г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Приговором Кировского районного суда г. Самары подсудимые признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ в отношении Доверителя

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 

13 декабря 2022 года 

Кировский районный суд г. Самары в составе председательствующего судьи Ерух О.А., 

при секретарях судебного заседания, помощника судьи, 

с участием государственных обвинителей., 

потерпевшего ФИО1, представителей потерпевшего Антонова А.П., Малофеева В.А., Антоновой Л.М., 

подсудимого ФИО2., защитника — адвоката ФИО4, предъявившего удостоверение и ордер, 

подсудимого ФИО3., защитника — адвоката ФИО5.,  предъявившей удостоверение и ордер, 

рассмотрев в открытом судебном заседании в общем порядке принятия судебного решения материалы уголовного дела № в отношении 

ФИО2, ДАТА года рождения, уроженца АДРЕС, гражданина РФ, со средним специальным образованием, холостого, работающего неофициально курьером B ООО «НАЗВАНИЕ», военнообязанного, зарегистрированного по адресу: АДРЕС, проживающий по адресу: АДРЕС, судимого:

24.11.2015 приговором Краноглинского районного суда г. Самары по ч. 1 ст. 30, п. «п» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 5 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Освобожден 07.05.2020 по отбытию наказания, 

ФИО3, ДАТА года рождения, уроженца АДРЕС, гражданина РФ, со средним специальным образованием, холостого, не работающего, военнообязанного, зарегистрированного и проживающего по адресу:АДРЕС, судимого:

04.04.2017 приговором Промышленного районного суда г. Самары по п. «г» ч. 2 ст. 161, ст. 319 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69, ст. 71 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года 7 месяцев, c отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Освобожден 02.04.2019 по отбытию наказания;

04.02.2020 приговором мирового судьи судебного участка No 31 Самарского судебного района г. Самары по ч. 1 ст. 158 УК РФ, к наказанию в виде 10 месяцев лишения свободы; 

07.10.2020 Клявлинским районным судом Самарской области по п.п. «а,б» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ (приговор от 04.02.2020), к наказанию в виде 11 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Освобожден 16.12.2020 по отбытию наказания, 

обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, 

УСТАНОВИЛ: 

ФИО2 совершил умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, при следующих обстоятельствах. 

Так он, 18.12.2021 примерно в 08-07 час., находясь у АДРЕС, на почве личных неприязненных отношений к ФИО1, имея умысел на причинение легкого вреда здоровью последнему, подошел к потерпевшему и, осознавая общественную опасность своих действий и их последствия в виде причинения легкого вреда здоровью потерпевшего, и желая их наступления, действуя умышленно, нанес ФИО1 не менее 2 ударов кулаком в область лица, причинив ФИО1 физическую боль и, согласно заключения эксперта № № от 22.12.2021, телесное повреждение: травма мягких тканей правой параорбитальной области: кровоподтек на верхнем веке глаза и рану на брови. Повреждение — травма мягких тканей правой параорбитальной области — по признаку кратковременного расстройства здоровья, сроком не более трех недель, причинило легкий вред здоровью ФИО1.

ФИО2 и ФИО3 совершили грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, при следующих обстоятельствах. 

Так они, 18.12.2021 примерно в 08-07 час., находясь АДРЕС, после причинения ФИО2 легкого вреда здоровью ФИО1 при вышеизложенных обстоятельствах, имея умысел на открытое хищение чужого имущества, принадлежащего ФИО1, осознавая общественную опасность своих действий и их последствия в виде причинения материального ущерба собственнику имущества, и желая их наступления, действуя умышленно, из корысти, понимая, что их действия очевидны для ФИО1, забрали у последнего рюкзак и, обыскав его забрали из рюкзака 3 бутылки белого сухого вина стоимостью 800 рублей за бутылку, бутылку коньяка объемом 0,5 л стоимостью 600 рублей, упаковку красной рыбы стоимостью 300 рублей, палку колбасы сырокопченой стоимостью 350 рублей, упаковку сыра стоимостью 1 500 рублей, а также денежные средства в сумме 3 000 рублей, завладев, таким образом, имуществом потерпевшего, после чего c места преступления скрылись, распорядившись похищенным по своему усмотрению, причинив ФИО1 материальный ущерб на общую сумму 8 150 рублей. 

Подсудимый ФИО2 вину признал частично, показав, что в ночь с 17.12.2021 на 18.12.2021 он вместе с ФИО3, ФИО8, ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО11, ФИО12 отдыхали в бане около 4-5 часов, употребляли спиртное, он выпил пару бутылок пива. Потом все вместе приехали в гости к ФИО12 по адресу: АДРЕС, где продолжили распитие спиртного, он сам выпил лишь пару глотков пива. Он через некоторое время лег отдыхать, спал пару часов, потом услышал крики, вышел к остальным и увидел, что ФИО6 плачет, он спросил ее, в чем дело, на что та пояснила, что некий ФИО1 ей угрожает. Со слов ФИО6 следовало, что она познакомилась c ФИО1 через Интернет, они встретились незадолго до этого и теперь ФИО1 обвиняет ее в краже денег и джинс. ФИО1 звонил ФИО6 несколько раз, в итоге он взял трубку и сам пообщался с ФИО1, который, судя по голосу, был в состоянии сильного алкогольного опьянения — речь была невнятной, он кричал, выражался нецензурно. Он успокоил ФИО1, они познакомились и ФИО1 пояснил, что ФИО6 украла у него 150 000 рублей и джинсы, на что он посоветовал ФИО1 успокоиться и поискать получше, так как ФИО6 ничего украсть не могла. ФИО1 успокоился и стал напрашиваться к ним в гости, предлагал купить спиртного, продуктов. Еще через некоторое время ФИО1 снова перезвонил и сообщил, что нашел и деньги и джинсы и снова стал напрашиваться в гости, на что он ему сказал, что приезжать к ним не нужно. Потом ФИО1 еще несколько раз перезванивал на номер ФИО6 и он с ним разговаривал. ФИО1 уже был спокоен, просил разрешения приехать, поясняя, что желает пообщаться с ФИО6 Он спросил у ФИО12 разрешения на то, чтобы ФИО1 приехал к ним, на что ФИО12 дала разрешение. Примерно через 20-30 минут было около 07-20 час. 18.12.2021 ФИО1 приехал и перезвонил, он пошел на улицу, чтобы встретиться с ФИО1, а ФИО3 догнал его, пояснив, что «девчонки переживают», поэтому послали его с ним. Они вышли из подъезда и увидели ФИО1 на детской площадке перед домом по АДРЕС. Они поздоровались и познакомились, стали общаться на общие темы, в ходе чего ФИО1. попросил разрешения встретиться с ФИО6, на что он ответил, что ФИО6 на него обижена и видеться с ним не желает. В ответ на это ФИО1. разозлился, стал повышать голос, выражаться нецензурно. ФИО3 стоял рядом примерно в 2-х метрах от них, но в разговоре участия не принимал. Поскольку на улице были посторонние люди, дети, а ФИО1 выражался громко и нецензурно, он предложил ФИО1 отойти, они пошли в сторону рядом стоящего 16тиэтажного дома — АДРЕС, а ФИО3 шел следом за ними. ФИО1. продолжал выражаться нецензурно в его сторону, ему показалось, что ФИО1. хочет его ударить по плечу, в связи с чем он ударил его кулаком правой руки в правый глаз, отчего ФИО1. упал на землю. В этот момент к ним сразу подбежал ФИО3, но он ему сказал, что все нормально, ФИО3 никаких действий не совершал. Они начали уходить, но он увидел, что ФИО1. лежит, поэтому он вернулся, помог подняться ФИО1, вытер с его лица снегом кровь, они попросили друг у друга извинения и ФИО1 стал предлагать выпить за мировую, на что он отказался. ФИО1 вытащил пакет, откуда вытащил три бутылки вина, продукты (нарезку колбасы, упаковку рыбы, упаковку сыра) и передал ему, он взял вино и продукты и передал три бутылки вина ФИО3. Кроме того, ФИО1 передал ему 1000 рублей, он деньги принял. Он может утверждать, что он нанес ФИО1 только один удар кулаком, о котором изложил выше, ФИО3 никаких ударов не наносил, просто стоял рядом, они с ФИО3 ни о чем не договаривались. Никаких предметов в руках у него не было, ударил ФИО1 кулаком. Вино, продукты и 1 000 рублей ФИО1 передал ему добровольно, он и ФИО3, никаких требований о передаче имущества ему не предъявляли. В момент событий он был в трезвом состоянии, поскольку до этого выпил спиртное в незначительном количестве, так как ему по состоянию здоровья запрещено употреблять алкоголь, а к тому же непосредственно перед случившимся спал около 2 часов и полностью протрезвел. ФИО3 был в состоянии средней степени опьянения, ФИО1 был в состоянии сильного алкогольного опьянения, так как сам ему сообщил об этом еще в ходе разговора по телефону, к тому же ФИО1 шатался, у него была невнятная речь. Он может утверждать, что ФИО1 передал ему только 1 000 рублей, а не 3 000 рублей, как указано в обвинении; продукты те, что указаны в обвинении (колбаса, сыр, рыба), ФИО1 передал ему добровольно, коньяка не было. Считает, что ФИО1 его и ФИО3 оговаривает, причины оговора ему не известны. До случившегося он с ФИО1 знаком не был, видел его в тот день в первый раз, никаких конфликтов между ними не было, а конфликт по поводу ФИО6 на момент приезда ФИО1 уже был исчерпан. Уже после случившегося ФИО1 позвонил ФИО6 и сообщил, что «всех пересажает». Он погасил ФИО1 в счет возмещения материального ущерба 8150 рублей, денежные средства в указанной сумме он передал потерпевшему через свою гражданскую жену ФИО9 — это деньги из их общего бюджета. Он и на следствии, и в судебном заседании, извинялся перед ФИО1. Признает вину только в том, что нанес один удар кулаком в область лица ФИО1 из-за того, что тот нецензурно выражался. Вину не признает в части предварительного сговора с ФИО3 Д.В., на самом деле никакого сговора между ними не было, продукты питания, денежные средства и алкоголь ФИО1 передал им добровольно.

Подсудимый ФИО3 виновным себя в инкриминируемом преступлении не признал в полном объеме и показал, что 17.12.2021 он совместно с ФИО2, ФИО8, ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО11, ФИО12 отдыхали в бане примерно до 5 утра 18.12.2021, употребляли спиртное — он пил пиво, после все вместе поехали в гости к ФИО12 по адресу: АДРЕС, где продолжили употреблять спиртное, он пил пиво и водку. В какой-то момент ФИО1 позвонил ФИО6, было слышно, что они ругались. ФИО1 звонил несколько раз, как он понял, ФИО1 обвинял ФИО6 в краже денег. Потом к ним вышел ФИО2, который до этого спал, и стал общаться с ФИО1 по телефону ФИО6. В итоге, конфликт был урегулирован, так как ФИО1 нашел деньги. Но ФИО1 все равно продолжал звонить, напрашивался в гости к ним, хотел увидеться с ФИО6. ФИО6 и ФИО2 говорили ФИО1, что ему не нужно приезжать, но тот продолжал настаивать и в итоге ФИО1 разрешили приехать, кто именно ему называл адрес, не помнит. Через некоторое время ФИО1 приехал, ФИО2 пошел к нему на улицу, а он через несколько минут пошел следом, так как сожительница ФИО2 ФИО9 попросила его об этом, поскольку переживала за ФИО2. Они с ФИО2 вышли на улицу, он сел на лавочке на игровой площадке напротив дома, ФИО2 с ФИО1 отошли чуть дальше и разговаривали на повышенных тонах. Он от ФИО1 и ФИО2 находился на расстоянии около 5 метров. Он увидел, что между ФИО1 и ФИО2 началась какая-то потасовка, они взаимно ругались, толкались, из-за чего они ругались, не знает, и он подошел к ним, чтобы разнять, ему показалось, что ФИО1 хочет ударить ФИО2. В этот момент ФИО2 ударил рукой ФИО1 в область лица, отчего ФИО1 упал. Потом ФИО1 поднялся, достал две бутылки вина, стал предлагать выпить, примириться. Кроме того, ФИО1 достал продукты, насколько помнит, сыр, было ли что-то еще, не помнит, ничего утверждать по данному поводу не может. Вино и продукты он передал ФИО2, а тот передал вино ему. Вино и продукты ФИО1 передал ФИО2 добровольно, они все это забрали и ушли. Он может утверждать, что ФИО2 нанес ФИО1 только один удар рукой в область лица, в руках у ФИО2 ничего в этот момент не было, он сам ФИО1 ударов не наносил, они с ФИО2 ни о чем не договаривались, к инкриминируемому преступлению он не причастен. Видеозапись он на предварительном следствии просматривал, но на ней не видно, кто там зафиксирован, утверждает, что на видеозаписи не он. ФИО1 в момент событий был в состоянии сильного алкогольного опьянения, так как он шатался, у него была невнятная речь. Он сам был в алкогольном опьянении, но незначительном, ФИО2 был трезвым, так как непосредственно перед этим спал. До момента событий он ФИО1 не знал, видел его в тот день впервые, никаких конфликтов между ними не было, причины оговора со стороны ФИО1 ему не известны, предполагает, что ФИО1 хочет получить деньги в качестве морального вреда. На момент событий ФИО1 никаких денег с них не требовал, наоборот, сам передал им спиртное и продукты. 

Из оглашенных в порядке п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, по ходатайству государственного обвинителя, при отсутствии возражений от участников, показаний подсудимого ФИО3, данных на досудебной стадии производства по делу в качестве подозреваемого следует, что когда 18.12.2021 он с ФИО2 вышли из дома ФИО12, то около подъезда увидели молодого человека и сразу поняли, что это ФИО1. ФИО1 был в алкогольном опьянении. В руках у него был пакет, кейс под ноутбук, на плечах рюкзак. Они к нему подошли и начали с ним разговаривать. Стояли они на детской площадке около дома. ФИО2 начал у него спрашивать, зачем он «ФИО6 поставил на деньги». ФИО1 отвечал, что он захотел так пошутить над ФИО6. Затем они отошли в сторону частного сектора, ФИО1 и ФИО2 шли впереди него, а он шел за ними. О чем они разговаривали, он не слышал, но слышал, что разговор был на повышенных тонах. Когда он подходил к ребятам, то увидел, что ФИО2 наносит удар кулаком правой руки ФИО1 в область брови. ФИО1 от удара упал на снег. Потом они с ФИО2 подняли ФИО1, у того текла кровь с брови. Затем ФИО1 предложил им выпить и не ругаться. ФИО1 достал денежные средства из кармана джинс в сумме 1 000 рублей и передал их ФИО2, пояснив что это денежные средства, чтобы загладить ссору, которая возникла из-за ФИО6. Также ФИО1 передал ФИО2 пакет, в котором находились три бутылки вина (сухое), красная рыба, колбаса и сыр и так же пояснил, что это им угощенье, чтобы загладить вину перед ФИО6. ФИО2 все забрал, а затем они с ФИО2 пошли на детскую площадку, где выпили бутылку вина (том 1, л.д. 46-49). 

Оглашенные в судебном заседании показания, данные на досудебной стадии производства по делу, ФИО3 подтвердил, пояснив, что тогда все помнил лучше. Пояснил, что следователь на него давление не оказывала, показания записывала с его слов, в присутствии защитника, он показания давал добровольно, подписи в протоколе выполнены им, показания, напечатанные следователем, он читал.

Несмотря на частичное признание вины ФИО2 и непризнание вины подсудимым ФИО3, их вина подтверждается следующими доказательствами, исследованными судом. 

Показаниями потерпевшего ФИО1, из которых следует, что 18.12.2021 он приехал около 08-00 час. на АДРЕС, где его встретили двое молодых людей, один из них, азиатской внешности, был одет в черную куртку с капюшоном или кофту черного цвета с принтом в виде треугольника и светлых штанах, второй молодой человек славянской внешности был одет куртку светлого цвета и серые штаны. Они минут пять пообщались во дворе дома на детской площадке. Парни предъявляли ему претензии по поводу того, что он обидел девушку, на что он извинился и предложил выпить спиртного. После этого парни повели его к торцу дома, он сначала подумал, что они его ведут в квартиру, чтобы распить спиртное, но заведя его к торцу дома, где никого в тот момент не было, парень азиатской внешности ФИО2 неожиданно ударил его каким-то тупым твердым предметом, удерживаемым в руке, по голове, отчего у него сразу потекла кровь, так как от удара была рассечена правая бровь. Вывод о том, что у ФИО2 в руке был какой-то предмет, он сделал исходя из того, что от удара он почувствовал резкую боль, была рассечена бровь, однако самого предмета он не видел, это только его предположение. После этого второй молодой человек, данные которого он узнал в дальнейшем — ФИО3, снял с него рюкзак, они с ФИО2 осмотрели содержимое рюкзака. ФИО3 нанес ему 3 удара кулаком в лицо — в нос, в челюсть справа, в лоб, от данных ударов он упал на землю и ФИО2 совместно с ФИО3 стали избивать его ногами — нанесли примерно 5-8 ударов ногами по туловищу слева. Потом они его протащили около метра к стене дома и ФИО2 стал его поднимать. Потом ФИО3 и ФИО2 нанесли ему еще по 2-3 удара каждый по голове. В ходе избиения он, возможно, терял сознание в тот момент, когда его тащили за ноги. После этого они забрали из рюкзака 3 бутылки вина, бутылку коньяка, сыр, колбасу, красную рыбу, а также денежные средства около 3000 рублей, оставили ему только 300 рублей на такси по его просьбе. Кто-то из них хотел забрать паспорт и телефон, но второй (кто именно не помнит) сказал «оставь, не бери». Относительно причин того, как он оказался по указанному адресу, пояснил, что за месяц до этого он через Интернет познакомился с ФИО6, с которой некоторое время переписывался, а за день до случившегося встретился с ней в отеле, где они распивали спиртное примерно с 18-00 час. до полуночи, в ходе чего ФИО6 предложила поехать ему в сауну с ее друзьями, на что он согласился. Однако в какой-то момент он неожиданно отключился, а когда проснулся, ФИО6 уже не было. Он позвонил ей на номер телефона, трубку сначала взяла ФИО6, о чем с ней разговаривали уже не помнит, обвинял ли ФИО6 в краже денег не помнит, а потом трубку взял молодой человек, как он потом узнал ФИО2, который пригласил его приехать к ним и выпить спиртного, так как он сам сказал ФИО2, что у него есть алкоголь, ФИО2 назвал ему адрес АДРЕС, номер квартиры ему не называл. В разговоре с ФИО2 последний что-то говорил насчет ФИО6, что именно не помнит, но может утверждать, что со стороны ФИО2 никаких претензий не было, поэтому он и поехал к ним, ничего не опасаясь. Он поехал по приглашению ФИО2, так как хотел встретиться с ФИО6, поскольку понес значительные затраты на нее — около 10 000 рублей на закупку спиртного и продуктов, съем номера в отеле, поэтому он желал продолжить общение с ней и заодно познакомиться с ее друзьями. Как он понял, его приглашали к друзьям ФИО6, к которым она его изначально и приглашала в сауну. Действиями ФИО2 и ФИО3 причинен моральный и физический вред. Ему зашивали в медучреждении бровь, из носа от ударов потекла кровь, у него потом некоторое время болела голова, болел корпус в месте ударов, госпитализацию ему не предлагали, он лечился дома. Он заявил 200 000 рублей в счет возмещения морального и физического вреда, поскольку было затронуто его человеческое достоинство. В момент событий он находился в состоянии легкого алкогольного опьянения. Он на следствии опознал ФИО3. Кроме того, ему на следствии предъявляли видеозапись, на которой он опознал себя, а также ФИО3 и ФИО2. Причиненный материальный ущерб в сумме 8 150 рублей ему возмещен в полном объеме ФИО2, в связи с чем к подсудимым материальных претензий не имеет, просит только взыскать моральный вред и издержки на оплату услуг представителя. Количество ударов, нанесенных подсудимыми, назвал приблизительно, точное количество не помнит, удары ФИО2 и ФИО3 начали наносить неожиданно для него, удары ему наносили молча, но в момент, когда забирали у него имущество, сказали: «это за то, что ФИО6 обидел». От ударов ФИО2 и ФИО3 у него образовались повреждения в области головы, были боли в области туловища. 

Показаниями свидетеля ФИО6, из которых следует, что она познакомилась с ФИО1 в Телеграмме и 2 месяца они общались путем переписки, после чего договорились о встрече в гостинице, куда она приехала зимой 2021 года около 18-00 час. Некоторое время они общались и распивали коньяк, в какой-то момент ей позвонила ее подруга ФИО12 и пригласила в сауну, на что она сначала отказалась, пояснив, что встретилась с парнем. Однако около 22-00 час. ФИО1 уснул и когда ФИО12 снова позвонила ей, то она согласилась на приглашение, и поехала к ним в баню. В сауне она пробыла с друзьями, в числе которых находились ФИО2 и ФИО3, около двух часов, после чего поехали в гости к ФИО12 по адресу: АДРЕС, где продолжили общение и распитие спиртного. Около 07-00 час. ей на телефон позвонил ФИО1, стал спрашивать куда она уехала, на что она пояснила, что уехала к друзьям. ФИО1 на это ответил, что «я так и ожидал», что она расценила как обвинение в ее адрес, так как ранее – в момент, когда она к нему приехала в гостиницу, ФИО1 сфотографировал ее паспорт, пояснив, что ранее его уже обворовывали. После разговора по телефону ФИО1 стал писать ей сообщения, в которых обвинял ее в краже денег и брюк, на что она ответила, что ничего не брала. Она действительно ничего не брала у ФИО1, поэтому расстроилась из-за такого обвинения в свой адрес и рассказала все друзьям. После этого на звонки ФИО1 на ее телефон отвечал ФИО2. Позже ФИО1 сообщил по телефону ФИО2, что деньги и брюки нашел и стал напрашиваться к ним в гости, на что ФИО2 неоднократно говорил ФИО1, что приезжать к ним не нужно. Она была обижена на ФИО1 и разговаривать с ним не хотела. О том, что ФИО1 нашел свое имущество, она узнала со слов ФИО2. Но в итоге ФИО2 написал адрес ФИО1. Через некоторое время ФИО1 приехал и ФИО2 с ФИО3 пошли его встречать. Сначала ушел ФИО2, а ФИО3 по просьбе ФИО9 пошел следом за ФИО2, так как ФИО9 беспокоилась за ФИО2, поскольку ФИО1 проявил себя по телефону неадекватно. Когда ФИО2 и ФИО3 вернулись примерно через 10 минут, она увидела у них в руках три бутылки вина, кто-то из них держал одну бутылку, кто-то две. Она спросила, трогали ли они ФИО1, на что ФИО2 ответил, что ударил ФИО1 один раз кулаком. Такой вопрос она задала ФИО2 и ФИО3 из-за того, что они вернулись без ФИО1, хотя изначально они пошли за ним и конфликт с ФИО1 был исчерпан на тот момент. Она также спросила ФИО2 и ФИО3 о том, отобрали ли они у ФИО1 вино или он сам отдал, на что они ей ответили, что ФИО1 сам им отдал. У ФИО2 и ФИО3 никаких повреждений не было. ФИО1 в ходе общения, в том числе по телефону, ее не оскорблял, угрожал уже только после случившегося, говоря, что всей их компании будет «кранты» за то, что его избили. ФИО1 она видела в тот день впервые. 

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании с согласия сторон, в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, показаний свидетеля ФИО6, данных на стадии предварительного следствия, следует, что они, в целом, аналогичны пояснениям свидетеля в судебном заседании об обстоятельствах произошедшего, с указанием конкретных дат и времени событий 17-18.12.2021 (том 1, л.д. 151-153). 

Оглашенные в судебном заседании показания свидетель ФИО6, подтвердила в полном объеме, пояснила, что данные показания более точны, поскольку в то время все помнила лучше, относительно показаний на предварительном следствии, что ФИО2 сообщил, что вино забрал, сообщила следователю уточнила, что это она сообщила следователю в качестве личного предположения, на самом деле ФИО2 сказал ей, что ФИО1 вино отдал сам. 

Показаниями свидетеля ФИО9, из которых следует, что является гражданской супругой ФИО2 17.12.2021 она с ФИО2, ФИО3, ФИО10, ФИО6 и другими их общими друзьями отдыхали в в бане, общались, распивали спиртное. Потом ФИО12 пригласила их в гости, и они поехали к ней и продолжили распитие спиртного. В то время, когда они находились у ФИО12, ФИО6 стали поступать звонки, после которых ФИО6 расстроилась, стала плакать и рассказала, что некий ФИО1, с которым она недавно познакомилась, обвиняет ее в краже денег и джинс. Потом трубку взяла ФИО12 и общалась с ФИО1, но тот выражался нецензурно, был настроен агрессивно. ФИО2 на момент, когда ФИО1 начал звонить, спал, но на крики вышел к ним и ФИО6 ему рассказала о произошедшем. ФИО2 разговаривал с ФИО1 по телефону и они договорились, что ФИО1 подъедет к ним. Инициативу приехать изъявил сам ФИО1, ФИО2 сначала говорил ФИО1, чтобы он не приезжал, но ФИО1 настаивал и в итоге ФИО2, с разрешения Ластухиной, сообщил ему адрес. Когда ФИО1 подъехал, то позвонил и ФИО2 спустился к нему к дому. Она испугалась, что ФИО1 может быть не один, в связи с чем попросила ФИО3 пойти вместе с ФИО2, после этого ФИО3 ушел следом за ФИО2 — примерно через 5-7 минут. Никаких предметов, которыми можно было бы нанести удары, у ФИО2 и ФИО3 не было, у ФИО2а на пальце было кольцо, но было ли оно на нем в тот момент, когда он пошел к ФИО1, точно не помнит. Через некоторое время ФИО2 и ФИО3 вскоре после этого вернулись и принесли 1-2 бутылки вина, пояснив, что ФИО1 сам им отдал вино. В дальнейшем ФИО2 пояснил, что у них с ФИО1 произошел конфликт, ФИО1 набросился на него, в связи с чем ФИО2 его ударил рукой по лицу, после этого конфликт был исчерпан, ФИО1 извинился и сам передал ему вино в знак примирения. В связи с чем между ФИО1 и ФИО2 произошел конфликт, ей не известно. ФИО6, уже после случившегося, предъявила ей запись разговора ФИО1 с ФИО2 по телефону и из него она узнала, что ФИО1 в ходе разговора сообщил ФИО2, что деньги и джинсы нашлись, то есть на момент приезда ФИО1 конфликт по поводу обвинений ФИО1 в адрес ФИО6 был исчерпан. Она лично слышала на записи, как ФИО1 сам напрашивался в гости для распития алкоголя. ФИО2 может охарактеризовать с положительной стороны, на момент встречи ФИО2 с ФИО1, ФИО2 был практически трезвым, так как выпил мало, ФИО3 был в состоянии легкого опьянения. ФИО1 она впервые увидела в отделе полиции. 

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании с согласия сторон, в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, показаний свидетеля ФИО9, данных на стадии предварительного следствия, следует, что они, в целом, аналогичны пояснениям свидетеля в судебном заседании об обстоятельствах произошедшего, с указанием конкретных дат и времени событий 17-18.12.2021 (том 1, л.д. 154-156). 

Оглашенные в судебном заседании показания свидетель ФИО9, подтвердила в полном объеме, пояснила, что данные показания более точны, поскольку в то время все помнила лучше. 

Показаниями свидетеля ФИО10, из которых следует, что она является гражданской супругой ФИО3, с которым знакома с весны 2021 года, а с ФИО2 знакома с лета 2021 года, поддерживает с ним дружеские отношения. В декабре 2021 года, точную дату не помнит, она с ФИО3, ФИО2, его гражданской супругой ФИО9, ФИО6 и другими их общими друзьями отдыхали в бане, после чего все вместе поехали к ФИО12, где продолжили общение и распитие спиртного, алкогольные напитки употребляли все, в том числе ФИО3 и ФИО2. Она в какой-то момент уснула на кухне, поэтому ничего не видела и не слышала, а проснувшись утром, они все вместе проехали к ней домой, где продолжили распитие спиртного. О произошедших событиях она узнала только после того, как их Вызвали в полицию от сотрудников. Она потом разговаривала с ФИО3 по поводу случившегося, и он ей пояснил, что ФИО1 не бил, с ФИО2 она по данному поводу не общалась. Со слов ФИО6 ей стало известно, что ФИО1 — это какой-то знакомый ФИО6, с которым она отдыхала в гостинице, и который обвинил ее в краже денег, а потом сам напросился к ним в гости. Сама она потерпевшего ФИО1 не знает, видит его в судебном заседании впервые. 

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании с согласия сторон, в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, показаний свидетеля ФИО10, данных на стадии предварительного следствия, следует, что они, в целом, аналогичны пояснениям свидетеля в судебном заседании об обстоятельствах произошедшего, с указанием конкретных дат и времени событий 17-18.12.2021 (том 1, л.д. 158-160). 

Оглашенные в судебном заседании показания свидетель ФИО10, подтвердила в полном объеме, пояснила, что данные показания более точны, поскольку в то время все помнила лучше, в том числе подтвердила, что ФИО2 и ФИО3 после того как ушли на встречу с ФИО1, вернулись через 20 минут. 

Показаниями свидетеля ФИО7, из которых следует, что в декабре 2021 года утром, возможно, 18.12.2021, она вместе со своими друзьями, в том числе подсудимыми, находилась у себя дома по адресу: АДРЕС, где совместно распивали спиртное. В какой-то момент ФИО6 стал звонить какой-то мужчина, как она впоследствии узнала его данные ФИО1, который обвинял ФИО6 в краже, чего именно не помнит. ФИО1 звонил несколько раз, а поскольку они находись вместе на кухне, то она поняла, что разговор с ФИО1 происходил на повышенных тонах. Она также подключилась к разговору с ФИО1 и по его голосу поняла, что он находится в состоянии сильного алкогольного опьянения, он выражался нецензурно, речь была бессвязная, он выражал желание приехать к ним, чтобы встретиться для разговора с ФИО6 Потом с ФИО1 разговаривал ФИО2 и она в итоге разрешила сообщить ФИО1 свой адрес, чтобы тот приехал. Позже, в этот же день, ФИО1 приехал, к нему на улицу выходили ФИО2 и ФИО3 Через некоторое время ФИО3 и ФИО2 вернулись, что произошло между ФИО3, ФИО2 и ФИО1 на улице ей не известно. 

Из оглашенных по ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании с согласия сторон, в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, показаний свидетеля ФИО7, данных на стадии предварительного следствия, следует, что они, в целом, аналогичны пояснениям свидетеля в судебном заседании об обстоятельствах произошедшего, с указанием конкретных дат и времени событий 17-18.12.2021 (том 1, л.д. 178-180). 

Оглашенные в судебном заседании показания свидетель ФИО7, подтвердила в полном объеме, пояснила, что данные показания более точны, поскольку в то время все помнила лучше. 

Показаниями эксперта ФИО13, из которых следует, что она состоит в должности врача — судебно медицинского эксперта ГБУЗ СО ОБСМЭ, имеет высшее медицинское образование и стаж работы в должности 25 лет. Ею на основании постановления следователя проводилось судебно- медицинское исследование в отношении ФИО1, по результатам которого было подготовлено заключение эксперта, выводы заключения она полностью поддерживает, исследование проведено полно по всем вопросам в соответствии c приведенными в заключении методике. Повреждения, обнаруженные у ФИО1, которые она отразила в заключении, это те повреждения, которые она лично установила у него в ходе осмотра, пояснения подэкспертного при проведении исследования во внимание не принимаются. Исходя из механизма образования повреждений, установленных у ФИО1, а также двух зон, на которых установлены эти повреждения, принимая во внимание возможность образования от одного травматического воздействия нескольких повреждений и, наоборот, возможность не образования повреждений от травматического воздействия, можно сделать вывод, что было не менее двух травматических воздействий. Возможность образования от одного травматического воздействия нескольких повреждений либо не образования повреждений от травматического воздействия, зависит от индивидуальных особенностей человека (состояние здоровья, наличие жировой прослойки), от наличия одежды, других обстоятельств. Индивидуальные особенности травмирующего предмета в данном случае не отобразились, это мог быть любой тупой твердый предмет, в том числе рука, нога. Давность образования повреждений устанавливалась ею c момента обращения ФИО1 в медицинское учреждение, где ему ушили рану. Ответить на вопрос о возможности образования повреждений в результате падения не может, так как, во-первых, это не входит в ее компетенцию, а во-вторых, поскольку индивидуальные особенности травмирующего предмета не отобразились, то назначение и проведение дополнительной экспертизы в данном случае нецелесообразно. 

Также вина подсудимого подтверждается письменными материалами дела, исследованными в судебном заседании. 

Заявлением ФИО1 от 18.12.2021, из которого следует, что он просит привлечь к ответственности лиц, которые 18.12.2021 примерно в 08-10 час. совершили открытое хищение денежных средств с применением насилия в размере примерно 3000 рублей, 3 бутылок вина объемом 0,7 л, бутылку коньяка объемом 0,5 л, упаковку красной рыбы, сыр (том, 1 л.д. 5). 

Протоколом осмотра места происшествия от 18.12.2021, из которого следует, что осмотрена территория участка местности в районе АДРЕС с участием потерпевшего ФИО1 В ходе осмотра проводилась фотофиксация, результаты которой отражены на приобщенной к протоколу фототаблице (том 1, л.д. 20). 

Протоколом предъявления лица для опознания от 19.12.2021, из которого следует, что ФИО1 опознал ФИО2 как лицо, которое 18.12.2021 у АДРЕС избил его, забрал денежные средства в сумме 3000 рублей и пакет с продуктами и алкоголем (том 1, л.д. 55-58). 

Протоколом осмотра места происшествия от 20.01.2022, из которого следует, что в ООО «НАЗВАНИЕ» по АДРЕС, изъят диск в видеозаписью с камер видеонаблюдения (том 1, л.д. 91,92). 

Протоколом осмотра предметов (документов) от 20.01.2022, из которого следует, что с участием потерпевшего ФИО1 осмотрена видеозапись с камер видеонаблюдения, содержащаяся на диске, изъятом в ООО «НАЗВАНИЕ», на которой зафиксированы ФИО1, ФИО2 и ФИО3 Как пояснил в ходе осмотра ФИО1, он опознает себя и двоих парней, которые наносили ему удары. На видеозаписи зафиксировано время — период с 08-07 час. по 08-12 час. 18.12.2021. По окончанию осмотра диск с видеозаписью и фототаблица приобщены к материалам уголовного дела (том 1, л.д. 164-169, 170). 

Протоколом осмотра предметов (документов) от 25.01.2022, из которого следует, что c участием подозреваемого ФИО3 и и адвоката ФИО5 осмотрена видеозапись c камер видеонаблюдения, содержащаяся на диске, изъятом в ООО «НАЗВАНИЕ», на которой зафиксированы трое молодых людей возле торца дома. ФИО3 на видеозаписи себя не опознал (том 1, л.д. 218-220). 

Протоколом очной ставки от 24.01.2022, в ходе которой потерпевший ФИО1 показал, что 18.12.2021 утром он приехал к АДРЕС по приглашению знакомого ФИО6, с которой он незадолго до этого встречался. Прибыв к указанному дому, к нему подошли двое парней — один азиатской, а второй славянской внешности, они пообщались, после чего парни повели его за дом, а он думал, что его ведут к ФИО6. Однако, заведя его за угол дома, парни сразу стали его избивать сперва его ударил тупым предметом человек азиатской внешности, рассек ему бровь и нанес еще 2-3 удара по лицу. Затем с него снял рюкзак парень славянской внешности, который нанес ему 3 удара по голове. Он упал на снег и они начали наносить удары ногами по туловищу, после чего молодой человек азиатской внешности потащил его за ноги к торцу дома и начал его поднимать. Парни забрали спиртное и продукты и денежные средства в сумме 3000 рублей. Подозреваемый ФИО3 показания потерпевшего ФИО1 не подтвердил, показав, что ФИО2 ударил ФИО1 только один раз кулаком в лицо, он сам ФИО1 не бил (том 1, л.д. 185-188). 

Протоколом осмотра места происшествия от 28.01.2022, в ходе которого какие-либо предметы, имеющие отношение к уголовному делу, обнаружены не были (том 1, л.д. 236-246) 

Аудиозаписью разговора между ФИО1 и ФИО2, представленной ФИО6 в судебное заседание, и исследованной по ходатайству защиты, из которой следует, что ФИО1 сообщает ФИО2 о том, что не может найти джинсы, предлагает встретиться и выпить, после чего сообщает, что нашел джинсы. 

Заключением эксперта № № от 22.12.2021, согласно выводов которого у ФИО1 установлены повреждения: травма мягких тканей правой параорбитальной области: кровоподтек на верхнем веке глаза и рана на брови; кровоподтек в теменно-затылочной области слева. Все повреждения образовались от контактного ударного или ударно-сдавливающего взаимодействия твердого тупого предмета и соответствующих зон головы. Проведение первичной хирургической обработки раны сразу при первичном обращении, не исключает образование травмы мягких тканей параорбитальной области в срок до 12-ти часов. Окраска кровоподтека в теменно-затылочной области слева на время осмотра в Бюро соответствует сроку образования аналогичных повреждений ориентировочно в период до 3-х суток до времени осмотра. Повреждение – травма мягких тканей право параорбитальной области — по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком не более 3-х недель причинило легкий вред здоровья ФИО1 в соответствии с п. 8.1 «Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровья человека», утвержденных Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 № 194н. Повреждение – кровоподтек в теменно-затылочной области слева – не вызвало кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности и, следовательно, не причинило вреда здоровью ФИО1 (том 1, л.д. 80-82). 

Суд приходит к выводу, что каких-либо оснований для признания заключения эксперта необоснованным, недостоверным и недопустимым доказательством, а также оснований для назначения дополнительной либо повторной экспертизы, не имеется, поскольку заключение соответствует положениям ст. 204 УПК РФ, выводы эксперта логичны, непротиворечивы как сами по себе, так и во взаимосвязи с другими доказательствами по делу, экспертное исследование проведено специалистом государственного экспертного учреждения, уполномоченного на проведение такого рода экспертных исследований. Эксперт перед началом исследований был предупрежден об ответственности по ст. 307 УК РФ, что подтверждается его подписью во вводной части заключения. Представленные на исследование материалы дела и объекты исследования были достаточны для ответов на поставленные перед экспертом вопросы. 

Проанализировав представленные доказательства, как в отдельности, так и во взаимной связи, исследовав их в соответствии со ст.ст. 17,77,87, УПК РФ и оценив с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, суд находит приведенную в приговоре совокупность доказательств достаточной для вынесения обвинительного приговора по следующим основаниям. 

Оценивая достоверность вышеприведенных относимых показаний потерпевшего ФИО1, свидетелей ФИО6, ФИО9, ФИО10, ФИО7, соотнеся их между собой и с другими доказательствами по делу, суд не усматривает оснований им не доверять либо ставить их под сомнение, поскольку они логичны и категоричны, при дополнении друг другом полностью согласуются между собой, при этом показания каждого из указанных лиц не только подробны и обстоятельны, с приведением конкретных деталей, о которых могли знать только данные лица, но именно они, при взаимном дополнении, объективно убедительностью подтверждаются необходимой и достаточной совокупностью иных приведенных в приговоре доказательств: заключением эксперта, протоколами следственных и процессуальных действий, иными документами. Показания указанных лиц подтверждаются, в согласованной части, и самоизобличением ФИО2 в показаниях, данных в судебном заседании, в которых он подтвердил, что действительно нанес удар в лицо ФИО1, согласуются с фактическими обстоятельствами, установленными судом на основании совокупности доказательств по делу, поэтому суд находит эти доказательства достоверными и их совокупность берет в основу приговора. 

Вышеприведенные, взятые в основу приговора доказательства собраны в полном соответствии с законом и в приведенной совокупности, в согласованной части, при взаимном подтверждении и дополнении друг другом объективно и с полной достоверностью подтверждают фактические обстоятельства дела, установленные судом: не только событие преступления, но и все объективные и субъективные признаки место, время, способ совершения, форму вины, мотив, цель, характер действий подсудимых и последствия преступлений, указанных в описательной части приговора. 

Нарушений закона и прав подсудимых, влияющих на допустимость доказательств и препятствующих суду вынести решение по делу, не установлено. 

Неприязненные отношения между подсудимыми и допрошенными потерпевшим и свидетелями, мотивы и какие-либо причины для самооговора ФИО2 либо для оговора подсудимых указанными лицами, умышленного искажения свидетелями и потерпевшим фактических обстоятельств дела, судом не установлены. До момента инкриминируемых подсудимому событий подсудимые и потерпевший знакомы не были, причин для оговора подсудимого свидетелями и потерпевшим судом не установлено и стороной защиты таких сведений не представлено. Относительно доводов стороны защиты о признании недопустимым доказательством диска с видеозаписью с камеры видеонаблюдения, суд не принимает их во внимание, поскольку в судебном заседании данная видеозапись не исследовалась, ходатайств о ее просмотре подсудимые и защитники не заявляли. При этом, судом исследовался протокол осмотра данной видеозаписи от 20.01.2022 (том 1, л.д. 164-169, 170), содержащейся на диске, на которой, как следует из пояснений ФИО1, участвующего в осмотре на стадии предварительного следствия, зафиксированы он и двое парней, которые его избили, что потерпевший подтвердил в судебном заседании, показав, что трое парней на видеозаписи — это он и подсудимые. 

Позицию ФИО3, который в ходе осмотра указанной видеозаписи на стадии предварительного следствия, себя не опознал, суд расценивает как способ защиты, поскольку факт нахождения подсудимых и потерпевшего ФИО1 в период с 08-07 час. по 08-12 час. 18.12.2021 в районе АДРЕС, объективно установлен в в ходе судебного разбирательства и сомнений у суда не вызывает. Кроме того, сам подсудимый ФИО3 в своих показаниях, как на стадии предварительного следствия, так как и в суде, последовательно сообщал, что все время находился в непосредственной близости от ФИО2 и ФИО1, что также согласуется как с результатом осмотра видеозаписи, так и с установленными судом обстоятельствами произошедшего. 

Учитывая, что диск с видеозаписью с камеры видеонаблюдения с участием ФИО2 на стадии предварительного следствия не осматривался, суд не принимает в качестве доказательства по уголовному делу протокол осмотра предметов (документов) от 25.01.2022 (том 1, л.д. 189-194), в ходе которого с участием ФИО2 осмотрены лишь скриншоты видеозаписей без непосредственного осмотра самой видеозаписи. 

Относительно квалификации действий подсудимых, суд, оценив вышеприведенную совокупность доказательств, приходит к следующим выводам. 

В соответствии с разъяснениями, данными в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 16.05.2017) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет. 

По смыслу закона, разбой — это и есть открытое хищение, отличающееся от грабежа лишь формой насилия при достижении преступного результата и последствиями. Соответственно, в случае применения в ходе совершения открытого хищения чужого имущества насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угрозы применения такого насилия, содеянное следует квалифицировать как разбой. 

Открытое хищение совершается с прямым умыслом и предполагает, что применяемое при этом насилие служит средством для завладения имуществом и также совершается умышленно. 

Однако органами предварительного следствия не представлено и в судебном заседании не получено доказательств того, что умыслом подсудимых охватывалось применение к потерпевшему насилия именно с целью хищения его имущества. 

В том числе из показаний потерпевшего ФИО1 также нельзя сделать однозначный вывод о том, что примененное в отношении него насилие являлось средством завладения его имуществом. 

Так, в судебном заседании потерпевший ФИО1 не заявлял о том, что со стороны ФИО2 и ФИО3 ему предъявлялись требования материального характера, напротив, показал, что изначально подсудимые стали предъявлять ему претензии по поводу того, что он обидел ФИО6, в дальнейшем свои действия угрозами и требованиями передачи имущества не сопровождали, лишь в ходе завладения имуществом сообщили, что это «за то, что ФИО6 обидел». Данные пояснения потерпевшего объективно подтверждаются показаниями как самих подсудимых, так и допрошенных по делу свидетелей о возникшем незадолго до событий конфликте между ФИО1 и ФИО2 по поводу обвинений ФИО1 в адрес ФИО6. 

Как следует из показаний потерпевшего, в момент хищения у него имущества — алкоголя, продуктов питания и денежных средств, ФИО2 и ФИО3 ему ударов не наносили, а только осмотрели содержание его рюкзака, откуда забрали деньги, продукты питания и алкогольную продукцию. Из показаний ФИО2 следует, что в ходе общения с ФИО1 на улице, потерпевший стал выражаться нецензурно, пытался ударить его, в связи с чем он и нанес ФИО1 удар кулаком в правый глаз. 

Таким образом, доказательств того, что умысел на совершение хищения имущества ФИО1 возник у подсудимых до начала применения насилия к потерпевшему, в материалах дела не имеется и в судебном заседании не добыто. Напротив, вышеприведенные доказательства подтверждают версию ФИО2 о том, что между ним и потерпевшим имел место конфликт на почве личных неприязненных отношений. 

Исследованными в судебном заседании доказательствами судом не были установлены обстоятельства, которые бы свидетельствовали о наличии между подсудимыми предварительной договоренности о применении к потерпевшему ФИО1 насилия, опасного для его жизни и здоровья, а также о применении к нему каких-либо предметов, используемых в качестве оружия. 

Факт наличия у ФИО2 предмета, используемого в качестве оружия, как указано в обвинении, своего подтверждения не нашел, напротив, опровергается показаниями подсудимых и протоколами осмотров мест происшествий, в ходе которых такого рода предметы обнаружены не были. 

При этом, показания потерпевшего ФИО1 в данной части носят характер предположения, поскольку как пояснил ФИО1, сам предмет он не видел, а вывод о том, что в момент нанесения ему удара ФИО2 удерживал в руке какой-то предмет, он сделал исходя из того, что от удара он почувствовал резкую боль, была рассечена бровь, пошла кровь. 

Исходя из выводов заключения судебно-медицинской экспертизы № № от 22.12.2021, все повреждения, установленные у ФИО1, образовались от контактного ударного или ударно-сдавливающего взаимодействия твердого тупого предмета и соответствующих зон головы. Допрошенный в судебном заседании эксперт ФИО13 пояснила, что индивидуальные особенности травмирующего предмета в данном случае не отобразились, это мог быть любой тупой твердый предмет, в том числе рука, нога, имело место не менее двух травматических воздействий. 

При таких обстоятельствах, характер действий ФИО2 и ФИО3 свидетельствует об отсутствии у подсудимых умысла и предварительного сговора на совершение разбойного нападения в отношении потерпевшего с целью хищения его имущества, с применением предмета, используемого в качестве оружия. 

Из установленных по делу фактических обстоятельств следует, что ФИО2 на почве личных неприязненных отношений нанес не менее 2 ударов кулаком ФИО1 в область лица, причинив своими действиями потерпевшему телесное повреждение — травму мягких тканей правой параорбитальной области: кровоподтек на верхнем веке глаза и рану на брови, которое по признаку кратковременного расстройства здоровья сроком не более 3-х недель, причинило легкий вред здоровью ФИО1. В том числе из показаний ФИО1 следует, что именно ФИО2 первым ударил его по лицу, отчего у него сразу потекла кровь, так как от удара была рассечена правая бровь, что не оспаривали в судебном заседании и сами подсудимые, подтвердившие, что именно ФИО2 нанес удар кулаком ФИО1 в область лица справа, от которого у потерпевшего пошла кровь. Из показаний эксперта судебного медика ФИО13 следует, что в область головы потерпевшего имело место не менее 2 травматических воздействий тупым твердым предметом. 

Каких-либо объективных доказательств, что указанное повреждение, установленное у потерпевшего, повлекшее легкий вред здоровью ФИО1, причинено ФИО3, по делу не установлено. 

Суд полагает, что характер нанесения ударов, локализация повреждения, поведение ФИО2 свидетельствуют о том, что он предвидел возможность наступления общественно-опасных последствий своих действий и сознательно допускал их, то есть действовал умышленно. 

При этом, указанные противоправные действия ФИО2, в результате которых ФИО1 причинено повреждение, установленное заключением эксперта № № от 22.12.2021, совершены подсудимым не в целях завладения имуществом потерпевшего, а на почве личной неприязни потерпевшему, с умыслом на причинение легкого вреда здоровью ФИО1.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание положения ч. 3 и ч. 4 ст. 14 УПК РФ о том, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу обвиняемого, суд приходит к выводу о том, что указанные выше действия ФИО2 надлежит квалифицировать по ч. 1 ст. 115 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья. 

Действия ФИО2, и ФИО3, инкриминированные органом следствия, в части совместного причинения потерпевшему ФИО1 множественных ударов ногами и руками по голове и туловищу, с причинением телесного повреждения в виде кровоподтека теменно-затылочной области слева, не причинившего вреда здоровью, как установлено заключением эксперта № № от 22.12.2021, не образуют состава какого-либо уголовно наказуемого деяния, а кроме того, показания потерпевшего в части нанесения ему подсудимыми множественных ударов ногами и руками в область головы и туловища не подтверждены какими-либо иными доказательствами, в то время как подсудимые как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании последовательно отрицали факт совместного нанесения потерпевшему ударов, подтвердив лишь причинение ФИО2 телесного повреждения в виде рассеченной брови справа, повлекшей, согласно указанному выше заключению эксперта легкий вред здоровью ФИО1.

Исходя из изложенного выше, принимая во внимание положения ч. 3 и ч. 4 ст. 14 УПК РФ, суд исключает из объема обвинения действия подсудимых в части нанесения ФИО2 одного удара кулаком в область затылка ФИО1, нанесения ФИО3 не менее 3 ударов кулаками в область лица ФИО1, нанесения ФИО2 не менее 6 ударов ногами по туловищу ФИО1, нанесения ФИО3 не менее 6 ударов ногами по туловищу ФИО1, нанесения ФИО2 не менее 3 ударов кулаками в область головы и лица ФИО1, нанесения ФИО3 не менее 3 ударов кулаками в область головы и лица ФИО1.

В связи с изложенным, доводы защиты о несоответствии количества установленных у потерпевшего в ходе судебно-медицинского исследования повреждений количеству ударов, инкриминируемых подсудимым органом следствия, в данном случае не имеют правового значения для квалификации их действий. 

Относительно квалификации действий подсудимых в части хищения имущества потерпевшего ФИО1 суд приходит к следующему выводу. 

В пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» дано разъяснение, что при квалификации действий виновных как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. 

Таким образом, между лицами, входящими в группу, должен состояться предварительный сговор о совместном совершении преступления. При этом сговор признается предварительным, если договоренность о совершении преступления достигнута до начала его непосредственного осуществления, то есть до начала выполнения действий, входящих в объективную сторону конкретного хищения. Последняя стадия преступной деятельности, на которой возможен сговор, — приготовление к совершению хищения, поскольку на стадии покушения уже начинает выполняться объективная сторона состава. 

Между тем, доказательств наличия между подсудимыми предварительного сговора на открытое хищение имущества ФИО1, сформировавшегося до начала совершения ими преступления, материалы дела не содержат. Подсудимые, как в период предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства отрицали состоявшуюся у них договоренность о совершении хищения имущества потерпевшего. Иных, каких-либо бесспорных доказательств тому в деле не имеется и суду не представлено. Напротив, как следует из показаний допрошенных по делу свидетелей ФИО6 и ФИО9, изначально из дома на встречу к ФИО1 ушел один ФИО2, а ФИО3 присоединился к нему позже и только в связи с просьбой ФИО9, которая опасаясь за ФИО2, попросила ФИО3 сопровождать его. 

По смыслу закона, хищение признается оконченным преступлением, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться и распоряжаться по своему усмотрению. 

Как установлено по делу, после завладения имуществом потерпевшего ФИО1, подсудимые, распив совместно похищенный алкоголь, что следует из показаний ФИО3, вернулись в квартиру ФИО7, то есть объективно установлено, что ФИО2 и ФИО3 получили реальную возможность распорядиться похищенным имуществом, что ими и было сделано. 

При этом, суд приходит к выводу о том, что действия подсудимых носили умышленный характер, они действовали с корыстной целью, понимая, что похищают имущество против воли собственника и в его присутствии, то есть действовали открыто. 

При таких обстоятельствах, действия ФИО2 и ФИО3 в части хищения имущества, принадлежащего потерпевшему ФИО1, суд квалифицирует по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, поскольку ФИО2 и ФИО3, осознавая, что их действия очевидны для потерпевшего ФИО1, похитили принадлежащие потерпевшему денежные средства, спиртные напитки и продукты питания. При этом подсудимые осознавали общественную опасность своих действий и их последствия в виде причинения материального ущерба собственнику имущества, и желали их наступления, действовали из корысти с целью завладения имуществом потерпевшего, которым впоследствии распорядились по своему усмотрению. 

Оценивая показания ФИО2 и ФИО3 о том, что денежные средства, алкоголь и продукты потерпевший передал им добровольно, суд расценивает их как способ защиты, поскольку данная версия не нашла своего подтверждения в ходе судебного следствия и опровергается показаниями потерпевшего ФИО1, которые согласуются c фактическими обстоятельствами произошедшего, установленными в судебном заседании, в связи с чем суд признает их достоверными. 

Доказательств, свидетельствующих о правдивости показаний ФИО2 и ФИО3 о том, что имущество потерпевшего они не похищали, суду не представлено, каких-либо иных сведений, подтверждающих версию подсудимых о добровольной передачи имущества потерпевшим, не имеется, в связи с чем суд отвергает такие показания подсудимых как недостоверные и явно надуманные. 

Факт возмещения ФИО2 материального ущерба потерпевшему в размере 8 150 рублей, в совокупности с иными установленными обстоятельствами, подтверждает наличие у подсудимых прямого корыстного умысла на причинение потерпевшему материального ущерба в инкриминируемом им объеме. 

Таким образом, показания подсудимых в указанной части, нелогичны и противоречивы как сами по себе, так и относительно совокупности собранных по делу доказательств, достоверность и объективность которых не вызывает сомнений у суда. 

Доводы защиты относительного того, что ФИО1 сам проявил настойчивое желание приехать для совместного распития спиртных напитков, не исключает преступность деяний подсудимых и не влияет на юридическую оценку их действий. 

Таким образом, суд квалифицирует действия ФИО2 по ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ, как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья, а также как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества, а действия ФИО3 — по ч. 1 ст. 161 УК РФ, как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества. 

Изменение объема обвинения, предъявленного подсудимым, не ухудшает их положения и не порождает каких-либо сомнений B причастности подсудимых к инкриминируемым деяниям, не дает оснований для признания за подсудимыми права на реабилитацию, поскольку совершенные ими действия не утратили признаков преступления, им дана иная юридическая оценка. 

При назначении подсудимым наказания суд учитывает требования ст.ст. 6,43 и 60 УК РФ о том, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также исправления подсудимых и предупреждения совершения новых преступлений, при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступлений, личность виновных, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимых и условия жизни их семьи. 

Подсудимый ФИО2 имеет постоянное место жительства и регистрации, неофициально трудоустроен, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит (том 1, л.д. 95). 

Смягчающими наказание ФИО2 обстоятельствами по каждому из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ, суд признает, в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ – добровольное возмещение имущественного ущерба, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ частичное признание вины, раскаяние в содеянном, чистосердечное признание, в качестве которого суд признает объяснение ФИО2, данное в ходе опроса от 19.12.2021 на стадии доследственной проверки (том 1, л.д. 37), молодой возраст подсудимого и состояние его здоровья, в том числе последствия после перенесенной травмы головы и тяжелые хронические заболевания, оказание помощи гражданской супруге в воспитании и содержании ee несовершеннолетнего ребенка, проживающих совместно с подсудимым, принесение извинений потерпевшему, положительные характеристики по месту работы и месту жительства. 

Подсудимый ФИО3 имеет постоянное место жительства и регистрации, не работает, на учете у врачей нарколога и психиатра не состоит (том 1, л.д. 111). 

Смягчающими наказание ФИО3 обстоятельствами, суд признает, в соответствии ч. 2 ст. 61 УК РФ — молодой возраст подсудимого и состояние его здоровья, в том числе последствия после перенесенной травмы груди, оказание помощи гражданской супруге, находящейся в состоянии беременности, удовлетворительную характеристику по месту жительства. 

Вопреки доводам защиты, оснований для вывода о противоправном или аморальном поведении потерпевшего, которое явилось бы поводом для совершения подсудимыми преступлений и для признания обстоятельством, смягчающим наказание, предусмотренным п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд не усматривает. Каких-либо противоправных деяний, которые могли быть расценены как повод для совершения преступлений, ФИО1 не совершал, а само по себе алкогольное опьянение потерпевшего и высказывание им нецензурных выражений, на что указывают подсудимые, таковыми обстоятельствами не являются. 

Иных сведений, позволяющих признать их в качестве смягчающих обстоятельств на основании ч.ч. 1,2 ст. 61 УК РФ, суду сторонами не представлено, и судом таких обстоятельств не установлено. 

В связи с наличием у ФИО2 и ФИО3 не погашенных в установленном законом порядке судимостей, обстоятельством, отягчающим их наказание, в соответствии п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ, суд признает рецидив преступлений. 

В связи с изложенным, с учетом недостаточности исправительного воздействия предыдущего наказания, а также с учетом характера и степени общественной опасности вновь совершенных преступлений, влечет назначение подсудимым наказания с применением положений ч.ч. 1,2 ст. 68 УК РФ. 

В пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 № 29 (ред. от 29.06.2021) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», указано, что поскольку законом не предусмотрен квалифицирующий признак совершения кражи, грабежа или разбоя группой лиц без предварительного сговора, содеянное в таких случаях следует квалифицировать (при отсутствии других квалифицирующих признаков, указанных в диспозициях соответствующих статей Уголовного кодекса Российской Федерации) по части первой статьи 158, части первой статьи 161 либо части первой статьи 162 УК РФ. Постановляя приговор, суд при наличии к тому оснований, предусмотренных частью первой статьи 35 УК РФ, вправе признать совершение преступления в составе группы лиц без предварительного сговора обстоятельством, отягчающим наказание, со ссылкой на пункт «в» части первой статьи 63 УК РФ.

Согласно ч. 7 ст. 35 УК РФ, совершение преступления группой лиц влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ. 

В связи с изложенным, суд при назначении наказания подсудимым по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 161 УК РФ, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ признает совершение преступления в составе группы лиц, поскольку совокупность приведенных в приговоре доказательств свидетельствует о том, что действия ФИО2 и ФИО3 были совместными и согласованными, носили целенаправленный характер, каждый из них выполнял действия объективной стороны преступления для достижения общего преступного результата — завладение имуществом потерпевшего. 

C учетом установленных судом фактических обстоятельств преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ и степени общественной опасности, несмотря на наличие обстоятельств, смягчающих наказание подсудимых, в связи с наличием обстоятельств, отягчающих их наказание, суд не усматривает оснований для изменения категории преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ. Поскольку преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 115 УК РФ, относится к категории преступлений небольшой тяжести, изменение категории преступления на менее тяжкую в порядке ч. 6 ст. 15 УК РФ, невозможно. 

Оснований для применения положений ч. 1 ст. 62 УК РФ не имеется, поскольку установлены отягчающие наказание подсудимых обстоятельства. 

С учетом данных о личности ФИО2, обстоятельств совершения преступлений, наличия совокупности смягчающих, а также отягчающих наказание обстоятельств, суд считает необходимым назначить ему наказание по ч. 1 ст. 161 УК РФ в виде лишения свободы, полагая, что только указанный вид наказания будет способствовать восстановлению социальной справедливости, а также исправлению подсудимого и послужит предупреждением совершению новых преступлений; по ч. 1 ст. 115 УК РФ, с учетом положений ч. 1 ст. 50 УК РФ, суд считает возможным назначить ФИО2 наказание в виде исправительных работ. 

Вместе с тем, в связи с наличием в действиях подсудимого ФИО2 совокупности смягчающих обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, в том числе принятие ФИО2 мер, направленных на полное возмещение материального ущерба потерпевшему и принесение извинений, суд считает возможным назначить наказание с применением положений ч. 3 ст. 68 УК РФ, то есть менее одной трети максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. 

Заболевания у ФИО2, препятствующие отбытию им наказания в виде лишения свободы, удостоверенные медицинским заключением, не установлены. 

Вид исправительной колонии для отбытия наказания ФИО2 назначается в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ — исправительная колония строгого режима, поскольку в действиях подсудимого установлен рецидив преступлений, ранее он отбывал лишение свободы. 

В соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ период нахождения ФИО2 под стражей с 19.12.2021 до дня вступления приговора в законную силу подлежит зачету в срок наказания из расчета один день содержания под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Кроме того, при назначении наказания ФИО2 суд руководствуется положениями ч. 2 ст. 69 УК РФ, а также требованиями ст.ст. 71,72 УК РФ. 

С учетом данных о личности ФИО3, обстоятельств совершения преступления, суд считает необходимым назначить ему наказание в виде лишения свободы, полагая, что только указанный вид наказания будет способствовать восстановлению социальной справедливости, a также исправлению подсудимого и послужит предупреждением совершению новых преступлений. 

Вместе с тем, с учетом конкретных обстоятельств дела, наличия ряда смягчающих и отягчающих наказание ФИО3 обстоятельств, а также постоянного места жительства у подсудимого, принимая во внимание положения ч. 3 ст. 60, ч. 2 ст. 73 УК РФ, суд полагает, что исправление ФИО3 возможно без изоляции от общества, но в условиях осуществления строгого контроля за его поведением со стороны специализированного государственного органа. Вследствие чего суд считает возможным при назначении наказания ФИО3 применить положения ст. 73 УК РФ. Оснований для применения положений ч. 3 ст. 68 УК РФ судом не усматривается. 

Оснований для назначения подсудимым наказания с применением с. 64 УК РФ не имеется, поскольку исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений, ролью и поведением виновных во время и после совершения преступлений, иных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, по делу не усматривается.

Учитывая, что подсудимым ФИО2 материальный ущерб от преступления возмещен в полном объеме 8 150 рублей, о чем свидетельствуют показания потерпевшего и соответствующая расписка об отсутствии у него материальных претензий к подсудимым, суд приходит к выводу о том, что гражданский иск ФИО1 удовлетворению в данной части не подлежит. 

Кроме того, потерпевшим ФИО1 заявлен гражданский иск о возмещении морального вреда, причиненного преступлением в размере 200 000 рублей. Гражданские ответчики в судебном заседании гражданский иск не признали. Изучив доводы искового заявления, с учетом установленных по делу обстоятельств, суд в части разрешения гражданского иска приходит к следующим выводам. 

Статьей 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. 

В соответствии с ч. 1 ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. 

При этом, в силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. 

Из установленных судом обстоятельств следует, что действиями подсудимых ФИО2 и ФИО3 по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 161 УК РФ, нарушены имущественные права ФИО1 как собственника похищенных денежных средств, продуктов питания и алкоголя. Однако сам факт совершения преступления имущественного характера не означает, что подсудимыми были нарушены также личные неимущественные права ФИО1 или принадлежащие ему другие нематериальные блага. Судом установлено, что при совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, подсудимые насилия к потерпевшему, в том числе опасного для его жизни и здоровья, не применяли и совершение разбойного нападения их умыслом не охватывалось. 

Потерпевшим ФИО1 не представлено суду каких-либо доказательств существования причинно-следственной связи между действиями ФИО2 и ФИО3 и возникшими физическими и нравственными страданиями, вызванными хищением принадлежащего ему имущества денежных средств в сумме 3 000 рублей, продуктов питания и алкоголя. 

B связи c изложенным, суд полагает необходимым отказать удовлетворении исковых требований ФИО1 о взыскании морального вреда с подсудимых ФИО2 и ФИО3 по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 161 УК РФ, в размере 200 000 рублей ввиду отсутствия правовых оснований, предусмотренных ст. 151 ГК РФ. 

Вместе с тем, в соответствии со ст.ст. 151,1101 ГК РФ, с учетом степени перенесенных потерпевшими физических и нравственных страданий, связанных с причинением вреда здоровью по преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 115 УК РФ, требований разумности и справедливости, суд полагает исковые требования потерпевшего о взыскании морального вреда удовлетворить частично, взыскав с ФИО2 моральный вред в размере 20 000 рублей. 

Исходя из части 3 статьи 42 УПК РФ расходы, понесенные потерпевшим в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, не относятся к предмету гражданского иска, а разрешаются в соответствии с положениями статьи 131 УПК РФ о процессуальных издержках. В связи с изложенным, вопрос о процессуальных издержках, заявленных потерпевшим в сумме 100000 рублей в качестве расходов на оплату услуг представителя адвоката Антонова А.П., разрешен судом в порядке ст.ст. 131,132 УПК РФ путем вынесения отдельного постановления. Судьбу вещественных доказательств — диска с видеозаписью, суд определяет в порядке ч. 5 ст. 81 УПК РФ, оставив при уголовном деле в течении всего срока его хранения. 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 296-299, 303,304, 307- 310 УПК РФ, суд 

ПРИГОВОРИЛ: 

Признать ФИО2 виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ и назначить ему наказание: 

— по ч. 1 ст. 115 УК РФ — в виде 3 (трех) месяцев исправительных работ с удержанием 5% из заработка в доход государства ежемесячно; 

— по ч. 1 ст. 161 УК РФ в виде 11 (одиннадцати) месяцев лишения свободы. 

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, с учетом п. «в» ч. 1 ст. 71, ч. 1 ст. 72 УК РФ, по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначить ФИО2 окончательно наказание в виде 11 (одиннадцати) месяцев лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Срок наказания исчислять со дня вступления приговора в законную силу. Зачесть в срок лишения свободы время содержания ФИО2 под стражей с 19.12.2021 до вступления приговора в законную силу в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день нахождения под стражей за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима. 

На основании п. 2 ч. 6 ст. 302 УПК РФ ФИО2, с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК РФ, от отбывания наказания, назначенного по ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 161 УК РФ, освободить, в связи с поглощением срока наказания временем содержания под стражей. 

В соответствии с п. 3 ст. 311 УПК РФ ФИО2 из-под стражи освободить в зале суда немедленно. 

Признать ФИО3 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ и назначить ему наказание в виде 1 (одного) года 4 (четырех) месяцев лишения свободы. 

На основании ст. 73 УК РФ назначенное ФИО3 наказание считать условным с испытательным сроком в 1 (один) год 6 (шесть) месяцев, в течение которого условно осужденный должен своим поведением доказать свое исправление. 

Обязать ФИО3 не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденных, являться в данный орган для регистрации в установленные им дни и часы. 

Меру пресечения в отношении ФИО3 до вступления приговора в законную силу – подписку о невыезде и надлежащем поведении – оставить без изменения. 

Производство по гражданскому иску потерпевшего ФИО1 о возмещении материального ущерба в размере 8 150 рублей прекратить в связи с возмещением ущерба в полном объеме. 

Гражданский иск ФИО1 удовлетворить частично, взыскать с ФИО2 в пользу ФИО1 моральный вред в размере 20 000 (двадцать тысяч) рублей. 

Вещественные доказательства, хранящиеся в материалах уголовного дела, — DVD-диск с видеозаписью, по вступлении приговора в законную силу оставить в материалах уголовного дела в течении всего срока хранения уголовного дела. 

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Самарского областного суда в течение 10 суток со дня постановления через Кировский районный суд города Самары, осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденные и потерпевший вправе ходатайствовать в ней, а также в возражениях, поданных на жалобы, принесенные иными участниками процесса, о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции. 

Судья                                                                                                                                              О.А. Ерух 

Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны ФИО участников дела изменены

Дата актуальности материала: 13.12.2022

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты