top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПОРЯДОК ПЕРЕСМОТРА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Главная Профессиональные новости АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ ПОРЯДОК ПЕРЕСМОТРА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

§ 1. Право на апелляционную жалобу (представление) и апелляционные основания обжалования судебных решений

В настоящее время апелляционное производство является в России единственным способом проверки не вступивших в законную силу приговоров и иных решений суда, независимо от того, судом какого уровня вынесен приговор или иное решение <1>. После принятия судебного решения и до его вступления в законную силу лица, чьи права и законные интересы затронуты этим решением, вправе в течение 10 суток обратиться в суд второй инстанции с апелляционной жалобой (представлением) <2>. Основания для обжалования судебных решений в апелляционном порядке самые широкие среди других проверочных инстанций — это незаконность, необоснованность и несправедливость приговора или незаконность и необоснованность иного решения суда <3>. Несогласие лица, уполномоченного принести жалобу или представление, с принятым решением должно быть выражено в письменной форме и соответствовать обязательным требованиям, установленным законом (ст. 389.4 УПК РФ) <4>.

———————————

<1> Как серьезное достижение современной судебной реформы следует отметить распространение единого режима апелляционной проверки на все решения, не вступившие в законную силу. Напомним, до принятия Закона от 29 декабря 2010 г. к судам второй инстанции были отнесены суды двух инстанций: апелляционной и кассационной. Выбор той или иной из них зависел от того, судом какого уровня было вынесено обжалуемое решение (мировым судьей или всеми прочими судами). Дуализм проверочных производств, существовавший до 1 января 2013 г., критиковался в литературе (см., например: Курочкина Л., Разинкина А. Пути совершенствования института обжалования судебных решений // Уголовное судопроизводство. 2008. N 1. С. 33 — 34; Сидорова Н.В. Апелляция в системе производств в суде второй инстанции в уголовном процессе России. Томск, 2006. С. 45 — 52).

<2> Срок в 10 суток является общим правилом (ст. 389.4 УПК РФ), однако существуют и исключения в виде сокращенных сроков апелляционного обжалования. Так, например, решение суда об избрании или продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, а также отказ в избрании данных мер пресечения обжалуется в срок трое суток (ч. 11 ст. 108 УПК РФ).

<3> Справедливость как свойство судебного решения в УПК РФ понимается в узком смысле и относится только к решению по существу уголовного дела — приговору суда. Объясняется это тем, что Кодекс рассматривает справедливость только в контексте уголовного наказания (ст. 6 УК РФ), которое может быть назначено исключительно приговором суда (подробнее см. п. 2 § 5 настоящей главы).

<4> Требования к жалобе (представлению) установлены нормативно и являются обязательными. Они могут быть разделены на две группы. Первая группа объединяет требования информационно-формального характера: наименование суда, в который подается жалоба; данные о лице, подавшем жалобу, и проч. Вторая группа — требования содержательного характера: доводы лица, подавшего жалобу (представление), а также указание на конкретное апелляционное основание обжалования (ст. 389.15 УПК РФ). Несоответствие жалобы (представления) любому из установленных требований препятствует дальнейшему рассмотрению уголовного дела. В таком случае жалоба (представление) по формальному основанию возвращается заявителю, который в установленный судьей срок должен устранить недостатки. Если требования судьи не выполнены и апелляционные жалоба, представление не поступили в установленный срок, они считаются не поданными, а приговор или иное решение не обжалованным и вступившим в законную силу.

В основе современного института апелляционного пересмотра лежит идея широкой свободы обжалования, которую следует понимать в двух смыслах. С одной стороны, она позволяет реально обеспечить право каждого, в отношении кого выдвинуто обвинение в преступлении, на рассмотрение его дела как минимум двумя судебными инстанциям <1>, что обеспечивается максимально широким кругом оснований обжалования. С другой стороны, эта идея проявляется в праве каждого заинтересованного лица принести жалобу на любое судебное решение (как итоговое, так и промежуточное), нарушающее его права и законные интересы в уголовном процессе, что приводит к неограниченному кругу решений, подлежащих обжалованию, и неограниченному кругу лиц, имеющих право на жалобу. Такой подход позволяет соблюсти необходимый баланс частных и публичных интересов правосудия: граждане могут беспрепятственно реализовывать свое конституционное право на обжалование в суд действий и решений государственных органов и должностных лиц (ст. 46 Конституции РФ), а государство тем самым обеспечивает исполнение только правосудных (законных, обоснованных и справедливых) приговоров суда.

———————————

<1> Пункт 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 10 декабря 1998 г. N 27-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина».

Это приводит к тому, что перечень субъектов апелляционного обжалования (ст. 389.1 УПК РФ), с одной стороны, закрыт и ограничен сторонами по делу (в части уголовного обвинения и гражданского иска). С другой стороны, он открыт и предоставляет право на апелляционную жалобу любому лицу, имеющему законный интерес в восстановлении прав, затронутых каким-либо властным решением (но не приговором), принятым в ходе производства по уголовному делу.

Закрытый перечень участников уголовного процесса, обладающих правом апелляционного обжалования приговора, в связи с чем дело переходит в инстанционном порядке в следующую стадию уголовного судопроизводства, во-первых, включает осужденного, оправданного, потерпевшего, частного обвинителя, гражданского истца и гражданского ответчика (в части, касающейся гражданского иска), т.е. непосредственные стороны уголовно-правового конфликта и соединенного с ним гражданско-правового спора. Во-вторых, таким правом наделены защитники, законные представители и представители указанных лиц, т.е. те, кто оказывает им юридическую помощь или представляет их интересы в силу закона. Наконец, в-третьих, речь идет о должностных лицах, уполномоченных от имени государства осуществлять уголовное преследование, — государственном обвинителе и (или) вышестоящем прокуроре, которые обладают правом на апелляционное обжалование ex officio, выступая в защиту публичного интереса. Поэтому их обращение в апелляционную инстанцию именуется не жалобой (как в остальных случаях), а представлением <1>.

———————————

<1> До вступления в силу УПК РФ, т.е. до 1 июля 2002 г., речь шла даже не о представлении, а о протесте (апелляционном, кассационном и др.) прокурора, что терминологически еще более подчеркивало разницу между жалобами частных лиц и протестами должностных лиц (прокуроров).

Открытый перечень субъектов, наделенных правом апелляционного обжалования, объясняется тем, что апелляционное производство является не только самостоятельной стадией уголовного процесса, следующей непосредственно за постановлением приговора, но и основным способом проверки любых судебных решений, принятых в том числе и на досудебных стадиях или судебных стадиях до рассмотрения дела по существу и постановления приговора.

Представление о том, кто конкретно из иных лиц, не названных напрямую в законе, наделен правом на апелляционное обжалование уголовно-процессуальных решений, но без права обжалования приговора, во многом дает Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» (с изменениями, внесенными Постановлением Пленума от 1 декабря 2015 г. N 54). К ним могут быть отнесены:

— подозреваемые, обвиняемые, подсудимые и их защитники (когда речь идет о досудебных стадиях или судебных стадиях до постановления приговора);

— лица, которым отказано в возбуждении уголовного дела (заявители о преступлении);

— лица, в отношении которых ведется или велось производство о применении принудительных мер медицинского характера;

— лица, в отношении которых принято решение о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора, их защитники, законные представители;

— лица, на имущество которых наложен арест в связи с производством по уголовному делу;

— залогодатели при принятии решения об обращении залога в доход государства в порядке ст. 118 УПК РФ;

— лица, на которых наложено денежное взыскание (ст. 117 УПК РФ);

— лица, чье имущество признано вещественным доказательством и приобщено к уголовному делу <1>;

———————————

<1> Апелляционное постановление Московского областного суда от 17 июля 2014 г. по делу N 22к-4122.

— собственники жилища, в котором произведен обыск <1>, и др.

———————————

<1> Апелляционное постановление Верховного суда Удмуртской Республики от 27 февраля 2014 г. по делу N 22-530.

Исходя из нормативной классификации судебных решений на итоговые и промежуточные, подробно изложенной в § 5 гл. 27 настоящего курса, следует отметить ряд особенностей апелляционного обжалования применительно к отдельным видам решений. Для апелляции видовая дифференциация судебных решений имеет особое значение, так как отдельные особенности порядка обжалования прямо зависят от того, решение какого вида обжалуется.

Итоговые решения, разумеется, обжалуются самостоятельно — непосредственно после их принятия. При этом, если речь идет о приговоре или постановлении суда о применении (об отказе в применении) принудительной меры медицинского характера, апелляционное производство будет являться отдельной стадией уголовного судопроизводства. В остальных случаях (постановление следователя или суда о прекращении уголовного дела и т.п.) дело остается соответственно в стадии предварительного расследования, подготовки к судебному разбирательству, судебного разбирательства и т.п., т.е. апелляционный пересмотр соответствующего решения не представляет собой самостоятельной стадии уголовного процесса.

Промежуточные решения, которыми разрешаются сопутствующие вопросы, не касающиеся существа уголовного дела, как правило, обжалуются не сразу, а вместе с итоговыми решениями (отложенный контроль). Тем самым исключается текущий контроль со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции и, следовательно, вмешательство в осуществление им своих дискреционных полномочий. При этом возможность судебной проверки законности и обоснованности промежуточных действий и решений суда не устраняется — она лишь переносится на более поздний срок <1>. Так, не подлежат самостоятельному обжалованию до постановления приговора определения или постановления о порядке исследования доказательств, об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства (ч. 2 ст. 389.2 УПК РФ), а также решения о проведении закрытого судебного заседания <2>, об отклонении отказа подсудимого от помощи допущенного к участию в деле адвоката, об отказе в допуске в качестве защитника иного лица <3>, об отказе в вызове дополнительных свидетелей и др.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан».

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г. N 622-О-О.

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 14 октября 2004 г. N 325-О.

В то же время целый ряд промежуточных решений в качестве исключения могут быть обжалованы непосредственно после их вынесения, т.е. еще до проведения судебного разбирательства по существу (безотлагательный контроль). В таком случае апелляционное производство также будет являться не отдельной стадией судебного разбирательства, а лишь механизмом проверки судебного решения. К таким решениям относятся решения, задержка в проверке которых может привести к серьезным, порой даже невосполнимым нарушениям конституционных прав граждан на доступ к правосудию, на судебную защиту, на рассмотрение дела в разумные сроки, на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, а также препятствующие дальнейшему движению дела <1>. Так, требующими безотлагательного судебного контроля до постановления приговора являются решения, влекущие применение меры пресечения, включая содержание под стражей, или ее продление; о назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы <2>; о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение иным составом суда; о возвращении уголовного дела прокурору <3>; решения по определению подсудности <4>; постановления мирового судьи о возвращении заявления лицу, его подавшему, либо об отказе в принятии заявления к производству; решения суда о наложении денежного взыскания и об обращении залога в доход государства в порядке ст. 118 УПК РФ; судебные решения, принимаемые в ходе досудебного производства по уголовному делу (ч. 1 ст. 127 УПК РФ) <5>; решения суда об ошибочном признании потерпевшим <6> и др.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. N 20-П.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 15 июля 2008 г. N 477-О-О.

<3> Определение Конституционного Суда РФ от 20 октября 2005 г. N 404-О.

<4> Определение Конституционного Суда РФ от 30 сентября 2004 г. N 252-О.

<5> Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26.

<6> Пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (в ред. от 9 февраля 2012 г.).

§ 2. Апелляционные судебные инстанции

Построение системы судов апелляционной инстанции традиционно основывается на двух классических принципах обжалования: деволютивности <1> и коллегиальности. Первый принцип предопределяет, суд какого уровня правомочен осуществлять апелляционный пересмотр судебного решения; второй — в каком составе он будет действовать.

———————————

<1> См. об этом § 1 гл. 27 настоящего курса.

Согласно действующему закону в качестве судов апелляционной инстанции вправе выступать суды всех уровней, за исключением низового звена — мировых судей (ст. 389.3 УПК РФ). В зависимости от того, каким судом было принято обжалуемое решение, апелляционные жалобы (представления) по общему правилу подаются в соответствующий вышестоящий суд <1>. Однако сразу стоит оговориться, что данная логика выдержана полностью только для итоговых решений суда. Так, для приговоров и иных итоговых решений, вынесенных мировыми судьями, апелляционной инстанцией будет являться районный суд; для решений районного суда — судебные коллегии по уголовным делам верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда; для решений верховного суда республики, краевого, областного и иного, равного ему по значению суда — Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ и Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного Суда РФ.

———————————

<1> Жалоба (представление) адресуется вышестоящему суду, но при этом физически подается (направляется) через суд, вынесший обжалуемое судебное решение (ч. 1 ст. 389.3 УПК РФ). Такой порядок подачи жалобы (представления) призван обеспечить более быструю и оперативную подготовку рассмотрения дела судом апелляционной инстанции и более полное обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства (Определения Конституционного Суда РФ от 22 апреля 2005 г. N 200-О; от 23 апреля 2015 г. N 948-О).

Существуют два исключения из правила о деволютивном порядке апелляционного обжалования. Первое касается промежуточных решений, вынесенных судами среднего звена. Такие решения при апелляционном обжаловании не восходят в вышестоящую инстанцию, а рассматриваются судебной коллегией суда, принявшего это решение в первой инстанции. Так, например, апелляционная жалоба на постановление Московского городского суда, которым обвиняемому был продлен срок содержания под стражей в качестве меры пресечения, подлежит рассмотрению судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда <1>. Второе исключение касается постановлений судьи Верховного Суда РФ — они проверяются Апелляционной коллегией Верховного Суда РФ. Само по себе данное отступление объяснимо объективными институциональными причинами: Верховный Суд РФ является высшей судебной инстанцией, поэтому проверка вынесенных им решений возможна только в суде того же уровня, другим структурным подразделением. При этом вопросы, о каких постановлениях судьи Верховного Суда РФ идет речь, в каком порядке и в каких случаях они могут быть приняты, в определенной мере остаются открытыми <2>. В настоящее время УПК РФ непосредственно упоминает, что судьей Верховного Суда РФ может быть принято единоличное решение в форме постановления только на предварительном этапе кассационного и надзорного производства (ст. ст. 401.8, 412.5 УПК РФ) <3>. Однако данные решения немедленно вступают в законную силу и не подлежат обжалованию в апелляционном порядке. Остается предположить, что судья Верховного Суда РФ действует единолично только при назначении и подготовке заседания апелляционного суда (в самой апелляционной инстанции уже обязательна коллегия, и там выносится определение, а не постановление), где может выносить некоторые постановления, подлежащие автономному обжалованию, например, о применении (продлении, изменении) меры пресечения. В такой ситуации данные решения рассматриваются Апелляционной коллегией Верховного Суда РФ, хотя само дело остается в апелляционном производстве другой коллегии ВС РФ (по уголовным делам или по делам военнослужащих). Насколько такой подход удачен — вопрос отдельный.

———————————

<1> См., например: Апелляционное определение Московского городского суда от 21 мая 2015 г. N 10-5896/15.

<2> Согласно официально опубликованным статистическим данным о результатах деятельности Верховного Суда РФ за 2013 — 2015 гг., Апелляционной коллегией Верховного Суда РФ за указанный период не было обжаловано и проверено ни одного постановления судьи Верховного Суда РФ (см.: Обзор статистических данных Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению гражданских дел, дел об административных правонарушениях и уголовных дел за 2013 г.; Обзор статистических данных Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, дел об административных правонарушениях и уголовных дел за 2014, 2015 гг. // https://www.supcourt.ru/second.php).

<3> Верховный Суд РФ с принятием Федерального закона от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ полностью утратил полномочие рассматривать уголовные дела в качестве суда первой инстанции (ч. 4 ст. 31, ст. 452 УПК РФ).

Вторым принципом, оказывающим влияние на содержание понятия апелляционной судебной инстанции, как упоминалось в начале параграфа, является принцип коллегиальности. Общепризнанным в науке уголовного процесса является тезис, который можно выразить словами Н.В. Давыдова: «…если состав апелляционного суда… однороден с судом первой инстанции, то ничем не доказанным представляется посылка, что вторая инстанция дает больше гарантий справедливого решения дел» <1>. Несмотря на то что в теоретическом плане безусловный приоритет коллегиальности апелляционной инстанции сомнений не вызывает <2>, в современном отечественном законодательстве прослеживается обратная тенденция к увеличению числа исключений из принципа коллегиальности апелляционной инстанции <3>.

———————————

<1> Давыдов Н.В. Несколько лекций по уголовному процессу. М., 1909. С. 46.

<2> В историческом контексте отечественным проверочным производствам также всегда была присуща такая черта, как коллегиальность: Устав уголовного судопроизводства 1864 г. устанавливал, что съезды мировых судей и судебные палаты рассматривали апелляционные отзывы и протесты в коллегиальном составе; в советском уголовном процессе принцип коллегиальности также распространялся на все проверочные инстанции (см. об этом: Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. С. 52; Динер А.А., Мартыняхин Л.Ф., Сенин Н.Н. Апелляционное производство в российском уголовном процессе. М., 2003. С. 12; Петрухин И.Л. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. М., 2009. С. 164; и др.).

<3> См. также п. 4 § 1 гл. 21 настоящего курса.

По общему правилу суды апелляционной инстанции полномочны рассматривать жалобы (представления) в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции. Вместе с тем ч. 3 ст. 30 УПК РФ допускает с недавнего времени три случая, когда рассмотрение уголовного дела в суде второй инстанции осуществляется судьей единолично: 1) при производстве в районном суде; 2) в суде среднего звена при проверке промежуточного решения районного суда, гарнизонного военного суда; 3) в суде среднего звена при проверке уголовного дела небольшой и средней тяжести <1>. Как видится, увеличение числа единоличных составов апелляционных инстанций вызвано сложностями скорее прикладного характера: нехваткой судей, большим количеством жалоб, расширением компетенции районных судов и судов среднего звена и т.д. Однако защита прав лиц, обжалующих судебные решения в апелляционном порядке, к сожалению, осталась здесь на втором плане <2>.

———————————

<1> Первое исключение является не новым, оно действует с момента возрождения апелляционного производства в 2000 г. Два других были введены не так давно Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 217-ФЗ. При этом состав суда апелляционной инстанции определяется исходя из той категории преступления, по обвинению лица в котором уголовное дело поступило в суд первой инстанции. То есть в том случае, когда судом первой инстанции действия лица были переквалифицированы с особо тяжкого или тяжкого преступления на преступление небольшой или средней тяжести либо на основании ч. 6 ст. 15 УК РФ изменена категория преступления, законным составом суда будет являться коллегия из трех федеральных судей.

<2> Особенно ярко критика существующего порядка проявляется на примере апелляционного пересмотра решений мировых судей судьями районных судов. Квалификационные требования для судей указанных двух судов, установленные Законом РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации», совпадают полностью (п. 4 ч. 2 ст. 4). При таких обстоятельствах идея апелляции как производства  количеством судей, обладающих более высокой квалификацией, абсолютно сходит на нет, и суд второй инстанции из категории «качественного» пересмотра переходит в «количественный».

§ 3. Пределы прав апелляционных судебных инстанций

1. Проблема ревизионного начала. Апелляционная инстанция, являясь единственным доступным средством проверки судебных решений судов общей юрисдикции с точки зрения не только соблюдения правовых норм, но и правильности установления фактических обстоятельств дела, наделена достаточно широкими правами, позволяющими ей самостоятельно исправлять судебные ошибки, связанные с незаконностью, необоснованностью и несправедливостью приговоров или незаконностью и необоснованностью иных решений суда до их вступления в законную силу. Важное место в системе прав суда второй инстанции отведено праву проверять судебное решение в ревизионном порядке.

Традиционно наличие или отсутствие ревизионного начала в деятельности проверочной инстанции определяется соотношением двух элементов:  суда самостоятельно определять пределы проверки in rem, т.е. с точки зрения объема оспариваемых вопросов, которые составляют предмет проверки, и in personam — по кругу лиц, в отношении которых проверочная инстанция вправе реализовывать свои полномочия по исправлению выявленных нарушений.

Что касается проверки in rem, то можно выделить два основных теоретических подхода: 1) суд руководствуется только теми доводами, которые приведены стороной в жалобе или представлении (так называемое «начало жалобы»), либо же он 2) вправе проверить все уголовное дело, с тем чтобы ни одно нарушение не осталось незамеченным (ревизионный порядок) <1>. Первый подход характерен для модели классической континентальной апелляции и заключается в том, что стороны, обжалующие приговор или иное решение, сами в своих жалобах определяют предмет разбирательства, т.е. те вопросы, которые требуют дополнительной проверки <2>. Все не оспоренное признается установленным истинно. Второй подход вырос из недр советского уголовного процесса, так и сохранившись по сей день как одна из черт отечественных проверочных производств.

———————————

<1> Понятие «ревизионный порядок» значительно эволюционировало с течением времени: в инквизиционном процессе (до принятия Судебных уставов 1864 г.) ревизионный порядок заключался в том, что приговоры восходили в высшую инстанцию независимо от жалоб на них участников процесса, т.е. в силу прямого предписания закона (см. об этом: Познышев С.В. Элементарный учебник русского уголовного процесса. М., 1913. С. 309). В советский период под ревизионным порядком проверки решения суда понималась обязанность суда вышестоящей инстанции проверить все дело в полном объеме. В настоящее время это уже не обязанность, а право суда.

<2> Такой порядок установлен ст. 327 УПК ФРГ, ст. 509 УПК Франции, ч. 1 ст. 562 УПК Латвии и др. В историческом контексте любопытно отметить, что отечественный уголовный процесс по Уставу уголовного судопроизводства 1864 г. признавал также только «начало жалобы» при проверке судебных решений. Более того, выход суда за пределы апелляционного отзыва и отмена приговора мирового судьи в тех частях или по поводу таких нарушений, которые никем не были обжалованы, расценивались Сенатом как существенное нарушение ст. 168 УУС (см.: Николаев В.С. Задачи кассационного производства и ревизионный порядок пересмотра дел в советском уголовном процессе. М., 1961. С. 29).

Позиция сторонников ревизионного начала основывается на том, что жесткая обязанность суда проверять только те нарушения, на которые указано в жалобе, означает, что суду пришлось бы равнодушно проходить мимо замеченных им очевидных судебных ошибок (если на них нет указаний в апелляционной жалобе), в том числе в случаях, когда обвинительный приговор вынесен в отношении невиновного, по мнению апелляционного суда, человека и т.п. <1>. Ревизионный порядок проверки судебного решения тем самым выступает дополнительной гарантией защиты прав граждан, не способных в полной мере реализовать свое право на обжалование, поскольку позволяет суду по своей инициативе исправлять нарушения, которые по какой-то причине не были обозначены заявителями и не получили отражение в апелляционных жалобах, улучшая положение жалобщика даже тогда, когда он об этом и не просил.

———————————

<1> См. также показательную выдержку по этому поводу из работы известного советского процессуалиста М.С. Строговича в п. 1 § 3 гл. 30 настоящего курса.

Пределы ревизионной проверки в апелляции сформулированы в ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ следующим образом: «При рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке суд не связан доводами апелляционных жалобы, представления и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме«. При этом в любом случае, вне зависимости от доводов жалобы (представления), суд должен проверить, имеются ли предусмотренные ст. 389.15 УПК РФ основания для отмены или изменения судебного решения. Фактически суд апелляционной инстанции обязан действовать строго в рамках доводов жалобы (представления) только в одном случае — если речь идет о принятии решения, ухудшающего положение осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено. Суд не является органом уголовного преследования, а значит, не может выступать инициатором каких-либо изменений, ставящих осужденного (оправданного) в невыгодное положение <1>. Он может лишь согласиться с доводами и мотивами, приведенными в представлении прокурора, жалобе частного обвинителя, потерпевшего, его законного представителя и (или) представителя (абз. 3 п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26) <2>.

———————————

<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. N 7-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой статьи 232, части четвертой статьи 248 и части первой статьи 258 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород».

<2> Иначе говоря, здесь действует принцип асимметрии ревизионного начала, о котором подробнее см. п. 1 § 4 гл. 29 настоящего курса.

По аналогии с правилами, установленными in rem, закон определяет границы ревизионного начала in personam — согласно ч. 2 ст. 389.19 УПК РФ суд вправе проверить и отменить или изменить решение суда в отношении лиц, осужденных (оправданных) по этому же уголовному делу, в интересах которых жалоба не принесена, если этим не будет ухудшено положение таких осужденных (оправданных). Очевидно, что дальнейшее рассмотрение пределов прав суда апелляционной инстанции невозможно без разъяснения того, что же собой представляет правило о запрете поворота к худшему (non reformatio in pejus) <1>, которое находится в системном взаимодействии с ревизионным началом.

———————————

<1> О запрете поворота к худшему см. также п. 2 § 4 гл. 29 настоящего курса: в теоретическом смысле используемые подходы здесь одинаковы как в апелляционном, так и в кассационном производстве.

2. Запрет поворота к худшему. Под поворотом к худшему следует понимать любое неблагоприятное для оправданного или осужденного изменение, как то: отмена оправдательного приговора, увеличение размера наказания (даже если суд нижестоящей инстанции допустил ошибку и назначил более мягкое наказание, чем следовало); изменение квалификации на статью, предусматривающую более строгое наказание; увеличение фактического объема обвинения; замена условного наказания реальным, в том числе и более мягким, и т.д. <1>. Важно понимать при этом, что ухудшением считается негативное для осужденного (оправданного) изменение по сравнению с изначальным приговором (решением) суда <2>.

———————————

<1> Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 г. N 5 «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г.).

<2> Ухудшение по отношению к предъявленному следственными органами обвинению с недавних пор также допускается в исключительном случае и осуществляется через использование механизма возвращения уголовного дела прокурору (подробнее см. п. 1 § 5 настоящей главы).

Правило о запрете поворота к худшему складывается из двух элементов: 1) запрета суду проверочной инстанции самостоятельно принимать решение, непосредственно ухудшающее положение осужденного (оправданного), и 2) запрета отменять приговор <1> нижестоящего суда по неблагоприятным для осужденного (оправданного) основаниям по его жалобе или жалобе, поданной в его интересах.

———————————

<1> Проблема запрета поворота к худшему может, конечно, касаться и иных судебных решений (например, когда обвиняемый обжалует меру пресечения в виде подписки о невыезде, а суд видит основания для применения более строгой меры пресечения и т.п.).

Второй из названных элементов является базовым. Он хорошо известен отечественному уголовному процессу еще из положений Устава уголовного судопроизводства 1864 г. (ст. ст. 891, 931 УУС). В советском уголовно-процессуальном законодательстве он также последовательно провозглашался (ст. 370 УПК РСФСР 1922 г., ст. 424 УПК РСФСР 1923 г., ст. 340 УПК РСФСР 1960 г.). В настоящее время он присущ не только апелляционному, но также кассационному и надзорному производству, к чему мы еще вернемся в последующих главах настоящего курса. Основываясь на идее гуманизма и необходимости обеспечения нормальной реализации права обвиняемого на обжалование без опасения, что своими же действиями он может себе навредить, данное правило относится к общепризнанным, в том числе и в зарубежном законодательстве <1>. Иначе говоря, положение осужденного (оправданного) может быть ухудшено лишь на основании представления прокурора или жалобы потерпевшего.

———————————

<1> Например: ст. 515 УПК Франции, ст. 391 УПК Швейцарии, ст. ст. 399, 400 УПК Армении, ст. ст. 440, 442 УПК Казахстана и др.

Наличие или отсутствие первого элемента дифференцируется в зависимости от формы проверочного производства. Например, в кассации и надзоре он имеет абсолютный характер — суды ни при каких условиях не могут своим решением непосредственно ухудшить положение лица по сравнению с тем, что было установлено приговором суда первой инстанции, они лишь могут отменить судебное решение и направить дело на новое рассмотрение. При этом суд, заново рассматривающий дело, безусловно, самостоятелен в принятии нового решения и не связан позицией вышестоящей кассационной или надзорной инстанции <1>.

———————————

<1> См. гл. 29 и 30 настоящего курса.

В апелляционном производстве рассматриваемый элемент традиционно отсутствует. До 1 января 2013 г., когда речь шла об апелляционном пересмотре приговоров только мировых судей, апелляционная инстанция могла постановить новый более суровый приговор, заменяющий собой приговор суда первой инстанции, и даже вынести обвинительный приговор взамен оправдательного <1>. Такие широкие права именно апелляционной инстанции связаны с тем, что суд второй инстанции не только выполняет контрольные функции, но и разрешает уголовное дело по существу, руководствуясь правилами, установленными законом для производства в суде первой инстанции («в порядке, установленном главами 3539«, как гласит ст. 389.13 УПК РФ) <2>. Во-первых, это означает, что гарантии прав подсудимого в апелляции могут быть обеспечены в должном объеме в той же мере, что и в суде первой инстанции. Во-вторых, в апелляционном производстве есть этап судебного следствия, в рамках которого суд может сам непосредственно и устно заново исследовать доказательства, исследованные судом первой инстанции, а также собрать новые, ранее отсутствовавшие в деле доказательства. Это позволяет суду прийти к самостоятельным выводам, которые могут не совпадать с выводами суда первой инстанции, а значит, он вправе принять на основании произведенного судебного разбирательства новое решение. Наконец, нельзя не учитывать, что инстанционная система, предусматривавшая институт апелляции только в связи с обжалованием приговоров мировых судей, не предполагала вступление приговора в силу немедленно после апелляционного рассмотрения — за ним следовала еще кассация в ее старом варианте, что позволяло обжаловать в ординарном порядке в том числе более строгие по сравнению с первой инстанцией приговоры.

———————————

<1> Статья 370 УПК РФ (в ред. от 1 декабря 2012 г.).

<2> См. также: пункт 2 Определения Конституционного Суда РФ от 25 декабря 2003 г. N 500-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Челябинска о проверке конституционности части третьей статьи 367 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации».

С 1 января 2013 г. суд апелляционной инстанции лишился обязанности в любом случае самостоятельно исправлять нарушения и принимать собственное решение без возвращения дела в нижестоящую инстанцию. Действующий закон запрещает в апелляции ухудшать положение оправданного, а также лица, в отношении которого уголовное дело было прекращено, путем постановления обвинительного приговора (ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ, п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26). При этом право суда апелляционной инстанции самостоятельно изменить обвинительный приговор или иное решение к худшему сохранилось (разумеется, при наличии представления прокурора, жалобы потерпевшего, частного обвинителя или других участников со стороны обвинения) <1>.

———————————

<1> Такой вывод, в частности, вытекает из отсутствия каких-либо оговорок в ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ и п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26, а также прямого указания на возможность усилить осужденному наказание или применить в отношении его уголовный закон о более тяжком преступлении, изменить на более строгий вид исправительного учреждения, увеличить размер возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда при изменении приговора или иного судебного решения в апелляционном порядке (ст. 389.26 УПК РФ). Суды на практике пользуются данными правами (см., например: Апелляционный приговор Московского городского суда от 4 марта 2015 г. N 10-1732).

Изменение позиции законодателя в части отмены оправдательных приговоров и постановлений о прекращении уголовного дела in defavorem связано с необходимостью обеспечения конституционного права каждого осужденного за преступление на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ) <1>. Тот факт, что апелляционный приговор вступает в законную силу немедленно после его провозглашения и может быть обжалован только в кассационном и надзорном порядке (сегодня только по ограниченному кругу правовых оснований), лишает впервые осужденного судом апелляционной инстанции права на две инстанции рассмотрения уголовного дела (ч. 2 ст. 390 УПК РФ). Любопытно отметить, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а именно п. 2 ст. 2 Протокола N 7 к ней, устанавливает в качестве допустимого исключения из права на обжалование осуждение в результате рассмотрения апелляции против оправдания. Можно сказать, что в данном случае отечественным законодательством установлен более высокий уровень гарантий данного права.

———————————

<1> Пункт 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26.

§ 4. Порядок рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции

1. Структура апелляционного судебного разбирательства. Согласно ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном для судебного разбирательства в суде первой инстанции (гл. 3539 УПК РФ) с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ. Структурно апелляционное производство в целом совпадает с рассмотрением дела по существу. После того как в суд апелляционной инстанции (из суда, рассматривавшего дело в первой инстанции) переданы жалоба (представление) вместе с материалами уголовного дела <1>, судья после изучения поступивших материалов выносит постановление о назначении судебного заседания, о чем обязательно извещаются стороны не менее чем за семь суток до начала судебного заседания (ст. 389.11 УПК РФ) <2>. После открытия судебного заседания в нормативно закрепленной последовательности подготовительная часть судебного заседания сменяется этапом судебного следствия, затем производятся прения сторон, предоставляется последнее слово лицу, в отношении которого проверяется судебное решение, и, наконец, завершающим этапом является постановление апелляционного приговора (вынесение апелляционного определения, постановления) и обращение его к исполнению. Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ.

———————————

<1> При обжаловании промежуточных решений, если отсутствует необходимость направления вместе с жалобой (представлением) уголовного дела, суд первой инстанции прилагает заверенные копии документов из уголовного дела, послуживших основанием для вынесения обжалуемого решения (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г.).

<2> При назначении и подготовке заседания суда апелляционной инстанции судье надлежит проверять, извещены ли о принесенных жалобах или представлениях лица, интересы которых затрагиваются жалобой или представлением, и направлены ли им их копии с разъяснением права подачи возражений в письменном виде в срок, который должен быть сопоставим со сроком, установленным для принесения самой жалобы или представления. К таким лицам судебная практика относит осужденных (оправданных) по данному уголовному делу лиц, не обжаловавших приговор, и их защитников, а также лиц, в отношении которых решение суда было вынесено заочно в порядке ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ. В силу ч. 3 ст. 389.11 УПК РФ при невыполнении вышеуказанных требований судья возвращает уголовное дело в суд первой инстанции для устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению данного уголовного дела в суде апелляционной инстанции. Если же такие обстоятельства будут установлены непосредственно в заседании суда апелляционной инстанции, суд снимает уголовное дело с апелляционного рассмотрения и возвращает его в суд первой инстанции для устранения нарушений (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26). Нарушение данного требования ЕСПЧ расценивает как нарушение права на справедливое судебное разбирательство в контексте ст. 6 Конвенции (ECHR, Sevastyanov v. Russia, judgement of 22 April 2010).

Общая ориентированность апелляции на процедуру разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции объясняется широким предметом апелляционного производства, т.е. кругом тех вопросов, которые подлежат проверке (ст. 389.9 УПК РФ). В связи с тем что исследуются не только вопросы права, но и фактические обстоятельства дела, которые могут быть установлены только путем непосредственного и устного исследования доказательств, производства судебно-следственных действий и т.п., в судебном заседании появляется этап судебного следствия (который отсутствует в кассации и надзоре). Праву суда вынести новый приговор корреспондирует обязанность предоставить сторонам возможность донести до суда свою позицию по делу в прениях сторон. Кроме того, вопрос о виновности, составляющий основу апелляционной проверки, по общему правилу не может быть решен без учета позиции осужденного (оправданного; лица, в отношении которого уголовное дело прекращено; лица, в отношении которого принято решение о применении принудительной меры медицинского характера или об отказе в ее применении и т.п.) — отсюда необходимость предоставления ему последнего слова <1>.

———————————

<1> ECHR, Ekbatany v. Sweden, judgement of 26 May 1988, § 32.

Вместе с тем апелляция — это все же в первую очередь проверочное производство, что неизменно влечет за собой определенные особенности, отличающие его от производства в суде первой инстанции. Главным образом различия затрагивают этап судебного следствия — этому вопросу будет уделено особое внимание во второй части настоящего параграфа.

Характеризуя прочие исключения из общего порядка, следует обратить внимание на этап прений сторон. Содержание выступлений сторон в прениях ограничено пределами, в которых уголовное дело рассматривалось в самом суде апелляционной инстанции (а не в полном объеме, как в суде первой инстанции). При этом первым выступает уже не обвинитель, а лицо, подавшее апелляционные жалобу или представление (ч. 1 ст. 389.14 УПК РФ).

Последнее слово предоставляется «лицу, в отношении которого проверяется судебное решение». Представляется, что изменение терминологии (ранее действовавшая до 1 января 2013 г. аналогичная по содержанию ст. 366 УПК РФ именовалась «Прения сторон. Последнее слово подсудимого») фактически не повлекло содержательных изменений в процедуре предоставления последнего слова, а также в круге лиц, которым оно представляется: речь по-прежнему идет о лице, в отношении которого велось уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, т.е. лицо, находящееся в апелляционной инстанции на условной «скамье подсудимых»), хотя в сегодняшних условиях речь может также идти о лице, в отношении которого велось производство по применению принудительных мер медицинского характера. Стоит также отметить, что этапа последнего слова может и не быть, если указанное лицо не принимает участия в судебном заседании.

Осужденный (оправданный, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, подозреваемый, обвиняемый и т.п.) в действующей модели апелляции не является лицом, чье участие признается безусловно-обязательным. Закон говорит лишь о случаях, когда оно является таковым: когда данное лицо ходатайствовало о своем участии, а также если суд признает его участие необходимым (ст. 389.12 УПК РФ). Буквальное следование ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ фактически позволяет суду рассматривать уголовное дело по правилам, установленным для суда первой инстанции, и выносить решение, ухудшающее положение лица, без его участия <1>.

———————————

<1> Судебная практика свидетельствует о том, что суды апелляционной инстанции в большинстве своем признают необходимым и обязательным участие осужденного в случае, когда производство инициировано стороной обвинения и может привести к изменению положения лица in defavorem.

Положительной для развития практики следует признать правовую позицию Пленума Верховного Суда РФ, сформулированную в Постановлении от 27 июня 2013 г. N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней». Верховный Суд в п. 10 разъяснил, что ст. 389.12 УПК РФ в контексте п. 1 ст. 6 Конвенции не предоставляет апелляционной инстанции право рассматривать уголовное дело без участия лица, осужденного к лишению свободы, если только указанное лицо явно недвусмысленно не выразит свое желание не присутствовать при рассмотрении апелляционной жалобы (представления) <1>. Аналогичная позиция была высказана Европейским судом в решениях по делу «Самохвалов против России» <2>, «Синичкин против России» <3>. Именно данное толкование в наибольшей степени отвечает интересам осужденного и интересам правосудия по вынесению законного, обоснованного решения в рамках справедливого судебного разбирательства.

———————————

<1> Формой такого удостоверения судебная практика признает письменный отказ осужденного от личного участия в апелляционном производстве.

<2> ECHR, Samokhvalov v. Russia, judgement of 12 February 2009.

<3> ECHR, Sinichkin v. Russia, judgement of 8 April 2010.

Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционного определения, постановления осуществляется по общим правилам, установленным гл. 39 УПК РФ: решение выносится в совещательной комнате и подписывается всем составом суда. Судья, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к уголовному делу и оглашению в зале судебного заседания не подлежит, но по ходатайству участников судебного разбирательства предоставляется им для ознакомления (ст. 389.33 УПК РФ).

При провозглашении апелляционного решения закон допускает отступление от принципа гласности, выражающееся в том, что суд по возвращении из совещательной комнаты оглашает только вводную и резолютивную части <1>. Вынесение мотивированного решения может быть отложено не более чем на трое суток со дня окончания разбирательства уголовного дела (ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ).

———————————

<1> Подобные ограничения по общему правилу в суде первой инстанции недопустимы в силу действия принципа единства приговора (ст. 310 УПК РФ), за исключением случаев, предусмотренных ч. 7 ст. 241 УПК РФ.

Действия суда апелляционной инстанции после провозглашения приговора закон не вполне корректно определяет как обращение его к исполнению (эта задача лежит на суде первой, а не апелляционной инстанции (ст. ст. 389.33, 393 УПК РФ)) <1>. Условно можно говорить об обращении к исполнению только оправдательного апелляционного приговора или в иных случаях, когда лицо подлежит освобождению из-под стражи или от отбывания наказания незамедлительно в зале суда. В остальном апелляционная инстанция лишь обеспечивает в течение семи суток передачу апелляционного решения вместе с уголовным делом для исполнения в суд, постановивший приговор.

———————————

<1> Об этом подробнее см. гл. 33 настоящего курса.

2. Особенности производства судебного следствия в апелляционной инстанции. Судебное следствие является центральным этапом судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции. Именно здесь реализуются основные полномочия суда и права сторон, которые и позволяют говорить об апелляции как о форме проверки судебного решения по существу с точки зрения законности, обоснованности и справедливости. А эффективная проверка обоснованности судебного акта, т.е. соответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (вопросы факта), возможна только в случае, если у вышестоящего суда есть право самостоятельно проверить и оценить любые доказательства, в том числе и новые, не представленные в суд первой инстанции.

Начинается судебное следствие с краткого изложения судьей-до-кладчиком (председательствующим или одним из трех судей коллегии) содержания приговора или иного обжалуемого судебного решения, существа апелляционной жалобы или представления, возражений на них, а также существа представленных дополнительных материалов, если они поступили <1>. После доклада председательствующего или судьи суд заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу (представление), и возражения другой стороны. Затем суд переходит к проверке (исследованию) доказательств, уже имеющихся в уголовном деле, и эвентуально к собиранию в соответствующих случаях новых доказательств.

———————————

<1> Для того чтобы подчеркнуть разницу, напомним, что в суде первой инстанции судебное следствие начинается с изложения государственным (частным) обвинителем существа предъявленного обвинения.

Основу судебного следствия составляет как гласное, непосредственное и устное исследование (проверка) имеющихся доказательств, так и собирание новых (общие принципы, установленные ст. ст. 240, 241 УПК РФ, распространяются на апелляционную инстанцию). Иначе говоря, апелляция предоставляет право на повторное доказывание обстоятельств дела. Тем не менее данное право, традиционно признаваемое неотъемлемым для апелляционного производства, в настоящее время может быть в ряде случаев ограничено и весьма существенно.

Обращение в апелляционную инстанцию предполагает, что заявитель намерен оспорить в суде фактическую сторону дела; если же он не согласен с применением права, апелляционные механизмы непосредственной проверки доказательств ему ни к чему, они излишни. Весьма частые расхождения между функциональным назначением апелляции и конкретными целями заявителей при обращении в суд второй инстанции <1> вызвали в литературе появление и все большее распространение идеи существования двух видов апелляции <2>. Основой подобной дифференциации служат различные объемы проверки доказательств, объем судебного следствия, объем вопросов, поставленных перед судом апелляционной инстанции. Так, «полной» апелляцией признается юридико-фактическая проверка приговора (законность, обоснованность и справедливость), а «неполной» — проверка только вопросов права без исследования доказательств в судебном следствии, которое либо полностью отсутствует, либо проводится в ограниченных пределах по согласию сторон. Очевидно, что «неполная апелляция» по своему содержанию составляет самостоятельный процессуальный институт, существенно отличающийся от «полной апелляции» и в большой степени напоминающий классическую кассацию. Допустимо ли объединение в рамках апелляционного производства двух институтов с различающимся предметом разбирательства и различными полномочиями, поставленными в зависимость от воли сторон? Полагаем, что нет. Право на проверку доказательств в апелляционной инстанции составляет фундаментальное право каждого осужденного по уголовному делу, и его ограничение может привести к серьезным нарушениям, в том числе с точки зрения соблюдения требований, заложенных в Протоколе N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поэтому в уголовном процессе сама постановка вопроса о делении апелляции на якобы «полную» и «неполную» является в теоретическом плане неудачной и неправомерной.

———————————

<1> Речь идет об упрощенных процедурах рассмотрения уголовных дел (гл. 40, 40.1 УПК РФ), которые применяются при рассмотрении более чем 60% уголовных дел (см. данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ // https://www.cdep.ru/index.php?id=80). При применении таких процедур в суде первой инстанции исследование фактических обстоятельств не осуществляется, поэтому обжалованию по существу такие приговоры не подлежат (ст. 389.27 УПК РФ). В большинстве случаев обжалуется справедливость назначенного наказания.

<2> Тришина Н.Т. Юридико-фактическая проверка приговора в апелляционном производстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012; Рукавишникова (Плашевская) А.А. Апелляционный порядок проверки итоговых судебных решений по УПК РФ: полная или неполная апелляция // Вестник Томского гос. ун-та. Право. 2013. N 4(10); Мазина Н.Н. Апелляционное производство в уголовном процессе России: коллизии предмета и пределов проверки // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. N 4.

Тем не менее важно выделить некоторые новые законоположения, возможно, ставшие причиной появления идей «дифференцированной апелляции». С одной стороны, некоторые из них имеют классический для апелляции характер и связаны с тем, что повторное доказывание в апелляционной инстанции не предполагает обязательное непосредственное установление всех обстоятельств уголовного дела. Иначе говоря, здесь нет столь жесткого требования к принципу непосредственности, как это имеет место в первой инстанции (ч. 1 ст. 240 УПК РФ).

Так, в первую очередь необходимо отметить, что повторное исследование доказательств, получивших оценку суда первой инстанции, а также имеющихся в деле доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции, осуществляется при условии, что суд признает это необходимым, причем апелляционный суд не вправе автоматически отказать в удовлетворении такого ходатайства, сославшись на соответствующий отказ в его удовлетворении суда первой инстанции (ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ). Повторный допрос свидетелей, экспертов, потерпевших и т.д., допрошенных в суде первой инстанции, также допускается, если суд признает их вызов необходимым, хотя в последнем случае речь будет идти не об исследовании имеющихся, а о собирании новых доказательств в виде соответствующих показаний, полученных в апелляционной инстанции.

Для исследования в суде совершенно новых доказательств (в гносеологическом, а не процессуальном смысле) также установлены специальные условия: лицо, заявившее ходатайство об их исследовании, должно обосновать невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, а суд должен признать эти причины уважительными (ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ) <1>. При этом все то, что ранее признавалось судами так называемыми «дополнительными материалами», в настоящее время судами апелляционной инстанции совершенно обоснованно приобщается в качестве новых доказательств. Так, новыми доказательствами судами признаются характеристики с места работы, справки о состоянии здоровья осужденных либо членов их семьи, расписки о частичном возмещении ущерба и др. Строго говоря, с появлением в российском уголовном процессе полноценной апелляции с повторным доказыванием понятие «дополнительные материалы», служившее в рамках советской кассации неким паллиативом доказывания, вовсе утратило смысл — его упоминание в законе (ч. 4 ст. 389.13 УПК РФ) сегодня необъяснимо.

———————————

<1> Уважительными причинами непредставления доказательств ранее могут быть признаны: длительное нахождение свидетеля или эксперта за границей, болезнь и др. Тогда как часто встречающаяся на практике причина — вступление в процесс на стадии апелляционного производства нового защитника, напротив, уважительной причиной зачастую не признается (материалы уголовного дела N 1-113/2013 в отношении К. // Архив Савеловского районного суда).

С другой стороны, апелляционная инстанция вправе рассмотреть жалобу (представление) вовсе без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции (ч. 7 ст. 389.13 УПК РФ). Причем суды достаточно активно пользуются данным правом. Столь широкое применение судами исключительной по своему характеру нормы, позволяющей суду апелляционной инстанции обходиться без исследования доказательств, нельзя оценить положительно, как и отмеченную выше теоретическую попытку обосновать подобную практику через неизвестную уголовно-процессуальной теории конструкцию «неполной апелляции» <1>. Полномочия апелляционной инстанции по вынесению нового судебного решения основываются на праве непосредственно исследовать доказательства, тогда как отказ от данного права не позволяет говорить об апелляции как эффективной форме проверки судебного решения по существу в полном объеме как по вопросам права, так и по вопросам факта, гарантированного Конституцией РФ.

———————————

<1> Деление апелляции на «полную» и «неполную», как известно, было выработано гражданской процессуальной наукой, где по некоторым мелким спорам реальное апелляционное обжалование просто-напросто тем самым ограничивается. Однако для уголовного процесса не может быть «мелких споров», в связи с чем право на полноценную вторую инстанцию должно обеспечиваться по всем уголовным делам.

Следует отметить еще один момент, отдаляющий порядок производства в апелляционной инстанции от порядка, установленного гл. 3539 УПК РФ: в апелляционном суде допускается исследование доказательств с использованием систем видеоконференц-связи (далее — ВКС). Изначально данные системы вводились для обеспечения обвиняемому, содержащемуся под стражей, права на участие в заседании кассационной инстанции. Обращение к законодательству других стран, имеющих более богатую практику применения ВКС, свидетельствует о том, что такие системы традиционно используются для получения устных показаний, когда у лица нет возможности присутствовать на заседании. Недостатком действующего закона является максимально широкая формулировка, позволяющая исследовать «удаленно» и другие доказательства: вещественные, иные документы и др. Если с иными документами просто могут возникнуть технические сложности при их исследовании, то опосредованное видеоконференц-связью исследование вещественных доказательств видится принципиально невозможным в силу того, что исследоваться судом непосредственно должен именно сам предмет. Не отрицая в полной мере использование ВКС в уголовном судопроизводстве — зачастую при допросе тех или иных участников ВКС может использоваться весьма эффективно — представляется, что формулировка о возможности ее применения для исследования любых доказательств, предусмотренная ст. 389.13 УПК РФ, чрезмерно широка и должна толковаться ограничительно.

Отмеченные изъятия, установленные ст. 389.13 УПК РФ, в своей совокупности создают серьезные препятствия для реализации «исследовательского» потенциала суда второй инстанции, нивелируют преимущества апелляционной формы пересмотра судебных решений, превращая его в проверку, проводимую на основании оглашения имеющихся доказательств.

§ 5. Судебные решения апелляционной инстанции

1. Виды апелляционных судебных решений. Суды апелляционной инстанции принимают решения в форме приговоров, определений (при коллегиальном составе суда) и постановлений (при единоличном составе) <1>. Обязательные требования, которым должен отвечать приговор суда апелляционной инстанции, совпадают с требованиями, установленными для приговора суда первой инстанции (п. 28 ст. 5, ст. 297 УПК РФ); он должен состоять из вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частей с соответствующими особенностями, присущими разным видам приговоров (оправдательным и обвинительным, ст. ст. 389.28389.32 УПК РФ). Требования закона, предъявляемые к апелляционным определениям и постановлениям, названы в ч. 3 ст. 389.28 УПК РФ. Кроме того, все решения суда должны отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7 УПК РФ).

———————————

<1> Также суд вправе вынести частное определение (постановление) в адрес соответствующих организаций и должностных лиц в случае нарушения прав и свобод граждан, а также при наличии других нарушений закона, допущенных в ходе досудебного производства или при рассмотрении дела судом первой инстанции (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26).

Виды решений, которые, согласно ст. 389.20 УПК РФ, вправе принимать суды апелляционной инстанции, в целом достаточно типичны для суда проверочной инстанции. Их можно условно разделить на три большие группы в зависимости от процессуальных последствий принятия решения (надо, однако, помнить, что приведенный в УПК РФ перечень решений не является исчерпывающим) <1>.

———————————

<1> Несмотря на то что ст. 389.20 УПК РФ прямо говорит о принятии одного из перечисленных там решений, Пленум Верховного Суда РФ вполне обоснованно корректирует данное положение закона в сторону расширения (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26).

К первой группе отнесены решения, которые оставляют обжалуемое решение в силе:

1) об оставлении приговора, определения, постановления без изменения, а жалобы (представления) без удовлетворения;

2) о прекращении апелляционного производства <1>.

———————————

<1> Данное решение суд выносит, например, в случае, если жалоба или представление до начала заседания суда апелляционной инстанции отозваны лицами, их подавшими (ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ), или в случае неявки без уважительной причины частного обвинителя, его законного представителя или представителя, подавших апелляционную жалобу (ч. 4 ст. 389.12 УПК РФ).

Во вторую группу входят решения, которые отменяют (изменяют) обжалуемое решение и заменяют его новым итоговым решением по делу, которое вступает в законную силу с момента его провозглашения и подлежит исполнению:

1) об отмене решения суда первой инстанции и о прекращении уголовного дела;

2) об отмене обвинительного приговора и постановлении взамен него другого обвинительного приговора <1>;

———————————

<1> Опираясь на материалы судебной практики, можно выделить случаи, когда суды выносят новые апелляционные приговоры, а не вносят изменения в приговор суда первой инстанции: в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, когда апелляционным судом самостоятельно исследуются новые и переоцениваются имеющиеся в деле доказательства; при наличии в приговоре суда первой инстанции существенных нарушений, не позволяющих установить окончательное наказание, назначенное подсудимому (его размер, место отбывания); отсутствие в приговоре описания преступного деяния с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления и в других случаях, когда судом апелляционной инстанции устанавливаются новые фактические обстоятельства дела, отличные от тех, что были установлены судом первой инстанции.

3) об отмене обвинительного приговора и постановлении оправдательного приговора;

4) об отмене оправдательного приговора и о вынесении нового оправдательного приговора;

5) об отмене определения или постановления и о вынесении оправдательного приговора или иного судебного решения;

6) об изменении решения суда первой инстанции без отмены ранее вынесенного решения (ст. 389.26 УПК РФ).

Принятие решения, относящегося к третьей группе, с одной стороны, означает, что обжалуемое решение отменено, но с другой — что производство по делу продолжается. Речь идет о таких решениях, как:

1) об отмене приговора, определения, постановления суда первой инстанции и о передаче уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства;

2) о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 389.22 УПК РФ).

Особый интерес в свете полномочий суда апелляционной инстанции представляет как раз третья группа решений по той причине, что именно эти решения являются не совсем традиционными для апелляции, появились только после вступления в силу Закона от 29 декабря 2010 г. (т.е. с 1 января 2013 г.) и требуют дополнительных пояснений.

Право апелляционной инстанции отменить судебное решение суда первой инстанции и направить материалы уголовного дела в суд первой инстанции для нового рассмотрения может быть реализовано в двух случаях.

Во-первых, если судом второй инстанции были выявлены нарушения, которые не могут быть устранены им самим. Верховный Суд РФ разъяснил в Постановлении от 27 ноября 2012 г. N 26, что под неустранимыми в суде апелляционной инстанции нарушениями следует понимать такие существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены судом апелляционной инстанции, например, в случаях рассмотрения дела незаконным составом суда либо с нарушением правил подсудности, нарушения права обвиняемого на защиту, которое не может быть восполнено судом апелляционной инстанции (п. 19). Принятие рассматриваемого решения является исключением из общей обязанности самостоятельно устранить допущенные нарушения и рассмотреть уголовное дело по существу непосредственно в апелляционной инстанции с вынесением итогового судебного решения. Поэтому понятие нарушений уголовно-процессуального и уголовного законов, неустранимых в суде апелляционной инстанции, следует рассматривать ограничительно. Если проанализировать судебную практику, то в качестве неустранимых нарушений суды признавали: нарушение права подсудимого на защиту, выразившееся в том, что адвокат занял позицию, противоречащую позиции своего доверителя <1>, или в том, что подсудимому не было предоставлено последнее слово <2> или в материалах дела отсутствовало постановление о возбуждении уголовного дела в отношении обвиняемого <3>; нарушение права осужденного на участие в судебном заседании <4>; нарушения правил проведения судебного разбирательства по уголовному делу, в том числе когда в материалах уголовного дела отсутствует постановление о назначении судебного заседания <5> или когда подсудимый был лишен права на участие в прениях сторон <6>; когда судом не проводилась подготовительная часть судебного заседания, не объявлялся состав суда, участникам судебного разбирательства не разъяснялось право отводов, не рассматривались вопросы о заявлении и разрешении ходатайств, о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие кого-либо из участников уголовного судопроизводства <7> и др.

———————————

<1> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 20 мая 2013 г. N 22-5767.

<2> Апелляционное определение Алтайского краевого суда по делу N 22-5027/2013 в отношении М.

<3> Определение Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 60-Д13-3.

<4> Апелляционное определение Амурского областного суда от 20 июня 2013 г. в отношении В.

<5> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 13 мая 2013 г. N 22-5097.

<6> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 3 июня 2013 г. N 22-6051.

<7> Апелляционное определение Курского областного суда от 15 марта 2013 г. в отношении К.

Вторым случаем является уже рассмотренный в § 3 настоящей главы запрет самостоятельно выносить обвинительный приговор, заменяющий собой оправдательный приговор или постановление суда первой инстанции о прекращении уголовного дела (ч. 2 ст. 389.24 УПК РФ). После возвращения материалов дела в суд первой инстанции уголовное дело рассматривается заново по существу тем же судом, но в ином составе (в случае с решением мирового судьи — мировым судьей другого судебного участка) с соблюдением общих требований ст. ст. 6165 УПК РФ. При этом суд апелляционной инстанции не вправе предрешать выводы суда первой инстанции о доказанности или недоказанности обвинения, достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществах одних доказательств перед другими, а также виде и размере наказания, поскольку при повторном рассмотрении дела суд первой инстанции обязан решить вопросы о виновности или невиновности подсудимого и о применении уголовного закона исходя из оценки доказательств в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ.

Наконец, обратимся ко второму виду решений, которые нами были отнесены к группе «нетипичных» для апелляционного производства, — об отмене обвинительного приговора или иного решения суда первой инстанции с возвращением уголовного дела прокурору (ч. 3 ст. 389.22 УПК РФ). Институт возвращения уголовного дела прокурору уже был подробно рассмотрен применительно к производству в суде первой инстанции <1>. Здесь отметим лишь, что аналогичные проблемы возникают и в апелляционной инстанции. Скажем, когда апелляционный суд сталкивается с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое не может быть устранено в рамках судебного производства, например, ненадлежащим предъявлением обвинения или ознакомлением участников уголовного судопроизводства с материалами дела по окончании предварительного расследования, что, в частности, могло помешать осуществлению их права на заявление ходатайства о производстве дополнительных следственных действий и т.п. Возвращать в такой ситуации дело в первую инстанцию нет никакого смысла, так как суд первой инстанции все равно не сможет сам устранить данные нарушения и вынужден будет вернуть дело прокурору. Точно такая же проблема возникает, если, например, апелляционный суд приходит по жалобе потерпевшего к выводу о том, что деяние обвиняемого неверно квалифицировано с точки зрения уголовного закона — квалификация должна быть более строгой. Возвращать уголовное дело в суд первой инстанции здесь опять-таки смысла нет, так как этот суд связан обвинительным заключением (актом) и не может выйти за его пределы in defavorem (ст. 252 УПК РФ). В такой ситуации остается только вернуть уголовное дело прокурору, чтобы предъявить новое (более строгое) обвинение и предоставить обвиняемому возможность полноценно от него защищаться. Никто, конечно, не может помешать прокурору и органам расследования остаться при своем мнении (самым внимательным образом изучив, разумеется, доводы суда и предприняв все необходимые действия, указанные в судебном решении) и направить в суд обвинение в прежней редакции. Но рассматривать его в любом случае будут другие судьи как в первой, так и в апелляционной инстанции в силу принципа недопустимости повторного участия судьи в рассмотрении дела (ст. 63 УПК РФ).

———————————

<1> См. подробнее § 7 гл. 22 настоящего курса.

2. Основания отмены (изменения) судебного решения или постановления нового приговора в апелляционном порядке. После 1 января 2013 г. система апелляционных оснований впервые с момента введения в действие УПК РФ стала отделена от кассационных и надзорных оснований, что, несомненно, является позитивной новеллой, отражающей хрестоматийные представления о способах обжалования (пересмотра) судебных решений <1>.

———————————

<1> Серьезным основанием для критики было законодательное закрепление в ст. ст. 369, 379, 409 УПК РФ (в ред. до 1 января 2013 г.) единых оснований отмены или изменения судебных решений, вступивших и не вступивших в законную силу. На отмеченный недостаток нормативного регулирования неоднократно обращали внимание ученые-процессуалисты (см.: Ковтун Н.Н. Апелляционное, кассационное и надзорное производство в уголовном процессе: изъяны законодательных новелл // Уголовный процесс. 2011. N 3. С. 50; Потапов В.Д. Категории «существенное нарушение закона» и «фундаментальное нарушение закона» в контексте оснований для отмены окончательных судебных решений в надзорной инстанции // Вестник Саратовской государственной академии права. 2011. N 2(78). С. 181), Конституционный Суд РФ (см.: Постановление от 5 февраля 2007 г. N 2-П) и Европейский Суд по правам человека (см.: ECHR, Ryabykh v. Russia, judgment of 24 July 2003).

Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке в общем виде сформулированы в ст. 389.15 УПК РФ. Речь идет о пяти основаниях. В своей совокупности они охватывают все свойства судебного решения, которые могут стать предметом обжалования — законность, обоснованность и справедливость.

Четыре из них можно назвать классическими, уже традиционными для отечественного уголовного процесса: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; 2) существенное нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора. Пятое основание было введено относительно недавно (Закон от 26 апреля 2013 г. <1>) и непосредственно связано с появлением у судов проверочных инстанций полномочия возвращать уголовное дело прокурору; 5) выявление обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ.

———————————

<1> Федеральный закон от 26 апреля 2013 г. N 64-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

Разъяснение того, что понимается под несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, содержится в ст. 389.16 УПК РФ: 1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; 2) суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; 3) в приговоре не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; 4) выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания.

Обжалование приговора по данному основанию означает несогласие заявителя с тем, как уголовное дело разрешено по существу с точки зрения установления фактов. Апелляционная инстанция, осуществляя проверку фактических обстоятельств дела, может самостоятельно устранить выявленные нарушения, используя свои полномочия по непосредственному собиранию или исследованию доказательств. Но нередко апелляционные суды отменяют приговор суда первой инстанции и направляют уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе, что далеко не всегда соответствует природе апелляционной инстанции <1>.

———————————

<1> Так, например, судебная коллегия суда Чукотского автономного округа отменила приговор Чукотского районного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства в ином составе суда в связи с тем, что, излагая преступное деяние, признанное доказанным, суд указал в приговоре, что Ч. совершила убийство А. в состоянии алкогольного опьянения. Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора имеется вывод о том, что протокол медицинского освидетельствования Ч. не содержит сведений о проведении лабораторных исследований при установлении состояния алкогольного опьянения, что не позволило суду «дать в полном объеме оценку наличия у подсудимой в момент совершения преступления алкогольного опьянения» (Обзор судебной практики Суда Чукотского автономного округа по уголовным делам за III квартал 2014 г.). Представляется, что в данном случае необходимость возвращать уголовное дело отсутствовала и суд апелляционной инстанции способен был самостоятельно устранить выявленное противоречие.

Рассматриваемое основание отмены (изменения) приговора соотносится с требованиями обоснованности и мотивированности решения суда. В этой связи существует ряд особенностей применительно к приговорам, вынесенным с участием коллегии присяжных заседателей, и приговорам, вынесенным в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ) или при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (гл. 40.1 УПК РФ): они не могут быть обжалованы по данному основанию. Объясняется это тем, что при производстве с участием присяжных заседателей суд основывается на вердикте присяжных, а присяжные не мотивируют свой вердикт, поэтому выяснить, на чем основаны выводы присяжных, невозможно. Аналогичная логика действует и при особом порядке судебного разбирательства (гл. 40, 40.1), который не предполагает отражение в приговоре анализа доказательств и их оценки судьей (ст. 316 УПК РФ).

Следующее основание связано с тем, что приговор или иное решение суда не соответствует требованиям законности в силу существенного нарушения уголовно-процессуального закона (ст. 389.17 УПК РФ). В первую очередь важно отметить, что не всякое процессуальное нарушение будет являться основанием для отмены или изменения решения, а только существенное, т.е. такое нарушение, которое путем неправомерного ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства либо несоблюдения процедуры или иным путем повлияло или могло повлиять на вынесение законного и обоснованного решения (ч. 1 ст. 389.17 УПК РФ). При этом суд должен реагировать на нарушения, даже гипотетически способные повлиять («могло повлиять») на законность или обоснованность решения <1>. Суд вправе на основании своего внутреннего убеждения и обстоятельств конкретного уголовного дела признать то или иное нарушение существенным или несущественным, поэтому в теории уголовного процесса такого рода существенные нарушения уголовно-процессуального закона называются условными.

———————————

<1> Для сравнения, в кассации и надзоре для отмены или изменения решения суда должно быть доподлинно установлено, что обнаруженное нарушение повлияло на законность и каким образом.

Тем не менее, оставляя поле для судейского усмотрения, закон устанавливает перечень нарушений, которые a priori являются существенными и оказывающими влияние на законность и обоснованность приговора или иного решения суда. При обнаружении такого нарушения суду нет необходимости оценивать характер данного нарушения и степень его влияния на итоговые выводы суда — решение подлежит отмене в любом случае, поэтому такие основания называются безусловными основаниями к отмене приговора. Группу безусловных оснований объединяет то, что они посягают на основополагающие права участников уголовного судопроизводства. Закон относит к безусловно существенным нарушениям уголовно-процессуального закона (ч. 2 ст. 389.17 УПК РФ):

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ;

2) вынесение решения незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных ч. ч. 4, 5 ст. 247 УПК РФ (заочное производство);

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, если его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика <1>;

———————————

<1> Тут стоит отметить, что нарушение не только права давать показания на родном языке является основанием для отмены судебного решения, но и любое другое нарушение права пользоваться родным языком (в том числе право делать заявления, заявлять ходатайства, знакомиться с материалами уголовного дела на родном языке и т.д.).

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

В практической плоскости применение оснований для отмены или изменения решения суда чаще всего связано с охраной права подсудимого на защиту. Нарушение права на защиту может иметь самые разные проявления: подсудимый не был должным образом извещен о дате, времени и месте судебного заседания <1>; защиту осуществлял адвокат иностранного государства, не получивший статус адвоката в соответствии с законом РФ <2>; подсудимому не было предоставлено достаточное время для подготовки к прениям и последнему слову, отказано в консультациях с адвокатом <3>; защитник подсудимого ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного <4>, и др. Отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается; он может быть изменен по указанным мотивам лишь в части, касающейся основания оправдания, причем только по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя <5>.

———————————

<1> Апелляционное определение Томского областного суда от 14 марта 2013 г. N 22-1049/2013.

<2> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 10 февраля 2014 г. N 14-АПУ14-3.

<3> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 5 сентября 2013 г. N 78-АПУ13-28.

<4> Апелляционное определение Челябинского областного суда N 10-973/2015.

<5> Пункт 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 июня 2015 г. N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве».

Зачастую суды второй инстанции отменяют приговоры на основании совокупности нарушений уголовно-процессуального закона. Так, например, Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила приговор в связи с тем, что подсудимому иностранному гражданину не было вручено постановление о возбуждении уголовного дела, переведенное на его родной язык, чем одновременно было нарушено и право на защиту, и право пользования родным языком <1>.

———————————

<1> Определение Верховного Суда РФ от 13 мая 2013 г. N 5-О13-31СП.

Кроме того, незаконным будет признаваться приговор, при постановлении которого допущено неправильное применение уголовного закона (ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ). В отличие от процессуальных нарушений, которые должны быть оценены судом как существенные, нарушения уголовного закона признаются существенными всегда. Они могут выражаться в: 1) нарушениях требований Общей части Уголовного кодекса РФ; 2) применении не той статьи (части, пункта) Особенной части Уголовного кодекса РФ, которая подлежит применению и 3) нарушениях при назначении наказания (более строгое, чем предусмотрено санкцией статьи Особенной части УК РФ, и т.п.).

Наиболее типичными ошибками в применении уголовного закона, допускаемыми судами при постановлении приговора, являются неправильная квалификация содеянного, т.е. применение не той нормы, которая подлежит применению, а также неправильное применение положений о смягчающих и отягчающих наказание обстоятельствах, о назначении наказания по совокупности преступлений или приговоров и др. Исправляя подобные нарушения, суд апелляционной инстанции вправе самостоятельно внести изменения в приговор, как улучшающие, так и ухудшающие положение осужденного, но только по требованию стороны обвинения.

Так, по приговору Верховного суда Республики Татарстан Ф. был осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ за каждое из двух преступлений к 12 годам лишения свободы с лишением права заниматься педагогической, воспитательной, а также тренерско-преподавательской деятельностью с лицами, не достигшими 18-летнего возраста, на срок 5 лет с ограничением свободы на 2 года. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание составило 12 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права заниматься определенными видами деятельности на срок 5 лет с ограничением свободы на 2 года. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, действуя по апелляционному представлению государственного обвинителя, признала приговор не соответствующим уголовному закону, указав, что при назначении окончательного наказания на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний суду следовало назначить дополнительное наказание в виде лишения права заниматься определенной деятельностью на срок более чем на 5 лет. Апелляционная инстанция приговор изменила и окончательно назначила Ф. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься педагогической, воспитательной, а также тренерско-преподавательской деятельностью с лицами, не достигшими 18-летнего возраста, на срок 5 лет 6 месяцев <1>.

———————————

<1> Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14 января 2014 г. N 11-АПУ13-49.

Несправедливость приговора как апелляционное основание выражается в том, что наказание, назначенное по приговору суда, не соответствует тяжести преступления, личности осужденного либо, хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости (ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ).

Главным отличием незаконности приговора вследствие нарушения уголовного закона от его несправедливости заключается в том, что во втором случае суд не выходит за пределы норм, установленных УК РФ, но без должного внимания оставляет обстоятельства, индивидуализирующие наказание применительно к конкретному подсудимому. Иначе говоря, это тот случай, когда наказание формально выглядит законным, но может быть оспорено с точки зрения индивидуализации и с учетом относительно-определенных санкций уголовного закона, предоставляющих судье право на усмотрение исходя из обстоятельств дела.

При определении содержания требования справедливости (несправедливости) приговора законодатель взял за основу ч. 1 ст. 6 УК РФ, которая в узкоотраслевом смысле формулирует принцип справедливости как соответствие наказания или иных мер уголовно-правового характера, применяемых к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние, характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Исходя из трактовки справедливости, закрепленной в ч. 2 ст. 389.18 УПК РФ, такое основание отмены или изменения решения вообще неприменимо ко всем прочим решениям суда, кроме как к обвинительному приговору.

На указанный пробел регулирования обращали внимание многие процессуалисты, вместе с тем отмечая, что не только приговор, но и иные определения и постановления суда могут быть несправедливыми и необходимо на них также распространить требование о справедливости <1>. В этом же ключе на выявленную проблему смотрит и Европейский суд по правам человека, который является сторонником широкого понимания справедливости <2> не только как свойства наказания, назначенного по приговору суда, но и как неотъемлемого элемента всего судебного разбирательства (ст. 6 Конвенции). С позиции ЕСПЧ требование справедливости применимо не только непосредственно к стадии судебного разбирательства, а к процессу в целом, в том числе к досудебному производству. Справедливым, разумеется, должен быть и результат судопроизводства. Судебное решение, в том числе и промежуточное, должно признаваться справедливым в том случае, когда вся процедура его принятия соответствовала закону, когда права и гарантии лиц были в полной мере соблюдены. Такой подход в целом согласуется с позициями Конституционного Суда РФ, который в ряде решений также отмечал, что ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия. А содержащееся сейчас в УПК РФ понимание справедливости как оценки исключительно наказания, назначенного осужденному, правильней было бы именовать не «несправедливость приговора», а «несправедливость наказания» или «несоответствие назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденного», ведь именно об этом по существу идет речь в ст. 389.18 УПК РФ <3>.

———————————

<1> Мирза Л.С. Категория справедливости в уголовном процессе // Адвокатская практика. 2007. N 6; Горевой Е.Д., Козявин А.А. Справедливость судебного разбирательства как условие свободной оценки доказательств в российском уголовном процессе // Мировой судья. 2007. N 12; 2008. N 1; Бубон К.В. Справедливость: поддается ли она юридическому описанию? // Адвокат. 2011. N 6; Артамонова Е.А. О необходимости осуществления правосудия по уголовным делам с позиций справедливости // Российский судья. 2011. N 1. С. 41; Подольный Н.А., Урявин Д.А. Справедливость — критерий правосудности // Российский судья. 2011. N 1. С. 34; Чурилов Ю.Ю. Характеристика оснований отмены оправдательного приговора // Уголовный процесс. 2008. N 10. С. 58; и др.

<2> См. об этом также § 13 гл. 7 и § 3 гл. 24 настоящего курса.

<3> Такой подход практикуется в целом ряде зарубежных стран: ст. 489 УПК Республики Узбекистан, ст. 399 УПК Республики Армения, ст. 393 УПК Республики Беларусь и др.

Наконец, последним основанием, названным в законе, является выявление обстоятельств, указанных в ч. 1 и п. 1 ч. 1.2 ст. 237 УПК РФ, для возвращения уголовного дела прокурору. Наиболее часто встречающимся на практике основанием для возвращения дела прокурору судом апелляционной инстанции является п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, когда обвинительное заключение, обвинительный акт или обвинительное постановление составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, акта или постановления. По указанному основанию суды возвращают дела, например, в случаях, когда обвинительное заключение не было согласовано с руководителем следственного органа <1> или не было утверждено прокурором <2>; когда обвинительное заключение составлено лицом, подлежащим отводу <3>. В то же время возвращение уголовного дела прокурору нередко имеет место в практике и по другим основаниям, скажем, когда в качестве адвоката к участию в деле со стадии предварительного расследования было допущено лицо, не значащееся в реестре адвокатов и не являющееся профессиональным адвокатом <4>, и др.

———————————

<1> Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 26 марта 2013 г. N 22-3494.

<2> Апелляционное определение Сахалинского областного суда от 30 сентября 2013 г. по делу N 22-1750.

<3> Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 13 сентября 2013 г. N 22-6560/2013.

<4> Апелляционное определение Московского областного суда от 19 сентября 2013 г. N 22-6112.

Дата актуальности материала: 01.11.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed