г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Исчисление сроков исковой давности при банкротстве

Для правильного исчисления начала течения срока исковой давности необходимо определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено. Течение срока исковой давности начинается с того момента, когда о нарушении права узнал или должен был узнать конкурсный управляющий, а не сам конкурсный кредитор, за исключением ситуации, когда конкурсный управляющий скрыл от конкурсных кредиторов обстоятельства, являющиеся основанием для оспаривания сделок. При наличии признаков недействительности конкурсный управляющий должен был сам оспорить сделки, а его бездействие и пропуск срока исковой давности влечет возложение на него убытков. Если кредитор с момента включения его требований в реестр бездействовал, информацию и документы, позволившие бы ему получить сведения по оспариваемым сделкам, не запрашивал, то это свидетельствует о неразумности его поведения и недобросовестном использовании права на подачу заявления об оспаривании сделок. Исчисление срока исковой давности с момента включения требований кредитора в реестр не приводит к утрате правовых возможностей для удовлетворения интереса гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, в пополнении конкурсной массы и наиболее полном погашении требований кредиторов.
Складывающаяся практика применения законодательства о банкротстве все чаще демонстрирует отход от стандартного использования правовых институтов, что вполне закономерно и обусловливается специфичностью регулирования, столкновением правовых интересов участников правоотношения несостоятельности и вынужденностью поиска разумного и справедливого баланса правовых интересов.
Фабула такого рода дел, как правило, проста: коммерческая организация признана банкротом и в отношении ее открыто конкурсное производство, назначенный конкурсный управляющий не обратился в суд с заявлением о признании совершенной должником сделки недействительной, требования кредитора включены в установленном порядке в реестр требований кредиторов, по прошествии одного года с момента включения в реестр конкурсный кредитор предъявляет в суд заявление о признании совершенной должником сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки.
Согласно пункту 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), пункту 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» срок исковой давности для обращения в суд с заявлением об оспаривании сделки составляет один год. В соответствии с абзацем вторым пункта 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
В силу пункта 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве «заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных настоящим Федеральным законом».
Руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему (абзац второй пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве).
Следовательно, в силу специальных оснований законодательства о банкротстве с момента открытия конкурсного производства и передачи арбитражному управляющему документации, позволяющей получить информацию о совершенных должником сделках, начинает течь срок исковой давности, исчисляемый как для требований, заявляемых назначенным судом внешним или конкурсным управляющим, так и для требований, заявляемых конкурсным кредитором с учетом пункта 2 статьи 61.9 Закона о банкротстве (далее — кредитор).
И если для конкурсного управляющего вопрос определения начала течения срока исковой давности понятен, то в отношении кредитора доказывание его осведомленности о наличии оснований для оспаривания сделки затруднительно. И в этой ситуации необходимо выбрать: или догматически (формализованно) применить правила об исчислении срока исковой давности, обеспечивая соблюдение принципа правовой определенности, или продемонстрировать гибкий подход, исчисляя срок давности с момента, когда кредитор узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки безотносительно к его предшествующему поведению, обеспечивая тем самым справедливость (ложную, по нашему мнению) в разрешаемом споре.
Во втором случае кредитор может принимать участие в собраниях кредиторов, изучать материалы дела о банкротстве и по прошествии неопределенного количества времени истребовать у конкурсного управляющего документы о совершенной должником сделке, «узнать» о наличии оснований для оспаривания сделки и предъявить в суд требование о признании ее недействительной.
Реализация подобного подхода свидетельствует о произвольном и неправильном применении закона, связывая истечение срока исковой давности не с объективно существующими обстоятельствами и разумным поведением участников правоотношения, а с недобросовестным и неразумным бездействием кредитора, не проявляющего требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность.
В судебной практике выработан подход, поддерживающий формализованное применение правил об исчислении срока исковой давности, — с момента включения требования конкурсного кредитора в реестр требований кредиторов начинают исчисляться сроки исковой давности (Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.01.2017 по делу N А82-5488/2013, Десятого арбитражного апелляционного суда от 08.02.2017 и Арбитражного суда Московского округа от 04.05.2017 по делу N А41-14658/13, Девятого арбитражного апелляционного суда от 28.11.2016 N 09АП-48047/2016, от 31.10.2016 N 09АП-44931/2016, от 29.10.2016 N 09АП-45788/2016 и, соответственно, Определения Арбитражного суда города Москвы от 18.08.2016, от 19.07.2016, от 09.08.2016 по делу N А40-166087/13).
В приведенных выше примерах судебной практики суды применяют правила об исчислении срока исковой давности, ограничиваясь указанием на соответствующие даты. Мы же хотим привести некоторые соображения, направленные на объяснение и мотивацию такого рода правоприменения.
Для правильного исчисления начала течения срока исковой давности необходимо определить, какое именно право обращающегося за судебной защитой лица нарушено.
В силу пункта 1 статьи 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.
Норма пункта 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве как раз устанавливает такое исключение и связывает исчисление срока исковой давности с моментом, когда арбитражный управляющий (соответственно, и кредитор) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, поскольку непосредственно право кредитора совершением оспариваемой сделки не нарушено.
Кредитор, оспаривая сделки, совершенные должником в преддверии банкротства, действует не в своих интересах, а в интересах гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, в пополнении конкурсной массы, фактически реализуя функции, возложенные на конкурсного управляющего.
Нарушение интересов такого сообщества выражается в невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов. Но если срок исковой давности пропущен по вине конкурсного управляющего, который не проанализировал переданные ему документы или проанализировал, но ошибочно полагал об отсутствии оснований для оспаривания сделок, то ситуация невозможности наиболее полного погашения требований кредиторов отсутствует.
В этом случае нарушенные интересы гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, могут быть восстановлены за счет взыскания убытков с конкурсного управляющего в размере, сопоставимом с размером переданного по недействительной сделке исполнения, подлежащего возврату в конкурсную массу. Не стоит сбрасывать со счетов и страховую организацию, осуществившую страхование ответственности арбитражного управляющего, и компенсационный фонд саморегулируемой организации, членом которой является такой бездеятельный конкурсный управляющий: к ним также могут быть адресованы притязания кредиторов.
Начало течения срока исковой давности следует определять исходя из того, когда о нарушении права узнал или должен был узнать конкурсный управляющий, а не сам кредитор.
Пункт 1 статьи 61.9 Закона о банкротстве устанавливает специальное правило об исчислении срока исковой давности для реализации конкурсным управляющим права на подачу заявления об оспаривании сделки — срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных названным Федеральным законом.
Пункт 2 статьи 61.9 Закона о банкротстве дополнительно предоставляет конкурсному кредитору право подать «заявление об оспаривании сделки должника… наряду с лицами, указанными в пункте 1 настоящей статьи». Правил об исчислении срока исковой давности данная норма не содержит.
То есть конкурсный кредитор вправе самостоятельно реализовать право на оспаривание сделок, принадлежащее конкурсному управляющему, на тех условиях, которые установлены Законом о банкротстве для конкурсного кредитора.
Результатом оспаривания сделок является возврат исполненного в конкурсную массу, а не кредитору.
Таким образом, для этого случая начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление, — соответственно, не когда узнал конкурсный кредитор, а когда узнал или должен был узнать конкурсный управляющий (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).
В спорах с похожими обстоятельствами, когда в суд обращается истец, действующий в интересах другого лица, чье право нарушено, срок исковой давности исчисляется со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, обратилось ли за судебной защитой само это лицо либо в его интересах — другие лица, в силу закона наделенные таким правом:
— при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось лицо, право которого нарушено (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.11.2017 N 305-ЭС16-18231);
— при рассмотрении дела по иску прокурора о признании отсутствующим права собственности на земельный участок, признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок для целей применения норм о пропуске срока исковой давности необходимо установить дату, когда о возможном нарушении своих прав должно было узнать муниципальное образование, а не сам прокурор (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 29.08.2017 N 50-КГ17-19).
Соответственно, при рассмотрении споров об оспаривании сделок по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом применяемых норм материального права является выяснение вопроса о том, когда конкурсный управляющий в силу его полномочий и компетенции фактически узнал или должен был узнать о возможном нарушении права должника.
При наличии признаков недействительности сделок конкурсный управляющий должен сам оспорить сделки.
В силу пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий несет самостоятельную обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно. Данную обязанность управляющий исполняет вне зависимости от того, обращались к нему кредиторы с какими-либо предложениями либо нет. Это означает, что меры, направленные на пополнение конкурсной массы, в частности с использованием механизмов оспаривания подозрительных сделок должника, планирует и реализует прежде всего сам арбитражный управляющий как профессионал, которому доверено текущее руководство процедурой банкротства (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.09.2016 N 306-ЭС16-4837, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4(2016), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 декабря 2016 года).
В круг подлежащих доказыванию обстоятельств для подтверждения начала течения срока исковой давности с того момента, когда кредитор получил документы о совершенных сделках, должно входить доказывание того факта, что конкурсный управляющий недобросовестно действовал в интересах должника и намеренно скрыл от кредиторов обстоятельства, являющиеся основанием для оспаривания сделок.
Только в этом случае срок исковой давности не может быть исчислен с момента осведомленности такого управляющего (то есть с момента начала процедуры конкурсного производства), а исчисляется с момента, когда об этом узнали конкурсные кредиторы.
В аналогичных ситуациях Верховный Суд Российской Федерации обязывает учитывать деятельное недобросовестное поведение конкурсного управляющего, намеренно скрывающего информацию об основаниях для признания совершенных должником сделок недействительными. Если в ходе рассмотрения обособленного спора (дела) будет установлено, что недобросовестно действующий в интересах контролирующего должника лица арбитражный управляющий скрыл от кредиторов обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, срок исковой давности не может быть исчислен с момента осведомленности такого управляющего (см. по аналогии абзац третий пункта 59 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве»).
Отдельные кредиторы и собрание (комитет) кредиторов имеют возможность понудить арбитражного управляющего к реализации ликвидационных мероприятий в ситуации, когда он, уклоняясь от оспаривания сделок, неправомерно бездействует. При этом кредитор вправе самостоятельно обжаловать бездействие арбитражного управляющего, выразившееся в неоспаривании сделки должника (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.09.2016 N 306-ЭС16-4837, Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4(2016), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20 декабря 2016 года).
Если кредитор с момента включения его требований в реестр бездействовал, информацию и документы, позволившие бы ему получить сведения по оспариваемым сделкам, не запрашивал, то это свидетельствует о неразумности его поведения и недобросовестном использовании права на подачу заявления об оспаривании сделок.
Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 30 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», статус лица, участвующего в деле о банкротстве, и соответствующие права (в частности, на ознакомление с материалами дела в части предъявленных всеми кредиторами требований и возражений, на участие в судебных заседаниях по рассмотрению требований всех кредиторов, на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения указанных требований), необходимые для реализации права на заявление возражений, возникают у кредитора с момента принятия его требования к рассмотрению судом.
В связи с этим, как указывает Верховный Суд Российской Федерации, кредитор мог бы получить документацию и узнать о наличии оснований для оспаривания сделки (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 05.02.2016 N 304-ЭС14-5681(7)).
При рассмотрении вопроса о том, должен ли был конкурсный кредитор знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько кредитор мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный кредитор, включенный в реестр кредиторов и ознакомившийся с отчетом конкурсного управляющего, имеет возможность оперативно запросить всю необходимую ему для реализации своих прав информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.
Поскольку размер требований кредитора, обладающего правом на оспаривание сделок должника, является значительным, допустимо предполагать, что кредитор с момента включения требований в реестр, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, запросит всю необходимую ему для реализации своих прав информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.
Исчисление срока исковой давности с момента включения требований кредитора в реестр не приводит к утрате правовых возможностей для удовлетворения интереса гражданско-правового сообщества, объединяющего всех кредиторов, в пополнении конкурсной массы и наиболее полном погашении требований кредиторов.
В силу пункта 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.
Как разъяснено в пункте 11 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.05.2012 N 150 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих», под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) конкурсного управляющего, при этом права должника и конкурсных кредиторов считаются нарушенными всякий раз при причинении убытков.
В случае если исковая давность по требованию о признании сделки недействительной пропущена по вине арбитражного управляющего, то с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском, в размере, определяемом судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности (абзац пятый пункта 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).
В случае пропуска срока исковой давности оспаривания сделок должника по вине арбитражного управляющего с него могут быть взысканы убытки, причиненные таким пропуском (Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.02.2016 и Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17.05.2016 N 302-ЭС16-5458 по делу N А33-13221/2010).
Таким образом, право конкурсного кредитора на оспаривание сделок должника по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, не является безусловным и его реализация зависит от ситуационной оценки поведения как конкурсного управляющего, так и самого кредитора.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии