г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Лишение водительских прав за управление автомобилем при приеме лекарственных средств, ухудшающие реакцию и внимание водителя

Лишение водительских прав за управление ТС при приеме лекарств, ухудшающие реакцию и внимание

Согласно примечанию к ст.12.8 «Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения» КоАП РФ:

  • употребление веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ запрещается;
  • административная ответственность, предусмотренная этой статьей и ч.3 ст.12.27 (напомню, это норма связана с запрещением водителю употреблять алкоголь, наркотические или психотропные вещества после ДТП или остановки водителя сотрудником ДПС) КоАП РФ, наступает в случае установленного факта употребления вызывающих алкогольное опьянение веществ, который определяется наличием абсолютного этилового спирта в концентрации, превышающей возможную суммарную погрешность измерений, а именно 0,16 миллиграмма на 1 литр выдыхаемого воздуха, или наличием абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на 1 литр крови, либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

28 ноября 2022 года Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности примечания к ст.12.8 КоАП Российской Федерации.

1. Суть дела

08 августа 2021 года гражданин Ш., управляя автомобилем в ночное время, заехал на высокий бордюр и застрял на нем.

Очевидцы произошедшего предложили помощь водителю, но его реакция, по их мнению, оказалась неадекватной, в связи с чем ими была вызвана полиция.

Приехавший на место происшествия сотрудник ГИБДД провел освидетельствование гражданина Ш. на состояние алкогольного опьянения, которое не было установлено, после чего гражданин Ш. был направлен на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Врач не выявил у гражданина Ш. клинических признаков опьянения (поза устойчива, речь не нарушена и т.п.).

Однако по результатам химико-токсикологического исследования в организме гражданина Ш. были обнаружены медицинские препараты габапентин и нимесулид, которые оказывают индивидуальное влияние на психофизические функции человека и могут вызывать нарушение сознания и координации движений.

Сам гражданина Ш. в письменных объяснениях и в дальнейшем утверждал, что был уставшим, но трезвым и просто перепутал задний ход с передним; запрещенные вещества не употреблял.

Несмотря на это сотрудник ГИБДД усмотрел в его действиях (управление транспортным средством в состоянии опьянения, вызванном воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание водителя) признаки правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.12.8 КоАП Российской Федерации, и составил протокол о данном правонарушении.

Постановлением мирового судьи производство по делу в отношении гражданина Ш. было прекращено в связи с отсутствием состава такового.

Судья исходил из того, что химико-токсикологическое исследование проведено с нарушением установленных требований, поскольку не была определена концентрация выявленных препаратов в организме гражданина Ш. и это исключило возможность выяснить степень их воздействия на его состояние.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев жалобу сотрудника ГИБДД, отменил указанное постановление и возвратил дело на новое рассмотрение, мотивировав это отсутствием оснований для признания акта медицинского освидетельствования гражданина Ш. на состояние опьянения недопустимым доказательством.

По результатам нового рассмотрения постановлением того же мирового судьи гражданин Ш. был признан виновным в правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.12.8 КоАП РФ.

Защитник Ш. обжаловал это постановление, требуя отменить его и прекратить производство по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения, так как, управляя автомобилем, лицо, привлеченное к административной ответственности, не находилось в состоянии опьянения, поскольку по результатам медицинского освидетельствования в его организме не обнаружены ни этиловый спирт, ни наркотические средства, ни психотропные вещества, а употребление препаратов габапентин и нимесулид не запрещено.

Жалоба принята к производству судом апелляционной инстанции, который после ее изучения пришел к следующим выводам.

Лекарства, не содержащие этиловый спирт, наркотические средства либо психотропные вещества, попадают в «серую зону» правового регулирования, учитывая, что законодательством не установлен точный перечень медицинских препаратов, способных вызвать опьянение, но употребление которых не запрещено.

В связи с этим суд апелляционной инстанции направил в Конституционный Суд РФ запрос о проверке конституционности примечания к статье 12.8 КоАП Российской Федерации. 

Суд апелляционной инстанции считает, что примечание к данной статье, запрещая помимо алкоголя, наркотиков и психотропных веществ принимать и «иные вызывающие опьянение вещества», одновременно оговаривает, что административная ответственность наступает только в случае, если в организме водителя обнаружены этиловый спирт, наркотические средства или психотропные вещества («иные вызывающие опьянение вещества» не названы). 

Это свидетельствует о его противоречивости.

2. Почему Конституционный Суд РФ рассмотрел данный запрос?

Конституционный суд напомнил, что ранее подобные вопросы перед ним не раз ставились, однако суд не находил оснований для принятия их к рассмотрению.

В данном же случае примечания к ст.12.8 КоАП РФ подвергались сомнению в ином аспекте, касающемся привлечения к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения в случаях, когда в результате медицинского освидетельствования в организме водителя выявляются входящие в состав лекарственных препаратов вещества, не являющиеся этиловым спиртом и не отнесенные к наркотическим средствам либо психотропным веществам, но при этом способные оказать дезориентирующее воздействие на водителя, ухудшить его реакцию и внимание.

3. К каким выводам пришел Конституционный Суд РФ?

С одной стороны, содержание примечания к ст.12.8 КоАП РФ производно от того, что управление транспортным средством (источником повышенной опасности) лицом, находящимся в состоянии опьянения по причине употребления веществ, вызывающих алкогольное или наркотическое опьянение, либо психотропных или иных вызывающих опьянение веществ, создает реальную угрозу жизни, здоровью и имуществу участников дорожного движения. Как следствие, оно в определенной степени коррелирует с ФЗ «О безопасности дорожного движения», запрещающим эксплуатацию транспортных средств лицами, находящимися в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, и с ПДД РФ, согласно которым водитель не вправе управлять транспортным средством не только в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), но и под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения (абзац второй пункта 2.7).

С другой стороны, по своему буквальному смыслу примечание к ст.12.8 КоАП РФ означает, что ответственность за правонарушения, предусмотренные этой статьей и ч.3 ст.12.27 КоАП РФ, может наступать исключительно в случае выявленного факта употребления веществ, вызывающих алкогольное опьянение (подтверждаемого установленными параметрами концентрации абсолютного этилового спирта), либо в случае наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека.

Потому само по себе названное примечание не предполагает такой ответственности в случае обнаружения по результатам медицинского освидетельствования в крови водителя иных веществ, в том числе входящих в состав лекарственных препаратов, даже если они могут ухудшать его реакцию и внимание.

Закрепление в действующем законодательстве правила, запрещающего управлять транспортным средством в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, не означает, что его несоблюдение автоматически образует состав административного правонарушения, поскольку оно может быть признано таковым только в соответствии с нормами КоАП РФ.

Хотя управление транспортным средством под воздействием лекарственных препаратов, которые способны ухудшить реакцию и внимание водителя, а равно управление транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения, являются противоправными деяниями, прямо запрещенными ПДД РФ (абзац второй пункта 2.7), тем не менее такого рода действия не образуют в силу буквального смысла примечания к ст.12.8 КоАП РФ составов указанных в нем административных правонарушений, так как последние предполагают наступление административной ответственности только за управление транспортным средством лицом, употреблявшим алкогольные напитки, наркотические средства или психотропные вещества.

Аналогичную правовую позицию в отношении оспариваемой нормы занимает и Верховный Суд Российской Федерации (п.11 ПП ВС РФ от 25 июня 2019 года N 20).

Управление транспортным средством лицом, находящимся под воздействием лекарственных препаратов, могущих ухудшать его реакцию и внимание, но не вызывающих алкогольного, наркотического или психотропного опьянения, в системе действующего правового регулирования не влечет за собой его привлечения к ответственности за правонарушения, указанные в примечании к ст.12.8 КоАП РФ.

В то же время не исключена и иная интерпретация примечания к ст.12.8 КоАП РФ. Из анализа правоприменительной практики следует, что суды общей юрисдикции нередко — вопреки разъяснению, данному Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, — склонны считать, что если по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме водителя выявляются иные вызывающие опьянение вещества, то это должно признаваться основанием ответственности по ст.12.8 и ч.3 ст.12.27 КоАП РФ, ибо в противном случае содержащийся в названном примечании запрет употребления таких веществ, равно как и описание составов административных правонарушений, предусмотренных данными статьями, не связывающее опьянение с конкретными видами веществ, утрачивал бы значительную часть своего нормативного содержания.

Не наблюдается единства в оценке оспариваемого законоположения и со стороны Государственной Думы, Совета Федерации и Президента Российской Федерации.

В силу принципа верховенства закона и прямого запрета возлагать ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением, преодоление данного пробела средствами расширительного толкования не может быть признано допустимым.

4. Что решил Конституционный Суд РФ?

1) Примечание к ст.12.8 КоАП РФ — в той мере, в какой на его основании в системе действующего правового регулирования решается вопрос о возможности привлечения к ответственности за административные правонарушения, предусмотренные этой статьей и ч.3 ст.12.27 КоАП РФ, в случае, когда по результатам медицинского освидетельствования на состояние опьянения в организме водителя обнаруживаются входящие в состав лекарственных препаратов вещества, не относящиеся к этиловому спирту, наркотическим средствам и психотропным веществам, но могущие ухудшать его реакцию и внимание, — не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 2), 17 (часть 3), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), поскольку в нем содержится пробел, порождающий риск неоднозначного истолкования и противоречивого применения данного примечания в производстве по делам об административных правонарушениях в области дорожного движения.

2) Федеральному законодателю было постановлено незамедлительно принять меры к устранению выявленного пробела и вызываемой им неопределенности примечания к ст.12.8 КоАП РФ.

3) Впредь до внесения в законодательство необходимых изменений управление транспортным средством лицом, употребившим лекарственные препараты, не содержащие этилового спирта, наркотических средств и психотропных веществ, не может служить основанием для привлечения к ответственности, предусмотренной ст.12.8 и ч.3 ст.12.27 КоАП Российской Федерации.

Дата актуальности материала: 01.12.2022

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
Наверх
x
Полезная информация
Сторонние сайты