г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса,
д. 192, оф. 619
+7 (846) 212-99-71

Обобщение судебной практики о преступлениях, связанных с незаконным проникновением в жилище (ст. 139 УК РФ)

dd325eb5bb28285c4baa855a253007b3Важнейшим конституционным правом человека и гражданина является право на неприкосновенность жилища. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения(ст.25 Конституции РФ). За незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, предусмотрена ответственность по ст.139 УК РФ. Судебная практика показывает значительный рост числа лиц, осужденных за совершение данных преступлений.

Зачастую нарушения неприкосновенности жилища совершается в совокупности с другими, как правило, более тяжкими преступлениями: убийством, причинением тяжкого вреда здоровью, изнасилованием, похищением человека. В этих случаях нарушение неприкосновенности жилища не является конечной целью, а совершается попутно для облегчения планируемого преступления, т.к. для этого необходимо проникнуть в жилище.

Среди причин, вызывающих рост числа этих преступлений в настоящее время, можно назвать: общее снижение правовой культуры граждан, неуважительное отношение к правам и свободам других лиц, обесценивание межличностных отношений, правовую безграмотность и правовой нигилизм. Как показывает судебная практика, многие лица, привлеченные к ответственности, плохо понимают, что совершают преступление, вторгаясь в чужое жилище, например, к должникам с целью возврата долга, во время бытовых ссор, в процессе выяснения отношений между бывшими супругами, сожителями, знакомыми и по другим, как им кажется, «уважительным причинам».

Так, Новиков В.В. был осужден мировым судьей судебного участка № 46 Чернского района Тульской области за то, что, находясь  в состоянии алкогольного опьянения, пришел к входной двери квартиры, в которой проживала его знакомая Я., с целью поговорить с находившейся в квартире Х. Постучал в дверь, но ему никто не открыл. После чего с силой дернул ручку входной двери, в результате чего сломался внутренний засов, и дверь открылась. Затем Новиков В.В. незаконно проник через дверной проем внутрь квартиры, нарушив право Я.В. на неприкосновенность жилища. Действия Новикова В.В. квалифицированы по ч.1 ст.139 УК РФ.

Другой пример: Романов А.Н., будучи в состоянии алкогольного опьянения, решил проникнуть в жилище бывшей сожительницы, чтобы поговорить с ней. С этой целью он стал громко стучать в дверь ее квартиры. Потерпевшая отказалась пустить Романова в свое жилище. Продолжая свои действия, он разбил стекло и через оконный проем незаконно проник в квартиру. Действия Романова были квалифицированы по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Общая характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 139 УК РФ

Уголовная ответственность наступает за незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающих в нем лиц.

Объективная сторона преступления характеризуется незаконным проникновением в жилище, то есть совершенным против воли проживающего в нем лица либо в нарушение установленного законом или судебным решением порядка проникновения в жилище.

Проникнуть в жилище означает попасть внутрь (войти в пределы жилища), получить доступ для этого (взломать запор, открыть дверь похищенным, подобранным или изготовленным ключом, разбить или вскрыть запертое окно, сделать пролом в стене и т.п.). Способы проникновения могут быть как открытыми, так и тайными.

Пункт 10 статьи 5 УПК Российской Федерации определяет понятие жилища применительно к целям уголовно-процессуального регулирования производства различных следственных и иных процессуальных действий, жилище- это индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и используемое для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящее в жилищный фонд, но используемое для временного проживания.

Согласно примечанию к статье 139 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за нарушение неприкосновенности жилища, под жилищем в этой статье, а также в других статьях Уголовного кодекса Российской Федерации понимаются индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями, жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания, а равно иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания.

При определении признаков жилища следует отличать помещения, предназначенные для постоянного или временного проживания, от помещений, приспособленных для временного проживания. Не является жилищем, например, складское, подвальное, чердачное или иное помещение, приспособленное бездомным для его проживания.

С учетом того, что преступлением, предусмотренным в ст.139 УК РФ, нарушаются конституционные права граждан на неприкосновенность их жилища, проникновение в помещение, хотя и предназначенное для постоянного или временного проживания (пустующую квартиру в новом доме), хотя бы и принадлежащее кому-либо на правах собственности, не может квалифицироваться по ст.139 УК. Существенным признаком помещения как жилища является использование его в таком качестве.

Преступлением является незаконное проникновение в чужое жилище. Незаконным является такое проникновение в жилище, которое совершается помимо воли проживающих в нем лиц (за исключением случаев, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения). Нарушение неприкосновенности жилища при наличии в этих действиях признаков самоуправства должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Правильно по совокупности преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ и п. «а» ч.2 ст.132 УК РФ, были квалифицированы действия Шмелева, Скрягина, Шаталова и Чижикова, которые ночью, без согласия потерпевшей, взломав запорное устройство двери, вошли в ее жилище, после чего совершили с ней иные действия сексуального характера с применением насилия и угрозой применения насилия  группой лиц. Приговор Ясногорского районного суда Тульской области (судья Данилина О.И.) в отношении Шмелева Н.В., Скрягина А.Г., Шаталова А.А. и Чижикова С.Е. оставлен без изменения судом кассационной инстанции.

Способ незаконного проникновения в жилище может быть любым и не  влияет на квалификацию деяния. Незаконным будет проникновение в жилище не только в тех случаях, когда открыто игнорируется согласие, но также если оно осуществляется путем обмана, например путем предъявления подложного документа на проведение обыска

Так, Журов Е.Б. осужден по ч.1 ст.139 и ч.2 ст.131 УК РФ. Представившись сотрудником милиции, он незаконно проник в квартиру Б., где совершил изнасилование.

Преступление признается оконченным с момента незаконного проникновения в пределы жилища, независимо от продолжительности нахождения в нем.

В случае признания лица виновным в совершении хищения чужого имущества путем незаконного проникновения в жилище дополнительной квалификации по статье 139 УК РФ не требуется, поскольку такое незаконное действие является квалифицирующим признаком кражи, грабежа или разбоя.

Диспозиция ч.1 ст.139 УК РФ сформулирована таким образом, что допускает различное толкование понимания проникновения «против воли проживающего в нем лица», что составляет трудность для единообразного применении закона. Это относится к случаям, когда лицом совершается незаконное проникновение в жилище, в котором отсутствуют проживающие лица (находятся на работе, в отпуске и т.п.). Из изученных дел следует, что мировые судьи квалифицируют такие действия как незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица.

Так, Веселов К.Л., находясь  в состоянии алкогольного опьянения, замерз и с целью погреться без согласия собственника Р. и находившейся в доме Ш., проник через оконный проем в  жилой дом, где уснул. Действия Веселова квалифицированы по ч. 1 ст. 139 УК РФ.

Конечно, в целях единообразного понимания проникновения в жилище против воли проживающего в нем лица требуется совершенствование редакции ст. 139 УК РФ.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, то есть виновное лицо сознает, что нарушает неприкосновенность жилища, и желает этого. Мотив преступления не влияет на квалификацию деяния по ст. 139 УК РФ.

При рассмотрении уголовных дел судьям надлежит выяснять, где зарегистрирован и фактически проживает подсудимый, не проживает ли он в жилом помещении, не находится ли в нем, принадлежащее ему имущество, и т.д.

Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицирующий признак ч.2 ст.139 УК — применение насилия или угрозы его применения. Этот признак определяет способ незаконного проникновения в чужое жилище: причинение побоев, вреда здоровью или применение с целью подавления сопротивления потерпевшего физической силы без побоев или причинения вреда здоровью, а также угроза совершения этих действий.

В тех случаях, когда незаконное проникновение в жилище совершено с применением насилия (или угрозы его применения), причинившего средней тяжести или тяжкий вред здоровью, содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений: ч.2 ст.139 и статей 111, 112 УК РФ.

Совершение деяний, предусмотренных частями первой и второй ст.139 УК РФ, лицом, использующим для их совершения свое служебное положение, является особо квалифицирующим обстоятельством ( ч. 3 ст. 139 УК).

Служебное положение рассматривается как обстоятельство, определяющее способ совершения преступления, благодаря которому лицо имеет доступ к жилищу или возможность получить его. Незаконным использование служебного положения при проникновении в жилище будет тогда, когда пользование доступом к помещению выходит за рамки служебных полномочий, не входит в круг служебных обязанностей.

Незаконным использованием служебного положения при проникновении в жилище лицом, осуществляющим свои полномочия, будет и тогда, когда эти действия совершаются с нарушением установленного порядка (например, УПК РФ, Федерального закона от 12 августа 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Как уже было отмечено, ответственность за преступление, предусмотренное ст.139 УК РФ, наступает, если проникновение в жилище было незаконным. В соответствии со ст.25 Конституции Российской Федерации проникновение в жилище считается незаконным, если оно совершено против воли проживающих в нем лиц. Разрешается беспрепятственное проникновение в жилище в отдельных случаях, предусмотренных федеральными законами или на основании судебного решения.

Наиболее распространенной является ситуация, когда проживающие лица находятся в жилище и ясно дают понять, что возражают против вхождения в него. Проникновение в жилище при таких обстоятельствах является незаконным и должно влечь ответственность по ст.139 УК РФ.

Нередки случаи, когда лицо на законных основаниях входит в жилище, но в последующем отказывается его покинуть по требованию проживающего лица. Содержат ли такие действия состав рассматриваемого преступления? Очевидно, что нет, так как отсутствует общественно опасное деяние — незаконное проникновение в жилище.

Из общего правила, содержащего запрет на проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица, Конституция РФ делает два исключения. Беспрепятственное проникновение в жилище возможно в случаях, предусмотренных федеральным законом или на основании решения суда. Фактически речь идет только о случаях, предусмотренных федеральными законами. Суд может разрешить проникновение в жилище только на основании федерального закона. В частности, давая разрешение следователю на производство обыска или выемки в жилище, суд руководствуется правилами, предусмотренными УПК РФ. В Российской Федерации действует ряд таких законов.

Среди них можно выделить Закон Российской Федерации от 01.04.1993 (в редакции от 25.06.2012) «О Государственной границе Российской Федерации» (п.12 ст.30),Федеральные законы: от 21.12.1994 (в редакции от 30.11.2011) «О пожарной безопасности» (ст.6), от 03.04.1995 (в редакции от 8.12.2011) «О Федеральной службе безопасности» (ст.9), от 12.08.1995 (в редакции 10.07.2012) «Об оперативно-розыскной деятельности» (ст.9), от 27.05.1996 (в редакции от 8.12.2011) «О государственной охране» (ст.15), от 06.02.1997 (в редакции от05.04.2011) «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (ст.24), от 30.05.2001 (в редакции от 07.03.2005) «О чрезвычайном положении» (ст.12), от 06.03.2006 (в редакции 08.11.2011) «О противодействии терроризму» (п.11 ч.3 ст.11), от 02.10.2007 (в редакции от 28.07.2012) «Об исполнительном производстве» (п.6 ч.1 ст.64), от 07.02.2011 (в редакции от 28.07.2012) «О полиции» (ст.15).

Так, в соответствии со ст.15 Федерального закона РФ «О полиции» проникновение сотрудников полиции в жилые и иные помещения, земельные участки, принадлежащие гражданам, в помещения, на земельные участки и территории, занимаемые организациями, допускается в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также:

1) для спасения жизни граждан и (или) их имущества, обеспечения безопасности граждан или общественной безопасности при массовых беспорядках и чрезвычайных ситуациях;

2) для задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления;

3) для пресечения преступления;

4) для установления обстоятельств несчастного случая.

Закон РФ «О милиции», который утратил силу в связи с принятием Федерального закона «О полиции», в качестве одного из оснований разрешал сотрудникам милиции проникновение в жилище при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений. В новом Законе полномочия сотрудников полиции расширены и они получили право беспрепятственно проникать в жилище не только во время преследования лиц, подозреваемых в совершении преступлений, но и во всех случаях, когда имеются основания для задержания лица по подозрению в совершении преступления.

Сотрудник полиции обязан уведомить проживающих лиц об основаниях проникновения, за исключением случаев, когда промедление может создать угрозу жизни или здоровью граждан, сотрудников полиции или повлечь иные тяжкие последствия. Совершая проникновение в жилище, он должен использовать для этого безопасные способы и средства, с уважением относиться к чести, достоинству, жизни и здоровью граждан, не допускать без необходимости причинения ущерба их имуществу. Закон предоставляет право при необходимости произвести взлом (разрушение) запирающих устройств, элементов и конструкций, препятствующих проникновению в жилище. В соответствии с п.3 ст.23 Федерального закона для разрушения запирающих устройств может применяться огнестрельное оружие.

О каждом случае проникновения в жилище помимо воли находящихся там граждан сотрудник полиции в течение 24 часов обязан письменно уведомить прокурора и представить рапорт своему непосредственному начальнику. В этот же срок о факте проникновения в жилище уведомляются проживающие в нем лица или собственник жилого помещения, если проникновение было осуществлено в их отсутствие.

В ст. 16 Федерального закона «О полиции» предусмотрена возможность оцепления (блокирования) жилых помещений. Это мероприятие может проводиться для предотвращения угрозы жизни и здоровью граждан, которые не могут быть защищены иным способом.

Необходимость проникновения в чужое жилище нередко возникает при расследовании уголовных дел. Это связано с производством различных следственных действий в жилище человека.

В УПК РФ неприкосновенность жилища закреплена в качестве принципа уголовного судопроизводства. В соответствии со ст.12 УПК РФ осмотр жилища возможен без судебного разрешения, если против его производства не возражают проживающие в нем лица. Обыск и выемка в жилище во всех случаях должны производиться на основании судебного решения. В случаях, не терпящих отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены и без судебного решения (ч.5 ст.165 УПК).

В процессе расследования уголовных дел может возникнуть необходимость производства не только осмотра, обыска или выемки в жилище, но и других следственных действий, например, допроса, наложения ареста на имущество, получения образцов для сравнительного исследования. Уголовно-процессуальный закон не дает ответа на вопрос, как поступать в случаях, если против производства указанных следственных действий в жилище возражают проживающие в нем лица. Думается, что в подобных ситуациях дознавателю или следователю следует руководствоваться ч.1 ст.12 УПК и, получив отказ от проживающих лиц, совершать проникновение в жилище только на основании судебного решения.

 Основания возбуждения и прекращения уголовного дела

Уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч.1 ст.139 УК РФ, является в соответствии с ч.3 ст.20 УПК РФ делом частно-публичного обвинения и возбуждается не иначе как по заявлению потерпевшего. В силу п.5 ч.1 ст. 24 УПК РФ, п.2 ч.1 ст. 27 УПК РФ отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч.4 ст. 20 УПК РФ является основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела и уголовного преследования.

Осуждение лица по делу частно-публичного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего о возбуждении уголовного дела является незаконным.

Изученные уголовные дела возбуждены в соответствии с требованиями ч.3 ст.20, статей 140, 141 УПК РФ.

Судьям необходимо при рассмотрении уголовных дел по ч.1 ст.139 УК РФ проверять законность возбуждения уголовного дела. В случае, если отсутствие в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении к уголовной ответственности подсудимого по ч.1 ст.139 УК РФ, будет  обнаружено судом в ходе судебного разбирательства, то в соответствии с ч.8 ст.302 УПК РФ суд продолжает рассмотрение уголовного дела в обычном порядке и постановляет оправдательный приговор.

В то же время при изучении представленных на обобщение уголовных дел установлено, что по некоторым уголовным делам заявления потерпевших не содержат конкретной просьбы о возбуждении уголовного дела и привлечении к уголовной ответственности, за незаконное проникновение в жилое помещение против воли проживающего в нем лица, а указывается просьба «принять меры», «привлечь к ответственности», что не всегда свидетельствует о желании потерпевшего привлекать  лицо, проникшее к нему в жилище,  к уголовной ответственности по ст.139 УК РФ.

Так, Т. был осужден по п. «а» ч. 3 ст. 158 (2 преступления), ч.1 ст.139, ч.3 ст.30 и ч.2 ст.167, п.«а» ч.2 ст.158 УК РФ, Ю. был осужден по п.«а» ч.3 ст.158 (2 преступления), п.«а» ч.2 ст.158, пп.«а», «б», «в» ч.2 ст.158, ч.1 ст.139 УК РФ.

Приговор был отменен в части по следующим основаниям.

Суд первой инстанции, посчитав, что Т. и Ю. после незаконного проникновения в жилище Б. добровольно отказались от совершения кражи и ушли из жилища потерпевшей, усмотрел в действиях осужденных состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.139 УК РФ. При этом судом оставлено без внимания и оценки то обстоятельство, что собственник дома — потерпевшая Б. — не обращалась с заявлением о привлечении к уголовной ответственности лиц, незаконно проникших в ее жилище. В протоколе принятия устного заявления о преступлении следователем изложены обстоятельства покушения на кражу. Однако отношение потерпевшей к факту незаконного проникновения в жилище и желание либо нежелание привлекать к уголовной ответственности за сам факт незаконного проникновения следствием не выяснялось.

Так, уголовное дело в отношении Прохорова И.С.. было возбуждено по признакам преступления, предусмотренного п.«г» ч.2 ст.161 УК РФ, по заявлению Т. о привлечении к уголовной ответственности Прохорова И.С., который, находясь в квартире жилого дома, открыто, с применением насилия похитил ее сотовый телефон.

Переквалифицировав содеянное Прохоровым И.С., суд признал его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139, ч.2 ст.330 УК РФ.

Однако признавая Прохорова И.С. виновным в незаконном проникновении в жилище, суд не учел следующие обстоятельства. Потерпевшей по делу была признана Т., при этом достоверно установлено, что к указанной квартире отношения она не имела, находилась временно в качестве гостя проживающего и зарегистрированного в ней К., который по данному делу являлся свидетелем. К. с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Прохорова И.С. за незаконное проникновение в его квартиру не обращался, в ходе судебного разбирательства данный вопрос у К. не выяснялся.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 139 УК РФ, могло быть возбуждено не иначе как по заявлению потерпевшего, приговор в данной части был отменен с прекращением производства по делу на основании п.5 ч.1 ст.24 УПК РФ. Соответственно из приговора исключено назначение П. наказания по правилам ст. 69 УК РФ.

В соответствии с ч. 4 ст. 20 УПК РФ уголовные дела, предусмотренные ч.1 ст. 139 УК РФ, вправе возбудить руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель, и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

Примечателен пример из практики Верховного Суда Российской Федерации. Так, в кассационном определении судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2008 года по делу №50-О07-39 в отношении Высотина Д.И., Скипина С.В., Рамазанова А.Н., осужденных по ч.1 ст. 139 УК РФ, пп.«а». «ж», «к» ч.2 ст.105 УК РФ, было признано законным возбуждение следователем уголовного дела по ч.1 ст.139 УК РФ при отсутствии заявлений потерпевших, поскольку потерпевшие в силу своей насильственной смерти не могли самостоятельно воспользоваться принадлежащими им правами. Возбуждение уголовного дела следователем в данном случае было произведено с целью защиты прав потерпевших и отвечает требованиям уголовно-процессуального закона.

В то же время, проверяя законность возбуждения уголовного дела по ч.1 ст.139 УК РФ руководителем следственного органа, следователем, с согласия прокурора дознавателем, при отсутствии заявления потерпевшего в соответствии с ч.4 ст.20 УПК РФ судам следует обращать внимание, указаны ли основания для его возбуждения. При отсутствии указания оснований для его возбуждения, постановление о возбуждении уголовного дела не может быть признано законным.

В силу ч.3 ст.20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ, считаются уголовными делами частно-публичного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат, за исключением случаев, предусмотренных ст.25 УПК РФ.

Судьями области и мировыми судьями уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых по ч.1 ст.139 УК РФ, были прекращены по следующим основаниям:

2 – за примирением сторон (на основании ст.25 УПК РФ, ст.76 УК РФ), 1 — в отношении несовершеннолетнего в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ч.1 ст.431 УПК РФ), 1 — в отношении лица совершившего общественно-опасное деяние, относящееся к категории небольшой тяжести в состоянии невменяемости (ч. 2 ст. 443 УПК РФ).

В основном постановления о прекращении уголовного дела, вынесенные мировыми судьями, отвечают предъявляемым требованиям закона.

Вместе с тем, мировыми судьями допускаются ошибки.

Согласно ч.2 ст. 8 УПК РФ никто не может быть признан виновным иначе как по приговору суда и в порядке установленном УПК РФ. Если судом вынесен не приговор, а лишь постановление о прекращении дела, суды не вправе признавать установленным факт совершения подсудимым преступления.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка №25 Киреевского района Тульской области Кулешовым А.В.  прекращено уголовное дело в отношении Сухинина Д.Н., обвиняемого по ч.1 ст. 139 УК РФ. В описательно-мотивировочной части постановления мировой судья указал, что Сухинин Д.Н. совершил незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, в резолютивной части также указал на совершение им деяния, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ. Однако, в данном случае, в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством следовало указать, что Сухинин Д.Н. обвиняется в совершении незаконного проникновения в жилище, против воли проживающего в нем лица.

Аналогичная ошибка была допущена мировым судьей судебного участка №6 Белевского района Тульской области Жуковой Л.Г., указавшей в постановлении о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего Шалапутина Р.В., что он незаконно проник в жилище против воли проживающего в нем лица.

Некоторые вопросы подготовки судебного заседания и рассмотрения уголовных дел

Проведенной проверкой представленных уголовных дел установлено, что большая часть дел, предусмотренных ч.1 ст. 139 УК РФ, рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства, при этом в целом  требования гл. 40 УПК РФ при рассмотрении уголовных дел соблюдаются и в большинстве случаев по уголовным делам сложилась единообразная практика их рассмотрения.

Изученные уголовные дела свидетельствуют о том, что требования ст.ст.217 и 218 УПК РФ о разъяснении обвиняемому возможности рассмотрения уголовного дела в особом порядке органами следствия выполняются по всем делам. В протоколе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании следствия им указывается, что он желает воспользоваться правом, предусмотренным п.2 ч.5 ст.217 УПК РФ. В некоторых районах органы следствия, кроме того, отбирают у обвиняемых заявления, в которых также содержатся ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке.

Изучение представленных на обобщение уголовных дел показало, что предусмотренные ч.3 ст.227 УПК РФ сроки принятия решения по поступившему уголовному делу судами области соблюдаются.

Ст. 233 УПК РФ устанавливает, что рассмотрение уголовного дела в судебном заседании должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания.

Указанные сроки начала рассмотрения уголовного дела в судебном заседании судами области также соблюдаются.

В соответствии с ч.3 ст.229 УПК РФ стороной может быть заявлено ходатайство о проведении предварительного слушания после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

Согласно ч.2 ст. 321 УПК РФ судебное разбирательство мировыми судьями должно быть начато не ранее 3 и не позднее 14 суток со дня поступления в суд уголовного дела.

По изученным делам установлено, что некоторыми мировыми судьями данные сроки не соблюдаются, что лишает стороны возможности воспользоваться предоставленным им правом заявить ходатайство о проведении предварительного слушания по основаниям, предусмотренным ч.2 ст. 229 УПК РФ.

Так, обвиняемый Сафонов Н.А. получил обвинительное заключение 29 февраля 2012 года, в тот же день уголовное дело поступило на судебный участок №81 Кимовского района Тульской области, и мировым судьей 29 февраля 2012 года было вынесено постановление о назначении судебного заседания в особом порядке судебного разбирательства.

Аналогичные недостатки допущены мировыми судьями судебных участков №82 Плавского района Тульской области в отношении обвиняемого Поликарпова А.В. и Булавинцева В.Н., судебного участка №78 Центрального района г. Тулы в отношении обвиняемых Мишарина А.В. и Лизоркина И.В., судебного участка №45 Узловского района Тульской области в отношении обвиняемого Брыкина Д.А., судебного участка № 5 Арсеньевского района Тульской области в отношении Сидорина А.Н.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в редакции Постановления от 24.02.2010 № 4, от 23.12.2010 № 31) при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке судам надлежит устанавливать, имеются ли по уголовному делу необходимые для этого условия.

Согласно требованиям норм главы 40 УПК РФ такими условиями следует считать: заявление обвиняемого о согласии с предъявленным обвинением; заявление такого ходатайства в присутствии защитника и в период, установленный статьей 315 УПК РФ; осознание обвиняемым характера и последствий заявленного им ходатайства; отсутствие возражений у государственного или частного обвинителя и потерпевшего против рассмотрения уголовного дела в особом порядке; обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы; обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; понимание обвиняемым существа обвинения и согласие с ним в полном объеме; отсутствие оснований для прекращения уголовного дела.

Согласно материалам уголовных дел, в них имеются документальные данные, подтверждающие, что обвиняемые заявляли о согласии с предъявленным обвинением; ходатайствовали о рассмотрении уголовного дела в особом порядке в присутствии защитника и в период, установленный статьей 315 УПК РФ; что ими осознавался характер и последствия заявленного ходатайства, по всем делам государственные обвинители были согласны на рассмотрение уголовных дел в особом порядке.

Постановление Пленума Верховного суда от 5 декабря 2006 г. N 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в ред. от 24.02.2010 N 4,от 23.12.2010 N 31) содержит требование о  недопустимости рассмотрения уголовных дел в особом порядке без подсудимого, его защитника, государственного или частного обвинителя, поскольку от позиции указанных участников судебного разбирательства зависит возможность применения особого порядка принятия судебного решения.

Нарушений этих требований не установлено.

Согласно этому же Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации суду в судебном заседании следует также удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

В основном указанные требования уголовно-процессуального закона мировыми судьями и районными судами выполняются и из представленных для обобщения уголовных дел следует, что потерпевшие, участвующие в судебном заседании, не возражали против рассмотрения дел в особом порядке.

Вместе с тем, уголовные дела в отношении Сигачева Н.А. и Старцева А.С., осужденных по ч.1 ст. 139 УК РФ, Толубаева Г.Н. и Викторова А.А., осужденных за два преступления, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ, приговорами мирового судьи судебного участка №81 Кимовского района Тульской области (Довбер Т.М.), рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства без согласия  потерпевших.

При изучении уголовных дел установлены случаи повторного участия мирового судьи в отношении соучастников преступления.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 17.06.2008 №733-О-П, участие судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследованных с его участием обстоятельств по делу, является недопустимым, поскольку высказанная судьей в процессуальном решении позиция относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных по делу доказательств, ограничивала бы его свободу и независимость при дальнейшем производстве по делу и постановлении приговора или иного решения.

Соответственно, в силу конституционных принципов независимости, объективности и беспристрастности судей, а также по смыслу положений ст. 63 УПК РФ судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в отношении соучастников преступления, в совершении которого обвиняется лицо, не может участвовать в рассмотрении уголовного дела в отношении такого лица.

Так, приговором мирового судьи судебного участка №52 Ясногорского района Тульской области (Левенкова Е.Е.) осужден сначала Волченков В.Г. за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст.139 УК РФ, совместно с лицами, в отношении которых уголовные дела выделены в отдельное производство.

После этого этим же мировым судьей осужден Деев К.Ю. за совершение преступления, предусмотренного ч.1 ст. 139 УК РФ, совместно с Волченковым В.Г. и лицом в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

 Поскольку при вынесении приговора в отношении Волченкова В.Г. мировой судья уже высказал мнение по вопросам, которые вновь являлись предметом разбирательства по уголовному делу в отношении Деева К.Ю. она участвовать не должна была.

Аналогичная ситуация усматривается по уголовным делам в отношении Матвеева Р.М. и Белякова П.О., осужденных по ч.1 ст. 139 УК РФ.

Практика назначения уголовного наказания

Санкция части 1 ст.139 УК РФ предусматривает наказание в виде штрафа в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ).

В санкции части 2 ст. 139 УК РФ (то же деяние, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения) предусматривается наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

По части 3 ст.139 УК РФ за деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения предусмотрено наказание — штраф в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо арест на срок до четырех месяцев, либо лишение свободы на срок до трех лет (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ).

В силу ст.6 УК РФ наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности содеянного, обстоятельствам совершения преступления и личности виновного.

В соответствии с ч.2 ст.43 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения новых преступлений.

Наряду с общими началами назначения наказания, регламентированными ст.60 УК РФ, часть 3 указанной статьи обязывает суд по каждому делу учитывать влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Обобщение судебной практики назначения наказания за преступления, предусмотренные ст.139 УК РФ, показало, что в целом при назначении осужденным наказания судьи выполняют требования уголовного закона, а также требования постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года №2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» (в редакции Постановлений от 03.04.2008 №5, от 29.10.2009 №21), от 29 октября 2009 №20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» (в редакции Постановления от 23.12.2010 №31) и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года «О судебном приговоре» (в редакции Постановления от 06.02.2007 №7).

В большинстве случаев судами учитывались как характер и степень общественной опасности преступления, так и данные о личности виновных, отсутствие (или наличие) отягчающих обстоятельств, наличие смягчающих наказание обстоятельств, к которым чаще всего суд относит признание вины, раскаяние в содеянном, наличие малолетних детей, возмещение материального ущерба и морального вреда, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Назначение наказания в виде штрафа в основном не вызывают у суда трудностей с его применением.

В то же время имеются случаи необоснованного предоставления рассрочки  выплаты штрафа, что не способствует достижению целей наказания.

Так, мировой судья судебного участка №6 Белевского района Тульской области (Жукова Л.Г.) назначила наказание Искандерову М.Б. по ч.1 ст.139 УК РФ в виде штрафа в размере 10000 рублей с рассрочкой на 2 месяца с выплатой по 5000 рублей в мае и июне 2012 года.

Однако, как следует из материалов уголовного дела, осужденный ходатайство о предоставлении ему рассрочки не заявлял, наоборот Искандеров М.Б. сказал о том, что может оплатить штраф.

При отсутствие ходатайства осужденного, а также без выяснения его материального положения тем же мировым судьей была предоставлена рассрочка осужденному Буланову Д.А., осужденному по ч.1 ст.139 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 9000 рублей с рассрочкой на 3 месяца, с выплатой ежемесячно по 3000 рублей.

Такие же недостатки допущены мировым судьей судебного участка №39 Суворовского района Тульской области  (Тучков А.Е.) при назначении наказания в виде штрафа и предоставлении рассрочки его выплаты по уголовному делу в отношении Калинкина Е.Н.

При этом в материалах дела отсутствуют сведения об имущественном положении осужденных, материальное и семейное положение не было предметом обсуждения в судебном заседании, ни в одном приговоре мировыми судьями не приведены мотивы, по которым они пришли к выводу о предоставлении рассрочки выплаты штрафа, что противоречит ч. 3 ст. 46 УК РФ, разъяснениям, содержащимся в п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 года №2 «О практике наказания судами Российской Федерации уголовного наказания»  (в редакции Постановлений от 03.04.2008 №5, от 29.10.2009 №21).

При назначении наказания по совокупности преступлений некоторыми мировыми судьями не учитываются положения ч.2 ст.71 УК РФ, и разъяснения постановления Пленума  Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 №20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания» (в редакции Постановления от 23.12.2010 №31), согласно п.11 которого в соответствии с частью 2 ст.69 и частью 2 ст.71 УК РФ при назначении штрафа в качестве основного вида наказания за одно из преступлений, образующих совокупность, суд при сложении наказаний должен указать, что штраф исполняется самостоятельно.

В то же время мировой судья судебного участка №10 Веневского района Тульской области (Рыбина Н.Н.), признав Новикова Н.Н. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.139 УК РФ и ч.1 ст. 119 УК РФ, назначила наказание по ч.1 ст. 139 УК РФ —  штраф в размере 10000 рублей, по ч.1 ст. 119 УК РФ – ограничение свободы  на срок 1 год. По совокупности преступлений на основании ч.2 ст. 69 УК РФ путем полного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде ограничения свободы на срок 1 год со штрафом 10000 рублей. Новикову Н.Н. установлены  определенные ограничения и возложена обязанность. Вопреки требованиям ч.2 ст.71 УК РФ, в приговоре не указано, что штраф исполняется самостоятельно.

Кроме того, мировой судья вопреки требованиям ч.1 ст.53 УК РФ при назначении Новикову Н.Н. наказания по ч.1 ст.119 УК РФ в виде ограничения свободы не установил ему конкретные ограничения, предусмотренные этой нормой закона, т.е. фактически не назначил наказание.

Такую же ошибку допустила мировой судья судебного участка №68 Пролетарского района г. Тулы Раннева А.Г. при осуждении Лысенко С.В., назначив ему наказание по ч.1 ст.139 УК РФ в виде штрафа в размере 15000 рублей, по ч.1 ст. 119 УК РФ в виде ограничения свободы на срок 10 месяцев, установив осужденному определенные ограничения и возложив обязанность, в то же время по совокупности преступлений, сославшись на ч.2 ст. 69 УК РФ, путем  поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначила наказание в виде ограничения свободы на срок 10 месяцев, с определенными ограничениями и обязательством.

В соответствии с ч.5 ст. 62 УК РФ при особом порядке судебного разбирательства наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершение преступления.

Приговором мирового судьи судебного участка №15 Дубенского района Тульской области (Вытягова И.А.) осуждены Кузнецов А.В. по ч.1 ст. 139 УК РФ и ему назначено наказание в виде исправительных работ сроком на 9 месяцев с удержанием в доход государства в размере 15% из заработка, и Воробьева Т.Н. по ч.1 ст. 139 УК РФ к исправительным работам сроком на 9 месяцев с удержанием в доход государства в размере 15 % из заработка. Дело рассмотрено в соответствии с главой 40 УПК РФ.

В соответствии с ч.5 ст.62 УК РФ при особом порядке судебного разбирательства, наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида или размера наказания, предусмотренного за совершенное преступление. С учетом этого назначенное Кузнецову А.В. и Воробьевой Т.Н. наказание не может превышать 8 месяцев исправительных работ.

Приговором Одоевского районного суда Тульской области от 12 июля 2012 года (судья Свириденко Л.Л.) приговор мирового судьи от 18 июня 2012 года был изменен. Суд апелляционной инстанции правильно установил, что наказание осужденным было назначено с нарушением ч.5 ст.62 УК РФ, согласно которой срок или размер наказания, назначаемого лицу, уголовное дело в отношении которого рассмотрено в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

При этом суд апелляционной инстанции правильно указал на то, что наиболее строгим наказанием по санкции ч.1 ст. 139 УК РФ является арест. В то же время, поскольку до настоящего времени федеральный закон о введение в действие положения Уголовного кодекса РФ о наказании в виде ареста не принят, и арест в качестве наказания в настоящее время не применяется, то наиболее строгим видом наказания по данной статье являются исправительные работы. С учетом этого, правильно применил положения ч.5 ст.62 УК РФ и назначил наказание каждому из осужденных по ч.1 ст. 139 УК РФ в виде исправительных работ сроком на 8 месяцев с ежемесячным удержанием в доход государства 15% заработка в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительной инспекцией, но в районе места жительства осужденного.

Кроме того, мировым судьей при назначении наказания была нарушена ст. 50 УК РФ, в приговоре не указано место отбывания наказания в виде исправительных работ неработающими осужденными, что также было устранено судом апелляционной инстанции.

Аналогичная ошибка в применении ч. 5 ст. 62 УК РФ при назначении наказания допущена мировым судьей судебного участка №20 Каменского района Тульской области (Висягина Л.Б.) в отношении Лыткиной О.Н.. Такая же ошибка допущена мировым судьей судебного участка №81 Кимовского района Тульской области (Довбер Т.М.) в отношении Толубаева Г.Н. и Викторова А.А., что не было устранено и в приговоре суда апелляционной инстанции – Кимовского городского суда Тульской области.

Кроме того, мировой судья, назначив Толубаеву Г.Н. и Викторову А.А. каждому по двум преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.139 УК РФ, наказание в виде исправительных работ, по совокупности преступлений по ч.2 ст.69 УК РФ назначила наказание в виде лишения свободы, что не соответствует ч.2 ст.69 УК РФ, предусматривающей, что окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим, либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний. Таким образом, по совокупности преступлений по ч.2 ст.69 УК РФ должно было быть назначено наказание в виде исправительных работ. Данная ошибка была устранена судом апелляционной инстанции.

Кроме того, в результате изучения уголовных дел, установлено, что некоторыми мировыми судьями при назначении наказания в виде исправительных работ нарушается ст.50 УК РФ, в приговоре не указывается место отбытия наказания в виде исправительных работ.

Такая ошибка была допущена мировыми судьями судебного участка №15 Дубенского района Тульской области Вытяговой И.А. в отношении осужденного Кузнецова А.В., судебного участка №9 Веневского района Тульской области Бурнышевым П.С. в отношении осужденных Долгополова М.В. и  Хромова В.В., судебного участка №20 Каменского района Тульской области Висягиной Л.Б. в отношении осужденной Лыткиной О.Н.

При наличии смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п. «и» или «к» ч.1 ст.61 УК РФ и отсутствии отягчающих, суд назначает наказание с применением ч.1 ст.62 УК РФ.

Как смягчающее наказание обстоятельство мировой судья судебного участка №9 Веневского района Тульской области (Бурнышев П.С.) признал активное способствование раскрытию и расследованию преступления в отношении Хромова В.В., осужденного по ч.1 ст.139 УК РФ, но при назначении наказания, не установив отягчающих наказание обстоятельств, ч.1 ст.62 УК РФ не применил, назначив наказание в виде 8 месяцев исправительных работ с удержанием из заработной платы 20% в доход государства с учетом только правил ч.5 ст.62 УК РФ. Согласно части 1 статьи 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами «и» и (или) «к» части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Согласно п.14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 декабря 2006г. №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» (в редакции от 24.02.2010 №4, от 23.12.2010 №31, от 09.02.2012 №3, от 05.06.2012 №10) при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и части 7 статьи 316 УПК РФ.

Наказание должно было быть назначено не более 5 месяцев исправительных работ. Поскольку наказание виновному назначается по правилам ч.5 ст. 62 УК РФ, а затем этот срок наказания сокращается с учетом положений ч.1 ст.62 УК РФ (не более 2/3 от 2/3).

Допускаются ошибки мировыми судьями по применению правил назначения наказания, предусмотренных ч.1 ст.62 УК РФ, при рассмотрении уголовных дел в общем порядке уголовного судопроизводства.

Так мировой судья судебного участка №28 Ленинского района Тульской области Вуколовой О.М. при осуждении Бессонова И.Г. по ч.1 ст.139 УК РФ, признав смягчающим наказание обстоятельством активное способствование раскрытию и расследованию преступления, предусмотренное п.«и» ч.1 ст.61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, не применил правила ч.1 ст. 62 УК РФ, назначив наказание в виде исправительных работ сроком на 9 месяцев с удержанием из заработка в доход государства 20% ежемесячно. В то время как, назначая наказание с применением ч.1 ст. 62 УК РФ и учитывая, что исправительные работы являются наиболее строгим видом наказания, предусмотренным ч.1 ст. 139 УК РФ в действующей редакции, наказание в виде исправительных работ не могло превышать 8 месяцев.

В апелляционном порядке приговором Ленинского районного суда Тульской области (судья Никишин С.Н.) приговор в отношении Бессонова И.Г. был изменен ввиду чрезмерной суровости, суд пришел к выводу, что в приговоре не приведены основания применения наиболее строгого вида наказания, и назначил наказание в виде штрафа в размере 10000 рублей.

По приговору мирового судьи судебного участка №10 Веневского района Тульской области (Рыбина Н.Н.) Мишадаев Р.А. осужден по ч.1 ст.139 УК РФ к исправительным работам по основному месту работы сроком на 6 месяцев с удержанием в доход государства 20% заработка. На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору Веневского районного суда от 6 апреля 2012 года, назначено окончательно лишение свободы на срок 2 года 7 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Назначая окончательное наказание по совокупности преступлений мировой судья сослался на ст.69 УК РФ, не указав какую часть данной статьи применяет.

Кроме того, как следует из вводной части приговора Мишадаев С.А. не судим, в то же время из мотивировочной и резолютивной частей приговора следует, что он осужден Веневским районным судом 6 апреля 2012 года по п. «а» ч.3 ст.158 УК РФ. Вводная часть приговора не соответствует требованиям ч.4 ст.304 УПК РФ, согласно которой по каждому делу должны быть выяснены и указаны в вводной части приговора фамилия, имя и отчество подсудимого, дата и место его рождения, место жительства, место работы, род занятий, образование, семейное положение и иные данные о личности подсудимого, имеющие значение для дела. Как разъяснено в п.5 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 апреля 1996г. №1 «О судебном приговоре» (в редакции от 06.02.2007 №7), к иным сведениям о личности подсудимого, имеющим значение для дела, относятся такие сведения, которые наряду с другими данными могут быть учтены судом при назначении наказания, вида исправительной колонии, признании рецидива преступлений и разрешении других вопросов, связанных с постановлением приговора. Это, в частности, данные об имеющейся у подсудимого инвалидности, наличии у него государственных наград, почетных, воинских и иных званий, о прежних судимостях. При этом в отношении лиц, ранее судимых, во вводной части приговора должны содержаться сведения о времени осуждения, уголовном законе, мере наказания, содержании в местах лишения свободы, основании и времени освобождения, неотбытой части наказания по предыдущему приговору. Если судимости сняты или погашены, суд не вправе указывать их во вводной части приговора.

Согласно ч.1 ст.316 УПК РФ судебное заседание по ходатайству подсудимого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в связи с согласием с предъявленным обвинением проводится в порядке, установленном главами 35, 36, 38 и 39 УПК РФ с учетом требований настоящей статьи, ч.8 которой устанавливает, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый, а также выводы суда о соблюдении условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Анализ доказательств и их оценка судьей в приговоре не отражаются.

При этом ч.8 ст.316 УПК РФ не отменяет требований ч. 1 ст. 307 УПК РФ  о том, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать: описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступлений и п.2 ч.1 ст.299 УПК РФ.

В то же время мировыми судьями не всегда соблюдаются данные требования. Так, в приговоре мирового судьи судебного участка №81 Кимовского района Тульской области (Довбер Т.М.) в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора в отношении Толубаева Г.Н. и Викторова А.А. указано: «Толубаев Г.Н. и Викторов А.А. обвиняются в незаконном проникновении в жилище, совершенном против воли проживающего в нем лица», то есть в описательно-мотивировочной части приговора суд описал существо предъявленного им органами предварительного следствия обвинения, а не описание преступного деяния при обстоятельствах, установленных судом.

Аналогичная ошибка допущена указанным мировым судьей в приговоре в отношении Балицкого С.В.

Проведенная проверка показала, что судами области не нарушаются требования закона, запрещающие рассмотрение в особом порядке уголовных дел в отношении несовершеннолетних обвиняемых.

В кассационном порядке судебной коллегией по уголовным делам Тульского областного суда за первое полугодие 2012 года было рассмотрено 1 уголовное дело, в совокупность преступлений которого вошло преступление по ч.1 ст. 139 УК РФ. Судом кассационной инстанции от 14.03.2012 года был изменен приговор Новомосковского городского суда Тульской области от 5.12.2011 года (судья Тимошенко С.Ю) в отношении Данченко А.З., исключено указание о назначении ему наказания по ч.2 ст.325 и ч.1 ст. 139 УК РФ. Вопреки требованиям ч.3 ст.50 УК РФ суд при назначении Данченко А.З. наказания по ч.2 ст.325, ч.1 ст. 139 УК РФ в виде исправительных работ не определил процент удержания из заработной платы осужденного в доход государства, то есть фактически не назначил наказание за данные преступления.

По результатам изученных уголовных дел, представленных на обобщение, следует, что случаев, когда в действиях подсудимых не был установлен признак противоправности проникновения в жилище потерпевших,  не имелось.

Подводя итог, можно сказать, что Конституция Российской Федерации, действующее законодательство защищают право каждого человека на неприкосновенность его жилища. Наличие ст.139 в Уголовном кодексе Российской Федерации в значительной мере сдерживает рост числа нарушений данного вида, которых могло бы быть гораздо больше при ее отсутствии. При этом законодательство современной России в части охраны неприкосновенности жилища требует дальнейшего совершенствования. В целом проблема неприкосновенности жилища не может быть решена только правовыми средствами. Для достижения этой цели необходимо, чтобы у большинства граждан сформировалась высокая правовая культура, концентрированным выражением которой является уважительное отношение к правам и свободам других лиц.

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Всего комментариев: 3

  • Владимир
    Автор: Владимир, Июнь 10, 2018 в 10:36

    Евгений, зачем Вы признали вину-то? У вас не было умысла на незаконное проникновение в жилище, что за бред вообще. Если все, что Вы сказали правда, дело не должны были даже возбуждать…

    Ответить
  • Евгений
    Автор: Евгений, Май 23, 2018 в 03:08

    Такой случай…Был выпивший. Ошибся этажом, не дошел один этаж))По ошибке постучал в дверь, открыла женщина, в которой я узнал жену директора техникума. Я, чтобы загладить неловкость, поздоровался и поздравил ее с наступающим праздником, переступил порог квартиры. Она меня поздравила с днем рождения, которое у меня на след. день. В это время появился на пороге комнаты ее муж, директор техникума,( я уволился 2 года назади не видел их до этого момента) которого я тоже почему то поздравил)) Был растерян.. Он обиделся на мое поздравление( 8 марта) Через некоторое время, минуты 2 я ушел оттуда с извинениями.. Дальше порога я не переступал, см 30-50 не более.Через 5 дней поступает заявление на мое имя от директора, который хочет привлечь меня к уголовной ответственности, а дальше машина по уничтожению людей заработала.. Теперь жду суда, который состоится завтра. Вину свою признал, хочу в особом порядке… Так что, люди, берегитесь таких людей!!!
    Приходил просить извинения.. Вышла его жена( просто мебель), в беседе с ней выяснилось, что она никаких претензий ко мне не имеет, и что все это затеял он.. Есть аудиозапись. Позже ходила моя супруга к нему лично. Он начал ее снимать на камеру телефона их беседу. Моя супруга отвернулась и ушла.
    Но заявление поступило от двух лиц, мужа и жены.. Кстати, он кандидат педагогических наук…( Я нашел его кандидатскую в диссертант нет, сплошная калька.) Но, работая с ним вместе, я знаю какой он подлый и низкий человек. В беседе со мной, ныне работающие с ним мои коллеги, всячески поддерживают меня, говорят, что он нехороший, злой и мстительный человек, который живет такими делами. Да и сотрудники, которые проводили расследование, не смогли найти с ним общий язык, сказали, что он непрошибаем и жаждет крови и очень наслышаны о нем. Действие происходит на Чукотке.
    Надеюсь на штраф. Ранее не судим, не привлекался. Характеристики хорошие. Жаль, что это пятно останется на всю жизнь, скажется на детях. Мириться не хочу, признал вину потому что хотел поехать к больной матери( она умерла на днях), но не увидел и не похоронил.

    Ответить
  • ФЛЁРА
    Автор: ФЛЁРА, Ноябрь 19, 2015 в 11:49

    в ульяновске за незаконное проникновение…отравление ничего не светит…кроме божьего суда(спасибо что живы остались)ведь все »порядочные люди»студенты,медики,учителя и тд
    вначале отравили…разгромили всю квартиру… полиция даже не пришла а лишь через пол года отписалась что не заходя в квартиру,ничего не обнаружили
    а в прокуратуре тишина..
    мало того мы не можем выйти из дома …к нам проникают
    да еще эти же убийцы и их соучастники вылавливают и угрожают

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Адвокат в Самаре Анатолий Антонов
Если Вам необходима консультация адвоката - не оттягивайте решение данного вопроса, просто перезвоните нам по номеру в Самаре +7 (846) 212-99-71!
К каждому клиенту гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Добавляйтесь в друзья
Подписывайтесь на мой канал
Наша практика
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии