвинительном заключении при описании сведений об их личности это указано. Обязательного указания на их служебное положение при описании преступления в обвинительном заключении для признания судом данного отягчающего наказание обстоятельства в силу ст. 63 УК РФ и п. 6 ч. 1 ст. 299, п. 3 и 4 ст. 307 УПК РФ не требовалось.

Вопреки доводам кассационной жалобы служба ФИО2 на Северном Кавказе и то, что он являлся ветераном боевых действий, учтены судом в качестве смягчающих наказание ФИО2 обстоятельств.

Наказание осужденному ФИО3у (с учетом изменений, внесенных апелляционным определением) назначено с соблюдением требований ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности преступления, личности осужденного, ряда смягчающих наказание обстоятельств (наличие малолетнего ребенка у виновного; многочисленные поощрения за время службы в органах внутренних дел).

С учетом всех вышеуказанных обстоятельств, суд пришел к мотивированному выводу о необходимости назначения осужденным ФИО1, ФИО2у и ФИО3у наказания в виде реального лишения свободы с дополнительным наказанием в виде штрафа каждому.

Суд обоснованно не усмотрел оснований для применения к осужденным ФИО1, ФИО2у и ФИО3у положений ст. 64, ст. 73 УК РФ, надлежаще мотивировав свои выводы. Не находит таковых и суд кассационной инстанции.

Суд апелляционной инстанции, внес в приговор необходимые изменения, определив наказание всем осужденным с учетом требований законности и справедливости. Апелляционное определение соответствует положением ст. 389.28 УПК РФ.

Вид исправительного учреждения осужденным ФИО3у и ФИО1 назначен судом с соблюдением требований п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, а ФИО2у – п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

Принимая во внимание, что наказание осужденным ФИО1, ФИО2 и ФИО3у (с учетом апелляционного определения) назначено с соблюдением требований уголовного закона, в том числе ст. ст. 6, 60 УК РФ, оснований для смягчения указанным осужденным наказания в кассационном порядке не усматривается.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника ФИО6, срок задержания и содержания осужденного ФИО3а под стражей с 26.03.2020 г. по день вступления приговора в законную силу правильно зачтен в срок содержания под стражей в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день за один день. Обоснованное исключение судом апелляционной инстанции из приговора излишней ссылки на применение при этом ч. 3.3 ст. 72 УК РФ не влияет на сам факт зачета срока содержания осужденного ФИО3а под стражей в срок лишения свободы и его прав не нарушает. То же самое касается и остальных осужденных.

Таким образом, каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального и уголовного закона, повлиявших на исход дела, не установлено. Оснований для удовлетворения кассационной жалобы нет.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 401.13-401.14 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Советского районного суда г. Самары от 25 июня 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 06 декабря 2021 года в отношении ФИО1, ФИО2 и ФИО3 оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных ФИО1, ФИО2, ФИО3 и защитников адвокатов ФИО4, Гурко Н.В., ФИО5, ФИО6 – без удовлетворения.

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 26.10.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

Наша практика

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Постановление Правительства РФ от 23.01.2023 N 58 "О размерах коэффициентов и процентных надбавок и порядке их применения для расчета денежного довольствия военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, и сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях Российской Федерации, и признании утратившими силу некоторых актов и отдельных положений некоторых актов Правительства Российской Федерации" (вместе с "Правилами применения коэффициентов (районных, за военную службу (службу) в высокогорных районах Российской Федерации, за военную службу (службу) в пустынных и безводных местностях Российской Федерации) и процентных надбавок к денежному довольствию военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации, сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Российской Федерации, органах принудительного исполнения Российской Федерации, федеральной противопожарной службе Государственной противопожарной службы и таможенных органах Российской Федерации, лиц, проходящих службу в войсках национальной гвардии Российской Федерации и имеющих специальные звания полиции, проходящих военную службу (службу) в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, а также в других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных местностях, высокогорных районах, пустынных и безводных местностях Российской Федерации")

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed