г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27.08.2020 по делу № 77-676/2020. Проверка и оценка доказательств согласно ст. ст. 87 и 88 УПК РФ, в том числе с точки зрения их смыслового содержания и достоверности, относятся исключительно к компетенции суда при вынесении приговора, следовательно, вышеуказанное заключение лингвистической экспертизы не могло быть использовано в качестве допустимого доказательства с точки зрения его полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки, что прямо предусмотрено п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Третьего кассационного суда общей юрисдикции от 27.08.2020 по делу № 77-676/2020. Проверка и оценка доказательств согласно ст. ст. 87 и 88 УПК РФ, в том числе с точки зрения их смыслового содержания и достоверности, относятся исключительно к компетенции суда при вынесении приговора, следовательно, вышеуказанное заключение лингвистической экспертизы не могло быть использовано в качестве допустимого доказательства с точки зрения его полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки, что прямо предусмотрено п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 августа 2020 года № 77-676/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе

председательствующего судьи Городкова А.В.,

судей Гилязовой Е.В., Широкова А.М.,

с участием

прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Клемазовой Т.А.,

адвокатов Панфилова А.В. и Якушкина А.В.,

при секретаре Р.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам адвоката Панфилова А.В. и адвоката Якушкина А.В. в интересах осужденного Ч. на приговор Октябрьского районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении

Ч., родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> УССР, гражданина РФ, ранее не судимого.

По приговору Октябрьского районного суда г. Мурманска от ДД.ММ.ГГГГ Ч. осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Начало срока с ДД.ММ.ГГГГ. Время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по день вступления приговора в законную силу зачтено из расчета один день к полутора дням отбывания наказания в виде лишения свободы.

В соответствии со ст. 47 УК РФ осужденному назначено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в государственных и муниципальных учреждениях сроком на 2 года.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ приговор Октябрьского районного суда г. Мурманска от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Ч. изменен. Исключено из приговора указание на фамилию «М.», указав, что преступление было совершено Ч. совместно с лицом, в отношении которого вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Городкова А.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы кассационных жалоб, объяснения осужденного Ч., адвокатов Якушкина А.В. и Панфилова А.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора отдела управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации Клемазовой Т.А. об отсутствии оснований для отмены или изменения состоявшихся судебных решений, судебная коллегия

установила:

по приговору Ч. был признан виновным в покушении на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, по предварительному сговору группой лиц, с использованием своего служебного положения в особо крупном размере (3 375 000 рублей).

Преступление совершено в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Панфилов А.В. в интересах осужденного Ч. выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными. С данной судами оценкой доказательствам не согласен. Умысла на хищение бюджетных средств у Ч. не было. Распорядиться деньгами, поступившими на счет «35 СРЗ» по региональной программе повышения мобильности трудовых ресурсов у него возможности не было. Так как у организации не было средств для софинансирования, деньги все равно вернулись бы в бюджет. Доход от этих денег получил директор ФИО7, который разместил их на счета под проценты, за что был привлечен к административной ответственности. Возможности совершить хищение денежных средств при обстоятельствах, указанных в приговоре у осужденного не было. Доказательств прямого умысла на хищение в материалах дела не имеется. В разговоре с ФИО5 Ч. допускал возвращение денежных средств в бюджет. Выражает несогласие с заключением лингвистической экспертизы и достоверность изложения ней содержания разговора Ч. и ФИО5 В вызове и допросе эксперта в судебном заседании судом было необоснованно отказано. Оспаривает отказ суда стороне защиты в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалистов ФИО8 и Аль-ФИО9, а также оценку суда заключению специалиста ФИО10, заинтересованности которой по делу не установлено. Давая оценку заключению лингвистической экспертизы и заключению специалиста суд принял обвинительный уклон, чем допустил существенное нарушение положений УПК РФ. Просит состоявшиеся судебные решения отменить, дело направить на новое рассмотрение. Избрать Ч. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В дополнении к кассационной жалобе адвокат Панфилов А.В. просит исследовать в суде полученное после вступления приговора в законную силу заключение специалиста по фонограмме разговора между Ч. и ФИО5, которое опровергает заключение лингвистической экспертизы, проведенной по делу и оцененной судом. Адвокат полагает, что в суде кассационной инстанции допустимо исследовать новые доказательства, если они содержат сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела. Заключение специалиста приложено к дополнению.

В кассационной жалобе адвокат Якушкин А.В. в интересах осужденного Ч. также выражает несогласие с состоявшимися судебными решениями, считая их незаконными. Обращает внимание на формулировку предъявленного Ч. обвинения по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, полагая, что его конкретное содержание связано с описанием создания условий для совершения преступления, что по уголовному праву расценивается как приготовление к совершению преступления. Оценивая имеющиеся по делу доказательства, защитник отмечает, что ни Ч., ни ФИО5 доступа к банковскому счету филиала «35 СРЗ» не имели, поручения о распоряжении денежными средствами с указанного счета давать не могли, то есть не имели возможности распоряжаться денежными средствами. Тем самым фактические обстоятельства дела, установленные судом, не соответствуют реальным обстоятельствам и доказательствам, исследованным в судебном заседании. Уголовный закон применен не правильно, выводы суда содержат существенные противоречия.

Протокол судебного заседания составлен с существенным нарушением положений УПК РФ, так как, принимавшие участие в заседании секретари судебного заседания подписали его единожды в конце объединенного протокола. Непосредственно фрагменты протокола, которые составлены каждым секретарем, не выделены и не подписаны. В судебном заседании, проходившем ДД.ММ.ГГГГ, факт участия секретаря судебного заседания вообще не отражен. Допущенные при составлении протокола нарушения являются основанием для отмены судебных решений.

Ч. назначено чрезмерно суровое наказание. Суд формально отразил в приговоре смягчающие наказание обстоятельства, но учел их не в полной мере. Назначенное наказание в виде лишения свободы считает несправедливым, в том числе ссылаясь на практику назначения наказания по аналогичным делам, рассмотренным Октябрьским районным судом г. Мурманска.

Просит состоявшиеся в отношении Ч. судебные решения отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В возражениях на кассационные жалобы адвокатов заместитель прокурора области высказывается о законности приговора районного суда и апелляционного определения и об отсутствии оснований для их отмены или изменения.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит кассационные жалобы адвокатов Панфилова А.В. и Якушкина А.В. подлежащими частичному удовлетворению.

Вина осужденного Ч. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ, подтверждается собранными по делу, исследованными в ходе судебного заседания и приведенными в приговоре доказательствами, его действиям судом дана верная юридическая оценка.

В ходе проверки уголовного дела в соответствии с положениями ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ оснований ставить под сомнение либо считать неверными выводы суда первой инстанции в части установления фактических обстоятельств по делу судебная коллегия не усматривает. Не усматривается также оснований считать незаконной и необоснованной юридическую квалификацию, данную судом первой инстанции действиям Ч. Выводы судов первой и апелляционной инстанций по данным вопросам в приговоре и апелляционном определении убедительно мотивированы, оснований ставить их под сомнение либо считать неверными не имеется.

Изложенные в кассационных жалобах доводы адвокатов о том, что выводы суда о наличии в действиях Ч. состава преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, что судом была дана неверная оценка доказательствам по делу, то есть судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, что не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие, в соответствии со ст. 389.16 УПК РФ, свидетельствующие о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела проверке в кассационном порядке не подлежат ввиду того, что в силу ст. 401.1 УПК РФ, с учетом положений п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от ДД.ММ.ГГГГ «О применении норм главы 471 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», предметом рассмотрения кассационной жалобы в суде кассационной инстанции является проверка исключительно законности вступивших в законную силу судебных решений, то есть правильности применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права (вопросы права).

Следствие и судебное разбирательство по делу проведены полно, всесторонне и объективно.

В приговоре суд проанализировал и дал аргументированную оценку всем доводам защиты, в том числе и указанным в кассационной жалобе, обоснованно признав их несостоятельными. Суд убедительно мотивировал свои выводы о том, почему он признает достоверными одни доказательства и отвергает другие, оснований считать выводы суда по указанным вопросам неверными — не имеется.

Председательствующий судья, сохраняя объективность и беспристрастие, обеспечил, равенство прав сторон, создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства, заявляя ходатайства, участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Данных о нарушении судом принципа состязательности сторон не установлено. Поэтому доводы жалобы об односторонности и обвинительном уклоне судебного разбирательства нельзя признать состоятельными.

Все ходатайства осужденного и его адвокатов, в том числе о приобщении заключений специалистов, допросе эксперта судом были рассмотрены в соответствии с положениями УПК РФ с вынесением в необходимых случаях отдельных мотивированных постановлений, в ряде случаев мотивированных постановлений в протоколе судебного заседания, а также приведением соответствующей мотивировки в приговоре.

Мотивированное и аргументированное рассмотрение ходатайств не в пользу стороны их заявившей не свидетельствует о предвзятости и обвинительном уклоне суда.

Судебное следствие было окончено с согласия сторон, то есть совокупность исследованных доказательств, по мнению сторон, была признана достаточной для вынесения судом законного и обоснованного итогового судебного решения. При этом стороны согласились закончить судебное следствие без проведения каких-либо дополнительных процессуальных действий. Ходатайств о дополнении судебного следствия сторонами не заявлялось.

Оснований считать, что содержание предъявленного Ч. обвинения фактически свидетельствовало о приготовлении к совершению преступления, а не о покушении на совершение преступления, судебная коллегия не находит.

На основании тщательного анализа и объективной оценки совокупности собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств суд верно установил фактические обстоятельства дела, обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного Ч. в содеянном и правильно квалифицировал его действия по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Приговор суда соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, ст. 304 УПК РФ, ст. ст. 307 — 309 УПК РФ. В нем нашли четкое мотивированное объективное и обоснованное разрешение все вопросы, определенные положениями ст. 299 УПК РФ.

Судебная коллегия не усматривает нарушений положений ст. 259 УПК РФ при изготовлении протокола судебного заседания.

Протокол судебного заседания быт изготовлен в виде единого документа после окончания судебного заседания, подписан председательствующим и всеми принимавшими участие в рассмотрении уголовного дела секретарями судебного заседания.

Решения об изготовлении протокола по частям судом не принималось. Процессуальной обязанности суда по изготовлению протокола судебного заседания по частям в случае замены секретаря судебного заседания положения УПК РФ не содержат.

Оснований считать, что после возвращения суда из совещательной комнаты при оглашении приговора, ДД.ММ.ГГГГ, отсутствовал секретарь судебного заседания, не имеется. Указание на присутствие при оглашении приговора подсудимого и прокурора и об отсутствии адвокатов протокол содержит.

При указанных обстоятельствах соответствующие доводы кассационной жалобы адвоката Якушкина А.В. судебная коллегия находит необоснованными.

При назначении наказания осужденному Ч. суд первой инстанции в соответствии со ст. 60 УК РФ в полной мере учел все обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности, влияние назначенного наказание на его исправление и на условия жизни семьи, смягчающие наказание обстоятельства — наличие малолетнего ребенка, состояние здоровья осужденного и членов его семьи, положительные характеристики, оказание помощи престарелой матери, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

В приговоре суд убедительно мотивировал необходимость назначения Ч. наказания, связанного с изоляцией от общества.

Назначение осужденному дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью, не предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ, в приговоре также мотивированно со ссылкой на применение ч. 3 ст. 47 УК РФ.

Каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного, дающих право при назначении осужденному наказания на применение положений ст. 64 УК РФ или ст. 73 УК РФ судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривалось. Вывод суда по данному вопросу, а также о неприменении положений ч. 6 ст. 15 УК РФ и положений ст. 53.1 УК РФ в приговоре убедительно мотивирован, поводов считать его неверным не имеется.

Наказание осужденному Ч. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом положений ч. 3 ст. 66 УК РФ, соответствует целям восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений, указанным в ч. 2 ст. 43 УК РФ, а также требованиям уголовного закона о справедливости и соразмерности содеянному. Оснований считать его несправедливым, а также для его смягчения, не имеется.

Определенный судом осужденному вид исправительного учреждения соответствует положениям ст. 58 УК РФ.

Решение о льготном зачете времени содержания под стражей в срок наказания на основании положений ст. 72 УК РФ судом принято верно.

Судом апелляционной инстанции уголовное дело рассмотрено в соответствии с требованиями ст. ст. 389.13, 389.14, 389.20, 389.28 УПК РФ. В апелляционном определении изложены как доводы апелляционных жалоб осужденного и его адвокатов, так и мотивы, по которым они признаны несостоятельными.

Вместе с тем имеются основания для изменения состоявшихся судебных решений, в связи с приведением в приговоре недопустимого доказательства.

Любое доказательство по делу должно быть относимым к обстоятельствам, подлежащим доказыванию и допустимым (соответствующим требованиям УПК РФ).

Как видно из приговора, наряду с другими доказательствами по делу судом было проанализировано и оценено заключение лингвистической экспертизы N 1557/01-1 от ДД.ММ.ГГГГ (т. 5 л.д. 3 — 94).

Предметом экспертного исследования было содержание разговора между осужденным Ч. и свидетелем М., зафиксированного в ходе оперативно-разыскного мероприятия «оперативный эксперимент» с применением видеозаписи.

Эксперт-лингвист на основании постановления следователя анализировал содержание разговора, применив не названные им методы со ссылкой на приведенную в заключении литературу (т. 5 л.д. 15), на предмет установления его смыслового содержания для ответа на конкретные вопросы (т. 4 л.д. 232 — 236), связанные с осведомленностью разговаривавших об определенных обстоятельствах, имеющих отношение к расследуемому уголовному делу, их планах в отношении перечисленных на расчетный счет филиала «35СРЗ» денежных средств.

Вместе с тем выяснение указанных обстоятельств не требовало специальных познаний в науке, технике или ремесле. Не указал на это и следователь в своем постановлении о назначении экспертизы (т. 4 л.д. 228 — 236).

Разговор Ч. и ФИО5 не содержал сленговых или специальных терминов, затрудняющих его понимание судом без привлечения специалиста.

Давая оценку данному заключению наряду с другими доказательствами по делу и приводя в приговоре мотивацию принятого в отношении данного документа решения, суд оставил без внимания, что заключение эксперта на предмет установления смыслового содержания разговора, по сути, являлось субъективным восприятием экспертом содержания разговора, понимание которого не требовало каких-либо специальных познаний.

Согласно положениям ст. ст. 57, 74, 75, 80 УПК РФ выводы, сделанные экспертом нельзя признать научно обоснованными, исключающими субъективный компонент восприятия и оценки содержания исследуемого разговора.

Проверка и оценка доказательств согласно ст. ст. 87 и 88 УПК РФ, в том числе с точки зрения их смыслового содержания и достоверности, относятся исключительно к компетенции суда при вынесении приговора, следовательно, вышеуказанное заключение лингвистической экспертизы не могло быть использовано в качестве допустимого доказательства с точки зрения его полноценности в процессе собирания, закрепления и оценки, что прямо предусмотрено п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

Обоснование любого принятого судом решения недопустимым доказательством и приведение его в приговоре является нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Судом апелляционной инстанции данное нарушение закона было оставлено без внимания.

По приведенным выше основаниям судебная коллегия полностью соглашается с решениями суда относительно определения процессуального статуса заключения специалистов Бергмана В.В. и А., оценкой заключения специалиста Г.М., а также не принимает в качестве доказательства приложенное к дополнению к кассационной жалобе адвоката Панфилова А.В. заключение специалиста Г.Е., как не отвечающих требованиям, предъявляемым к доказательствам положениями ст. 74 УПК РФ.

При указанных обстоятельствах приговор Октябрьского районного суда г. Мурманска от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Ч. подлежат изменению, а ссылка на заключение лингвистической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ — исключению из приговора.

В судебном заседании видеозапись разговора между осужденным и свидетелем ФИО5 была исследована, расшифровка разговора была проведена в ходе составления протокола осмотра предметов, принадлежность голоса Ч. установлена заключением судебной фоноскопической экспертизы. Все допустимые доказательства, связанные с этим разговором были исследованы и оценены судом наряду с другими доказательствами по делу в связи с чем исключение из приговора заключения лингвистической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ не ставит под сомнение правильность выводов судов первой и апелляционной инстанции о виновности Ч., юридической оценке его действий и справедливости назначенного ему наказания.

Руководствуясь ст. 401.14 УПК РФ, судебная коллегия,

определила:

кассационные жалобы адвоката Панфилова А.В. и адвоката Якушкина А.В. в интересах осужденного Ч. удовлетворить частично.

Приговор Октябрьского районного суда г. Мурманска от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Ч. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание суда на заключение лингвистической экспертизы N от ДД.ММ.ГГГГ, как на доказательство по делу.

В остальной части состоявшиеся судебные решения в отношении Ч. оставить без изменения.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Новые статьи
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии