г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Шестой кассационный суд общей юрисдикции изменил приговор в отношении Доверителя

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ 

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е 

суда кассационной инстанции 

17 ноября 2021 года 

г. Самара 

Судебная коллегия по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе председательствующего судьи Сергеевой Т.Ю., судей Синяева В.И., Егорова В.В., при секретаре Пименове А.М., с участием прокурора ФИО11, представителя потерпевшего ФИО12, осужденного ФИО9, его защитника адвоката ФИО, осужденной ФИО6, ее защитников адвокатов ФИО, ФИО, осужденного ФИО10, его защитника адвоката ФИО, осужденного ФИО8, его защитника адвоката ФИО, осужденной ФИО7, ее защитника ФИО, осужденной ФИО5, ее защитника ФИО, осужденного ФИО1., его защитника ФИО, осужденного ФИО2, его защитника ФИО, осужденной ФИО3, ее защитника ФИО, осужденной ФИО2, 

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденных ФИО2, ФИО2, ФИО3., защитников ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО на приговор Ленинского районного суда г. Самары Самарской области от 18 января 2021 года н на апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29 июня 2021 года. 

Заслушав доклад судьи Сергеевой Т.Ю., выступления осужденных ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО7, ФИО5, ФИО1., ФИО3., ФИО2, ФИО2, защитников ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, ФИО, поддержавших доводы кассационных жалоб, прокурора ФИО11, полагавшей об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных решений, судебная коллегия 

У С Т А Н О В И Л А:

приговором Ленинского районного суда г. Самары Самарской области  от 18 января 2021 года 

ФИО9, родившийся ДАТА года в г. АДРЕС, гражданин РФ, не судимый, осужден: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО6, родившаяся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимая, осуждена: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по факту со вкладчиками) к лишению свободы на срок 9 лет; 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ (по факту с векселями) к лишению свободы на срок в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно к лишению свободы на срок 9 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО10, родившийся ДАТА в АДРЕС, гражданин РФ, несудимый, осужден: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО8, родившийся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, не судимый, осужден: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ клишению свободы на срок 6 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО2, родившаяся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимая, осуждена: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО7, родившаяся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимая, осуждена: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 5 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО5, родившаяся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимая, осуждена: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

ФИО1, родившийся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимый, осужден: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 7 лет с отбыванием в Исправительной колонии общего режима;

ФИО1, родившийся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимый, осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет 6 месяцев с пипі: отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

 ФИО1, родившаяся ДАТА года в АДРЕС, гражданин РФ, несудимая, осуждена: 

по ч. 4 ст. 159 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима; 

срок отбывания наказания всем осужденным исчислен со дня вступления приговора в законную силу; 

разрешены вопросы вещественных доказательств, зачета времени нахождения под различными мерами пресечения в срок лишения свободы; 

сохранен арест, наложенный на имущество 

С ФИО6, ФИО1, ФИО2, ФИО8, ФИО2, ФИО7, ФИО10, ФИО9, ФИО5, ФИО3, ФИО4 в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ» взыскано в солидарном порядке 1 723 704 333,21 руб.; 

с ФИО6 в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ» взыскано 272 130 300,00 руб.; 

за гражданскими истцами ФИО12-ФИО24 признано право на удовлетворение иска в части возмещения материального ущерба, а вопрос о его размерах передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. 

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29 июня 2021 года данное судебное решение оставлено без изменения. 

ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО2, ФИО5, ФИО7, ФИО1, ФИО3 и ФИО2 признаны виновными в мошенничестве, то есть в хищение чужого имущества путем обмана, организованной группой, в особо крупном размере, ФИО6 и ФИО9 также с использованием своего служебного положения. 

Кроме того, ФИО6 признана виновной в мошенничестве, то есть в хищение чужого имущества путем обмана в особо крупном размере, с использованием своего служебного положения. 

Преступления совершены с апреля 2014 года по декабрь 2014 года на территории г. Самары Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре. 

В кассационной жалобе защитник ФИО, приводя показания допрошенных лиц и давая им собственную оценку, просил состоявшиеся судебные акты отменить, ФИО9 оправдать либо снизить размер наказания, исключить из приговора заключения эксперта No 5551 от 18 января 2016 года, No 31 от 26 января 2016 года, выписку по счету, открытому в НАЗВАНИЕ1 на имя ФИО9, показания свидетелей, оглашенные судом без согласия стороны защиты, заключение специалиста как недостоверные доказательства, отменить решение об удовлетворений гражданского иска, мотивировав тем, что суд первой инстанции признал виновными следующие действия ФИО9: приобретение им акций ОАО «НАЗВАНИЕ», занятие должности Председателя Совета директоров ОАО «НАЗВАНИЕ»; голосование на основании выданных доверенностей от акционеров ОАО «НАЗВАНИЕ» на собрании акционеров при принятии решений о деятельности ОАО «НАЗВАНИЕ»; выполнение им представительских функций в НАЗВАНИЕ2. Между тем, они преступными не являются. Суд никак не мотивировал и ничем не обосновал свои выводы о признании этих действий виновными и о наличии связи между ними и тем деянием, в совершении которого он обвинялся. Суд не принял во внимание то, что финансовые операции по зачислению и снятию денежных средств со счета ФИО9 осуществлялись без его ведома и без его участия. Все действия осуществляла сотрудник из отдела банка ФИО25 по указанию ФИО26, Доказательств того, что ФИО9 выполнил в фиктивных расходных кассовых ордерах поддельные подписи от имени вкладчика ОАО «НАЗВАНИЕ», не имеется. Но в заключении эксперта No 5551 от 18 января 2016 года следует что подпись от имени вкладчика ФИО на расходном ордере от 10 октября 2014 года выполнена вероятно ФИО9. Иных доказательств этого не имеется. ФИО9 данное обстоятельство всегда отрицал.ФИО9 В суде показал, что не помнит, снимал ли он со своего вклада 10 октября 2014 года 286 000,00 руб. В деле имеются сведения о том, что в указанную дату ФИО9в г. Самара не находился. Заключение специалиста No 11538-19 ДФЦ от 18 июня 2019 года, выполненное специалистом АНО  «НАЗВАНИЕ3» ФИО28, о грубейших нарушениях требований закона об экспертной деятельности и методики, оставлено без должной оценки. Заключение эксперта No 31 от 26 января 2016 года также содержит вероятностные выводы о выполнении подписи от имени ФИО9 на доверенностях на имя ФИО2 и на имя ФИО6 от 30 июля 2014 года самим ФИО9. Иных доказательств этого не имеется. В указанную дату ФИО 9 в г. Самара не находился. Рецензия No 9288-17 ДФЦ от 27 июля 2017 года о том, что заключение эксперта No 31 от 26 января 2016 года не отвечает необходимым нормативным правовым требованиям, выполнено с нарушениями положений соответствующей методики, оставлено без внимания. Заключением специалиста № 22-08-17 от 22 августа 2017 года установлено, что подпись от имени ФИО9 в доверенностях на имя ФИО2 и ФИО6 от 30 июля 2014 года, вероятно, выполнена не ФИО9. Согласно выписке по счету, открытому в НАЗВАНИЕ на ИМЯ ФИО9, последний оказал финансовую помощь на 108 млн. руб. из личных денежных средств. Операционные кассиры, что ФИО9 не знают, денежные средства ему никогда не выдавали. 11, 12, 18 декабря 2014 года, то есть в дни, , когда были якобы сняты со счета 53 млн. руб., ФИО9 в г. Самаре не было. Факт снятия якобы лично осужденным со счета 53 млн. руб. исследованными доказательствами не подтвержден, Соответствующих расходных ордеров нигде не имеется. Каких-либо других доказательств в отношении ФИО9 в судебном заседание представлено не было. Обвинительный приговор в нарушение закона основан на предположениях, а все сомнения в пользу осужденного не истолкованы. ФИО 9 с постановлениями о назначении экспертиз ознакомлен после их фактического проведения, в связи с чем были нарушены его права. Размер вреда, причиненного преступлением, не установлен. Судебно-бухгалтерская экспертиза по установлению размера ущерба не проводилась. Заключение специалиста не содержит в себе соответствующих выводов, Оң как оперуполномоченный Управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Самарской области является заинтересованным лицом, не имеющим полномочий для проведения исследований по подсчету ущерба. Специалист показала о существенных нарушениях, допущенных. Допрошенные в судебном заседании вкладчики НАЗВАНИ не подтвердили то, что проводились какие-либо неправомерные операции по их счетам. От допроса части вкладчиков гособвинитель отказался, их показания оглашены не были. Тем самым, ущерб этих вкладчиков также не подтвержден и не был исследован в судебном заседание. Показания неявившихся лиц были оглашены с нарушением закона при отсутствии согласия стороны защиты. 

Определением Арбитражного суда Самарской области с ФИО9 в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ» взысканы денежные средства в размере 53 267 012,60 руб., снятые с его счета 11, 12, 18, 26 и 29 декабря 2014  года. Обжалуемым приговором с осужденных в солидарном порядке в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ» 1 723 704 333,21 руб., куда включены денежные средства в размере 53 267 012,60 руб. Тем самым с осужденного дважды взыскана одна и та же сумма, что является недопустимым. Назначенное наказание является чрезмерно суровым. Суд не принял во внимание положительные сведения о личности ФИО9, его заслуги перед государством и государственные награды, наличие семьи, места работы и хронических заболеваний. 

В кассационной жалобе защитники ФИО просили состоявшиеся судебные акты отменить, направить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе, изменить меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде, мотивировав тем, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Денежные средства, состоящие на балансе банка и хранившиеся на его корсчете, были похищены мошенническим путем другими лицами путем заключения сделки с банком по продаже несуществующих ценных бумаг, а именно — облигаций федерального займа (далее ОФЗ). Проверка ЦБ РФ, закончившаяся в ноябре в 2014 году ОАО «НАЗВАНИЕ» приобрело ОФ3 на сумму более 1,47 млрд. через брокера ОАО «МФЦ», на счета которого банк перечислил указанные денежные средства, фактически взятые у вкладчиков, поскольку иных денежных средств у банка не имелось. Но фактически был продан «воздух», что подтверждено письмом ЦБ РФ Волго-Вятского Главного управления от 11 декабря 2014 года. Данное обстоятельство послужило причиной отзыва лицензии у банка. По делу имелись основания для проведения финансово экономической и бухгалтерской экспертиз для установления способа хищения денежных средств — со счетов вкладчиков или путем продажи несуществующих ценных бумаг. Но в удовлетворении соответствующих ходатайств было необоснованно отказано. Версия суда о том, что осужденные сначала похитили денежные средства со счетов вкладчиков, описанным в приговоре способом, а потом уже якобы распорядились похищенным путем приобретения ОФЗ, противоречит здравому смыслу и закону. Суд первой инстанции отказал в проверке версии осужденных и их защиты о хищении денежных средств банка иным способом иными лицами. Причинно следственная связь между действиями осужденных и причинением материального ущерба ОАО «НАЗВАНИЕ» не установлена. 

ОАО «НАЗВАНИЕ» находился под самоограничением, что не позволяло банку принимать от клиентов на вклады денежные средства свыше установленного ограничением лимита. Единственным способом безболезненно обойти это ограничение и привлечь больше денежных средств клиентов в банк являлось сокрытие от проверок ЦБ РФ денежных средств, поступающих на вклады, свыше установленного лимита самоограничения. Именно этим объясняются выявленные незаконные операции по вкладам клиентов банка. После отмены режима самоограничения планировалось свести обе базы данных в одну с реальным отражением состояния счетов вкладчиков, поэтому, чтобы не запутаться, в банке и велся двойной учет: один для проверок ЦБ РФ, другой реальный. Фактически деньги из банка не уходили, а направлялись на корсчет. Следовательно, указанные обстоятельства не находились в причинно следственной связи с хищением денежных средств из банка и причинением материального ущерба. Ведение двух баз «НАЗВАНИЕ4», незаконные операции по вкладам преследовали не цель хищения денег, а цель сокрыть финансовые нарушения в деятельности банка. Суд необоснованно и бездоказательно установил размер причиненного ущерба в сумме 1723 704 333,21 руб. Специалист в заключении от 23 ноября 2017 года пришел к выводу о том, что общая сумма неправомерных финансовых операций, связанных с поступлением или списанием денежных средств по лицевым счетам 2 826 вкладчиков ОАО «НАЗВАНИЕ», составила 1776 546 010,00 руб. Вопрос по установлению размера материального ущерба перед ним не ставился. Для этого необходимо проведение финансово-экономической и бухгалтерской АКТ экспертизы, в чем суд первой инстанции необоснованно отказал. 

Аналогичным образом суд первой инстанции необоснованно признал ФИО6 виновной в совершении хищения 270 млн. руб. в виде векселей банка «НАЗВАНИЕ5». Реальные деньги ОАО «НАЗВАНИЕ» за векселя в банк «НАЗВАНИЕ5» не перечислял, векселя банк «НАЗВАНИЕ5» не покидали. Все операции носили технический характер и не предусматривали реального заключения сделок с контрагентами. Данное обстоятельство подтверждается письмом ЦБ РФ, в соответствии с которым фактически указанным образом ОАО «НАЗВАНИЕ» с ОАО Банк «НАЗВАНИЕ5» заключена сделка с обременением по перекредитовке в ОАО Банк «НАЗВАНИЕ5» бывшего заемщика Банка — 000 «Фаворит» под залог межбанковского кредита, предоставленного ОАО «НАЗВАНИЕ». Фактически в ОАО «НАЗВАНИЕ» как был проблемный кредит на сумму 270 млн. руб., так и остался, и никого материального ущерба банку причинено не было. ФИО6, являясь Председателем Правления банка, т.е. единоличным исполнительным органом, имела право без всяких доверенностей распоряжаться имуществом банка, в том числе денежными средствами вкладчиков и векселями. В этой связи ей не было необходимости кого-либо обманывать, чтобы получить возможность распоряжения имуществом. Суд первой инстанции полностью проигнорировал доводы защиты, не мотивировал должным образом по каким основаниям он их отвергает, а просто переписал в приговор обвинительное заключение. Доводы защиты, изложенные в апелляционных жалобах, остались без проверки и исследования в суде апелляционной инстанции. 

В кассационной жалобе защитник ФИО, приводя показания допрошенных лиц и давая им собственную оценку, просил состоявшиеся судебные акты отменить, ФИО10 оправдать, мотивировав тем, что судебная коллегия необоснованно отказала в удовлетворении ходатайства об осмотре вещественных доказательств, в осмотре которых было отказано в суде первой инстанции, а также в исследовании материалов уголовного дела. Ни одно из исследованных в ходе судебных заседаний доказательств не подтверждает вину ФИО10, напротив указывает на его невиновность. Ни-один из пунктов предъявленного ему обвинения в судебном заседании не нашел своего подтверждения. Вывод о том, что он должен был занять должность советника Председателя Правления ОАО «НАЗВАНИЕ», а впоследствии должность директора департамента информационных технологий ОАО «НАЗВАНИЕ», является надуманным, противоречащим показаниям свидетелей и самого осужденного, Он в сговор с кем-либо из осужденных не вступал. Свидетель ФИО15 прямо показал о том, что следователи попросили дать показания на ФИО10, последний ему указаний по установке АБС «НАЗВАНИЕ4» никогда не давал. в нарушение закона эти слова не внесены в протокол судебного заседания. Аудиозапись судебного заседания неоднократно останавливалась. Необходимые свидетели не допрошены, акты проверок и иные документы не изъяты. Свидетели ранее данные показания в судебном заседании не подтвердили. Имеющиеся противоречия устранены не были. Показания специалиста ФИО21, свидетеля ФИО15 в приговоре приведены. В приговоре показания свидетелей искажены. » В удовлетворении ходатайства о приобщении аудиозаписи проведения очной ставки между ФИО22 и ФИО10 необоснованно отказано, несмотря на то что указанный свидетель показания, данные на следствии, не подтвердила. Экспертиза на предмет того, когда и кем была установлена вторая АБС в банке «НАЗВАНИЕ» не назначалась и не проводилась, несмотря на то, что у следствия имелась такая возможность. Все действия, указанные в приговоре как осуществленные ФИО10, фактически им не выполнялись. Утверждение суда о том, что именно ФИО10, ФИО2 и иное лицо П. контролировали корреспондентский счет банка соответствующими доказательствами не подтверждено. В нарушение закона ФИО27 был допрошен в качестве «лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство». Его действия и вина судом не устанавливалась, Корреспондентский счет банка «НАЗВАНИЕ» находится в ЦБ РФ. В самом банке устанавливается только АРМ для отправки реестра платежей в ЦБ, С целью приведения АРМ отправки Платежей требованиям ЦБ, ФИО10 компьютеры отключил от корпоративной сети банка и подключил только к выделенной сети ЦБ. Также был введен перенос платежных реестров в электронном виде на внешнем носителе с внутренней сети банка на выделеңный АРМ, что позволило ее исключить осуществление хакерской атаки или несанкционированного доступа через корпоративную сеть банка. ФИО27, ФИО2 и ФИО10 только сверяли электронный реестр платежей с реестром в печатном виде. В связи с большими долгами банка перед клиентами ФИО27, ФИО2 и ФИО10 рассматривалась очередность платежей по хозяйственным нуждам. Их очередность всегда согласовывалась с ФИО6. По состоянию на март 2014 года задолженность составляла 300 млн. руб. Показания свидетелей указывают, что ФИО10 не совершал каких-либо противоправных действий при проверке отправляемых на корсчет платежей, а лишь контролировал утвержденный Председателем Правления банка ФИО6 график погашения задолженности перед юридическими лицами. Версия о хищении денежных средств в банке «НАЗВАНИЕ) путем выдачи кредитов органом предварительного следствия не проверялась. 

18 марта 2014 года в банке было введено самоограничение. С указанной даты отчетность предоставлялась в ЦБ ежедневно, за достоверность представленных сведений отвечала руководитель банка — ФИО6. Свидетели ФИО и ФИО подтвердили отсутствие в начале 2014 года у банка наличных денег. Протоколом осмотра от 19 июня 2015 года системного блока обнаружен файл, содержание которого свидетельствует о том, что это бухгалтерский документ, в котором отражены проводки по списанию денежных средств со счетов вкладчиков, большая часть которых уходила на погашение кредитов, зачисление на счета акционеров, подкрепление кассы. В суде все вещественные доказательства осмотрены не были. В удовлетворении ходатайства о назначении компьютерной судебной экспертизы безосновательно отказано, у ФИО10 не было никакой заинтересованности в списании денежных средств со счетов вкладчиков для погашения кредитов, Установленные судом обстоятельства указывают на то, что к хищениям денежных средств вкладчиков через выдачу кредитов ФИО10 не причастен, но суд этим обстоятельствам оценки не дал. В осмотренных в судебном заседании сшивах дня имеются сведения о том, что неправомерные операции по списанию и неправомерному зачислению денежных средств проводились сотрудником ВИП отдела ФИО25. Имеющиеся в материалах дела заключения эксперта о том, что подписи от имени вкладчиков выполнены ФИО, подтверждают, что проводки по списанию и зачислению на расчетные счета она проводила в отсутствие вкладчиков и получала в кассе денежные средства. Дача указанным лицом показаний против ФИО10 является способом избежать ответственность. ФИО10 не мог давать на то, указаний ФИО приносить ей образцы подписей вкладчиков, так как они хранились в шкафах в её кабинете и у неё был к ним постоянный доступ; только ФИО ходила в кассу и приносила денежные средства клиентам банка.

Следствием достоверно не установлено, что денежные средства из банка «НАЗВАНИЕ» похищались наличным способом. Обвинение в том, что ФИО10 открыл в банке «НАЗВАНИЕ» расчетный счет и на него зачислялись похищенные денежные средства, является надуманным. В дни проведения проводок он Самаре, а их оформляла ФИО. Выступая в судебных прениях, гособвинитель ссылался на доказательства, которые не были исследованы, показания свидетелей он изложил избирательно. Заключение ФИО является недопустимым доказательством, т.к. в нем не указано в каком объеме были представлены материалы уголовного дела: в оригиналах или в копиях; исследовались ли книги ценностей с данными хранящихся в кассе денежных средств в наличной форме: методы, по которым оно было проведено. Кроме того, Михалицын при составлении заключения не учитывал расчетные счета каждого вкладчика, в валюте и вклады до востребования (балансовый счет); проценты, полученные вкладчиками; их вклады до востребования, кассовые книги. Исследование проведено не полно. Суды первой и апелляционной инстанции не отразили имеющиеся в материалах уголовного дела сведения с сайта ЦБ РФ о фактическом состоянии банка «НАЗВАНИЕ» в апреле 2014 года. С постановлениями о назначении экспертизы исследования осужденный был ознакомлен спустя год после их вынесения. В связи с чем составленные заключения являются недопустимыми доказательствами. Гражданский иск в сумме 1723 704 333,21 руб, удовлетворен с нарушением норм УПК РФ, поскольку не представлено доказательств причинения ущерба и расчета суммы, подлежащей к взысканию. Судебная коллегия по уголовным делам Самарского областного суда надлежащим образом доводы апелляционных жалоб и доказательства не проверила и не исследовала. С учетом установленных положительных данных о личности осужденного назначенное наказание является чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе защитник ФИО, приводя собственный анализ исследованных доказательств, просила состоявшиеся судебные акты: «отменить, производство по делу в отношении ФИО8 прекратить в связи с его непричастностью к совершению преступления, мотивировав тем, что предъявленное обвинение ФИО8 не нашло своего подтверждения. Последний дал последовательные и исчерпывающие показания; свидетельствующие о его непричастности. Период вменяемого ему деяния с марта 2014 года по 30 декабря 2014 года не соответствует времени его работы в банке с июня по ноябрь 2014 года. Суд оценку данному обстоятельству не дал. ФИО8 не заполнял фиктивных документов, не выполнял поддельных подписей за кого-либо, не являлся специалистом в области компьютерных технологий, а тем более специалистом по АБС «НАЗВАНИЕ4». Доказательств, свидетельствующих о высоком уровне организованности обвиняемых и об устойчивости этой группы, в материалах дела не имеется. В протоколе очной ставки междуФИО и ФИО8 неверно указаны анкетные данные последнего. Сам факт приезда осужденного из г. Москвы в г. Самару, его присутствие в помещении банка доказательствами вины в совершений тяжкого преступления не являются. Утверждение суда о том, что ФИО8 подделывал подписи опровергнуты заключениями почерковедческих экспертиз. Доводы осужденного относительно поставленных перед ним ФИО27 при трудоустройстве задач по работе с юридическими лицами, о том, что он работал исключительно на ноутбуке и не имел доступа к АБС «НАЗВАНИЕ4» не опровергнуты, напротив подтверждены показаниями свидетеля ФИО Способ хищения денежных средств, принадлежащих ОАО «НАЗВАНИЕ», органом следствия установлен не был. Размер причиненного ущерба надлежащим образом не установлен и доказательствами не подтвержден. Он исследовал лицевые счета 2 965 вкладчиков в официальной АБС “НАЗВАНИЕ4”, а также остатки по счетам вкладчиков — заявителей в программной оболочке «НАЗВАНИЕ4», изъятой у ФИО6, то есть устанавливалась сумма неправомерных операций, но не размер ущерба. ФИО показал, что он устанавливал сумму несоответствия по базам, серверы банка не исследовал, АБС были представлены в текстовом формате в виде выгрузки из какой-то базы, сумму ущерба назвать не может. Специалист ФИО, допрошенная по ходатайству стороны защиты, дала полные и исчерпывающие пояснения, указывающие на несостоятельность выводов специалиста ФИО. Доводы стороны защиты о несостоятельности вышеуказанного заключения нашли свое подтверждение в ходе допросов вкладчиков ОАО «НАЗВАНИЕ». В выписке Агентства по страхованию вкладов не отражено снятие %, тогда как это имело место быть. Сами вкладчики не смогли назвать размер денежных средств, но пояснили, что условием выплаты по вкладу было обращение в полицию. Документов, подтверждающих наличие денежных средств на вкладе у свидетелей, не имеется. Вещественные доказательства, собранные по делу, фактически не несут в себе информации о совершении преступления. 

Показания подсудимых оценены однобоко без учета всех обстоятельств дела. Полномочия гражданского истца в лице Агентства по страхованию вкладов не установлены, т.к. сделан вывод о хищении денежных средств, принадлежащих ОАО «НАЗВАНИЕ». Ущерб необоснованно взыскан только с осужденных, т.к. судом сделаны выводы о совершении ими хищения совместно с иными лицами, находящимися розыске, а также ФИО27, уголовное дело в отношении которого еще не рассмотрено. Выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Суд апелляционной инстанции законность и обоснованность приговора надлежащим образом не проверил. 

В кассационной жалобе осужденная ФИО2 просила состоявшиеся судебные акты отменить, вынести оправдательный приговор, мотивировав тем, что размер причиненного ущерба в размере 1 723 704 333,21 руб. доказательствами не подтвержден. Такой вопрос перед специалистом не ставился. Он только сравнил данные об операциях из двух источников информации. Сумма в размере 1 776 546 010,00 руб. сложилась из сумм, как списанных со счетов вкладчиков, так и поступивших на счета. Аудиторские услуги она не оказывала и не могла оказывать, т.к. не обладает специальными знаниями и опытом работы. В ОАО «НАЗВАНИЕ» работала по трудовому договору, Доказательств того, что она входила в состав организованной группы и работала аудитором, не имеется. К разработке и организации рекламы она отношения не имеет. Расклеивая листовки и проводя опросы, она только выполняла указания руководства. Одного расходно-кассового ордера на имя ФИО с поддельной подписью недостаточно для вынесения в отношении нее обвинительного приговора. Доводы стороны защиты оставлены судами первой и апелляционной инстанции без должного внимания. Мотивы невозможности применения ст. 82 УК РФ не приведены. 

В кассационной жалобе защитник ФИО просил состоявшиеся судебные акты отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, мотивировав тем, что в основу приговора положены: доказательства, полученные с нарушением закона. в нарушении ст. 198 УПК РФ с постановлениями о назначении судебных, в том числе дополнительных, экспертиз ФИО7 была ознакомлена одновременно се полученными заключениями. Тогда как именно на основе заключений почерковедческих экспертиз суд пришел к выводу об исполнении от имени вкладчиков ряда подписей ФИО7, то есть установил способ совершения преступления. 

ФИО которая не привлекалась к уголовной ответственности, по списанию денежных средств со счетов вкладчиков суд необоснованно вменил в вину подсудимым. 

В нарушение ст. 73 УПК РФ сумма ущерба не установлена. Суд определил ее в размере 1 723 704 333,21 руб. Тогда как в заключении специалиста ФИО указана сумма в размере 1 776 546 010,00 руб., в ответе из ГК НАИМЕНОВАНИЕ, выступающей конкурсным управляющим ОАО «НАЗВАНИЕ», прямо указано две цифры: 1) сумма восстановленных обязательств по вкладам (счетам) 291 физических лиц 1 586 371 198,79 руб., 2) общая сумма страхового возмещения, выплаченного обратившимся вкладчикам, составила — 1 640 689 269,34 руб. Несмотря на то, что денежные средства списывались со счетов вкладчиков, потерпевшим признан банк ОАО «НАЗВАНИЕ». У суда не имелось оснований для включения в сумму ущерба начисленных процентов. 

При наличии прямых документальных доказательств совершения нелегитимных списаний со счетов вкладчиков лицами не из числа подсудимых по уголовному делу, суд полностью игнорировал эти доказательства, им никакой оценки в приговоре. Доводы об этом суд апелляционной инстанции не рассмотрел. Нежелание судов давать оценку доказательствам, свидетельствующим о непричастности ФИО7 к преступлению, привело к постановлению неправосудного приговора. Суд апелляционной инстанции в нарушение закона отказал в повторном исследовании вещественных доказательств, ряда письменных материалов дела. Показания последнего в протоколе судебного заседания существенно искажены, указаны вопросы государственного обвинителя, қоторые фактически не были заданы, и ответы на них, а также не нашли отражение вопросы защиты и ответы на них специалиста. Поданные замечания безмотивно оставлены без удовлетворения имеющейся стенограммы. Сторона защиты была лишена возможности исследовать ключевое вещественное доказательство, содержащее всю необходимую по данному уголовному делу информацию, — жесткий диск с базой данных АБС «НАЗВАНИЕ4». В ходе его осмотра 5 февраля 2015 года было установлено, что операции по списанию денежных средств вкладчиков совершались ФИО, не являющейся обвиняемой по данному делу. Доступ стороны защиты к нераспечатанным данным позволил бы продемонстрировать суду еще одно доказательство непричастности ФИО7 к совершённым операциям по списанию денежных средств вкладчиков. 

Специалист ФИО в допросе подтвердил имеющиеся в заключении ошибки, непредоставление следствием всех необходимых документов. Специалист ФИО подтвердила наличие недостатков в составленном им заключении (ФИО в отношении одного клиента банка — допустил ошибку и приписал лишний ноль, в результате чего в сумму неправомерных операций вошли вместо 177 тысяч рублей 1 770 000,00 рублей.), но суд отказался хоть каким-то образом использовать её заключение и показания. Справедливость в оценке доказательств явно вызывает сомнения. Исследованная отчетность банка по форме No 101, движение денежных средств по корреспондентскому счету банка, показания сотрудников Поволжского управления ЦБ России и самого банка, письма ЦБ РФ и другие доказательства свидетельствуют о существовавших весной 2014 года проблемах банка с ликвидностью. Ходатайства о назначении судебно бухгалтерской экспертизы для определения размера, компьютерно-технической экспертизы в отношении жесткого диска с базой данных АБС «НАЗВАНИЕ4», судебных почерковедческих экспертиз необоснованно отказано, тем самым суд нарушил принцип состязательности и равноправия сторон. 

В кассационной жалобе защитник ФИО просил состоявшиеся судебные акты отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, мотивировав тем, что в нарушение закона и фактических обстоятельств дела суд прекратил особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве, хотя все условия для этого были соблюдены. Несмотря на это при назначении наказания положения ч. 2 ст. 62 УК РФ были соблюдены. Рассмотрение уголовного дела отдельно от всех остальных подсудимых было одним из ключевых критериев принятия решения о заключении досудебного соглашения и представляло для ФИО5 определённые процессуальные гарантии, которых она оказалась лишена. 

Вопрос о рассмотрении уголовного дела по правилам главы 40 УПК РФ не рассматривался. Данным обстоятельствам суд апелляционной инстанции какой-либо оценки не дал. Назначенное наказание является чрезмерно суровым, обстоятельства, смягчающие наказание, приведенные в приговоре, при назначении наказания не учтены. Вопрос Возможности применения ст. 82 УК РФ суд не обсудил. Мотивы невозможности применения ст. 73 УК РФ являются аналогичными в отношении других осужденных, несмотря на различное отношение к предъявленному обвинению. Нарушение предусмотренного законом права ФИО5 на особый порядок судебного разбирательства привело к назначению ей при рассмотрении дела в общем порядке наказания, не соответствующего характеру и степени общественной опасности содеянного, личности самой осужденной, её поведению после инкриминируемых событий, совокупности смягчающих обстоятельств и условий жизни семьи осужденной. 

В кассационной жалобе осужденный ФИО2 просил состоявшиеся судебные акты изменить, снизить размер чрезмерно сурового наказания мотивировав тем, что приведенные в приговоре обстоятельства, смягчающие наказание, иные положительные сведения об его личности и об его семье надлежащим образом не учтены. Он длительное время находился в следственном изоляторе и был лишен права на обращение с ходатайством об условно-досрочном освобождении. 

В кассационной жалобе защитник ФИО просил состоявшиеся судебные акты отменить, передать уголовное дело в суд первой инстанции на новое судебное рассмотрение в ином составе, мотивировав тем, что соглашение о намерениях по продаже 100 % акций ОАО «НАЗВАНИЕ» от 10 апреля 2014 года вину ФИО1 не доказывает, поскольку в данном документе его фамилия не фигурирует.

Следователем и экспертами не были в достаточном количестве получены свободные и экспериментальные образцы почерка вкладчиков и обвиняемых. Вследствие чего заключения экспертов не подтверждают виновность последних. Ввиду отсутствия в распоряжении экспертов свободных экспериментальных образцов почерка, достаточных для формирования конкретного и научно обоснованного суждения, они должны , были составить мотивированное сообщение о невозможности проведения экспертизы по представленным материалам. Доказательств того, что ФИО, давал кому-либо какие-либо указания об изготовлении поддельных расходно кассовых ордеров от имени вкладчиков, не имеется. Выводы судов о том, что в ОАО «НАЗВАНИЕ» действовали люди в интересах ФИО1 и подконтрольные ему, являются несостоятельными, так как не подтверждены материалами, уголовного дела. Распечатки телефонных звонков по номеру НОМЕР к ФИО1 не имеют никакого отношения, т.к. этот номер оформлен на ОАО НАИМЕНОВАНИЕ, с 2012 года по 2014 годы ни лично он, ни компания «НАИМЕНОВАНИЕ. акционером ОАО НАИМЕНОВАНИЕ не являлись. В г. Самару он приезжал для встречи с ФИО, чтобы выяснить вопрос о возврате долга в 200 миллионов руб., Показаниями допрошенных лиц и письменными доказательствами виновность ФИО1 не подтверждена. В ходе судебного разбирательства было установлено, что хищение денежных средств вкладчиков ОАО «НАЗВАНИЕ» было произведено путем покупки фальшивых ОФЗ, произведенной через ОАО НАИМЕНОВАНИЕ. Несмотря на наличие явных оснований для возвращения уголовного дела прокурору, суд продолжил его рассматривать. Роль ФИО1 в совершении данного преступления, его конкретные действия в приговоре не приведены. Неустранимые сомнения в виновности осужденного в его пользу не истолкованы. 

В кассационной жалобе защитник ФИО просил состоявшиеся судебные акты отменить, возвратить уголовное дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, мотивировав тем, что действия осужденного квалифицированы неверно, т.к. с момента создания организованной группы ОАО «НАЗВАНИЕ» находился полностью под контролем осужденных. С учетом Устава банка, фабулы обвинения и выводов судов первой и апелляционной инстанции следует, что собственникам денежных средств, размещенных во физические лица. Описанные в приговоре действия осужденных имели целью хищение путем растраты вверенных вкладчиками банку денежных средств. Несмотря на это вкладчики потерпевшими не признаны. Нарушение прав последних на доступ к правосудию и компенсацию ущерба исключает возможность постановления законного и обоснованного приговора. По делу имелись основания для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку обвинительное заключение составлено с нарушениями УПК РФ. Способ и время совершения хищения не установлены. Оформление фиктивных документов обманом банка является, поскольку его представлял единоличный исполнительный орган — Председатель Правления банка ФИО6. Суд признал доказанным хищение денежных средств путем мошенничества, что не предусмотрено законом. Распоряжение похищенными денежными средствами находится за рамками состава мошенничества. Т.к. данное преступление является материальным о составом, то временем совершения преступления является время внесения “ вкладчиками денежных средств в банк, которое в обвинительном заключении и в приговоре отсутствует. Размер ущерба, причиненного преступлением, не установлен. Несмотря на то, что заключением специалиста сумма ущерба Вкладчикам определена в размере 1776 546 010,00 руб., в приговоре она указана как 1 723 704 333,21 руб. При этом какого-либо обоснования расхождения в вышеуказанных суммах, также как и расчета суммы ущерба в приговоре не приведено. Его отсутствие свидетельствует о том, что суд фактически уклонился от установления обстоятельств, подлежащих доказыванию. Выводы о принадлежности внесенных вкладчиками денежных средств противоречивы. В одном случае судом установлено, что их собственником является банк, а в другом, что он только законный владелец. Вопреки требованиям п. 24 постановления Пленума Верховного суда РФ от 29 ноября 2016 года No 55 «О судебном приговоре» в приговоре отсутствуют сведения о принятых процессуальных решениях в отношении ФИО26, ФИО27, ФИО и ФИО Количество вкладчиков в описательно-мотивировочной части приговора указано как 2871 человек (дважды повторяются вкладчики ФИО. и ФИО), а в итоговом выводе суда — 2 872. Размер суммы неправомерно списанных и не внесенных на счета вкладчиков денежных средств согласно описательно мотивировочной части составляет — 1 722 190 942,63 руб. (без повтора сумм по ФИО и ФИО), а в итоговом выводе 1 723 704 333,21 руб. 

При разрешении гражданского иска суд допустил возможность двойного взыскания суммы ущерба с осужденных, поскольку сумма ущерба в размере 1 723 704 333,21 руб. включает в себя денежные средства вкладчиков ФИО30-ФИО60, за которыми отдельно признано право на удовлетворение их исков. В нарушение ст. 240 УПК РФ приговор основан на тех доказательствах, которые не были исследованы в судебном заседании. Суд признал за гражданскими истцами ФИО и ФИО право на удовлетворение иска, тогда как в обвинении сведений о причинении им ущерба не имеется, в приговоре они как вкладчики банка, чьи деньги были неправомерно списаны или не внесены на счет, не указаны. 

Признав доказанным способ совершения второго преступления «путем обмана», суд в приговоре указал, что оно совершено путем «злоупотребления доверием». Содержание ряда доказательств в приговоре не раскрыто, а формально скопировано из обвинительного заключения. Уголовное дело возбуждено по факту преступной деятельности членов организованной группы «с июня 2014 года по 30 декабря 2014 года», тогда как согласно приговору преступление совершено в период времени с апреля 2014 года по декабрь 2014 года. Период времени с апреля и май 2014 года находится : пределами события преступления, по которому возбуждено уголовное дело.

В кассационной жалобе осужденная ФИО3 просила состоявшиеся судебные акты изменить, смягчить назначенное наказание или применить положения ст. 73 УК РФ, мотивировав тем, что назначенное наказание не соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, её личности, поведению после инкриминируемых событий, совокупности смягчающих наказание обстоятельств и условиям жизни ее семьи. За время содержания под стражей каких-либо нарушений с ее стороны не допущено, условия досудебного соглашения соблюдены. 

В кассационной жалобе, поименованной как ходатайство, защитник ФИО просил состоявшиеся судебные акты Отменить, возвратить уголовное дело прокурору, мотивировав тем, что действия ФИО2 квалифицированы неверно. В обвинении не назван и не определен адресат обмана. Лица, управомоченные принять решение о передаче имущества виновному или иным лицам, не установлены и в обвинении не приведены. В ряде случаев денежные средства в фонды банка не поступили, виновные завладели ими ранее. 

В поданных возражениях заместитель прокурора Самарской области ФИО привел доводы об отсутствии оснований для удовлетворения кассационных жалоб. 

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалоб, а также возражения стороны обвинения, судебная коллегия пришла к выводу, что решение суда первой инстанции о виновности осужденных в совершении преступлений подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании, надлежащая оценка которым дана в приговоре. Не в силу ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалоб суд кассационной инстанции проверяет законность приговора, постановления или определения суда, вступивших в законную силу, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального законов. 

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. 

Предварительное следствие по делу проведено полно. Доказатель — получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Уголовно-процессуальным законом не предусмотрено получение судебного решения на Выемку банковских документов непосредственно у самого клиента банка (вкладчика) с его согласия. С материалами предварительного следствия все осужденные ознакомлены в соответствии с положениями ст. 217 УПК РФ с участием защитников. Обвинительное заключение составлено в соответствии со ст. 220 УПК РФ. В связи с чем оснований для возвращения уголовного дела прокурору не имелось. 

В ходе судебного разбирательства суд первой инстанции обеспечил равенство прав сторон, создал необходимые условия для всестороннего и полного рассмотрения дела. Прекращение особого порядка рассмотрения уголовных дел в отношении ФИО3 и ФИО5 не нарушило их права, поскольку дело было рассмотрено с исследованием всех доказательств. 

Предусмотренных ст. 61-65 УПК РФ оснований для отвода и председательствующего судьи первой инстанции не имелось. 

Стороны не были ограничены в заявлении ходатайств. Основанные на законе мнения и возражения сторон принимались во внимание. . Все заявленные ходатайства, в том числе, о признании доказательств недопустимыми, об истребовании и приобщении необходимых документов и аудиозаписи очной ставки, о допросе свидетелей защиты, о назначении и проведении судебных экспертиз, о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, рассмотрены в соответствии с УПК РФ и с вынесением мотивированных решений. По ним приняты законные и обоснованные решения. Отказ в удовлетворении ходатайств по мотивам их необоснованности при соблюдении предусмотренной законом процедуры их разрешения не может быть оценен как нарушение закона и ограничение прав осужденных. 

Каждый защитник добросовестно исполнял свои обязанности, активно защищал права своего подзащитного, не занимал противоположную позицию. Нарушения права ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО2, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 на защиту ни в ходе производства предварительного расследования уголовного дела, ни в ходе его рассмотрения по существу в суде первой и апелляционной инстанций не допущено. 

Суд первой инстанции при рассмотрении дела исследовал все представленные доказательства в достаточном объеме, проверил их в соответствии с положениями ст. 87 УПК РФ путем сопоставления с иными, имеющимися в уголовном деле, дал им надлежащую оценку по правилам ст. 88 УПК РФ с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела. Их совокупность позволила прийти к выводу о доказанности Вины осужденного в содеянном кассационных жалоб о недопустимости тех или иных доказательств являются необоснованными и удовлетворению не подлежат, поскольку нарушений закона при их сборе не допущено. 

Каждое преступление совершено в период времени и при обстоятельствах, изложенных в приговоре, описательно-мотивировочная часть которого согласно требованиям п. 1 ст. 307 УПК РФ содержит описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, цели и наступивших последствий. 

Виновность ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО2, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 подтверждена показаниями представителей потерпевших и свидетелей, протоколами выемок, обысков, осмотров мест происшествия и предметов, заключениями специалиста и экспертов, иными исследованными доказательствами, содержание которых подробно изложено в приговоре. 

Суд первой инстанции обоснованно положил в основу обвинительного приговора показания представителей потерпевших и свидетелей, в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ изложил мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие, почему при наличии противоречий признал достоверными показания свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, а не в судебном заседании. Предусмотренных законом оснований для признания показаний представителей потерпевших и свидетелей недопустимыми доказательствами, не имеется, поскольку нарушений УПК РФ в ходе их допросов не допущено. 

Каких-либо противоречивых доказательств, которые могли бы существенно повлиять на выводы суда первой инстанции о виновности осужденных и которым не дана оценка в приговоре, не имеется. 

Тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности позволили суду первой инстанции верно установить фактические обстоятельства совершенных преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого осужденного по квалификации содеянного по ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ. 

Квалифицирующие признаки — организованной группой, в особо крупном размере, а у ФИО6 и ФИО9 еще и с использованием своего служебного положения — нашли свое полное подтверждение и надлежащим образом мотивированы в приговоре. Согласно положениям уголовного закона квалификация по ч. 4 ст. 159 УК РФ не исключает вменение квалифицирующих признаков, содержащихся в иных частях указанной статьи. 

Обвинительный приговор постановлен с соблюдением требований, предусмотренных ст. ст. 303, 304, 307-309 УПК РФ и предъявляемых к его форме и содержанию. Решения по всем вопросам, подлежащим разрешению в порядке ст. 299 УПК РФ, мотивированы и основаны на правильном применении закона. 

В приговоре в достаточном объеме приведены показания допрошенных лиц, в том числе свидетеля ФИО, и раскрыто содержание иных доказательств. Неизложение в нем показаний того или иного лица не является основанием для отмены приговора в целом.

Вопреки доводам кассационных жалоб имеющиеся заключения судебных экспертиз являются допустимыми доказательствами вины осужденных, т.к. они получены с соблюдением требований уголовно процессуального закона. Оснований не доверять выводам экспертов, имеющих специальные познания в интересующей области знаний, не имеется, Т.к. они были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, имеют необходимое образование, квалификацию и стаж работы в государственном учреждение, не заинтересованы в исходе дела. 

Фактически предоставленные материалы явились достаточными для разрешения поставленных перед экспертами вопросов. Выводы экспертов непротиворечивы, мотивированы, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами: Заключения экспертов составлены в соответствии с требованиями ст. 204 УПК РФ, имеют необходимые реквизиты.

Несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз и заключениями экспертов осужденных нарушением уголовно процессуального закона, влекущим отмену приговора в кассационном порядке либо признание заключений экспертов недопустимыми доказательствами, не является. 

При этом заключения специалистов No 11538-19-LAW от 18 июня 2019 года и No 22-08-17 от 22 августа 2017 года оценены судом первой инстанции правильно. Указанные документы не свидетельствуют о недопустимости судебных экспертиз, проведенных в ходе предварительного следствия, 

Предусмотренных ст. 207 УПК РФ оснований для проведения дополнительных или повторных экспертиз, равно как иных судебных экспертиз, перечисленных в кассационных жалобах, не имелось. 

Отсутствие осмотра вещественных доказательств в судебном заседании не свидетельствует о нарушении прав осужденных, поскольку судом первой инстанции в условиях состязательности сторон исследованы документы, свидетельствующие об их осмотре и исследовании на предварительном следствии. 

Требования ст. 252 УПК РФ по делу соблюдены. Дело рассмотрено только в отношении осужденных и лишь по предъявленному им обвинению. Доводы о совершении иными лицами хищения денежных средств находятся за пределами доказывания по настоящему делу. 

Протокол судебного заседания изготовлен в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, Поданные замечания рассмотрены согласно ст. 260 УПК РФ, о чем вынесены мотивированные постановления. 

Отсутствие того или иного осужденного в конкретный день в г. Самаре не являлось препятствием для совершения преступления, поскольку оно совершено организованной группой, и каждый осужденный выполнял свою конкретную функцию (роль). 

Осужденные ФИО2, ФИО8, ФИО2, ФИО9, ФИО10, ФИО7, ФИО3, ФИО5 и иные лица, были объединены ФИО6, ФИО и иным лицом И. с целью совершения преступления для достижения единого преступного умысла — завладения денежными средствами, размещенными на вкладах граждан. 

В соответствии с положениями ч. 3 ст. 35 УК РФ вывод суда первой инстанции о том, что преступление совершено организованной группой, является правильным. Преступная группа, в состав которой входили осужденные, была устойчивой, отличалась высокой степенью организованности, существовала длительный период времени. Само преступление совершено одним и тем же способом с помощью второй базы «НАЗВАНИЕ4» по тщательно и предварительно разработанному плану с четким распределением ролей каждого осужденного, которые развернуто приведены в приговоре суда первой инстанции. Апелляционное определение также содержит в себе подробное и мотивированное обоснование роли каждого осужденного в совершении преступления, с которой судебная коллегия согласна. 

Доводы кассационных жалоб о том, что каждый осужденный не совершал преступление, что велась разрешенная законом банковская деятельность, а денежные средства вкладчиков были похищены путем обмана банка вследствие продажи несуществующих облигаций федерального займа, удовлетворению не подлежат, поскольку объективно и достоверно установлено, что хищение денежных средств со счетов вкладчиков осуществлялось путем их списания по фиктивным расходным кассовым ордерам или путем неправомерного невнесения денежных средств на счета вкладчиков. Денежные средства вкладчиков поступили в распоряжение осужденных, они распорядились ими по своему усмотрению. При этом сведения о том, как именно были израсходованы похищенные денежные средства, на наличие состава преступления не влияют. Сам факт ведения двух баз «НАЗВАНИЕ4»» и совершение действий по обходу установленных ЦБ РФ ограничений свидетельствует о незаконном (преступном) поведении осужденных из корыстных побуждений. Подделка подписей вкладчиков объективно и достоверно установлена судебными почерковедческими экспертизами. 

Умысел всех осужденных был направлен на получение денежных средств, путем обмана потерпевшего, а корыстная цель заключалась в увеличении своего денежного состояния за счет чужих денежных средств, а именно денежных средств вкладчиков, за которые нес ответственность ОАО «НАЗВАНИЕ». 

Способ совершения преступления — обман — заключался в том, что осужденные в соответствии с распределенными между ними ролями, используя фиктивные расходные кассовые ордера с поддельной подписью вкладчика и с указанием суммы денежных средств, передавали их кассирам, которые будучи введенными в заблуждение относительно истинных намерений организованной преступной группы, следуя указаниям — осужденных, обучивших их работе с двумя автоматизированными системами «НАЗВАНИЕ4», после получения расходных кассовых документов в случае если особую отметку «ВИП» осуществляли списание, то есть выдачу денежных средств со счетов вкладчиков ОАО «НАЗВАНИЕ» без участия самих вкладчиков или незачисление на счет денежных средств Вкладчиков в автоматизированной банковской системе «НАЗВАНИЕ4», предоставляемой в Центральный Банк РФ, а сумму денежных средств, указанную в расходном кассовом ордере изымали из кассы ОАО «НАЗВАНИЕ». При этом кассиры списанную или не зачисленную на счет вкладчика сумму денежных средств указывали в копии автоматизированной банковской системе «НАЗВАНИЕ4» ОАО «НАЗВАНИЕ», отражая в ней движение денежных средств на счетах вкладчиков, как если бы денежные средства не были бы похищены. Вторая база «НАЗВАНИЕ4» . 11. использовалась именно для сокрытия хищения денежных средств, поскольку иным путем скрыть это было невозможно. 

Размер причиненного ущерба в целом установлен судом первой инстанции правильно на основе имеющихся в деле документов, письменных доказательств и показаний свидетелей. Несогласие с ним стороны защиты не влияет на правильность его установления. Несовпадение сумм в размере 1723 704 333,21 руб., установленной судом первой инстанции, и определенной заключением специалиста, а также выплаченных агентством по страхованию вкладов объясняется разным количеством вкладчиков, в отношении которых произведены расчеты. 

Между тем, поскольку в описании преступного деяния вкладчики ФИО и ФИО указаны дважды, то сумма причиненного ущерба и размер исковых требований, взысканных с осужденных в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ», подлежит снижению до 1 722 721 333,21 (1 723 704 333,21 — 373 000,00 — 610 000,00) руб. 

Вопреки доводам стороны защиты денежные средства вкладчиков и векселя банка не относятся к имуществу банка, которым ФИО6 и другие осужденные имели право распоряжаться по своему усмотрению. Банк обязан обеспечивать сохранность денежных средств, вверенных вкладчиками. 

При этом использование их в банковской деятельности не предполагает их списания или невнесения на счет конкретного лица или обращения в свою пользу. При этом с целью придания законности действий участников организованной группы ФИО6 подписывала фиктивные дополнительные соглашения к договорам банковского вклада, которые позволяли производить снятие денежных средств со счетов вкладчиков в любое время. 

Факт снятия ФИО9 53 267 012,60 руб. в декабре 2014 года со своего счета в ОАО «НАЗВАНИЕ» подтвержден исследованными доказательствами, в том числе решением Арбитражного суда Самарской области от 14 сентября 2020 года. 

Суд первой инстанции обоснованно и правомерно признал достоверным доказательством заключение специалиста ФИО и тщательно мотивировал свои выводы, поскольку оно согласуется с показаниями свидетелей и письменными материалами дела. Имеющиеся в заключении технические ошибки устранены путем допроса. Тот факт, что перед специалистом не был поставлен вопрос о размере причиненного ущерба, сделанные им выводы по иным поставленным вопросам не опровергает. 

Показания неявившихся свидетелей исследованы правомерно на основании п. 1, п. 2 ип. 5 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, которые не предусматривают обязательного наличия согласия стороны защиты, Противоречия в показаниях допрошенных лиц, данных в суде и в ходе предварительного следствия, были устранены в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ. Допрос ФИО27 проведен, в точном соответствии с УПК РФ. 

Доводы о недозволенных методах производства предварительного следствия надлежащим образом проверены. Неверное указание в протоколе судебного заседания номеров листов дела и томов является технической ошибкой, 

Потерпевшим по делу правомерно признан ОАО «НАЗВАНИЕ», а не конкретные вкладчики, поскольку именно банк отвечал за сохранность переданных ему денежных средств. Кроме того, большей части вкладчиков денежные средства возвращены агентством по страхованию вкладов. 

Поскольку уголовные дела в отношении ФИО26, ФИО27 М.Ю., ФИО и ФИО выделены в отдельное производство, в приговоре обоснованно отсутствуют сведения о принятых процессуальных решениях в отношении указанных лиц. 

Уголовное дело возбуждается по факту совершения преступления, когда о нем становиться известно. Только в ходе предварительного расследования устанавливаются его фактические обстоятельства. В связи с чем период времени с апреля по май 2014 года не находится за пределами события преступления, по которому возбуждено настоящее уголовное дело. 

Доводы кассационной жалобы о том, что все операции в отношении трех векселей носили технический характер и не предусматривали реального заключения сделок с контрагентами, что 270 000 000,00 руб. ОАО «НАЗВАНИЕ» за них в ОАО Банк «НАЗВАНИЕ5» фактически не перевело, опровергнуты показаниями представителя потерпевшего ФИО, свидетелей ФИО, ФИО, ФИО и ФИО, а также же заключением эксперта No 11 от 11 сентября 2017 года, платежными поручениями от 9 октября 2014 года, выписками по счетам указанных банков. Факт обращения 19 декабря 2014 года ФИО6 в ОАО Банк «НАЗВАНИЕ5» по доверенности от ООО «НАЗВАНИЕ6» с заявлением на предъявление трех указанных векселей подтвержден протоколами выемки и осмотра видеозаписи, доверенностью от ООО «НАЗВАНИЕ6» на ее имя, а также актом No 2 приема векселей к договору ответственного хранения векселей No 5/14 от 9 октября 2014 года, выпиской по счету ООО «НАЗВАНИЕ6» о зачислении 272 130 300,00 руб., балансом ОАО «НАЗВАНИЕ» по состоянию на 19 и 30 декабря 2014 года, на котором указанные векселя продолжали числиться. Письмо ЦБ РФ, на которое имеется ссылка в кассационной жалобы, данные , обстоятельства под сомнение не ставит и не опровергает, поскольку оно было подано с целью проверки изложенных в нем сведений, что и было сделано в ходе предварительного следствия. 

Вопреки утверждению стороны защиты в описании второго преступного деяния, признанного судом доказанным, прямо указано, что ФИО6 путем обмана сотрудников двух банков похитила 3 векселя, а потом предъявила их к оплате, что именно в результате таких действий работники банков были введены в заблуждение относительно истинности ее намерений. 

Доводы кассационных жалоб о неверной оценке исследованных доказательств, о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, о неправильном применении уголовного закона при квалификации содеянного, являются не обоснованными и удовлетворению не подлежат, т.к. они опровергнуты в полном объеме материалами уголовного дела и установленной совокупностью доказательств. 

Фактов, свидетельствующих об использовании в процессе доказывания вины осужденных недопустимых доказательств, сведений об искусственном создании доказательств по делу либо их фальсификации ни судом первой, ни судом второй инстанций установлено не было. Нарушений положений ст. 240 УПК РФ не допущено. В связи с чем основания утверждать, что виновность ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 установлена на порочных или на неисследованных доказательствах, отсутствуют. 

Все представленные стороной обвинения доказательства суд первой инстанции оценил отличным от стороны защиты образом, но в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью, Оценка данных доказательств иным образом не основана на законе, а ее обоснование носит не вытекающий из материалов дела и требований действующего закона субъективный характер. 

В кассационных жалобах фактически не приведены какие-либо новые существенные обстоятельства, которые не получили оценки со стороны судов первой и апелляционной инстанций и давали бы основание ставить под сомнение законность и обоснованность постановленных судебных решений. 

Содержание доводов стороны защиты о недоказанности и необоснованности осуждения ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, Кочергиной, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 по существу повторяют процессуальную позицию стороны защиты в судебных заседаниях первой и апелляционной инстанций, которая была в полном объеме проверена при рассмотрении дела судебными: инстанциями и отвергнута как несостоятельная после исследования всех юридически значимых обстоятельств с приведением выводов, ее опровергающих. 

Предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований для переоценки исследованных доказательств в кассационном порядке не имеется. Несогласие стороны защиты с оценкой доказательств в силу положений ст. 401.1 УПК РФ не является поводом к пересмотру вынесенных по делу вступивших в законную силу судебных решений. 

Кроме того, по смыслу уголовно-процессуального закона иная оценка судом кассационной инстанции собранных по делу доказательств, в том числе с точки зрения полноты их установления и достаточности для обоснования изложенных судом первой инстанции в приговоре выводов относительно фактических обстоятельств дела, не может служить основанием для отмены в кассационном порядке принятого по делу окончательного решения.

Психическое состояние ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО2, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 проверено. «Они обоснованно признаны вменяемыми, подлежащими уголовной ответственности. 

При назначении наказания суд первой инстанции руководствовался требованиями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, при этом учел все установленные данные о личности каждого осужденного, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, наличие смягчающих отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние  наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей, иных смягчающих обстоятельств, подлежащих безусловному учету при назначении наказания, но не установленных судом первой инстанции или неучтенных им в полной мере, не усматривается. 

Все заслуживающие внимания обстоятельства, известные на момент постановления приговора, были надлежащим образом учтены при решении вопроса о виде и размере наказания. 

Существенных нарушений уголовного закона при назначении наказания ФИО9у, ФИО6, ФИО10, ФИО8у, ФИО, ФИО5, sopropan ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3 не допущено. Его вид и размер соответствуют характеру и степени общественной опасности: содеянного, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных, 56 УК РФ, принципу справедливости и целям наказания, не являются чрезмерно суровыми. 

Суд первой инстанции, дав надлежащую юридическую оценку представленным сторонами доказательствам и верно применив нормы материального права, пришел к обоснованному выводу об удовлетворении исковых требований на основании ст. 1064 ГК РФ. 

Исковые требования заявлены надлежащим лицом, т.к. государственная корпорация «НАИМЕНОВАНИЕ» является конкурсным управляющим ОАО «НАЗВАНИЕ». 

Признание за гражданскими истцами ФИО30-ФИО60 права на удовлетворение иска в части возмещения материального ущерба не свидетельствует о двойном взыскании, Т.к. соответствующих судебных решений не представлено. Кроме того, при рассмотрении гражданских дел стороны могут подать аргументированные возражения. 

Отсутствие в описании преступного деяния сведений о ФИО и ФИО не свидетельствует о незаконности приговора и не влечет его отмену. Совершение преступления осужденными в составе 3 е организованной группы с иными лицами не препятствовало разрешению гражданского иска, т.к. ГК РФ предусмотрена возможность обращения в суд лица, исполнившего совместное обязательство единолично, в регрессном порядке. 

Определение Арбитражного суда Самарской области от 14 сентября 2020 года, которым с ФИО9 в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ» взысканы денежные средства в размере 53 267 012,60 руб., не свидетельствует о взыскании одной и той же суммы дважды, т.к. этим же решением признана восстановленной задолженность ОАО «НАЗВАНИЕ» перед ФИО9 в размере 53 267 012,60 руб. по счету No 408 17810500020000834. 

Решение суда первой инстанции о сохранении наложенного ареста на имущество осужденных является правильным. Между тем аналогичное решение в отношении ФИО26, ФИО, ФИО не основано на законе, поскольку указанные лица участниками судебного разбирательства не являлись. Решение по аресту, наложенному на их имущество, подлежит разрешению в рамках уголовного дела в отношении них самих. В связи с чем указание о сохранении наложенного ареста на имущество ФИО26, ФИО, ФИО подлежит исключению из приговора. 

Законность постановленного приговора в отношении каждого осужденного, за исключением вносимых изменений, утверждены судом апелляционной инстанции, который дал надлежащую оценку всем приведенным доводам стороны защиты. Оснований подвергать сомнению ее обоснованность, не имеется. 

Апелляционное рассмотрение уголовного дела проведено судом второй инстанции с соблюдением требований главы 45.1 УПК РФ. Заявленные ходатайства разрешены с соблюдением требований уголовно процессуального закона. Содержание апелляционного определения отвечает требованиям ст. ст. 389.20, 389.28 УПК РФ. В обоснование выводов о доказанности вины ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, Кочергиной, ФИО5, ФИО7, ФИО2, ФИО1 и ФИО3, правильности квалификации их действий и справедливости назначенного наказания приведены убедительные мотивы. 

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 401.13 — 401.15 УПК РФ, судебная коллегия 

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Ленинского районного суда г. Самары Самарской области от 18 января 2021 года и апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29 июня 2021 года в отношении ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО7, ФИО5, ФИО1., ФИО3., ФИО2, ФИО2 изменить: 

уточнить, что путем обмана похищены денежные средства ОАО «НАЗВАНИЕ», размещенные во вкладах 2 869 человек;

уменьшить сумму материального ущерба, причиненного в результате преступления, совершенного ФИО9, ФИО6, ФИО10, ФИО8, ФИО7, ФИО5, ФИО1, ФИО3., ФИО2, ФИО2, и размер исковых требований, взысканных с указанных лиц в пользу ОАО «НАЗВАНИЕ», до 1 722 721 333,21 руб.; 

исключить из описания преступного деяния, признанного доказанным, повторное указание на неправомерное списание со счета ФИО НОМЕР согласно документу No 19622 от 14 июля 2014 денежных средств в размере 373 000,00 руб.; со счета ФИО НОМЕР согласно документу No 29335 от 11 сентября 2014 года денежных средств в размере 610 000,00 руб.; 

исключить указание на сохранение наложенного ареста: 

на основании постановления Октябрьского районного суда г. Самары от 2 марта 2015 года на автомобиль «НАЗВАНИЕ» р/з A НОМЕР HM НОМЕР, 2013 года выпуска, номер двигателя DW НОМЕР, стоимостью 659 820,00 руб., принадлежащий на праве частной собственности ФИО; 

на основании постановления Октябрьского районного суда г. Самары от 2 марта 2015 года на автомобиль ««НАЗВАНИЕ» р/з у НОМЕР MX,НОМЕР, 2014 года выпуска, стоимостью 1 263 000,00 руб., номер двигателя НОМЕР, принадлежащий на праве частной собственности ФИО. 

на основании постановления Октябрьского районного суда г. Самары от 24 января 2017 года на денежные средства в сумме 322 712,30 руб, в находящиеся на лицевом счете No НОМЕР ФИО, открытом в АО Банк «НАЗВАНИЕ»; 

на основании постановления Октябрьского районного суда г. Самары от 19 октября 2016 года на денежные средства в сумме в сумме 22 982 находящиеся на лицевом счете No НОМЕР ФИО26, открытом в ОАО «НАЗВАНИЕ»; в сумме 1 191 098,05 руб., находящиеся на лицевом счете No 4581 НОМЕР ФИО26, открытом в ОАО «НАЗВАНИЕ)»; в сумме 1 191 098,05 рублей, находящиеся на лицевом счете No НОМЕР ФИО26, открытом в ОАО «НАЗВАНИЕ». : 

В остальной части указанные судебные решения оставить без изменения, кассационные жалобы удовлетворить частично. 

Определение может быть обжаловано в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по правилам главы 47.1 УПК РФ. 

 

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
x
Полезная информация
Сторонние сайты