г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.04.2021 по делу № 77-924/2021. Судом проигнорированы требования ч. 2.1. ст. 281 УПК РФ о том, что оглашение показаний свидетеля в случаях, предусмотренных п. 2 — 5 ч. 2 настоящей статьи, допускается только при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 06.04.2021 по делу № 77-924/2021. Судом проигнорированы требования ч. 2.1. ст. 281 УПК РФ о том, что оглашение показаний свидетеля в случаях, предусмотренных п. 2 - 5 ч. 2 настоящей статьи, допускается только при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

СЕДЬМОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 апреля 2021 года № 77-924/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Чистяковой Н.И.,

судей Чипизубовой О.А. и Симаковой И.Н.

при секретаре Г.,

с участием прокурора Волковой И.В.,

адвоката Ульяновой Л.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Ульяновой Л.К. и осужденного Р. о пересмотре приговора Кировского районного суда г. Перми от 25 сентября 2020 года и апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 10 ноября 2020 года в отношении

Р., родившегося <данные изъяты>, несудимого,

осужденного по ч. 2 ст. 228 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставлена без изменения.

Срок отбывания наказания исчислен со дня вступления приговора в законную силу, с зачетом в него:

в соответствии со ст. 72 УК РФ времени задержания со 2 февраля 2020 года по 3 февраля 2020 года;

содержания под стражей — с 31 августа 2020 года до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии общего режима;

времени содержания под домашним арестом с 4 февраля 2020 года по 1 апреля 2020 года, из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 10 ноября 2020 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Чипизубовой О.А., выступления адвоката Ульяновой Л.К., поддержавшей доводы кассационной жалобы, прокурора Волковой И.В., просившей судебные решения отменить, судебная коллегия

установила:

Р. признан виновным и осужден за незаконное хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

В кассационной жалобе адвокат Ульянова Л.К. выражает несогласие с судебными решениями, считает их незаконными и необоснованными ввиду недоказанности причастности Р. к совершенному преступлению.

Указывает, что осужденный во время предварительного следствия и в судебном заседании вину в совершении преступления не признавал, сообщил, что представленные по делу доказательства в отношении него были сфабрикованы сотрудниками патрульно-постовой службы.

Об этом же свидетельствуют и показания свидетеля <данные изъяты> сотрудника ППС, согласно которым Р. изначально заявлял, что свертки ему подброшены полицейскими; показания свидетеля <данные изъяты> принимавшего участие в качестве понятого при досмотре осужденного — которому неизвестно, откуда у Р. взялись изъятые свертки; <данные изъяты> принимавшего участие в качестве понятого при обнаружении тайников — сообщившего, что к этому месту он приехал на другом автомобиле, соответственно, не может знать об оказании давления со стороны сотрудников полиции на осужденного до этого.

Показания Р. об оговоре сотрудниками полиции в целях повышения раскрываемости подтверждаются показаниями свидетеля <данные изъяты> о том, что о доставлении осужденного в отдел полиции ему сообщил его начальник и попросил приехать поработать с ним, т.к. у него самый большой процент раскрытых преступлений по наркотикам.

С учетом изложенного просит судебные акты отменить, вынести оправдательный приговор.

В кассационной жалобе осужденный Р. также просит вынести оправдательный приговор. Указывает, что признательные показания и явка с повинной получены с нарушением требований УПК, поскольку даны в отсутствие адвоката, под психологическим и физическим воздействием сотрудников полиции.

От прокурора Кировского района г. Перми Костарева А.Г. поступили возражения, в которых он указывает на несостоятельность доводов кассационной жалобы адвоката Ульяновой Л.К., в связи с чем просит оставить судебные решения без изменения.

Проверив уголовное дело, выслушав участников судебного разбирательства, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, суд кассационной инстанции находит судебные решения подлежащим отмене на основании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

В соответствии со ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.

Обеспечение права на защиту — один из принципов уголовного судопроизводства, включающий не только право подсудимого пользоваться помощью защитника, но и право защищаться лично всеми не запрещенными законом способами и средствами. В частности, в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 47 и ст. 274 УПК РФ, подсудимому гарантировано право давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний.

Кроме того, исходя из положений ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ и подпункта «d» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года ему должна быть предоставлена возможность оспорить показания лиц, свидетельствующих против него.

В силу ст. 15 УПК РФ на суд возложена обязанность создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека, принцип презумпции невиновности и право обвиняемого оспаривать любое доказательство его вины требуют, чтобы суд осуществил полную, независимую и исчерпывающую проверку, а также оценку обвинительных доказательств, условия при которых они были получены, независимо от того, какая оценка была дана им органами предварительного расследования. Для этого судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры.

Более того, по смыслу п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 г. N 55 «О судебном приговоре», при наличии оснований для проверки заявления подсудимого о фальсификации доказательств сотрудниками полиции, суд в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, направляет его руководителю соответствующего органа предварительного расследования. Проведение такой проверки не освобождает суд от обязанности дать оценку материалам, представленным по ее результатам, и отразить свои выводы в приговоре.

Исходя из требований ст. 14 УПК РФ, обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

Согласно ст. ст. 245, 259 УПК РФ в судебном заседании ведется протокол судебного заседания, в котором излагаются действия и решения суда, а равно действия участников судебного разбирательства, полно и правильно отражаются все необходимые сведения о ходе рассмотрения дела. Полнота и правильность изготовления протокола должна быть заверена подписью председательствующего и секретаря судебного заседания. Протокол в ходе судебного заседания может изготавливаться по частям, которые, как и протокол в целом, подписываются председательствующим и секретарем.

Указанные и другие требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции не соблюдены.

Так, из протокола судебного заседания видно, что после оглашения государственным обвинителем предъявленного Р. обвинения, он изъявил желание дать показания, но сообщил, что сделает это позже.

В период с 9 июня 2020 года стороной обвинения представлялись доказательства, исследование которых судом было окончено 2 июля 2020 года, после чего подсудимый заявил, что в этот день не может давать показания по состоянию здоровья, обусловленному наличием тяжелого хронического заболевания, в связи с чем несколько дней перед судебным заседанием он не спал (следует из аудиозаписи судебного заседания, но не отражено в протоколе судебного заседания).

Защитником Р. было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания, мотивированное тем, что он страдает онкологическим заболеванием и в связи с карантином не получал необходимую медицинскую помощь, его состояние здоровья ухудшилось.

Не проверив эти сведения, несмотря на подтверждение факта наличия у осужденного указанного заболевания, суд в удовлетворении ходатайства отказал, никак не мотивировав принятое решение.

Более того, указанная позиция осужденного была необоснованно расценена как отказ от дачи показаний, в связи с чем оглашены показания, данные Р. в ходе предварительного следствия, на протяжении которого он неоднократно заявлял, что все обнаруженные наркотические средства, незаконный оборот которых ему вменялся, были подброшены сотрудниками полиции.

Как видно из уголовного дела, эффективных мер к проверке этих доводов ни в ходе предварительного, ни в ходе судебного следствия принято не было; в нарушение положений ст. 15 УПК РФ необходимых условий для осуществления стороной защиты предоставленных ей прав суд не создал.

Так, ходатайство осужденного о вызове и допросе в судебное заседание в качестве свидетеля <данные изъяты> — сотрудника полиции, осуществлявшего его досмотр до доставления в отдел полиции, судом не рассмотрено, что имело существенное значение с учетом его доводов о том, что до изъятия наркотических средств в отделе полиции, его несколько раз уже досматривали сотрудники ППС, но ничего не находили.

Несмотря на удовлетворение ходатайства адвоката о вызове и допросе свидетелей <данные изъяты> — понятого, присутствовавшего в ходе личного досмотра Р. и изъятия у него наркотических средств, и сотрудника ППС <данные изъяты> (рапорт которого об изъятии у Р. наркотических средств в отделе полиции имеется в материалах уголовного дела), надлежащих мер к этому судом не принято.

В отношении <данные изъяты> только единожды вынесено постановление о принудительном приводе, который не исполнен, а в отношении <данные изъяты> суд ограничился получением информации о том, что на момент его извещения о необходимости явки в судебное заседание, он находится в отпуске за пределами г. Перми.

Оглашение показаний свидетеля <данные изъяты> — второго понятого, присутствовавшего в ходе личного досмотра Р., осуществлено с нарушением требований УПК РФ, поскольку сторона защиты против этого возражала, а наличие оснований, предусмотренных п. 5 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, которыми руководствовался суд, материалами уголовного дела не подтверждается.

Более того, судом проигнорированы требования ч. 2.1. ст. 281 УПК РФ о том, что оглашение показаний свидетеля в случаях, предусмотренных п. 2 — 5 ч. 2 настоящей статьи, допускается только при условии предоставления обвиняемому (подсудимому) в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства предусмотренными законом способами.

Доводы стороны защиты о недостоверности показаний сотрудников полиции со ссылкой на показания свидетеля <данные изъяты> о том, что он является сотрудником ППС, в отдел полиции его специально пригласили для работы с Р., т.к. у него самый большой процент раскрываемости дел, связанных с наркотиками, судом не оценены.

Никаких проверок в порядке ст. 144 УПК РФ ни в ходе предварительного, ни судебного следствия, ни проводилось.

Сославшись в подтверждение виновности осужденного на наличие следов пота Р. на упаковках наркотических средств, суд не привел в приговоре и не оценил его доводы о том, что сотрудник сначала сам проник в его карман, а потом заставил достать его содержимое.

Не приведены в приговоре, а соответственно не проверены судом, и другие доводы стороны защиты о невиновности Р.

Более того, из материалов уголовного дела видно, что протоколы судебных заседаний составлялись по частям.

При этом части протокола от 2, 6 и 23 июля 2020 года не подписаны секретарем судебного заседания, в то время как 2 июля 2020 года был допрошен свидетель обвинения <данные изъяты> а также исследованы все письменные доказательства, представленные стороной обвинения.

Таким образом, вопреки требованиям УПК РФ, полнота и правильность указанных частей протокола секретарем судебного заседания не заверена.

Данное нарушение не может быть устранено судом кассационной инстанции, несмотря на наличие аудиозаписи судебного заседания, поскольку их сопоставление свидетельствует о том, что они имеют существенные расхождения.

При таких обстоятельствах ни приговор, ни протокол судебного заседания, не могут быть признаны соответствующими требованиям УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции указанные нарушения не только не выявил и не устранил, но и сам допустил существенное нарушение требований УПК РФ и вопреки правовой позиции Конституционного Суда РФ о недопустимости отказа при рассмотрении апелляционных жалоб от исследования, проверки и оценки всех приводимых в них доводов, вынес апелляционное определение, не содержащее конкретных ответов на доводы, изложенные адвокатом.

Допущенные судами нижестоящих инстанций нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, поскольку несоблюдение процедуры судопроизводства, нарушение права на защиту, принципа состязательности и презумпции невиновности, постановление обвинительного приговора на доказательствах, исследованных в судебном заседании с нарушением требований ст. 281 УПК РФ, составление протокола судебного заседания, не соответствующего ст. 259 УПК РФ, что проигнорировано судом апелляционной инстанции, повлияло на исход дела и лишило осужденного гарантированного права на справедливое судебное разбирательство.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ допущенные нарушения являются основанием к отмене судебных решений в кассационном порядке.

В связи с тем, что судебные решения отменяются по причине существенного нарушения уголовно-процессуального закона, то по доводам кассационной жалобы о невиновности Р. судебная коллегия решения не принимает, так как в силу п. 4 ч. 7 ст. 401.16 УПК РФ не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом при повторном рассмотрении данного уголовного дела. Эти доводы подлежат проверке при новом судебном рассмотрении уголовного дела, в ходе которого суду следует устранить допущенные нарушения УПК РФ, постановить по делу законное, обоснованное и мотивированное решение с соблюдением всех требований уголовного и уголовно-процессуального законов.

В случае признания при новом рассмотрении дела осужденного виновным, назначить ему справедливое наказание в строгом соответствии с требованиями УК РФ и его разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2015 г. N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания».

Принимая во внимание характер и степень тяжести преступлений, в совершении которых обвиняется Р., тот факт, что по данному делу он объявлялся в розыск, а также наличие сведений из ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Пермскому краю, согласно которым в настоящее время у него не выявлено заболеваний, входящих в Перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14.01.2011 г., суд кассационной инстанции считает необходимым оставить без изменения ранее избранную в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу, установив ее срок на 2 месяца, то есть до 6 июня 2021 года.

Руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Кировского районного суда г. Перми от 25 сентября 2020 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 10 ноября 2020 года в отношении Р. отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции в ином составе.

Избрать Р. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, то есть до 6 июня 2021 года.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции может быть обжаловано в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии