г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Участие проживающих лиц при производстве обыска в жилище

Адвокат Антонов А.П.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ закреплена одна из гарантий, направленная на защиту прав обыскиваемого. В частности, она начинается с требования участия при производстве обыска лица, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетнего члена его семьи. Содержание употребленного здесь законодателем понятия «участвуют» нами раскрыто применительно к правовому статусу понятого при обыске. Так же как понятой, лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи имеют право присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, которые в совокупности составляют обыск, наблюдать за их совершением, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и (или) замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и (или) внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска и содержимого упаковки, если таковая имела место.

Лицо, в помещении которого производится обыск, может возражать против производства этого следственного действия. Между тем «отсутствие согласия собственников квартиры на проведение обыска — исходя из положений ст. 182 УПК РФ — не является основанием для признания следственного действия незаконным».

Лицом, в помещении которого производится обыск, прежде всего, является его владелец. При отсутствии и невозможности обеспечения участия в обыске владельца правовым статусом лица, в помещении которого производится обыск, обладают:

— совершеннолетние члены его семьи;

— пользователи помещением;

— совершеннолетние члены семьи пользователя;

— лица, в чьем распоряжении находится помещение, и их совершеннолетние члены семьи;

— представители организации при обыске в помещении организации.

Судебная практика идет по пути расширительного толкования термина «лицо, в помещении которого производится обыск». К примеру, не признается нарушением требований ст. 182 УПК РФ производство обыска в помещении автосервиса при отсутствии его владельца, если там присутствовал работник автосервиса, которому до начала обыска было предъявлено постановление о его производстве.

В то же время стоит заметить, что в ч. 11 ст. 182 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень лиц, которые могут участвовать при производстве обыска вместо лица, в помещении которого он производится. Это лишь совершеннолетние члены семьи данного человека. До 1 июля 2002 года ч. 2 ст. 169 УПК РСФСР допускала приглашение «представителя жилищно-эксплуатационной организации, исполнительного комитета поселкового или сельского Совета народных депутатов», который мог присутствовать при обыске вместо лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи. Настоящим УПК РФ такой возможности не предусмотрено. Между тем и после нескольких лет действия УПК РФ 2001 года, когда обвиняемый (подозреваемый и др.), а равно «близкие родственники» последнего находились под стражей, органы предварительного расследования производили обыск «с участием представителя администрации района». И, главное, суды признавали результаты такого обыска допустимыми доказательствами, а порядок его производства проведенным без нарушений требований ст. 182 УК РФ.

Итак, по общему правилу при обыске должно быть обеспечено присутствие лица, у которого производится обыск. Невозможность его участия в следственном действии должна быть подтверждена материалами, имеющимися в уголовном деле, иначе протокол обыска может быть признан недопустимым в качестве доказательства источником сведений.

Исходя из положений ст. 2 СК РФ в качестве члена семьи, о котором речь идет в ч. 11 ст. 182 УПК РФ, может выступать супруг лица, в помещении которого производится обыск, один из родителей (усыновителей) или его совершеннолетний ребенок (усыновленный). Если же руководствоваться также ч. 1 ст. 31 Жилищного кодекса РФ, то помимо указанных лиц членами семьи следует признавать проживающих совместно с собственником в жилом помещении его других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и в исключительных случаях иных граждан, если они вселены собственником данного жилого помещения в качестве членов этой семьи.

В литературе высказано мнение, что ст. 182 УПК РФ «не содержит правила об обязательном присутствии при обыске лица, у которого производится обыск, либо совершеннолетних членов его семьи»с. Однако это утверждение не соответствует ч. 11 ст. 182 УПК РФ. Как верно замечает Кальницкий В.В., из анализируемой нормы следует, что «при отсутствии проживающих в жилище лиц вхождение в него с целью обыска недопустимо». Получается, положения ч. 11 ст. 182 УПК РФ в этой части получились «не эффективными». Чтобы как то устранить возникающие в связи с такой редакцией закона проблемы, предлагается «по решению суда, специально оговаривающему невозможность обеспечения присутствия при обыске проживающих в жилище лиц», производить обыск «в присутствии иных лиц, принявших на себя обязательство по сохранности жилища и находящегося в нем имущества, в том числе защитника (адвоката), представителя жилищно-эксплуатационной организации». Рекомендации о необходимости приглашения в рассматриваемых случаях для участия в производстве обыска незаинтересованного в исходе дела «представителя жилищно-эксплуатационной организации» или «местного самоуправления» высказывают и другие ученые.

Во втором предложении ч. 11 ст. 182 УПК РФ закреплено право защитника, а также адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при производстве обыска. Защитник (адвокат) вправе, а не обязан присутствовать при обыске. Решать будет он, реализовывать ли ему свое право. Следователь (дознаватель и др.) не имеет права не удовлетворить заявленное защитником (адвокатом) надлежащее ходатайство.

В настоящее время в некоторых разъяснениях к ст. 182 УПК РФ (даже датированных 2007 годом) еще можно найти положения, согласно которым защитник и (или) адвокат лица при обыске присутствуют «с разрешения следователя». Такое правило отсутствует в УПК РФ с 1 июня 2002 года.

Наличие у защитника (адвоката) права участвовать при производстве обыска служит тому, чтобы у обыскиваемого появилась гарантия, что его права и законные интересы при обыске не будут нарушены. Между тем это право не лишает следователя (дознавателя и др.) возможности пригласить защитника (адвоката) обыскиваемого для участия в следственном действии по собственной инициативе. В случае такого приглашения у защитника (адвоката) появляется обязанность явиться в назначенное время в определенное место. Отказ явиться может быть расценен как неисполнение его процессуальных обязанностей, о котором идет речь в ст. 117 УПК РФ. Обязанность же явиться для участия в следственном действии у него возникает в связи с закрепленным в ч. 4 ст. 21 УПК РФ правом следователя (дознавателя и др.) предъявлять обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требования.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ говорится не об участии в обыске защитника, а также адвоката того лица, в помещении которого производится обыск, а о его присутствии. Данное обстоятельство не дает права следователю (дознавателю и др.) чинить какие-либо препятствия защитнику (адвокату) в реализации его уголовно-процессуального назначения. Так же как и его подзащитный (представляемый), защитник (адвокат) должен иметь возможность присутствовать при каждом осуществленном следователем (дознавателем и др.) действии, наблюдать их от начала и до конца, непосредственно осматривать все изымаемые при обыске предметы (документы и т.п.), а также место их обнаружения, делать по поводу произведенных действий подлежащие занесению в протокол заявления и (или) замечания, требовать дополнения протокола следственного действия и (или) внесения в него уточнений, удостоверять правильность содержания протокола обыска.

В ч. 11 ст. 182 УПК РФ говорится о защитнике и адвокате, а не о защитнике «или» адвокате, как отмечают некоторые авторы. Такая редакция статьи предполагает вероятность допуска к участию в обыске не только защитника, но и не являющегося таковым адвоката. Причем возможна ситуация, когда защитником будет не адвокат.

Защитник, как известно, может быть у обвиняемого, подозреваемого, а также у лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Лицом же, в помещении которого производится обыск, вполне может стать и иной участник уголовного судопроизводства. Интересы данного лица и будет представлять адвокат. Его процессуальное положение так и должно значиться — адвокат в уголовном процессе. Если же этот адвокат одновременно является представителем обыскиваемого, то он обладает более широким правовым статусом. Представитель у обыскиваемого может быть, если обыск производится у гражданского ответчика, потерпевшего или гражданского истца.

Несмотря на различия в правовом положении защитника, представителя и адвоката, при производстве обыска каждому из них должны быть предоставлены равные права. Конечно же, не за счет ограничения прав защитника, а за счет распространения комплекса прав защитника при обыске на правовой статус адвоката. Как минимум, у адвоката должно быть право, предусмотренное ч. 2 ст. 53 УПК РФ, — право давать обыскиваемому в присутствии следователя (дознавателя и др.) краткие консультации, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Позволю себе не согласиться с утверждением Цоколова И.А., который считает, что «роль защитника и адвоката в процессе обыска ограничивается правом делать заявления и замечания, подлежащие занесению в протокол следственного действия». Может быть, в связи с неурегулированностью законом, такое представление о роли не являющегося защитником адвоката и допустимо. Хотя оно несколько не соотносится с положениями ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». В любом случае в УПК РФ нет нормы, ограничивающей статус защитника при производстве обыска. Поэтому у следователя (дознавателя и др.) отсутствует право ограничить предусмотренные ст. 53 УПК РФ полномочия защитника в связи с его участием в производстве обыска.

При обыске может участвовать защитник а также адвокат. Это положение означает, что при заявлении надлежащих ходатайств следователь (дознаватель и др.) обязан обеспечить присутствие при обыске не только защитника, но и другого лица — лица, обладающего процессуальным статусом всего лишь адвоката.

В некоторых комментариях указывается, что при производстве обыска вправе присутствовать не только лицо, в помещении которого производится обыск (совершеннолетние члены его семьи), защитник и адвокат, но «и иные лица». В такой редакции данное утверждение не выдерживает критики. «Иным лицом» будет любое физическое и даже юридическое лицо. Несомненно, что каждое физическое (юридическое) лицо не наделено правом присутствовать при обыске. Такое право есть лишь у тех, кому оно предоставлено УПК РФ или кто приглашен следователем (дознавателем и др.) для участия в следственном действии.

К примеру, «лицом, в помещении которого производится обыск», может стать не только физическое, но и юридическое лицо. Интересы такого владельца подвергнутого обыску помещения допустимо представлять адвокату. Он «не является защитником, поскольку действующее правовое регулирование не предусматривает возможности привлечения к уголовной ответственности юридического лица».

Закрепленному ч. 11 ст. 182 УПК РФ «праву адвоката лица, в помещении которого производится обыск, присутствовать при его проведении корреспондирует установленная» ч. 1 ст. 11 («Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве») УПК РФ «обязанность следователя обеспечивать возможность осуществления данного права.

Однако выполнение следователем этой обязанности не предполагает приостановления производства обыска для обеспечения явки адвоката (Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 года N 415-О, от 23 апреля 2015 года N 998-О, от 28 сентября 2017 года N 2240-О и др.)».

Как отмечал Конституционный Суд РФ в вышеприведенных определениях, по смыслу ст. ст. 157, 164, 165, 182 и 183 УПК РФ «требование о незамедлительном обеспечении права на помощь адвоката (защитника) не может быть распространено на случаи проведения следственных действий, которые не связаны с дачей лицом показаний и подготавливаются и проводятся без предварительного уведомления лица об их производстве ввиду угрозы уничтожения (утраты) доказательств, например, на обыск, проведение которого не приостанавливается для явки адвоката. Это, впрочем, не исключает участия явившегося адвоката лица, в помещении которого производится обыск, в данном следственном действии для оказания ему квалифицированной юридической помощи».

Положения п. 3 ч. 2 ст. 38 и ч. 11 ст. 182 УПК РФ «предоставляют явившемуся защитнику, а также адвокату того лица, в помещении которого производится обыск, право присутствовать при проведении данного следственного действия, а на следователя возлагают обязанность обеспечить возможность осуществления этого права.

Воспрепятствование присутствию адвоката лица, в помещении которого производится обыск, при проведении указанного следственного действия является нарушением уголовно-процессуального закона. Соответственно, суд в случае поступления обращения от юридического лица, признав факт нарушения права владельца помещения на присутствие адвоката при обыске» (ст. 125, ч. 5 ст. 165 УПК РФ), «вправе вынести частное определение (постановление) в адрес органов дознания, предварительного следствия о фактах нарушений закона, требующих принятия необходимых мер» (ч. 4 ст. 29 УПК РФ), «а юридическое лицо — воспользоваться компенсаторными механизмами, предусмотренными законодательством (обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства о возмещении вреда, требовать привлечения должностных лиц к ответственности и др.)».

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 23.08.2021 N 1396 "Об утверждении Правил предоставления в 2021 году иных межбюджетных трансфертов, имеющих целевое назначение, из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации, источником финансового обеспечения которых являются бюджетные ассигнования резервного фонда Правительства Российской Федерации, в целях софинансирования расходных обязательств субъектов Российской Федерации по финансовому обеспечению выплат стимулирующего характера за дополнительную нагрузку медицинским работникам, участвующим в проведении вакцинации взрослого населения против новой коронавирусной инфекции, и расходов, связанных с оплатой отпусков и выплатой компенсации за неиспользованные отпуска медицинским работникам, которым предоставлялись указанные стимулирующие выплаты"
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии