top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Наследование долгов по алиментным и связанным с ними обязательствам

Главная Профессиональные новости Наследование долгов по алиментным и связанным с ними обязательствам

О.Е. БЛИНКОВ, Ю.А. КОЖИНА

Блинков Олег Евгеньевич, главный редактор журнала «Наследственное право», доктор юридических наук, профессор.

Кожина Юлия Алексеевна, доцент кафедры гражданского права и процесса Академии права и управления Федеральной службы исполнения наказаний, кандидат юридических наук.

В статье анализируется судебная практика в области наследования долгов по алиментным и связанным с ними обязательствам. Поддерживая позицию включения в наследственную массу долгов по алиментным обязательствам, авторы критикуют судебную практику в части отказа во взыскании неустоек по алиментным обязательствам.

Определяя состав наследства, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) включает в него принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности, и исключает из него:

1) права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (в частности, право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина);

2) права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими законами;

3) личные неимущественные права и другие нематериальные блага (ст. 1112).

Если с двумя последними категориями прав и обязанностей проблем в правоприменительной практике, как правило <1>, не возникает, то признаки личных прав и обязанностей до сих пор как в науке гражданского права, так и в правоприменительной практике вызывают споры.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Ю.А. Кожиной, Ю.И. Фроловской «Наследование средств накопительной части пенсии» включена в информационный банк согласно публикации — «Наследственное право», 2015, N 2.

<1> Подробно см.: Абраменков М.С. К вопросу о правовом регулировании посмертного перехода пенсионных накоплений // Наследственное право. 2014. N 4. С. 22 — 24; Блинков О.Е. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Наследственное право. 2013. N 3. С. 29 — 32; Демичев А.А. Наследование отдельных видов имущества по действующему российскому законодательству в контексте соотношения интересов государства и личности // Наследственное право. 2013. N 4. С. 34 — 39; Кожина Ю.А., Фроловская Ю.И. Наследование средств накопительной части пенсии // Наследственное право. 2014. N 4. С. 37 — 40.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», несмотря на свой внушительный объем (оно буквально в полтора раза больше раздела V части третьей ГК РФ «Наследственное право»), в п. 15 лаконично ограничивается указанием: «Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, часть вторая ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее — СК РФ), права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (ст. 701 ГК РФ), поручения (п. 1 ст. 977 ГК РФ), комиссии (часть первая ст. 1002 ГК РФ), агентского договора (ст. 1010 ГК РФ)».

Также Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» уточняет: «Под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (статья 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства» (п. 58) <2>.

———————————

<2> Подробно об ответственности наследников по долгам наследодателя см.: Абраменков М.С., Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя в российском и иностранном праве // Наследственное право. 2010. N 3. С. 19 — 23; Антощенко-Оленева О.И. К вопросу об ответственности наследника по долгам наследодателя // Наследственное право. 2010. N 3. С. 9 — 11; Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 — 36; Гаврилов В.Н. Ответственность наследников по российскому и зарубежному законодательству // Наследственное право. 2010. N 3. С. 23 — 32; Фольгерова Ю.Н. Гражданско-правовая ответственность наследников по долгам наследодателя // Наследственное право. 2010. N 3. С. 16 — 19.

Особый наследственно-правовой режим имеют алиментные обязательства, возникающие на основании предусмотренных законом юридических фактов (соглашения сторон или решения суда), в силу которых одни члены семьи обязаны предоставлять содержание другим ее членам, а последние вправе его требовать.

Алиментные обязательства безусловно прекращаются смертью лица, получающего алименты, или лица, обязанного уплачивать алименты (ст. 120 СК РФ), однако открытым остается вопрос, как смерть плательщика и получателя алиментов влияет на алиментные обязательства, предшествующие смерти?

При рассмотрении подобных споров суды исходят из того, что закон допускает наследование лишь тех денежных сумм, которые реально начислены, но не выплачены, и причитались наследодателю в качестве средств к существованию (см. Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 21 апреля 2015 г. по делу N 33-1688/2015). Судебное постановление, предусматривающее взыскание алиментов с обязанного лица, возлагает на него обязанность ежемесячно выплачивать определенную денежную сумму, неуплата которой влечет за собой возникновение денежной задолженности (денежного обязательства), в связи с чем такое денежное обязательство является долгом, не связанным с личностью, а потому обязанность по его уплате переходит к наследнику должника, которую последний, при условии принятия им наследства, обязан погасить в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (Апелляционное определение Алтайского краевого суда от 20 мая 2015 г. по делу N 33-4512/2015; Апелляционное определение Пермского краевого суда от 20 апреля 2015 г. по делу N 33-3970).

Справедливости ради следует заметить, что подобная судебная практика сформировалась под влиянием Определения Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 г. N 81-КГ13-14, попавшего в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2013 г., утвержденный 5 февраля 2014 г. Президиумом Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев в судебном заседании гражданское дело по иску Вишневской И.С. к Шарафутдиновой С.О. о взыскании суммы по кассационной жалобе Хорошавиной Е.В., представителя Вишневской И.С., на решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 4 октября 2012 г. и Определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 декабря 2012 г., установила следующее.

Вишневская И.С. обратилась в суд с иском к Шарафутдиновой С.О. о взыскании суммы. В обоснование иска указала, что 26 октября 2011 г. умер Вишневский О.П., после смерти которого открылось наследство, состоящее из жилого дома. Дети истца и наследодателя Вишневская А.О. и Вишневская Н.О., а также ответчик Шарафутдинова С.О. оформили право собственности на наследственное имущество по 1/3 доли каждый.

В соответствии с постановлением о расчете задолженности по алиментам от 1 ноября 2011 г., выданного отделом судебных приставов по Заводскому району г. Кемерово, у наследодателя Вишневского О.П. на день смерти остался неоплаченный долг перед бывшей супругой Вишневской И.С. Поскольку ответчик как наследник, принявший наследство, несет ответственность по долгам наследодателя в пределах своей доли, доля Шарафутдиновой С.О. в наследственном имуществе составляет 1/3 часть, истец просила взыскать с нее 1/3 часть задолженности по алиментам.

Решением Ленинского районного суда г. Кемерово от 5 октября 2012 г. в иске было отказано; с истца в пользу ответчика взысканы судебные расходы по оплате услуг представителя. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 декабря 2012 г. указанное решение суда было оставлено без изменения. В кассационной жалобе Хорошавиной Е.В., представителем Вишневской И.С., был поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений как незаконных. Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 16 августа 2013 г. указанная кассационная жалоба с делом была передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении обжалуемых судебных постановлений такие нарушения норм права были допущены судом первой и апелляционной инстанций. Суд первой инстанции, разрешая дело и отказывая в иске, указал, что задолженность по алиментам, образовавшаяся при жизни наследодателя Вишневского О.П., относится к обязательствам, неразрывно связанным с личностью наследодателя, которые не могут переходить по наследству. Суд апелляционной инстанции согласился с решением суда, оставив его без изменения Апелляционным определением от 6 декабря 2012 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла, что обжалуемые судебные постановления основаны на неправильном толковании и применении норм закона.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 26 октября 2011 г. умер Вишневский О.П. После его смерти открылось наследство, состоящее из жилого дома.

Дочери Вишневского О.П. — Вишневская А.О., Вишневская И.О. и Шарафутдинова С.О. (дочь от первого брака) — приобрели право собственности по 1/3 доли каждая на указанный жилой дом в порядке наследования.

Согласно справке судебного пристава-исполнителя от 2 октября 2012 г. в соответствии с решением Заводского районного суда г. Кемерово на Вишневского О.П. была возложена обязанность выплачивать алименты в размере 1/3 части всех видов заработка на содержание детей Вишневской А.О., Вишневской Н.О. в пользу взыскателя Вишневской И.С. Общая сумма задолженности по алиментам на дату смерти Вишневского О.П. составила <…> рубля, из них на содержание дочери Вишневской А.О. сумма задолженности составила на дату совершеннолетия (1 октября 2010 г.) <…> рубля, на содержание дочери Вишневской Н.О. сумма задолженности на дату смерти должника (26 октября 2011 г.) составила <…> рубля.

Как разъяснено в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности: вещи, включая деньги и ценные бумаги (ст. 128 ГК РФ); имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм); имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (п. 1 ст. 1175 ГК РФ).

Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (ст. 418, часть вторая ст. 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входит право на алименты и алиментные обязательства (раздел V СК РФ).

Выплата алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, прекращается смертью лица, получающего алименты, или лица, обязанного уплачивать алименты (абз. 6 ч. 2 ст. 120 СК РФ).

Из содержания указанных норм в их взаимосвязи следует, что не связанные с личностью наследодателя имущественные права и обязанности входят в состав наследства (наследственного имущества). При этом к наследникам одновременно переходят как права на наследственное имущество, так и обязанности по погашению соответствующих долгов наследодателя, если они имелись на день его смерти. Наследник должника, при условии принятия им наследства, становится должником кредитора наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Не наследуются и с момента смерти должника прекращаются на будущее обязательства по уплате алиментов, как обязательства, неразрывно связанные с личностью должника.

Судебное постановление, предусматривающее взыскание алиментов с обязанного лица, возлагает на него обязанность ежемесячно выплачивать определенную денежную сумму, неуплата которой влечет за собой возникновение денежной задолженности (денежного обязательства). Такое денежное обязательство является долгом, не связанным с личностью, а потому обязанность по его уплате переходит к наследнику должника, которую последний, при условии принятия им наследства, обязан погасить в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Это судами обеих инстанций учтено не было, что повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что в материалах дела отсутствуют данные о наличии задолженности у наследодателя Вишневского О.П. до его смерти, т.е. до 26 октября 2011 г., является несостоятельной, поскольку в нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ суд апелляционной инстанции не указал доводы, по которым отверг объяснения истца о существовании долга, а также представленные в обоснование этих объяснений доказательства.

Учитывая изложенное, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла, что допущенные судами нарушения норм материального права, являясь существенными, повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 5 октября 2012 г. и Определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 декабря 2012 г. подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду было вменено в обязанность учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Однако, несмотря на принципиальную позицию, которую высказал Верховный Суд Российской Федерации в этом деле, нижестоящие суды допускают нарушения норм материального права в области наследования задолженности по алиментам. Так, Надымов С.А. обратился в суд с иском к Белкину В.А. о взыскании задолженности наследодателя по алиментам в пределах стоимости перешедшего к наследнику наследственного имущества. В обоснование иска указал, что 6 июля 2010 г. умер Надымов А.А. После его смерти открылось наследство, состоящее из квартиры. Дети наследодателя Надымов С.А. и Белкин В.А. оформили право собственности на наследственное имущество (квартиру) соответственно на 3/4 и 1/4 доли.

На основании решения Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 11 февраля 1997 г. Надымов А.А. был обязан уплачивать алименты в размере 1/4 части от всех видов заработка на содержание сына Надымова С.А., 18 марта 1992 года рождения, до достижения им совершеннолетия в пользу взыскателя Комиссаровой (Надымовой) И.А. Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментам общая сумма задолженности по алиментным обязательствам на дату смерти Надымова А.А. составила 739054 руб. 14 коп. Поскольку ответчик как наследник, принявший наследство, несет ответственность по долгам наследодателя в пределах своей доли, а доля Белкина В.А. в наследственном имуществе составляет 1/4 части, истец просил взыскать с него 1/4 части задолженности (долга) в сумме 184763 руб. 53 коп.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 19 декабря 2013 г. исковые требования Надымова С.А. удовлетворены. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 8 мая 2013 г. указанное решение отменено, принято новое решение, которым Надымову С.А. отказано в удовлетворении исковых требований.

Отменяя Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 8 мая 2014 г. и оставляя в силе решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 19 декабря 2013 г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 2016 г. N 45-КГ16-1) руководствовалась следующими аргументами.

1. Судебное постановление, предусматривающее взыскание алиментов с обязанного лица, возлагает на него обязанность ежемесячно выплачивать определенную денежную сумму, неуплата которой влечет за собой возникновение денежной задолженности (денежного обязательства). Такое денежное обязательство является долгом, не связанным с личностью, а потому обязанность по его уплате переходит к наследнику должника, которую последний, при условии принятия им наследства, обязан погасить в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

2. Размер задолженности по алиментам определяется судебным исполнителем исходя из размера алиментов, определенного решением суда или соглашением об уплате алиментов (п. 3 ст. 113 СК РФ). Размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на несовершеннолетних детей в соответствии со ст. 81 СК РФ, определяется исходя из заработка и иного дохода лица, обязанного уплачивать алименты, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось. В случаях, если лицо, обязанное уплачивать алименты, в этот период не работало или если не будут представлены документы, подтверждающие его заработок и (или) иной доход, задолженность по алиментам определяется исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности (п. 4 ст. 113 СК РФ). Согласие плательщика с расчетом суммы задолженности презюмируется, если при жизни плательщик расчет суммы задолженности в установленном порядке не оспаривал.

Таким образом, задолженность по алиментам, образовавшаяся при жизни наследодателя, является денежным обязательством, входящим в состав наследственного имущества, обязанность по исполнению которого переходит к наследникам в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. Не наследуются и с момента смерти должника прекращаются на будущее обязательства по уплате алиментов, как обязательства, неразрывно связанные с личностью должника.

Напротив, рассматривая требования о взыскании с наследников неустойки, предусмотренной ст. 115 СК РФ, суды руководствуются разъяснениями, изложенными в разделе X Обзора судебной практики по делам, связанным со взысканием алиментов на несовершеннолетних детей, а также на нетрудоспособных совершеннолетних детей и п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 г. N 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», согласно которым ответственность лица, обязанного уплачивать алименты по решению суда, за несвоевременную уплату алиментов (уплата неустойки, возмещение убытков) устанавливается судом и наступает в случае образования задолженности по вине плательщика алиментов. Поэтому, если при жизни плательщиков алиментов наличие оснований для взыскания с них неустойки, предусмотренной ст. 115 СК РФ, каким-либо судебным актом не устанавливалось, и указанная неустойка с наследодателя в установленном законом порядке не взыскивалась, суды не включают суммы таких неустоек в наследственную массу. Примечательно, что в решениях суды нередко пишут, что наследники не могут нести ответственность за наследодателя в виде уплаты неустойки, взыскание которой являлось возможным только при жизни наследодателя на основании судебного постановления, устанавливающего вину плательщика алиментов (см. Апелляционное определение Свердловского областного суда от 23 декабря 2015 г. по делу N 33-19637/2015).

Указанная позиция, на наш взгляд, противоречит идее правопреемства, в том числе в той части, которая относится к правопреемству в обязательствах. Обращение к главе 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» позволяет установить следующие моменты, имеющие непосредственное значение для нашего вопроса:

1) долг может перейти с должника на другое лицо по основаниям, предусмотренным законом (ст. 392.2 ГК РФ);

2) кредитор может осуществлять в отношении нового должника все права по обязательству, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства (ст. 392.2 ГК РФ);

3) новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником (ст. 392 ГК РФ).

Указанные положения достаточно «сухи», на наш взгляд, здесь вполне релевантны правила ГК РФ о переходе прав кредитора к другому лицу, которые применимы по аналогии закона и позволяют к трем указанным выше правилам добавить:

4) если иное не предусмотрено законом или договором, обязанность первоначального должника переходит к новому должнику в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода обязанности. В частности, к новому должнику переходят обязанности, связанные с обеспечением исполнения обязательства, а также другие связанные с обязательством обязанности, в том числе обязанности по уплате процентов (по аналогии с п. 1 ст. 384 ГК РФ);

5) новый должник вправе выдвигать против требования кредитора возражения, которые первоначальный должник имел против кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту перехода обязанностей по обязательству к новому должнику (по аналогии со ст. 386 ГК РФ).

Таким образом, допуская переход долга наследодателя по алиментным обязательствам, кредитор наделен правом осуществлять в отношении нового должника (наследника) все права по алиментному обязательству, в том числе в части ответственности при образовании задолженности по вине наследодателя, обязанного уплачивать алименты, в порядке, предусмотренном соглашением об уплате алиментов (если алименты выплачивались по соглашению), либо в размере одной второй процента от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки (если алименты выплачивались по решению суда). Получатель алиментов вправе также взыскать все причиненные виновной просрочкой исполнения алиментных обязательств убытки в части, не покрытой неустойкой (ст. 115 СК РФ).

Литература

1. Абраменков М.С. К вопросу о правовом регулировании посмертного перехода пенсионных накоплений // Наследственное право. 2014. N 4. С. 22 — 24.

2. Абраменков М.С., Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя в российском и иностранном праве // Наследственное право. 2010. N 3. С. 19 — 23.

3. Антощенко-Оленева О.И. К вопросу об ответственности наследника по долгам наследодателя // Наследственное право. 2010. N 3. С. 9 — 11.

4. Блинков О.Е. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию // Наследственное право. 2013. N 3. С. 29 — 32.

5. Блинков О.Е. Ответственность наследников по долгам наследодателя (практические соображения) // Нотариус. 2004. N 1. С. 30 — 36.

6. Гаврилов В.Н. Ответственность наследников по российскому и зарубежному законодательству // Наследственное право. 2010. N 3. С. 23 — 32.

7. Демичев А.А. Наследование отдельных видов имущества по действующему российскому законодательству в контексте соотношения интересов государства и личности // Наследственное право. 2013. N 4. С. 34 — 39.

8. Кожина Ю.А., Фроловская Ю.И. Наследование средств накопительной части пенсии // Наследственное право. 2014. N 4. С. 37 — 40.

9. Фольгерова Ю.Н. Гражданско-правовая ответственность наследников по долгам наследодателя // Наследственное право. 2010. N 3. С. 16 — 19.


Источник: журнал «НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО»

Дата актуальности материала: 07.11.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed