г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
+7 (846) 212-99-71

Основания для производства обыска

Адвокат Антонов А.П.

В ч. 1 ст. 182 УПК РФ законодатель попытался сформулировать определение «основания производства обыска». По его мнению, таковым «является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела».

Сразу отметим, кому-то это может показаться само собой разумеющимся обстоятельством. Наличествовать достаточные данные могут не только у должностного лица (органа), уполномоченного на принятие решения о производстве обыска по реальному уголовному делу. Ими иногда располагают и другие участники уголовного процесса (потерпевший, должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и др.). Однако присутствовать таковые должны, во-первых, в уголовном деле. На это прямо указывает Пленум Верховного Суда РФ в п. 12 своего Постановления N 19 от 1 июня 2017 года. А, во-вторых, в распоряжении должностного лица (органа), принимающего решение о производстве обыска.

Только наличие достаточных данных в соответствующих материалах, а не вне таковых (кто бы ими не обладал) имеет юридическое значение, позволяющее констатировать обоснованность принятия следователем (дознавателем и др.), а в предусмотренных законом случаях и судом решения о производстве обыска.

Если, к примеру, в материалах дела совокупность доказательств, являющаяся фактическим основанием производства обыска в жилище, имеется, но суду данные доказательства следователем не представлены (у суда таковые отсутствуют), в этом случае суд не будет располагать фактическими основаниями принятия решения о производстве обыска в жилище.

В ч. 1 ст. 182 УПК РФ законодатель попытался сформулировать определение фактическому, а не юридическому основанию производства рассматриваемого следственного действия. Вернее сказать, фактическому основанию принятия решения о вынесении постановления о производстве обыска. Обычно под такого рода основаниями имеется в виду определенная совокупность доказательств, иногда в единстве с иной информацией, содержание которых указывает на допустимость производства следственного действия, которому всецело посвящена ст. 182 УПК РФ.

Между тем напомним, что исходя из содержания ч. 1 ст. 182 УПК РФ фактическим основанием принятия решения о производстве обыска является наличие достаточных определенного рода данных. Не осмеливаясь признать указанную формулировку несколько непоследовательной, ее дословно повторяют в своих работах авторы учебников, пособий и иных произведений. Иногда ее видоизменяют до «наличия достаточных оснований».

К тому же в юридической литературе встречаются выражения, согласно которым право производство обыска у следователя появляется, когда у него имеются достаточные основания полагать, что имеет место определенное событие. Что же получается, основания могут быть и недостаточными? Основания либо есть, либо их нет! И когда они имеются, они, безусловно, достаточны для принятия того процессуального решения, фактическими основаниями которого они и являются. Недостаточная для принятия решения совокупность сведений не может быть признана основанием принятия анализируемого процессуального решения. И уже только поэтому использованная учеными формулировка «достаточные основания полагать» представляется небезупречной. Хотя нам, несомненно, известно, что она употреблена законодателем в некоторых статьях УПК РФ (ст. ст. 97, 115, 153, 184 — 186.1 и др.).

Мы же полагаем, что основанием производства обыска является не наличие, а сама совокупность доказательств (доказательств вместе с оперативно-рjзыскной информацией), во-первых, содержащая в себе сведения об обстоятельствах, перечисленных в ч. 1 и (или) ч. 16 ст. 182 УПК РФ, и, во-вторых, достаточная для принятия искомого процессуального решения. Или, как пишут некоторые процессуалисты, фактическими основаниями для производства обыска выступают специфического вида достаточные данные; совокупность имеющихся в уголовном деле конкретных фактических данных, содержащихся в установленных законом источниках.

В этой связи еще раз заметим, что в ст. 182 УПК РФ основание производства обыска сформулировано несколько иначе, чем у нас — через термин «наличие», а не через понятие «доказательства» (сведения, информация, данные). Между тем думается, что это не принципиальная позиция законодателя, а его упущение при формулировке фактического основания производства рассматриваемого следственного действия.

Общий подход к фактическим основаниям принятия процессуальных решений как к совокупности доказательств (данных, сведений и т.п.) (которыми, бесспорно, должны располагать субъекты, уполномоченные на принятие этих решений) нашел свое отражение в ряде статей УПК РФ. Процессуальное решение следователь (дознаватель и др.), судья принимают при наличии у них внутреннего убеждения в его законности. В соответствии же с правилами ч. 1 ст. 17 УПК РФ внутреннее убеждение следователя (дознавателя и др.), судьи основывается на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, а не на предположении («наличии» таковых), как пишут некоторые авторы. На это же обстоятельство обращает внимание законодатель при формулировании оснований возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ), вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 171 УПК РФ) и др.

Именно поэтому применительно к фактическому основанию принятия решения о производстве обыска последовательно говорить о доказательствах (доказательствах вместе с оперативно-розыскной информацией), а не о наличии таковых и не о предположении. Недаром в ст. 184 УПК РФ законодатель упоминает о наличии оснований. Если бы под основаниями производства обыска он понимал наличие данных, а не сами данные, то и не стал бы в ч. 1 ст. 184 УПК РФ употреблять термин «наличие». Иначе получается — личный обыск может быть произведен «при наличии» «наличия данных». Личный обыск, как и любой другой вид обыска, может быть произведен при наличии оснований — наличии данных (доказательств, доказательств вместе с оперативно-розыскной информацией), совокупность которых позволяет принять законное и обоснованное процессуальное решение о производстве обыска, в том числе и личного обыска.

Обоснование того, что закон не связывает проведение обыска с наличием исключительно доказательств, что фактическим основанием обыска может служить совокупность доказательств и фактических данных, почерпнутых из оперативно-розыскных источников, давно уже удачно и на примерах сформулировано В.В. Кальницким. Аналогичное место в принятии решения о производстве обыска результатам оперативно-розыскных мероприятий отводят и другие авторы. И не обязательно, чтобы оперативно-розыскные данные отвечали «требованиям, предъявляемым УПК к доказательствам» («приобрели процессуальную форму доказательств»), как пишут некоторые авторы. Если они отвечают таким требованиям, то это уже не оперативно-розыскные данные, а уголовно-процессуальные доказательства.

В этой связи следует отметить также то, что «результаты оперативно-розыскной деятельности служат вспомогательным средством, позволяющим установить обстоятельства, имеющие значение для принятия решения о проведении следственных действий, и не могут подменять фактические данные, получаемые и подтверждаемые в уголовно-процессуальных процедурах (доказательства, понятие которых раскрывается в статье 74 УПК Российской Федерации), обеспечивающих допустимость и достоверность добытых сведений, возможность их проверки и оценки.

Основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать (обоснованные предположения), что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Следовательно, лишь в ходе проведения обыска могут быть подтверждены либо опровергнуты предположения о наличии или отсутствии отыскиваемых предметов в месте его проведения или у конкретного лица, что само по себе не свидетельствует о его необоснованности, о клеветническом характере сведений (данных), с привлечением которых осуществлялось это следственное действие…».

Итак, в ч. 1 ст. 182 УПК РФ речь идет о достаточных данных, то есть о таком их количестве и качестве, сколько нужно, совокупности данных, удовлетворяющих потребностям и необходимым условиям. К условиям в этом случае следует отнести предусмотренные УПК РФ требования к форме и содержанию рассматриваемых данных.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры.

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Чтобы записаться на бесплатную консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал
КонсультантПлюс: "Горячие" документы
ПРАВО.RU
ГАРАНТ: Новости
Свежие комментарии