top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 01.04.2021 по делу № 77-963/2021. Кассационный суд установил, что в экспертном заключении подписи эксперта не удостоверены печатью государственного судебно-экспертного учреждения. Это, в свою очередь, является нарушением одного из требований к оформлению заключения, которые установлены ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 №  73‑ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Только из-за этого нарушения кассация пришла к выводу о недопустимости заключения эксперта и исключила его из доказательств. Это повлекло исключение из обвинения в хранении наркотиков части объема наркотического вещества и снижение наказания

Главная Профессиональные новости Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 01.04.2021 по делу № 77-963/2021. Кассационный суд установил, что в экспертном заключении подписи эксперта не удостоверены печатью государственного судебно-экспертного учреждения. Это, в свою очередь, является нарушением одного из требований к оформлению заключения, которые установлены ст. 25 Федерального закона от 31.05.2001 №  73‑ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Только из-за этого нарушения кассация пришла к выводу о недопустимости заключения эксперта и исключила его из доказательств. Это повлекло исключение из обвинения в хранении наркотиков части объема наркотического вещества и снижение наказания

ВТОРОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 2021 года № 77-963/2021

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Васильевой Е.Г.,

судей Васейко С.И. и Варнаковой Н.Е.,

при помощнике судьи Ш., ведущей протокол судебного заседания,

с участием:

осужденного Д. и его защитника — адвоката Михеева О.Е.,

прокурора Змазневой О.Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Замоскворецкого районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Заслушав доклад судьи Васейко С.И., об обстоятельствах дела, доводах кассационной жалобы, выступления осужденного и его защитника — адвоката Михеева О.Е., поддержавших доводы кассационной жалобы, прокурора Змазневой О.Б., просившей приговор и апелляционное определение уточнить, судебная коллегия

установила:

приговором Замоскворецкого районного суда <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ

Д., родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, не судимый, осужден:

— по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Д. в виде домашнего ареста изменена на заключение под стражу.

Срок отбывания наказания Д. исчислен со дня вступления приговора в законную силу.

В срок отбывания наказания Д. зачтен период его задержания с 12 до ДД.ММ.ГГГГ.

Время нахождения Д. под домашним арестом исчислено с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ согласно ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N 186-ФЗ) из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы. Время содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до дня вступления приговора в законную силу.

Приговором разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ приговор изменен:

Исключена из описательно-мотивировочной части приговора, как на доказательства по делу, ссылка суда на показания свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11, ФИО12 в части признания Д. своей причастности к незаконному сбыту наркотических средств.

Действия Д. переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ на ч. 2 ст. 228 УК РФ, по которой назначено Д. наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Время нахождения Д. под домашним арестом в период с ДД.ММ.ГГГГ до ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с ч. 3.4 ст. 72 УК РФ (в редакции ФЗ от ДД.ММ.ГГГГ N 186-ФЗ) зачтено в срок отбывания наказания из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день лишения свободы.

Зачтено Д. в срок отбывания наказания время его задержания с 12 до ДД.ММ.ГГГГ, а также время его содержания под стражей с ДД.ММ.ГГГГ до дня вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день лишения свободы.

В остальном этот же приговор в отношении Д. оставлен без изменения.

Д. с учетом изменений, внесенных апелляционным определением, признан виновным в незаконном хранении без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере.

Преступление совершено в 2019 году в <адрес> при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Д. не соглашается с приговором и апелляционным определением, считает их незаконными, необоснованными, вынесенными с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, повлиявшими на исход дела. В доводах указывает, что заключение химической экспертизы составлено с нарушением требований Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», так как в нем отсутствует печать экспертного учреждения. Также существенным нарушением закона находит то обстоятельство, что после соединения уголовных дел в одно производство следователь ФИО13 объединенное дело не приняла к своему производству, что, по его мнению, влечет недопустимость всех доказательств, добытых после этого. Считает незаконным постановление следователя о невозможности предъявления ему для ознакомления вещественных доказательств, в том числе сотового телефона, полагает что тем самым было нарушено его право на защиту. Назначенное ему наказание находит несправедливым, не соответствующим его личности и по своему размеру чрезмерно суровым. Заявляет, что достаточно осмыслил серьезность и противоправность содеянного, сделал необходимые выводы, в связи с чем полагает, что для достижения целей наказания достаточно было назначить ему наказание, не связанное с изоляцией от общества. Обращает внимание на ст. 64 УК РФ, которая предусматривает возможность назначения наказания ниже низшего предела, а также на необходимость учета в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» обстоятельств, снижающих степень общественной опасности преступления, роли виновного, его поведения во время и после совершения преступления, данные о личности, семейном положении, и другие обстоятельства смягчающие наказание. Просит об изменении приговора и назначении ему наказания ниже низшего предела и не связанного с изоляцией от общества.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав участников судебного заседания, судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность Д. в незаконном хранении без цели сбыта психотропных веществ в крупном размере — 20 свертков, изъятых в ходе осмотра места происшествия и велосипеда Д. и его личного досмотра, у судебной коллегии сомнений не вызывает, поскольку его вина убедительно доказана исследованными в суде первой инстанции и приведенными в приговоре доказательствами, что в кассационной жалобе не оспаривается.

В частности, вина осужденного подтверждается:

— собственными показаниями Д. об обстоятельствах незаконного хранения им психотропных веществ, его задержания утром ДД.ММ.ГГГГ, изъятия у него 20 свертков с указанными веществами;

— показаниями сотрудников полиции ФИО11 и ФИО12 об обстоятельствах задержания утром ДД.ММ.ГГГГ ФИО14 и Д.;

— показаниями оперуполномоченного ФИО8, следователя ФИО9 и эксперта ФИО10 об обстоятельствах проведения личного досмотра Д. и изъятия у него мобильного телефона и свертка завернутого черной изолентой, обстоятельствах проведения осмотра места происшествия, обнаружения и изъятия из сумки на велосипеде Д. 19 свертков, упакованных в изоленту и кабельные трубки;

— показаниями понятых ФИО15 и ФИО16 об обстоятельствах проведения личного досмотра Д., а также осмотра места происшествия и велосипеда осужденного, в ходе которых были обнаружены и изъяты свертки, в общем количестве 20 штук;

— показаниями свидетеля ФИО14 применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре;

— протоколом осмотра места происшествия, из которого видно, что в сумке велосипеда, принадлежащего Д., изъяты 19 свертков с веществом, протоколом личного досмотра, из которого видно, что у осужденного изъят 1 сверток с веществом, заключением эксперта по результатам химической экспертизы N о том, что вещество в 19 свертках, изъятых у Д., общей массой 25,40 гр., содержит в своем составе психотропное вещество — амфетамин, а вещество в одном свертке, изъятом у Д., массой 0,95 гр., также содержит в своем составе психотропное вещество амфетамин, а также другими доказательствами, подробный анализ которым дан в приговоре и апелляционном определении.

Доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением требований ст. ст. 74 и 75 УПК РФ и исследованы в соответствии со ст. ст. 274 и 285 УПК РФ, за исключением заключений эксперта по результатам химических экспертиз N и 843.

Судом правильно установлены фактические обстоятельства дела, а приведенным в приговоре доказательствам, в части обнаружения и изъятия у Д. 20 свертков с веществом, содержащих в своем составе психотропное вещество амфетамин, дана надлежащая оценка, соответствующая требованиям ст. 88 УПК РФ, которая является правильной и объективной.

Действия Д., с учетом изменений внесенных судом апелляционной инстанции, в части незаконного хранения без цели сбыта психотропного вещества в крупном размере — 20 свертков, изъятых в ходе осмотра места происшествия и велосипеда Д. и его личного досмотра, правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 228 УК РФ, что не оспаривается в кассационной жалобе.

Судом обоснованно, в совокупности с другими допустимыми доказательствами, в основу приговора положены показания Д. об обстоятельствах хранения психотропного вещества.

Доводы о том, что расследование осуществлялось следователем, не принявшим уголовное дело к своему производству, подтверждения не нашли, поскольку из материалов уголовного дела следует, что Д. был привлечен к уголовной ответственности по уголовному делу, по которому в одном производстве было соединено три уголовных дела в отношении осужденного, каждое из которых в отдельности было возбуждено и принято к своему производству следователем ФИО13, поэтому, а также с учетом того, что в суде апелляционной инстанции по ходатайству прокурора было приобщено постановление следователя ФИО13 о принятии объединенного уголовного дела к своему производству, отсутствуют основания для вывода, как о нарушении порядка принятия дела к производству, так и о последствиях такого нарушения закона, о чем указывается в кассационной жалобе.

Что касается доводов кассационной жалобы о нарушении права на защиту, выразившемся в вынесении следователем постановления о невозможности предъявления для ознакомления вещественных доказательств, то указанное постановление не лишало возможности осужденного и его защитника ходатайствовать о предъявлении им вещественных доказательств для ознакомления, несмотря на это, согласно протоколу ознакомления с материалами уголовного дела, Д. и его защитник отказались от ознакомления с вещественными доказательствами и в дальнейшем об ознакомлении с вещественными доказательствами, либо исследовании их в судебном заседании, не ходатайствовали.

При таких данных, оснований для вывода о нарушении права на защиту Д., не имеется.

Судебное разбирательство проведено с учетом принципа равноправия и состязательности сторон. Председательствующим в соответствии с положениями, содержащимися в ч. 3 ст. 15 УПК РФ, были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав.

При назначении наказания Д., с учетом изменений внесенных судом апелляционной инстанции, правомерно учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, обстоятельства, влияющие на наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В качестве смягчающих обстоятельств суд правильно учел активное способствование раскрытию и расследованию преступления, положительные характеристики, оказание помощи родителям, неработающей сестре и ее малолетнему ребенку, а также состояние здоровья осужденного.

Все те обстоятельства, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, были известны суду и в полной мере учитывались при назначении осужденному наказания. Оснований для их повторного учета и смягчения наказания по доводам кассационной жалобы не имеется.

В апелляционном порядке дело рассмотрено с соблюдением прав участников судопроизводства. Установив, что судом первой инстанции был неправильно применен уголовный закон, суд апелляционной внес в приговор изменения, квалифицировав действия осужденного по менее тяжкому составу преступления и снизив в связи с этим наказание. Мотивы принятого решения подробно изложены в апелляционном определении.

Вместе с тем, состоявшиеся судебные решения подлежат изменению исходя из следующего.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

В соответствии с положениями ст. 50 Конституции Российской Федерации и в силу ст. 75 УПК РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УК РФ.

Указанные требования закона судами первой и апелляционной инстанции нарушены.

В соответствии с п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от ДД.ММ.ГГГГ N «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое, новое потенциально опасное психоактивное), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические средства или психотропные вещества либо их прекурсоры, требуются специальные знания, суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

Согласно абзацу первому ст. 25 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N 73-ФЗ (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», на основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

Данному требованию закона заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому вещество в двух свертках, обнаруженных на противоположной стороне проезжей части от строения 1 <адрес>у <адрес>, общей массой 3,57 грамма (с учетом справки об исследовании 3,58 грамма), содержит в своем составе психотропное вещество — амфетамин, и заключение эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому вещество в свертке, обнаруженном у строения 1 <адрес>, массой 1,88 грамма (с учетом справки об исследовании 1,89 грамма), содержит в своем составе психотропное вещество — амфетамин, не соответствуют, поскольку подписи эксперта не удостоверены печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

Несмотря на это, при оценке экспертных заключений суды первой и апелляционной инстанции не исполнили требования приведенных норм процессуального права и не учли положения нормативных правовых актов, регламентирующих государственную судебно-экспертную деятельность и обосновали осуждение Д. в указанной выше части недопустимыми доказательствами.

В связи с изложенным, заключения эксперта N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ подлежат исключению из числа доказательств.

Справки об исследовании N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ подтверждают лишь первоначальный вес, изъятых психотропных веществ, однако в качестве самостоятельного и единственного доказательства, подтверждающего размер и разновидность обнаруженных веществ, использованы быть не могут, поскольку не содержат исследовательской части и сведений о предупреждении специалиста об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, кроме того, один из свертков, изъятых на <адрес>е, согласно справке N, вообще не подвергался исследованию.

Показания осужденного, протоколы осмотра места происшествия, а также показания свидетелей лишь подтверждают факт обнаружения и изъятия в местах, указанных Д., трех свертков с веществом, при этом указанные доказательства информации о разновидности и количестве обнаруженного запрещенного вещества не содержат.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу, что иных доказательств, помимо недопустимых и вследствие этого подлежащих исключению, подтверждающих незаконное хранение Д. вещества, содержащего в своем составе психотропное вещество — амфетамин, массой 1,89 и 3,58 граммов, в приговоре не приведено, в связи с чем из осуждения Д. подлежит исключению указание на незаконное хранение им вещества, содержащего в своем составе психотропное вещество — амфетамин, массой 1,89 грамма, изъятого у строения 1 <адрес>, и вещества, содержащего в своем составе психотропное вещество — амфетамин, массой 3,58 грамма, изъятого на противоположной стороне проезжей части от строения 1 <адрес>у <адрес>.

В связи с вносимыми изменениями, уменьшающими объем обвинения, назначенное Д. наказание подлежит смягчению.

Кроме того, придя к обоснованному выводу о необходимости исключения из числа доказательств ссылки на показания свидетелей — сотрудников полиции ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11 и ФИО12 в части воспроизведения ими признательной позиции осужденного, суд апелляционной инстанции оставил без внимания, что указанные свидетели сообщали о признании осужденным причастности к незаконному сбыту не наркотических средств, а психотропных веществ, поэтому, в данной части, апелляционное определение подлежит уточнению.

Иных оснований для внесения изменений в состоявшиеся судебные решения, а также оснований для их отмены не имеется. Существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства при производстве по уголовному делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14, 401.15, 401.16 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Замоскворецкого районного суда <адрес> ДД.ММ.ГГГГ и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ФИО21 изменить:

— исключить из числа доказательств обвинения заключения экспертов N от ДД.ММ.ГГГГ и N от ДД.ММ.ГГГГ;

— исключить из осуждения Д. незаконное хранение без цели сбыта психотропных веществ массой 1,89 граммов (изъятых на <адрес>) и 3,58 граммов (изъятых по <адрес>у);

— смягчить назначенное по ч. 2 ст. 228 УК РФ наказание до 3 лет 8 месяцев лишения свободы;

— уточнить резолютивную часть апелляционного определения, указав, что исключены показания свидетелей ФИО8, ФИО9, ФИО10, ФИО11 и ФИО12 в части признания Д. своей причастности к незаконному сбыту психотропных веществ.

В остальной части судебные решения оставить без изменения.

Дата актуальности материала: 02.01.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Постановление Правительства РФ от 24.11.2022 N 2139 "Об утверждении Правил осуществления субъектом Российской Федерации, являющимся самостоятельной стороной соглашения о муниципально-частном партнерстве, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, и публичным партнером по которому выступает муниципальное образование, контроля за исполнением такого соглашения, требований к составу результатов выполнения этапов соглашения о муниципально-частном партнерстве, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, а также о внесении изменений в Правила осуществления публичным партнером контроля за исполнением соглашения о государственно-частном партнерстве и соглашения о муниципально-частном партнерстве"
Постановление Правительства РФ от 24.11.2022 N 2138 "Об утверждении Правил осуществления субъектом Российской Федерации, являющимся самостоятельной стороной концессионного соглашения, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена, и концедентом по которому выступает муниципальное образование, контроля за исполнением такого концессионного соглашения, а также требований к составу результатов выполнения этапов исполнения условий концессионного соглашения, объектом которого являются объекты транспортной инфраструктуры и технологически связанные с ними транспортные средства, обеспечивающие деятельность, связанную с перевозками пассажиров транспортом общего пользования, за исключением метрополитена"

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed