top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда определила Решение Красноармейского районного суда Самарской области от 28 декабря 2021 года отменить в части

Главная Наши дела Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда определила Решение Красноармейского районного суда Самарской области от 28 декабря 2021 года отменить в части

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда в составе:
председательствующего Житниковой О.В.,
судей Туляковой О.А., Черкуновой Л.В.,
при ведении протокола помощником судьи Марковой И.В.,
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе ФИО2 на решение Красноармейского районного суда Самарской области от 28 декабря 2021 года, которым постановлено:
«Исковые требования ФИО1 удовлетворить.
Истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 имущество, принадлежащее ФИО1 в виде: косилка роторная 1,85 м. производитель Польша стоимостью 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша стоимостью 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), производитель Украина стоимостью 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша стоимостью 98266 руб., всего на общую сумму в размере 418639 руб. 00 коп., которая должна быть взыскана с ответчика, в случае, если при исполнении решения суда, данное имущество не окажется в наличии.».
Заслушав доклад по делу судьи Самарского областного суда Житниковой О.В., судебная коллегия
УСТАНОВИЛА:
ФИО1 обратилась в суд с исковым заявлением к ФИО2 об истребовании имущества из чужого незаконного владения, указав, что согласно договору купли-продажи от 11.12.2014 г. она приобрела у ФИО3 сельскохозяйственную технику: косилку роторную 1,85 м., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые; согласно договору купли-продажи от 20.04.2017 г. она приобрела у ФИО3 плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной. Оплата произведена полностью. Приобретенное имущество было размещено в ангаре по адресу: <адрес>А. В начале лета 2020 г. ответчик вывез из ангара вышеуказанное имущество, требования о добровольном возврате имущества игнорирует. Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец, с учетом уточнения, просила истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 принадлежащее ей имущество: косилку роторную 1,85 м. производитель Польша стоимостью 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша стоимостью 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), производитель Украина стоимостью 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша стоимостью 98266 руб.; в случае невозможности возвратить в натуре указанное имущество, взыскать с ответчика стоимость данного имущества в сумме 418639 руб.
Судом постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.
В апелляционной жалобе ответчик просит решение суда отменить, как незаконное и необоснованное, ссылаясь на недоказанность наличия истребованного имущества в натуре и нахождения его у ответчика, указывает, что спорная техника на момент рассмотрения дела находилась во владении ФИО3 Также ответчик ссылается на то, что положенное в основу решения суда заключение ООО «НАЗВАНИЕ2» является недопустимым доказательством по делу.
В заседании суда апелляционной инстанции ответчик ФИО2 и его представитель Малафеев В.А. поддержали доводы апелляционной жалобы.
Представитель истца ФИО1 – ФИО6 возражала против доводов апелляционной жалобы, просила решение суда оставить без изменения.
Иные лица, участвующие в деле, в заседание судебной коллегии не явились, о месте и времени судебного заседания извещены надлежащим образом.
В силу ст.ст. 167, 327 ГПК РФ судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.
Рассмотрев дело в порядке, установленном главой 39 ГПК РФ, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ, права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику.
В силу ст. 301 ГК РФ, собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», применяя статью 301 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении.
В пунктах 36 и 37 постановления N 10/22 разъяснено, что согласно статье 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика, а ответчик вправе возразить против истребования имущества из его владения путем представления доказательств возмездного приобретения им имущества.
По смыслу указанных норм права доказательственную базу виндикационного требования составляют обстоятельства, подтверждающие наличие у лица законного титула на истребуемую вещь, обладающую индивидуально-определенными признаками, наличие спорного имущества в натуре, утрату лицом фактического владения вещью, а также нахождение ее в чужом незаконном владении в отсутствие между истцом и ответчиком отношений обязательственного характера по поводу истребуемой вещи.
По делу установлено, что на основании договора купли-продажи от 11.12.2014 г., заключенного между ФИО1 (покупатель) и ИП ФИО3 (продавец), ФИО1 приобрела косилку роторную Lisicki 1,85 – 1 ед. стоимость 30000 руб., грабли ворошилки Agrolead – 1 ед. стоимостью 50000 руб. на общую стоимость 80000 руб. Пунктом 3 указанного договора предусмотрено, что оплата производится наличными денежными средствами, срок оплаты 11.12.2014 г. Указанное имущество передано покупателю согласно акту приема-передачи от 11.12.2014 г.
На основании договора купли-продажи от 20.04.2017 г., заключенного между ФИО1 (покупатель) и ИП ФИО3 (продавец), ФИО1 приобрела навесной опрыскиватель 800 л. 12 м. (JAR-MET, Польша) – 1 ед. стоимость 50000 руб., плуг дисковый ПД 3.3. (2), Украина – 1 ед. стоимостью 100000 руб. на общую стоимость 150000 руб. Пунктом 3 указанного договора предусмотрено, что оплата производится наличными денежными средствами, срок оплаты 20.04.2017 г. Указанное имущество передано покупателю по акту приема-передачи от 20.04.2017 г.
Данное имущество на момент заключения договоров принадлежало продавцу ФИО3 на праве собственности, что подтверждается товарной накладной об оплате ФИО3 ООО «НАЗВАНИЕ3», счетами об оплате ФИО3, платежными поручениями, договорами купли-продажи.
Также установлено, что имущество истца находилось в ангаре по адресу: <адрес>А, летом 2020 г. истец обнаружила отсутствие данного имущества.
Из отказного материала №107/981 О МВД России по Пестравскому району следует, что 13.07.2020 ФИО1 обратилась с заявлением по факту незаконного удержания тремя гражданами, в том числе ФИО2, одиннадцати единиц принадлежащей ей техники.
Постановлением УУП О МВД России по Пестравскому району от 29.07.2020 г. в возбуждении уголовного дела по факту самоуправных действий ФИО2 в отношении восьми единиц техники было отказано, за отсутствием состава преступления. Установлено, что правоустанавливающие документы на восемь единиц техники у ФИО1 и ФИО2 отсутствуют.
По факту перемещения ФИО2 трех единиц техники – роторной косилки, граблей-ворошилок и опрыскивателя, на которые у ФИО1 имеются документы об их приобретении, зарегистрирован отдельный материал проверки за №981 от 29.07.2020 в КУСП О МВД России по Пестравскому району, впоследствии приобщенный к отказному материалу №107.
Постановлением дознавателя ГД О МВД России по Пестравскому району от 07.08.2020 в возбуждении уголовного дела в отношении ФИО2 отказано за отсутствием состава преступления, установлено, что ФИО2 без согласия ФИО1 переместил к себе в ангар сельскохозяйственную технику – роторную косилку, грабли-ворошилки, опрыскиватель.
Из объяснений ФИО2 от 23.07.2020 следует, что у него имеются противоречия в ФИО1 по поводу принадлежности 11 единиц техники, так как он считает, что данная техника принадлежит ему, намерен впоследствии разрешить спор в суде.
27.07.2020 ФИО2 дал дополнительное объяснение, согласно которому, роторную косилку, грабли и ворошилку он покупал совместно с ФИО3, документов об оплате части стоимости не имеет. О том, что ФИО3 продал данные три единицы техники своей матери, ему известно не было.
03.08.2020 УУП О МВД России по Пестравскому району произведен осмотр места происшествия – с. Мосты «Хутор Иргиз» с участием ФИО2, в помещении ангара, закрывающемся на замок, стояла роторная косилка зеленого цвета, в помещении для дробления зерна стояли опрыскиватель и ворошилка, со слов ФИО2, он приобретал их со своим братом.
Согласно показаниям допрошенного в судебном заседании свидетеля – старшего УУП О МВД России по Пестравскому району ФИО7, при проверке по заявлению истца он выезжал на осмотр техники, он видел сельскохозяйственную технику, описывал её, составлял протоколы осмотров места происшествия, ключи от помещения, где была техника, были у ФИО2
Также из отказного материала следует, что 23.04.2021 ФИО1 обратилась к начальнику О МВД России по Пестравскому району с заявлением, в котором просила оказать содействие в изъятии техники, которую незаконно удерживает ФИО2 – опрыскивателя 800л, граблей-ворошилок, косилки роторной.
Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд первой инстанции признал установленным факт нахождения испрашиваемой истцом техники во владении у ответчика, в отсутствие правовых оснований для удержания и изъятия этого имущества у истца, в связи с чем, удовлетворил исковые требования в части истребования чужого имущества из незаконного владения ответчика.
Судебная коллегия считает верным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для истребования сельскохозяйственной техники истца из чужого незаконного владения ответчика, однако, не может согласиться с перечнем имущества, истребованного у ответчика в пользу истца, по следующим основаниям.
Истребуя у ФИО2 плуг дисковый, и отклоняя его доводы о том, что сведений о наличии у ответчика истребуемого истцом плуга-дискового материалы дела не содержат, суд первой инстанции исходил из того, что объяснением ответчика в ходе проведения доследственной проверки и постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела установлено, что ФИО2 было совершено перемещение и удержание у себя имущества ФИО1, в том числе дисковой бороны, что, согласно показаниям в судебном заседании эксперта ФИО8, является одним и тем же.
Между тем, из постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела следует, что спорными являлись всего 11 единиц техники, при этом материал в отношении трех единиц — роторной косилки, граблей-ворошилок, опрыскивателя, выделен в отдельное производство, поскольку в отношении данного имущества имелись документы об их приобретении. Из протокола осмотра места происшествия от 03.08.2020 также следует, что в помещениях, доступ в которые предоставлял ФИО2, находились роторная косилка зеленого цвета, опрыскиватель и ворошилка, сведений об обнаружении плуга дискового в протоколе осмотра не имеется. Расписка ФИО2 (л.д. 110 отказного материала) содержит перечень всей общей с братом техники, принятой ответчиком на хранение, в том числе не являющейся спорной, и не свидетельствует о незаконном владении ответчиком плугом дисковым, указанным в исковом заявлении.
Таким образом, отказным материалом не подтверждается нахождение у ФИО2 плуга дискового, приобретенного истцом по договору от 20.04.2017 г., иных доказательств в подтверждение указанного обстоятельства истцом не представлено.
При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что решение суда в указанной части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО2 об истребовании плуга дискового, в связи с недоказанностью. Доводы апелляционной жалобы ФИО2 в указанной части заслуживают внимания.
В части истребования у ФИО2 иных указанных в иске ФИО1 единиц сельскохозяйственной техники решение суда отмене или изменению не подлежит как постановленное в соответствии с требованиями законодательства и при верном установлении обстоятельств по делу на основании исследованных судом доказательств.
Доводы апелляционной жалобы о том, что спорная техника на момент рассмотрения дела находилась во владении третьего лица ФИО3, не могут являться основанием к отмене решения суда.
В материалах дела имеется письменный отзыв ФИО3 о том, что данное имущество находится в его владении, однако, данный отзыв обоснованно не принят во внимание судом первой инстанции, поскольку ФИО3 в судебное заседание не явился. В судебное заседание суда апелляционной инстанции ФИО3 также не явился, данное обстоятельство не подтвердил. При этом из объяснений ФИО3 от 24.07.2020, имеющихся в отказном материале, следует, что он продал своей матери ФИО1 четыре единицы техники, об их дальнейшем существовании ничего не знает. Иных доказательств нахождения спорной техники во владении иного лица – ФИО3 – ответчиком суду не представлено.
Согласно положениям ч. 2 ст. 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила, предусмотренные главой 60 Кодекса, подлежат применению также к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения.
В силу ч. 1 ст. 1104 ГК РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.
В соответствии с п. 1 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.
Согласно ст. 205 ГПК РФ при присуждении имущества в натуре суд указывает в решении суда стоимость этого имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения суда присужденное имущество не окажется в наличии.
Истцом в материалы дела представлено заключение №НОМЕР от 02.09.2021 г., составленное ООО «НАЗВАНИЕ2», согласно которому, стоимость косилки роторной 1,85 м. — 75390 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, — 24033 руб.; плуг дисковый ПДЗ 3.3 (2), — 220950 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, — 98266 руб.
Судом по делу была назначена судебная экспертиза, проведение которой поручено ООО «Агентство оценки «НАЗВАНИЕ1», согласно заключению которого стоимость косилки роторной 1,85 м. — 48000 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, — 20000 руб.; опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, — 57000 руб.
Суд первой инстанции при определении стоимости спорного имущества руководствовался заключением ООО «НАЗВАНИЕ2», заключение ООО «Агентство оценки «НАЗВАНИЕ1» отклонил, поскольку экспертом сделан вывод о стоимости имущества с неопределенным годом выпуска, кроме того, данная экспертиза не содержит оценки имущества – плуга дискового.
С указанным выводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку данная экспертиза проводилась по определению суда, и по вопросам, поставленным перед экспертом судом. Само по себе определение экспертом стоимости техники до 2014 года выпуска не свидетельствует о недопустимости и недостоверности данного доказательства, поскольку год выпуски техники, согласно материалам дела, достоверно не известен, однако, с учетом даты заключения договора купли-продажи косилки роторной и граблей-ворошилок – 11.12.2014, а также даты приобретения ФИО3 опрыскивателя – 26.05.2014, спорная техника не могла быть выпущена позже 2014 года.
Кроме того, допрошенный в заседании судебной коллегии эксперт ФИО5, проводивший судебную экспертизу, пояснил, что сельскохозяйственная техника удешевляется в течение первых трех лет службы, впоследствии вплоть до девяти лет эксплуатации цена существенно не меняется.
Заключение судебной экспертизы суд апелляционной инстанции оценивает как допустимое и достоверное доказательство по делу, так как оно соответствует требованиям ГПК РФ, Федерального закона от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и Федерального закона от 29.07.1998 №135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», содержит мотивированные ответы на поставленные судом вопросы, последовательно, непротиворечиво и согласуется с другими доказательствами по делу. Эксперт был предупрежден об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 307 УК РФ, за дачу заведомо ложного заключения, не заинтересован в исходе дела, имеет образование в соответствующей области знаний и значительный стаж экспертной работы.
Заключение ООО «НАЗВАНИЕ2», представленное истцом, составлено в досудебном порядке, экспертом, который об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения не предупреждался, кроме того, экспертом определена стоимость имущества исходя из степени износа 30%, тогда как спорная техника экспертом не осматривалась, ее состояние не оценивалось, в связи с чем, судебная коллегия полагает, что данному заключению не может быть отдан приоритет перед результатами судебной экспертизы.
В связи с изложенным, судебная коллегия полагает, что стоимость спорного имущества, которая должна быть взыскана с ответчика в случае, если при исполнении решения суда данное имущество не окажется в наличии, следует определить исходя из заключения судебной экспертизы в следующих размерах: косилка роторная 1,85 м. производитель Польша — 48 000 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша, — 20 000 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша, — 57 000 руб., всего на общую сумму 125 000 руб.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Красноармейского районного суда Самарской области от 28 декабря 2021 года отменить в части.
Изложить резолютивную часть решения в следующей редакции:
«Истребовать из чужого незаконного владения ФИО2 имущество, принадлежащее ФИО1: косилку роторную 1,85 м. производитель Польша, стоимостью 48 000 руб., грабли-ворошилки Z-510/1 пятидисковые, производитель Польша, стоимостью 20 000 руб., опрыскиватель 800 л. 12 м. навесной, производитель Польша, стоимостью 57 000 руб., всего на общую сумму 125 000 руб., которая должна быть взыскана с ответчика, в случае, если при исполнении решения суда, данное имущество не окажется в наличии.».
Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия, и может быть обжаловано в Шестой кассационный суд общей юрисдикции в течение трех месяцев через суд первой инстанции.

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 19.05.2022

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed