г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса,
д. 192, оф. 619
+7 (846) 212-99-71

Актуальные вопросы исполнения домашнего ареста в отношении несовершеннолетних

А.В. ДАВЫДЕНКО

Давыденко Александр Викторович, инспектор отделения методического обеспечения воспитательной и социальной работы с осужденными Федерального казенного учреждения «Центральная научно-техническая лаборатория» Федеральной службы исполнения наказаний, кандидат юридических наук.

В правовом регулировании исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, применяемого к несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому, имеются пробелы, которые приводят к снижению ее эффективности и нарушениям прав и свобод несовершеннолетнего участника уголовного производства.

Ключевые слова: меры пресечения, несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый, домашний арест.

Relevant Issues of Home Arrest Enforcement in Respect of Juveniles

A.V. Davydenko

Davydenko Aleksandr V., Inspector of the Department of Methodological Support of Educational and Social Work with Convicts of the Federal Government Institution «Central Scientific and Technical Laboratory» of the Federal Penitentiary Service of Russia, Candidate of Legal Sciences.

Regulation of prevention measures applied to a juvenile suspect or accused person contains serious problems which lead to reduction of efficiency of such measures of procedural compulsion and violation of rights and freedoms of the participant of criminal judicial proceeding.

Key words: preventive measures, juvenile suspect or accused person, house arrest.

Домашний арест является одной из мер пресечения, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, и может избираться в ходе как предварительного расследования, так и судебного разбирательства.

Например, Люблинский районный суд г. Москвы 23 февраля 2014 г. удовлетворил ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении 14-летнего М. Однако в постановлении суда не были приведены предусмотренные ст. 97 и 99 УПК РФ основания для избрания указанной меры пресечения. Суд в нарушение требований ч. 2 ст. 107 УПК РФ не указал срок, на который избрал меру пресечения <1>.

———————————

<1> См.: Обзор практики применения судами г. Москвы и Московской области требований закона при избрании мер пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога // СПС «КонсультантПлюс».

Вместе с тем, по мнению Л.И. Лавдаренко <2>, целесообразность применения в отношении несовершеннолетних домашнего ареста в теории уголовного права вызывает дискуссии. К примеру, И.П. Петрухин предлагает не заключать под домашний арест несовершеннолетних в возрасте от 14 до 16 лет. Это связано с предоставлением им возможности продолжить учебу <3>.

———————————

<2> См.: Лавдаренко Л.И. Задержание и заключение под стражу несовершеннолетнего // Российский следователь. 2015. N 6. С. 23 — 27.

<3> См.: Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе / Отв. ред. И.Б. Михайловская. М.: Наука, 1989. С. 172.

В соответствии с частью первой ст. 107 УПК РФ <4> «домашний арест заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной или частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях…». Суд с учетом данных о личности подозреваемого или обвиняемого и фактических обстоятельств может запретить и (или) ограничить: выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

———————————

<4> См.: СЗ РФ. 18.11.2002. N 46. Ст. 4532.

На наш взгляд, несовершеннолетнему, находящемуся под домашним арестом, может разрешаться посещение места учебы, работы, медицинских учреждений, спортивных сооружений и др. Это не превращает домашний арест в подписку о невыезде, как полагают некоторые юристы <5>, поскольку подросток все же ограничен в свободе передвижения и должен находиться в определенном жилом помещении, а не просто «не покидать постоянное или временное место жительства», как при подписке о невыезде.

———————————

<5> См.: Булатов Б.Б., Николюк В.В., Цоколова О.И. Меры пресечения в уголовном процессе: Учебно-методическое пособие / Б.Б. Булатов, В.В. Николюк, О.И. Цоколова. М.: ВНИИ МВД России, 2005. С. 44.

Как полагает Т.Н. Долгих <6>, назначение домашнего ареста состоит в том, чтобы обеспечить изоляцию несовершеннолетнего от общества. На наш взгляд, ничто не мешает суду при избрании этой меры пресечения установить и дополнительные ограничения. Например, запрет посещения определенных мест, ограничение на пребывание вне дома после определенного времени суток.

———————————

<6> См.: Долгих Т.Н. Актуальные вопросы избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения // Российский судья. 2014. N 2. С. 16 — 19.

В соответствии с Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» <7> и Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. N 360 «О некоторых вопросах деятельности уголовно-исполнительных инспекций» <8> контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений возложен на уголовно-исполнительные инспекции (далее — УИИ).

———————————

<7> См.: СЗ РФ. 2011. N 50. 12 февр. Ст. 7362.

<8> См.: СЗ РФ. 2012. N 18. 30 апр. Ст. 2224.

Вместе с тем при проведении мониторинга правоприменения домашнего ареста в отношении несовершеннолетних нами выявлен целый ряд проблемных вопросов. Они касаются отсутствия механизма реализации функций УИИ по контролю за соблюдением несовершеннолетними запретов и (или) ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и Интернета.

Исполнение указанных функций предполагает возможность получать информацию о почтово-телеграфных отправлениях, осуществлять контроль телефонных и иных переговоров с использованием имеющихся в распоряжении несовершеннолетнего средств связи, а также получать информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, включая Интернет. Такими полномочиями УИИ не наделены.

Аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, которые используются УИИ в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 февраля 2013 г. N 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» <9>, не позволяют осуществлять функции контроля за соблюдением несовершеннолетним указанных запретов и (или) ограничений. Средства персонального контроля (электронный браслет, стационарное контрольное устройство, мобильное контрольное устройство, ретранслятор, персональный трекер) предназначены для дистанционной идентификации и отслеживания местонахождения подозреваемого или обвиняемого, а устройство аудиовизуального контроля — для его визуальной и (или) голосовой идентификации.

———————————

<9> См.: СЗ РФ. 2013. N 8. 22 февр. Ст. 838.

Кроме того, на основании ч. 8 ст. 107 УПК РФ реализация данных запретов и (или) ограничений не должна ограничивать права несовершеннолетнего на использование телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем. Недопустимо нарушение прав лиц, проживающих совместно с несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым на законных основаниях.

Как отмечает Ю.Г. Овчинников <10>, тяжелореализуемым является осуществление контроля за соблюдением запретов и (или) ограничений в виде использования средств связи и Интернета в случае, если несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому разрешено в определенное время находиться вне места исполнения меры пресечения и установлены места, которые ему разрешено посещать (образовательное учреждение, место работы и т.д.).

———————————

<10> См.: Овчинников Ю.Г. Практика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста // Российский следователь. 2014. N 16. С. 51 — 55.

Следует согласиться с выводом Р.М. Жиляева, В.Б. Первозванского, И.Н. Медведевой о том, что в УПК РФ механизм, позволяющий осуществлять функции, связанные с реализацией запретов и (или) ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи, установлен только при проведении следственных действий, предусмотренных ст. 165, 185, 186, 186.1. В них содержатся процессуальные нормы, предусматривающие возможность осуществления осмотра, выемки и снятия копий с почтово-телеграфных отправлений, контроля и записи телефонных и иных переговоров, а также получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Указанные действия осуществляются следователями по постановлению суда <11>.

———————————

<11> См.: Жиляев Р.М., Первозванский В.Б., Медведева И.Н. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения // Российская юстиция. 2013. N 11. С. 49 — 52.

Получив выписку из судебного решения об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, подразделение организации федеральной почтовой связи, а также организация связи и (или) оператор связи не имеют законных оснований предоставлять в УИИ сведения о почтово-телеграфных отправлениях, о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами. Указанные сведения могут быть предоставлены следователю, но только по его запросу. Таким образом, направляя в подразделение организации федеральной почтовой связи, а также в организацию связи и (или) оператору связи информацию об установлении судом запретов и (или) ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений и использование средств связи и Интернета несовершеннолетнему, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, мы должны понимать, что она носит уведомительный характер и не обеспечивает исполнение УИИ контрольных функций.

Как утверждает М.В. Парфенова <12>, в правоприменительной практике частично реализовать указанные выше запреты и (или) ограничения возможно только в период предварительного следствия. На основании обращения УИИ следователи направляют ходатайства в суд о вынесении постановления о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку (ст. 185 УПК РФ), о контроле и записи переговоров (ст. 186 УПК РФ), о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186.1 УПК РФ). Однако данные ходатайства УИИ не всегда органами предварительного следствия направляются в суд, а судом не всегда удовлетворяются.

———————————

<12> См.: Парфенова М.В. Выбор меры пресечения как фактор, влияющий на обеспечение прав подозреваемого и обвиняемого // Российская юстиция. 2015. N 3. С. 31 — 34.

Нельзя не согласиться с мнением Г.П. Химичевой о том <13>, что отсутствие установленного законом механизма осуществления функций контроля УИИ за соблюдением несовершеннолетними подозреваемыми или обвиняемыми запретов и (или) ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и Интернета приводит к тому, что УИИ не могут выявлять факт нарушения подозреваемым или обвиняемым указанных выше запретов и (или) ограничений. При наличии сведений о возможном использовании малолетним средств связи и Интернета или получении им почтово-телеграфных отправлений УИИ направляет их в орган дознания, предварительного следствия или в суд. Вместе с тем проверить данные сведения УИИ не в состоянии.

———————————

<13> См.: Химичева Г.П. Несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый): меры пресечения // Уголовное судопроизводство. 2014. N 4. С. 20 — 24.

Следовательно, при отсутствии предусмотренных законом механизмов реализации функций контроля за соблюдением несовершеннолетними запретов и (или) ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и Интернета наложение судом указанных запретов и ограничений на несовершеннолетних подозреваемых или обвиняемых при избрании в отношении их меры пресечения в виде домашнего ареста является неэффективным.

Учитывая, что информация, полученная из средств связи между абонентами или абонентскими устройствами, с помощью Интернета либо из отправленных и полученных почтово-телеграфных отправлений, необходима в качестве доказательной базы и имеет значение для уголовного дела, возбужденного в отношении обвиняемого (подозреваемого), а в полномочия УИИ не входят функции сборки и проверки доказательств для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, полагаем целесообразным исключить из части седьмой ст. 107 УПК РФ вышеуказанные запреты и (или) ограничения либо возложить осуществление контроля за ними на следственные органы, а после завершения следствия и в период судебного разбирательства — на субъекты оперативно-разыскной деятельности, имеющие соответствующие полномочия.

Возникают проблемы и в деятельности УИИ при осуществлении доставки несовершеннолетних подозреваемых или обвиняемых для проведения следственных действий и осуществления судебного разбирательства в органы дознания, органы предварительного следствия и в суд (часть двенадцатая ст. 107 УПК РФ), которые располагаются на территории других муниципальных образований и субъектов Российской Федерации. Доставка несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого за пределы данного субъекта Российской Федерации предполагает его длительное нахождение вне места исполнения домашнего ареста. Необходимо также учитывать, что в УИИ у сотрудников, осуществляющих доставку подозреваемых и обвиняемых в судебные и следственные органы на такие большие расстояния (как правило, около 300 — 500 км), отсутствуют специальные средства защиты, средства тревожной сигнализации. Это затрудняет обеспечение их личной безопасности. Отсутствует и специально оборудованный транспорт для перевозки данной категории лиц.

В целях законодательного урегулирования данного вопроса полагаем необходимым в часть двенадцатую ст. 107 УПК РФ внести изменения, предусмотрев условия, необходимые для доставки подозреваемого или обвиняемого в орган дознания, орган предварительного следствия и в суд, расположенные за пределами муниципального образования, на территории которого судом установлено место исполнения домашнего ареста. Например, транспортным средством УИИ осуществлять доставку несовершеннолетнего в орган дознания, орган предварительного следствия и в суд, расположенные в районе местонахождения под домашним арестом. А в случае необходимости явки несовершеннолетнего в орган дознания, орган предварительного следствия и в суд, расположенные за пределами территории муниципального образования, в котором он находится в период нахождения под домашним арестом, следует предусмотреть его доставку в порядке, предусмотренном для подозреваемых или обвиняемых, заключенных под стражу, или путем самостоятельного следования в орган дознания, предварительного следствия или в суд. При этом потребуется внесение изменений в условия исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, предусмотренные частью девятой ст. 107 УПК Российской Федерации.

В соответствии с частью девятой ст. 107 УПК РФ для осуществления контроля за несовершеннолетними подозреваемыми или обвиняемыми могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля. Перечень и порядок применения указанных технических средств определен Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 февраля 2013 г. N 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений» <14>.

———————————

<14> См.: СЗ РФ. 2013. N 8. 22 февр. Ст. 838.

Вместе с тем действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрена ответственность подозреваемых или обвиняемых, в том числе несовершеннолетних, в отношении которых судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, за отказ от применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, а также в случае умышленного повреждения либо уничтожения применяемых технических средств. Между тем повреждение, утеря либо уничтожение технических средств контроля могут способствовать уклонению от исполнения установленных судом запретов и (или) ограничений.

В целях усиления функций контроля и повышения эффективности применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля в отношении несовершеннолетних, которым назначен домашний арест, предлагаем ст. 107 УПК РФ дополнить положениями, которые бы устанавливали ответственность подозреваемых или обвиняемых за отказ от применения в отношении их технических средств контроля, а также за совершение умышленных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к ним технических средств контроля.

На наш взгляд, по смыслу нормы, изложенной в ст. 311 УПК РФ, подсудимому, в отношении которого судом вынесен оправдательный приговор, обвинительный приговор без назначения наказания, обвинительный приговор с назначением наказания и с освобождением от его отбывания, обвинительный приговор с назначением наказания, не связанного с лишением свободы, или наказания в виде лишения свободы условно, не может быть избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В противном случае применение домашнего ареста будет фактически бездейственным, даже когда нарушения несовершеннолетними допускаются систематически и демонстративно.

Мы полагаем, что данный проблемный вопрос может быть урегулирован путем внесения изменений в УПК РФ. Изменения должны предусматривать изменение меры пресечения в виде домашнего ареста на более мягкую при вынесении обвинительных приговоров, указанных в ст. 311 УПК РФ, либо возможность изменения меры пресечения в виде домашнего ареста на заключение под стражу как более жесткую меру пресечения, в случае нарушения подозреваемым или обвиняемым условий исполнения домашнего ареста.

Литература

1. Булатов Б.Б., Николюк В.В., Цоколова О.И. Меры пресечения в уголовном процессе: Учебно-методическое пособие / Б.Б. Булатов, В.В. Николюк, О.И. Цоколова. М.: ВНИИ МВД России, 2005. 88 с.

2. Долгих Т.Н. Актуальные вопросы избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения / Т.Н. Долгих // Российский судья. 2014. N 2. С. 16 — 19.

3. Жиляев Р.М., Первозванский В.Б., Медведева И.Н. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения / Р.М. Жиляев, В.Б. Первозванский, И.Н. Медведева // Российская юстиция. 2013. N 11. С. 49 — 52.

4. Лавдаренко Л.И. Задержание и заключение под стражу несовершеннолетнего / Л.И. Лавдаренко // Российский следователь. 2015. N 6. С. 23 — 27.

5. Овчинников Ю.Г. Практика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста / Ю.Г. Овчинников // Российский следователь. 2014. N 16. С. 51 — 55.

6. Парфенова М.В. Выбор меры пресечения как фактор, влияющий на обеспечение прав подозреваемого и обвиняемого / М.В. Парфенова // Российская юстиция. 2015. N 3. С. 31 — 34.

7. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе / Отв. ред. И.Б. Михайловская. М.: Наука, 1989. 256 с.

8. Химичева Г.П. Несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый): меры пресечения / Г.П. Химичева // Уголовное судопроизводство. 2014. N 4. С. 20 — 24.


Источник — журнал «Адвокатская практика» 2017, №4

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокат в Москве, Самаре Анатолий Антонов
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии