г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Адвокат по гражданским делам: являются ли неосновательным обогащением денежные средства, полученные от сожителя

Суд принял во внимание, что ответчик с истцом проживали совместно и находились в близких личных отношениях, деньги перечислялись многократными платежами в течение трех лет, а условий об их возврате до прекращения указанных отношений истец не ставил

По мнению одной из адвокатов, ВС пришел к обоснованному выводу, что нижестоящие суды не проверили факт существования обязательства по возврату ответчиком денежных средств, поскольку при несуществующем обязательстве неосновательное обогащение не подлежит возврату. Другая полагает, что определение пресекает недобросовестное поведение лиц, которые, проживая вместе без регистрации брака, ведя совместное хозяйство и по взаимному согласию распоряжаясь деньгами друг друга, после расставания пытаются взыскать денежные средства с бывшего сожителя.
В Определении № 78-КГ22-48-КЗ от 13 декабря Верховный Суд РФ не позволил взыскать с ответчика в качестве неосновательного обогащения денежные средства, полученные от истца в период сожительства сторон.

С 13 марта 2017 г. по 21 января 2020 г. Алексей Яремчук неоднократно переводил на банковскую карту Яны Ющевой денежные средства на общую сумму 924 тыс. руб. без указания назначения платежей и оснований перевода. В дальнейшем Алексей Яремчук обратился в суд с иском к Яне Ющевой о взыскании неосновательного обогащения, а также процентов за пользование чужими денежными средствами и судебных расходов. Он указал, что для личных нужд ответчика в связи с ее тяжелым материальным положением передал ей путем перечисления на банковские карты денежные средства во временное пользование, однако полученные деньги женщина не вернула. Факт перевода и получения спорных денежных средств ответчик не оспаривала.

Решением Выборгского районного суда г. Санкт-Петербурга от 21 декабря 2020 г. исковые требования были удовлетворены. Суд, руководствуясь ст. 1102 и 1109 ГК РФ и установив, что между сторонами отсутствовали отношения, вытекающие из обязательства, пришел к выводу о наличии неосновательного обогащения на стороне ответчика, которое подлежит взысканию в пользу истца. С такими выводами согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Яна Ющева обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просила отменить указанные судебные постановления. Рассмотрев дело, ВС напомнил, что по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества.

Суд отметил, что согласно подп. 4 ст. 1109 ГК не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Как пояснил ВС, денежные средства и иное имущество не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что воля передавшего их лица осуществлена в отсутствие обязательств – т.е. безвозмездно и без встречного предоставления.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС подчеркнула, что каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Так, ВС учел, что Яна Ющева указывала, что она и истец проживали совместно и находились в близких личных отношениях; факт наличия долговых либо иных обязательств между сторонами судом не установлен. Она также подчеркивала, что суд первой инстанции применительно к п. 4 ст. 1109 ГК и обстоятельствам спора не высказал суждения о том, могли ли перечисленные истцом денежные средства в период сожительства сторон рассматриваться в качестве неосновательного обогащения.

Как установил ВС, данные обстоятельства были известны суду первой инстанции из имеющихся в деле материалов проверок в связи с заявлением Алексея Яремчука в органы полиции и в связи с анонимным обращением в военную прокуратуру Западного военного округа. Этого судом первой, а впоследствии апелляционной инстанции сделано не было, а соответствующие доводы ответчика не получили правовой оценки.

В определении также отмечается, что не получило оценки первой и апелляционной инстанций и то обстоятельство, что деньги перечислялись многократными платежами в течение трех лет, условий об их возврате до прекращения указанных отношений истец не ставил.

Таким образом, Верховный Суд посчитал, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций существенные нарушения норм права повлекли вынесение постановлений, не отвечающих требованиям ст. 195 ГПК РФ, а кассационный суд при проверке законности вынесенных нижестоящими судами судебных актов эти нарушения не устранил. В связи с этим ВС отменил обжалуемые решения, направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АП Московской области Наталья Кузьмина в комментарии «АГ» отметила, что рассмотренная Верховным Судом ситуация, при которой истец требует от ответчика, с которой проживал в фактических брачных отношениях, возврата денежных средств, переводимых ей на банковскую карту в течение нескольких лет, является довольно распространенной и недостаточно урегулированной.

Адвокат обратила внимание, что в данном деле истец мотивировал свои требования неосновательным обогащением ответчика – т.е. потребовал возвратить денежные средства, которые переводил ответчику без указания назначения в переводе и при отсутствии каких-либо договорных правоотношений между сторонами. Между тем ст. 1102 ГК предусматривает исключения из обязанности возврата неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, которые перечислены в ст. 1109 Кодекса, заметила Наталья Кузьмина.

«В рассмотренном деле ответчик ссылалась на то, что стороны проживали в фактических брачных отношениях и какие-либо обязательства по возврату передаваемых ей денежных средств отсутствовали. Ключевым является то, что истец на протяжении трех лет осуществлял переводы ответчику, при этом условий о возврате денежных средств до прекращения близких взаимоотношений между сторонами не ставил. В связи с этим Верховный Суд пришел к обоснованному выводу, что нижестоящие суды не проверили факт существования обязательства по возврату ответчиком денежных средств, поскольку при несуществующем обязательстве неосновательное обогащение не подлежит возврату», – заключила адвокат.

Адвокат АП г. Москвы, партнер практики семейного права и наследственного планирования BGP Litigation Виктория Дергунова полагает, что, с одной стороны, определение не содержит революционных для правоприменительной практики положений. Так, пояснила она, ранее ВС уже высказывался по аналогичным делам, отмечая, что характер отношений между сторонами имеет юридическую значимость при разрешении споров о неосновательном обогащении. В этом смысле данное определение поддерживает сформированную практику: примеры подобного подхода можно найти, в частности, в Определении от 16 июня 2020 г. № 5-КГ20-29, № 2-2159/2019. Исходя из этого, подчеркнула Виктория Дергунова, суды при пересмотре дела должны давать оценку доводам, связанным с характером перечисления денежных средств – безвозмездно, по собственной инициативе, в силу личных отношений, существовавших на тот момент между истцом и ответчиком.

«Оценивая социальную значимость определения, отмечу, что оно пресекает недобросовестное поведение лиц, которые, проживая вместе без регистрации брака, ведя совместное хозяйство и по взаимному согласию распоряжаясь денежными средствами друг друга (например, вместе покупая продукты, организовывая отдых и досуг), после расставания пытаются взыскать деньги с бывшего партнера. При таких обстоятельствах денежные переводы между сторонами представляют собой дарение. По смыслу п. 1 ст. 574 ГК оно может быть совершено устно в конклюдентной форме и сопровождается передачей дара одаряемому. Например, это может быть перевод на банковский счет или телефон денежных средств без указания назначения платежа», – пояснила адвокат.

Анжела Арстанова

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Материал статьи взят из открытых источников


Дата актуальности материала: 11.01.2023

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты