г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 13.05.2020 по делу № 77-461/2020. Суд первой инстанции положил в основу обвинительного приговора показания троих свидетелей-полицейских, в связи с чем приговор был отменен

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 13.05.2020 по делу № 77-461/2020. Суд первой инстанции положил в основу обвинительного приговора показания троих свидетелей-полицейских, в связи с чем приговор был отменен

ЧЕТВЕРТЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 мая 2020 года № 77-461/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Шумаковой Ю.М.,

судей Караулова М.Г., Маслова О.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Р.,

с участием:

прокурора Демьяненко В.А.,

осужденного Д.В. и его защитников: адвоката Будяка К.В., представившего удостоверение N, выданное Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по <адрес> ДД.ММ.ГГГГ, и ордер N от ДД.ММ.ГГГГ, и Дацко А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденного Д.В. — адвоката Будяка К.В. на приговор Октябрьского районного суда города Краснодара от 11 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 10 сентября 2019 года, согласно которым

Д.В., родившийся ДД.ММ.ГГГГ <адрес>, судимый <данные изъяты>

осужден по части 3 статьи 30 — пункту «г» части 4 статьи 2281 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания Д.В. постановлено исчислять с ДД.ММ.ГГГГ. Время содержания Д.В. под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ засчитано в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу определена судьба вещественных доказательств.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 10 сентября 2019 года приговор изменен: обстоятельством, смягчающим наказание Д.В. признано активное способствование раскрытию и расследованию преступления, а назначенное по части 3 статьи 30 — пункту «г» части 4 статьи 2281 УК РФ наказание снижено до 8 лет лишения свободы. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 23 марта 2020 года кассационная жалоба защитника осужденного Д.В. — адвоката Будяка К.В. вместе с уголовным делом передана для рассмотрения в судебном заседании Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.

Заслушав доклад судьи Караулова М.Г., выслушав выступления осужденного Д.В. и его защитников: адвоката Будяка К.В. и Дацко А.В., поддержавших кассационную жалобу, мнение прокурора Демьяненко В.А., полагавшего необходимым приговор и апелляционное определение изменить, судебная коллегия

установил:

приговором Октябрьского районного суда города Краснодара от 11 июня 2019 года Д.В. признан виновным и осужден за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

В кассационной жалобе защитник осужденного Д.В. — адвокат Будяк К.В. считает, что состоявшиеся судебные решения являются незаконными, необоснованными и подлежащими отмене; настаивает на том, что выводы суда не подтверждаются исследованными доказательствами; полагает, что суды первой и апелляционной инстанций устранились от проверки доводов стороны защиты; в обоснование приводит содержание международных правовых актов, норм российского законодательства, разъяснения судебной практики; в приговоре искажены показания осужденного; приводит содержание показаний осужденного Д.Н. По его мнению, есть все основания предполагать, что в отношении осужденного проводилось оперативно-розыскное мероприятие. Так для подтверждения или опровержения этой версии сторона защиты заявляла ходатайства об истребовании доказательств, однако в удовлетворении ходатайств было отказано; излагает сведения из распечатки переговоров, которые, как указано в жалобе, подтверждают, что осужденному настойчиво звонили и слали смс-сообщения; приводит показания понятых ФИО16, а также показания оперативных сотрудников; по мнению адвоката, судебные органы устранились от исследования фактических обстоятельств дела, не приняли никаких мер для установления истины, чтобы решить, имела ли место провокация; считает, что в отношении Д.В. поводили оперативно-розыскные мероприятия; обращает внимание, что апелляционная инстанция незаконно отказалась проверять эту версию, поскольку она не выдвигалась в ходе расследования; считает, что признанный судом апелляционной инстанции факт знакомства понятых с сотрудниками полиции не поставил под сомнение их показания, а сама причастность понятых и свидетеля к незаконному обороту наркотиков, установленная, как считает защитник, материалами дела, во внимание не принята; настаивает на недопустимости доказательств по делу; в судебных решениях не указано, по каким основаниям при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; считает, что в срок наказания должно быть зачтено время нахождения под административным арестом с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; показания понятых и оперативников не могут служить достоверными доказательствами наличия у осужденного умысла на сбыт наркотика, а его действия подлежат квалификации по части 2 статьи 228 УК РФ; настаивает на нарушении принципа состязательности сторон суд.

Просит приговор и апелляционное определение отменить, уголовное дело возвратить прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ либо переквалифицировать действия осужденного на часть 2 статьи 228 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав выступления сторон, судебная коллегия находит приговор и апелляционное определение подлежащими отмене в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела.

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует право каждого на судебную защиту, предполагает, в частности, право лица добиваться исправления ошибок, допущенных в ходе производства по уголовным делам, путем процессуальной проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими судебными инстанциями.

В соответствии со статьей 40115 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основаниями для отмены или изменения приговора суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

По смыслу статьи 4011 УПК РФ во взаимосвязи с положениями части 1 статьи 40115 УПК РФ под законностью судебных решений как предметом судебного разбирательства в кассационном порядке следует понимать их соответствие требованиям уголовного и уголовно-процессуального законов с учетом оснований, влекущих отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке.

Исходя из толкования закона, круг оснований для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке ввиду существенного нарушения уголовного закона (неправильного его применения) и (или) существенного нарушения уголовно-процессуального закона в отличие от производства в суде апелляционной инстанции ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела, то есть на правильность его разрешения по существу, в частности, на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

В силу положений статьи 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если он соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к его содержанию, процессуальной форме и порядку постановления, а также основан на правильном применении уголовного закона. С учетом положений Конституции Российской Федерации (статьи 2, 17 — 19, 45 — 54, 118, 120, 123) и международно-правовых актов (статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года) приговор может быть признан законным только в том случае, если он постановлен по результатам справедливого судебного разбирательства в ходе публичного слушания уголовного дела беспристрастным и компетентным судом, при соблюдении принципов презумпции невиновности, обеспечения обвиняемому права на защиту, состязательности и равноправия сторон, всех иных принципов уголовного судопроизводства и норм уголовно-процессуального законодательства.

Обжалуемый приговор указанным требованиям не отвечает.

В соответствии с частями 1, 3 статьи 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон, при этом суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления представленных им прав.

В силу пункта 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года N 55 «О судебном приговоре» в приговоре отражается отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дается оценка доводам, приведенным им в свою защиту.

Согласно требованиям уголовно-процессуального закона в описательно-мотивировочной части приговора, исходя из положений пунктов 3, 4 части 1 статьи 305, пункта 2 статьи 307 УПК РФ, надлежит дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. При этом излагаются доказательства, на которых основаны выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, и приводятся мотивы, по которым те или иные доказательства отвергнуты судом.

Вместе с тем в описательно-мотивировочной части приговора отсутствуют мотивированные суждения суда о том, какие из исследованных доказательств приняты судом как достоверные, а какие отвергнуты и почему.

В судебном заседании подсудимый Д.В. вину в предъявленном обвинении фактически не признал и дал показания о том, что наркотические средства сбывать не намеревался.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты доказывала невиновность осужденного в преступлении, в совершении которого он обвинялся, настаивала на провокации, предлагала свою оценку представленным стороной обвинения доказательствам и иную квалификацию действий.

Приведенные в обоснование позиции стороны защиты доводы о невиновности осужденного в совершении преступления при установленных в приговоре обстоятельствах судом надлежащим образом проверены не были, они не получили соответствующей оценки в приговоре. Суд лишь ограничился тезисом о том, что вина Д.В. полностью доказана и допустил общие фразы о несогласии с позицией стороны защиты, поскольку она, по мнению суда, опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе показаниями подозреваемого Д.В. от ДД.ММ.ГГГГ, которые в приговоре не приведены и их содержание не раскрыто.

Однако в соответствии со статьей 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

Согласно статье 87 УПК РФ проверка доказательств производится судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора, суд лишь формально привел содержание исследованных в судебном заседании доказательств и не дал этим доказательствам никакой оценки с точки зрения установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ, как по отдельности, так и в их совокупности, а равно путем сопоставления их с другими доказательствами, как того требует уголовно-процессуальный закон (статья 88 УПК РФ).

Таким образом, требования статей 15, 88 и 297 УПК РФ нельзя признать выполненными в полном объеме.

Кроме того, согласно статье 240 УПК РФ выводы суда, изложенные в описательно-мотивировочной части приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, должны быть основаны на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

В качестве доказательства виновности Д.В. суд сослался на заключение эксперта от ДД.ММ.ГГГГ??????

При изучении протокола судебного заседания установлено, что ДД.ММ.ГГГГ суд приобщил заключение эксперта повторной судебной химической экспертизы, проведенной в ходе судебного разбирательства, которое с участием сторон не исследовалось.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве доказательств допускаются, в частности, протоколы следственных и судебных действий.

В силу части 1 и пункта 3 части 2 статьи 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ.

Согласно части 1 статьи 144 УПК РФ при проверке сообщения о преступлении орган дознания вправе получать объяснения, изымать документы и предметы, производить осмотр места происшествия.

В соответствии с частью 11 ст. 144 УПК РФ лицам, участвующим в производстве процессуальных действий при проверке сообщения о преступлении, разъясняются их права и обязанности, предусмотренные этим Кодексом, и обеспечивается возможность осуществления этих прав в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы, в том числе права не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен пунктом 4 статьи 5 данного Кодекса, пользоваться услугами адвоката, а также приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа в порядке, установленном главой 16 названного Кодекса.

Следовательно, допустимость объяснения предполагает, что оно должно быть дано добровольно после разъяснения лицу положений части 11 статьи 144 УПК РФ и содержать информацию о преступлении.

В силу пункта 12 статьи 144 УПК РФ полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений статей 75, 89 УПК РФ.

Суд в качестве доказательства виновности осужденного Д.В. привел его объяснение, данное в ходе доследственной проверки ДД.ММ.ГГГГ (т. 1, л.д. 13-14).

Однако суд, учитывая фактический статус Д.В., не проверил, соблюдены ли указанные требования закона.

Как следует из уголовного дела, суд в обоснование своего вывода о виновности Д.В. в действиях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, сослался в приговоре на показания допрошенных в качестве свидетелей оперуполномоченных полиции ФИО10, ФИО11 и ФИО12 об обстоятельствах, при которых Д.В. покушался на сбыт наркотических средств.

Данные показания, как следует из материалов дела, стали известны указанным свидетелям при получении от Д.В. объяснения, а также при общении с ним на месте задержания.

Из показаний свидетелей ФИО10, ФИО11 и ФИО12, положенных в основу обвинительного приговора, следует, что ДД.ММ.ГГГГ ими был задержан Д.В., в ходе личного досмотра которого было обнаружено наркотическое средство. При этом в процессе изложения суду информации об обстоятельствах задержания, личного досмотра Д.В., изъятия у него свертков с веществами, впоследствии идентифицированными как наркотические средства, получения объяснения, названные свидетели сообщили сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, ставшие им известными непосредственно от Д.В. при проведении указанных мероприятий.

В частности, свидетели ФИО11 и ФИО12 показали, что после задержания Д.В. последний пояснил, что изъятые у него свертки с наркотическим средством он должен был передать незнакомому ему мужчине за <данные изъяты> рублей.

Как следует из показаний свидетеля ФИО10, изначально в ходе беседы Д.В. полностью признал вину в сбыте наркотических средств и в объяснении указал, что наркотические средства он должен был передать за 30 000 рублей.

По смыслу закона, оперуполномоченный может быть допрошен в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного или процессуального действия при решении вопроса о допустимости доказательства, а не в целях выяснения содержания показаний допрошенного лица. Поэтому показания этой категории свидетелей относительно сведений, которые им стали известны из их бесед либо во время допроса подозреваемого (обвиняемого), свидетеля, не могут быть использованы в качестве доказательств виновности подсудимого.

Изложенное соответствует и правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в определениях от 6 февраля 2004 года N 44-О и N 1068-О от 19 июня 2012 года:, согласно которой положения статьи 56 УПК РФ, определяющей круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя, следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий. Эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства (частью 5 статьи 246 и частью 3 статьи 278 УПК РФ), не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в пункте 1 части 2 статьи 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым. Тем самым закон, исходя из предписаний части 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений. Названное правило является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против самого себя (часть 1 статьи 51 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, исходя из приведенных положений закона, суд не вправе допрашивать дознавателя и следователя, равно как и сотрудника, осуществляющего оперативное сопровождение дела, о содержании показаний (пояснений), данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, тем самым восстанавливать содержание этих показаний.

Поэтому показания свидетелей ФИО10, ФИО11, ФИО12 (оперативных сотрудников) относительно сведений, которые стали им известны из объяснения и пояснений Д.В., не могли быть использованы в качестве доказательств его виновности.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи 307 УПК РФ обвинительный приговор должен содержать обоснование принятых решений по всем иным вопросам, указанным в статье 299 УПК РФ.

В силу пункта 3 части 1 статьи 299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате разрешает вопрос о том, является ли это деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК РФ оно предусмотрено.

В УК РФ закреплено, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (часть 1 статьи 5), определяет преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия (часть 1 статьи 3), признает преступлением запрещенное им виновно совершенное общественно опасное деяние — действие или бездействие (часть 1 статьи 14), устанавливает основание уголовной ответственности — совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом (статья 8), закрепляет формы и юридическое содержание вины (статьи 24 — 26) (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2017 года N 1493-О).

Из разъяснений, содержащихся в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2016 года N 55 «О судебном приговоре», следует, что выводы относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части либо пункту должны быть мотивированы судом. Признавая подсудимого виновным в совершении преступления, суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака.

Вопреки требованиям уголовного закона, суд не дал юридическую оценку действиям Д.В., а лишь согласился с тем, что действия подсудимого правильно квалифицированы по части 3 статьи 30 — пункту «г» части 4 статьи 2281 УК РФ.

Таким образом, в описательно-мотивировочной части приговора не приведена квалификация, данная судом действиям осужденного.

Краснодарским краевым судом при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке указанные обстоятельства оставлены без внимания и они не получили надлежащей оценки.

Изложенное свидетельствует о том, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, повлиявшими на исход дела, искажающими саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, а именно на принятие законных и обоснованных судебных решений, что служит основанием для их отмены. Поскольку допущенные нарушения закона не могут быть устранены при новом апелляционном рассмотрении, то уголовное дело подлежит направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд первой инстанции иным составом суда.

В связи с тем, что судебные решения отменяются по причине нарушения уголовно-процессуального законодательства, то по доводам кассационной жалобы стороны защиты судебная коллегия решения не принимает, так как в силу пункта 4 части 7 статьи 40116 УПК РФ не вправе предрешать выводы, которые могут быть сделаны судом первой инстанции при повторном рассмотрении данного уголовного дела. Эти доводы подлежат оценке при новом судебном рассмотрении судом первой инстанции, в ходе которого следует надлежащим образом исследовать в полном объеме представленные сторонами доказательства, проверить доводы стороны защиты, дать им соответствующую оценку, учесть изложенное в кассационном определении и по результатам судебного разбирательства принять законное, обоснованное и справедливое решение с соблюдением норм материального и процессуального законодательства.

Принимая во внимание, что в связи с направлением уголовного дела в суд первой инстанции по делу необходимо будет провести судебное разбирательство, направленное на устранение допущенных нарушений, учитывая конкретные обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступления, в совершении которого обвиняется Д.В., данные о его личности, отсутствие оснований для изменения меры пресечения в отношении него, в целях исключения возможности воспрепятствования производству по уголовному делу, в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судебного заседания в разумные сроки, судебная коллегия считает необходимым в отношении подсудимого Д.В. избрать меру пресечения в виде заключения под стражу на срок <данные изъяты> поскольку данная мера пресечения сможет обеспечить достижение указанных целей.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 38928, 40114 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Октябрьского районного суда города Краснодара от 11 июня 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 10 сентября 2019 года в отношении Д.В. отменить и передать уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд первой инстанции иным составом суда.

Избрать в отношении подсудимого Д.В. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок <данные изъяты>, то есть по ДД.ММ.ГГГГ включительно.

Председательствующий
Ю.М. Шумакова

Судьи
М.Г. Караулов
О.В. Маслов

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии