г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 25.06.2020 по делу № 77-955/2020. Если эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то такое доказательство является недопустимым.

  • Главная
  • Профессиональные новости
  • Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 25.06.2020 по делу № 77-955/2020. Если эксперт не был предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то такое доказательство является недопустимым.

ПЕРВЫЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июня 2020 года № 77-955/2020

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего судьи Болдовой М.В.,

судей: Плюхина В.В., Смирновой О.Д.,

с участием:

прокурора кассационного отдела управления Генеральной прокуратуры РФ Лазарева Д.С.,

защитника осужденного Г.Л. — адвоката Тахирова Д.Д., представившего удостоверение N от 4 декабря 2015 года и ордер N от 25 июня 2020 года,

при секретаре Г.Д.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе защитника осужденного Г.Л. — адвоката Тахирова Д.Д. на приговор мирового судьи судебного участка N 2 Татищевского района Саратовской области от 21 мая 2019 года и апелляционное постановление Татищевского районного суда Саратовской области от 14 ноября 2019 года.

По приговору мирового судьи судебного участка N 2 Татищевского района Саратовской области от 21 мая 2019 года

Г.Л., родившийся ДД.ММ.ГГГГ года в <адрес>, зарегистрированный по адресу: <адрес>, проживающий по адресу: <адрес>, гражданин <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, <данные изъяты>, ранее судимый:

— по приговору Тимирязевского районного суда г. Москвы от 30 мая 2012 года по ч. 2 ст. 162 УК РФ (3 преступления), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима;

— по приговору Ленинского районного суда г. Саратова от 19 марта 2015 года по ч. 2 ст. 321 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ путем присоединения неотбытого наказания по приговору от 30 мая 2012 года к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, освобожденный 17 марта 2017 года по отбытии срока,

осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения изменена с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу.

Постановлением мирового судьи судебного участка N 2 Татищевского района Саратовской области от 21 мая 2019 года не явившийся на оглашение приговора Г.Л. объявлен в розыск, срок наказания исчислен со дня его фактического задержания.

Апелляционным постановлением Татищевского районного суда Саратовской области от 14 ноября 2019 года приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Плюхина В.В., изложившего содержание приговора и апелляционного постановления, доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражениях, адвоката Тахирова Д.Д., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Лазарева Д.С., полагавшего судебные решения изменить, судебная коллегия

установила:

по приговору суда Г.Л. признан виновным в угрозе убийством, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Преступление совершено 17 апреля 2018 года в с. Сторожевка Татищевского района Саратовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник осужденного Г.Л. — адвокат Тахиров Д.Д. просит отменить судебные решения как незаконные и необоснованные. Оспаривает фактические обстоятельства дела. Считает, что у потерпевшей ФИО18 и свидетеля ФИО19 имелись основания для оговора Г.Л. ввиду сложившихся между ними неприязненных отношений, конфликта, связанного с увольнением с работы, а также наличием корыстной заинтересованности. Отмечает, что показания потерпевшей ФИО20, свидетелей ФИО21, ФИО22 являются противоречивыми и непоследовательными. Полагает, что судом не дано надлежащей оценки заявлению и объяснению потерпевшей ФИО23, объяснению ФИО24, объяснению и показаниям свидетеля ФИО25 в ходе предварительного следствия, объяснению и показаниям свидетеля ФИО26 в ходе предварительного следствия, в которых они не сообщали об угрозе убийством, а также показаниям осужденного Г.Л. и свидетеля защиты ФИО27. Обращает внимание, что в приговоре неверно указаны показания свидетеля ФИО28 о том, что Г.Л. требовал изменить свои показания; не приведены показания свидетеля ФИО29. в ходе предварительного следствия от 7 февраля 2019 года, в которых свидетель сообщала, что Г.Л. угроз не высказывал.

В возражениях прокурор Яковенко Р.А. просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

Изучив материалы уголовного дела и проверив доводы кассационной жалобы, возражения на нее, заслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального закона.

Исходя из положений уголовно-процессуального закона, судебное решение не может быть обжаловано сторонами и пересмотрено в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ, по такому основанию, как несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, судом установлены с приведением в приговоре мотивов принятого решения.

Как следует из материалов уголовного дела, суд обоснованно пришел к выводу о виновности Г.Л. в совершении преступления. Вина Г.Л. установлена и подтверждается совокупностью собранных и исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре, которым суд дал оценку в соответствии со ст. 88 УПК РФ, а именно: показаниями потерпевшей ФИО30, свидетелей ФИО31. и ФИО32, сообщивших, что Г.Л. высказал угрозу убийством в адрес ФИО33 и схватил ее за шею рукой; показаниями свидетелей ФИО34. и ФИО35 о наличии у потерпевшей ФИО36 телесных повреждений в области шеи, которые могли образоваться от пальцев рук человека; а также другими доказательствами, подробно приведенными в приговоре.

Суд обоснованно положил в основу приговора вышеизложенные доказательства, поскольку они согласуются между собой, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Каких-либо противоречий в приведенных доказательствах, которые могли бы повлиять на правильность выводов суда, не имеется. Данные доказательства нашли свое подтверждение и обоснованно положены в основу выводов суда о виновности Г.Л. в инкриминированном ему деянии.

Считать показания ФИО37, свидетелей ФИО38 и ФИО39. оговором Г.Л. или не доверять им по другим причинам оснований не имелось, поскольку они последовательны на протяжении всего производства по делу и подтверждаются совокупностью иных доказательств. То обстоятельство, что ФИО40 в заявлении и объяснении (л.д. <данные изъяты>) не сообщала о словесной угрозе, а показывала, что Г.Л. пытался ее душить; свидетель ФИО41. в объяснении (л.д. <данные изъяты>) не сообщала о словесной угрозе убийством, объяснив причину дачи объяснения в судебном заседании; свидетель ФИО42. в объяснении и первоначальных показаниях (л.д. <данные изъяты>) сообщала об отсутствии угрозы убийством, объяснив причину этих показаний требованием Г.Л. об их изменении не свидетельствует о недостоверности положенных в основу приговора показаний потерпевшей ФИО43, свидетелей ФИО44 и ФИО45, поскольку изложенные в них сведения были убедительно объяснены потерпевшей и свидетелями, надлежаще оценены судом.

Суд мотивировал, почему отдал предпочтение данным доказательствам и отверг показания осужденного Г.Л., отрицавшего вину в совершении преступления, а также показания свидетелей ФИО46. и ФИО47. Приведение в приговоре показаний свидетеля ФИО48 только на л.д. <данные изъяты>, отсутствие в нем иных ее показаний в ходе предварительного следствия, которые идентичны приведенным в приговоре, не свидетельствуют о нарушении судом правил оценки доказательств.

Несовпадение оценки доказательств, данной судом, с позицией защитника осужденного не свидетельствует о нарушении судом требований ст. 88 УПК РФ и не является основанием для изменения или отмены приговора и апелляционного постановления.

Дело рассмотрено судом в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, положения ст. ст. 14, 15 и 16 УПК РФ соблюдены, что подтверждается материалами дела и протоколом судебного заседания, который соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Принесенные защитником замечания на протокол судебного заседания, в том числе в части показаний свидетеля ФИО49, рассмотрены председательствующим в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ, с вынесением постановления от 11 сентября 2019 года, которое сомнений в его обоснованности не вызывает. Суд создал все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, нарушений требований ст. 244 УПК РФ не допущено. Все приведенные стороной защиты версии о невиновности Г.Л. судом всесторонне проверены, все заявленные ходатайства разрешены в соответствии с требованиями закона.

Приговор соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, содержит четкое и подробное описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотива, цели и наступивших последствий, исследованных в судебном заседании доказательств, и мотивы принятых решений. Изложенное содержание в приговоре показаний свидетеля Б. соответствует протоколу судебного заседания.

Действия Г.Л. получили надлежащую юридическую оценку и правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

С учетом изложенного оснований к удовлетворению кассационной жалобы не имеется.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.16 УПК РФ суд кассационной инстанции не связан доводами кассационной жалобы и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения допущены.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

В соответствии с ч. 5 ст. 57 УПК РФ за дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со ст. 307 УК РФ.

Согласно п. 5 ч. 1 ст. 204 УПК РФ в заключении эксперта указываются сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Как следует из материалов дела, в заключении эксперта N <данные изъяты> года (л.д. <данные изъяты>) отсутствуют сведения о предупреждении эксперта ст. 307 УК РФ, в связи с чем из приговора подлежит исключению ссылка на это доказательство.

В то же время, совокупность иных доказательств, с учетом исключения заключения эксперта, являлась достаточной для постановления обвинительного приговора в отношении Г.Л.

При назначении наказания Г.Л. судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, его личность, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, смягчающие наказание обстоятельства в виде наличия на иждивении двух малолетних детей, мать которых не работает, и отягчающее наказание обстоятельство в виде рецидива преступлений.

Учитывая характер и степень общественной опасности содеянного в совокупности с данными, характеризующими личность осужденного, суд пришел к обоснованному выводу, что исправление Г.Л. возможно лишь в условиях его изоляции от общества, и назначил ему наказание в виде реального лишения свободы.

Каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного осужденным преступления, либо совокупности смягчающих обстоятельств, позволяющих применить к нему ст. ст. 64, 73 УК РФ при назначении наказания, судом не установлено.

Между тем, согласно ч. 1 ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений его Общей части.

Как следует из приговора, при назначении Г.Л. наказания суд учел мнение потерпевшей, которая в соответствии с протоколом судебного заседания настаивала на назначении подсудимому строгого наказания.

При этом судом не принято во внимание, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в ряде его решений, обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на это лицо уголовной ответственности и наказания — такое право, в силу публичного характера уголовно-правовых отношений, принадлежит только государству в лице его законодательных и правоприменительных органов; юридическая ответственность, если она выходит за рамки восстановления нарушенных неправомерным деянием прав и законных интересов потерпевших, включая возмещение причиненного этим деянием вреда, является средством публично-правового реагирования на правонарушающее поведение, в связи с чем вид и мера ответственности лица, совершившего правонарушение, не могут определяться исходя из частных интересов потерпевшего (постановления от 24 апреля 2003 года N 7-П, от 27 июня 2005 года N 7-П, от 16 мая 2007 года N 6-П и от 17 октября 2011 года N 22-П).

В силу ч. 1 ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ в их взаимосвязи при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения и личность виновного лица, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

По смыслу закона, признание каких-либо иных обстоятельств, влияющих на наказание осужденного в сторону ухудшения его положения, уголовным законом не допускается.

Таким образом, мнение потерпевшей не подлежало учету при назначении наказания.

При таких обстоятельствах ссылка суда на назначение Г.Л. наказания с учетом мнения потерпевшей подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора.

В то же время, учитывая, что осужденному Г.Л. с применением положений ч. 2 ст. 68 УК РФ назначено минимально возможное наказание, которое соответствует принципу справедливости, предусмотренному ст. 6 УК РФ, а также целям уголовного наказания, установленным ч. 2 ст. 43 УК РФ, соразмерно содеянному, отсутствуют основания для применения положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, назначенное наказание снижению не подлежит.

Вид исправительного учреждения правильно определен осужденному в соответствии с положениями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор мирового судьи судебного участка N 2 Татищевского района Саратовской области от 21 мая 2019 года и апелляционное постановление Татищевского районного суда Саратовской области от 14 ноября 2019 года в отношении Г.Л. изменить:

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание на учет судом при назначении наказания мнения потерпевшей;

— исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ года (л.д. <данные изъяты>) как на доказательство виновности Г.Л.

В остальной части судебные решения в отношении Г.Л. оставить без изменения, кассационную жалобу защитника осужденного — адвоката Тахирова Д.Д. — без удовлетворения.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
Постановление Правительства РФ от 29.12.2021 N 2567 "Об ограничении осуществления переводов денежных средств и приема платежей физических и юридических лиц в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации" (вместе с "Правилами формирования и ведения перечня лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц", "Правилами формирования и ведения перечня иностранных поставщиков платежных услуг, оказывающих услуги по приему платежей, переводу денежных средств, в том числе электронных денежных средств, путем осуществления операций с использованием электронных средств платежа по поручению физического или юридического лица в пользу иностранного лица, осуществляющего деятельность в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" на территории Российской Федерации, сведения о котором включены в перечень лиц, в пользу которых ограничены переводы денежных средств, в том числе электронных денежных средств, и прием платежей физических и юридических лиц, а также состав сведений, включаемых в указанный перечень иностранных поставщиков платежных услуг")
ПРАВО.RU
Свежие комментарии