top-menu
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.619
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
menu-mobile

Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 июня 2019 г. оставить без изменений, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Главная Наши дела Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 июня 2019 г. оставить без изменений, кассационную жалобу - без удовлетворения.

ШЕСТОЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ 

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ 

кассационного суда общей юрисдикции 

13 февраля 2020 г. 

г. Самара Судебная коллегия по гражданским делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции в составе: председательствующего Непопалова Г.Г., судей Бросовой Н.В., Ившиной Т.В. 

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу ФИО2 на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 июня 2019 г. по гражданскому делу 

No 2-239/2019 по иску ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о признании недействительными соглашения об уплате алиментов и применении последствий недействительности сделки, 

Заслушав доклад судьи Бросовой Н.В., объяснения представителей ФИО2, ФИО3, проверив материалы дела, судебная коллегия 

установила: 

Истец ФИО1 обратился в Жигулевский городской суд Самарской области с исковым заявлением к ФИО2, ФИО3, требуя признать недействительным соглашение об уплате алиментов от 07 февраля 2017, заключенное между ФИО2 и ФИО3, 15 декабря 1999 года рождения, действующей с согласия своего отца ФИО4, удостоверенное нотариусом нотариального округа г. Тольятти Самарской области ФИО5 и применить последствия недействительности сделки. 

В обоснование заявленных исковых требований ФИО1 указано, что 20 сентября 2008 года между ним и ответчиком ФИО2 был заключен договор займа, в соответствии с которым он передал в долг ответчику денежные средства в размере 1 500 000,00 руб., сроком до 25 декабря 2008 года, с начислением 13% ежемесячно, предметом залога являлась квартира, расположенная по адресу: г. Жигулевск, ул. Пирогова, д.23, кв.5. Решением Жигулевского городского суда от 28.05.2014 года с ФИО1 была взыскана задолженность по договору займа от 20.09.2008 года и проценты, всего было взыскано 2 556 250,00 руб. Также было обращено взыскание на заложенное имущество квартиру расположенную по адресу: г. Жигулевск, ул. Пирогова, д.23, кв.5. Определением судебной Коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 08 сентября 2014 года решение было отменено в части обращения взыскания на заложенное имущество, в удовлетворении требований об обращении взыскания на квартиру было отказано. На основании указанного решения Жигулевским городским судом был выдан исполнительный лист, который истцом был предъявлен в ОСПг. Жигулевска УФССП по Самарской области для исполнения. 

Судебным приставом-исполнителем ОСП г. Жигулевска 02 мая 2017 было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства No НОМЕР, взыскателем по которому является истец, должником — ФИО2, предмет исполнения — взыскание задолженности по договору займа в размере 2 556 250,00 руб. В рамках исполнительного производства с ответчика ФИО2 был взыскан исполнительный сбор, размер которого она пыталась снизить в судебном порядке. При рассмотрении в суде заявления ФИО2 об уменьшении размера исполнительного сбора истцу стало известно о наличии оспариваемого соглашения, по которому сумма ежемесячного платежа составляет 500 000,00 руб., общий размер алиментных обязательств составляет 5 000 000,00 руб. 

Истец полагает, что оспариваемое соглашение заключено ответчиками в нарушение ст. 10 ГК РФ, то есть является ничем иным как злоупотреблением правом, поскольку заключено с целью не погашать задолженность перед истцом, взысканную по решению суда, что нарушает права истца. Данное соглашение об уплате алиментов является мнимой сделкой, поскольку сделка была совершена без намерения возникновения каких-либо правовых последствий. 

Решением Жигулевского городского суда Самарской области от 13 марта 2019 г. исковые требования ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о признании недействительным соглашения об уплате алиментов и применении последствий недействительности сделки, оставлены без удовлетворения. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 июня 2019 г. решение Жигулевского городского суда Самарской области от 13 марта 2019 г. отменено в части. 

В кассационной жалобе, поданной заявителем 25 декабря 2019 г., ставится вопрос об отмене апелляционного определения и оставлении в силе решения суда первой инстанции. 

Представители ФИО2 и ФИО3 в судебном заседании доводы кассационной жалобы поддержали, просили решение суда отменить по основаниям указанным, в кассационной жалобе. 

Истец ФИО1 в заседание судебной коллегии не явился, извещался надлежащим образом и своевременно. 

Руководствуясь положениями ч. 5 ст. 379.5 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц, надлежащим образом извещенных о дне слушания дела. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит кассационную жалобу не подлежащей удовлетворению. 

Согласно части первой статьи 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов суда, содержащихся в обжалуемом судебном постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным судами первой и апелляционной инстанций, нарушение либо неправильное применение норм материального права или норм процессуального права. 

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, что на основании исполнительного документа — исполнительного листа, выданного Жигулевским городским судом Самарской области на основании решения суда от 28 мая 2014 года, вступившего в законную силу 08 сентября 2014 года, по гражданскому делу по иску ФИО1 к ФИО2, ФИО4 о взыскании денежных средств по договору займа, судебным приставом — исполнителем ОСП г. Жигулевска Самарской области возбуждено исполнительное производство NoНОМЕР, предметом исполнения которого является взыскание задолженности по договору займа в размере 2556250.00 рублей. Взыскателем является истец, должником — ответчик ФИО2 

Кроме того, судом первой инстанции установлено, что 07 февраля 2017 года между ФИО2 и ФИО3 (дочь), 15 декабря 1999 года рождения, действующей с согласия своего отца ФИО4, было заключено соглашение об уплате алиментов, в соответствии с которым ФИО2 обязуется выплачивать алименты на содержание ФИО3 в размере 500000.00 рублей ежемесячно до достижения ею совершеннолетия. 

Указанное соглашение об уплате алиментов удостоверено нотариусом нотариального округа г. Тольятти Самарской области ФИО5, копия соглашения по запросу суда представлена в материалы дела. 

Соглашение об уплате алиментов от 07 февраля 2017 года заключено в письменной форме, имеет нотариальное удостоверение, по своей форме и содержанию соответствует требованиям действующего законодательства. 

Разрешая заявленные требования и отказывая в удовлетворении требований, руководствуясь ст.ст.1, 10, 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст.ст. 99 — 104 Семейного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, содержащимися в п.86 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года No25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд первой инстанции исходил из того, что факт исполнения соглашения об уплате алиментов свидетельствует о совпадении волеизъявления сторон с реальностью их намерений при заключении соглашения об уплате алиментов, в связи с чем данная сделка, как считает суд, не является мнимой. Также, суд учитывал, что оспариваемое соглашение заключено 07 февраля 2017 года, тогда как исполнительное производство NoНОМЕР было возбуждено 02 мая 2017 года, то есть после заключения соглашения об уплате алиментов. Кроме того, истцом не представлено доказательств наличия оснований для признания сделки недействительной, предусмотренных ст.102 Семейного кодекса Российской Федерации, как и не представлено доказательств, что сделка была совершена с целью причинить вред другому лицу, злоупотребления правом со стороны ответчиков. 

Так, судом первой инстанции установлено, что на момент заключения соглашения об уплате алиментов на содержание ребенка ФИО3 не достигла возраста 18 лет, имела статус «ребенок — инвалид», инвалидность была установлена повторно вследствие имеющихся тяжелых заболеваний — инсулинозависимого сахарного диабета, расстройства вегетативной нервной системы, диабетической полиневропатии нижних конечностей, диабетической энцефалопатии, что подтверждается справкой об инвалидности No0850090 и медицинскими документами, копии которых представлены в материалы дела. 

Факт выплаты алиментов на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов от 07 февраля 2017 года подтверждается представленными в материалы дела доказательствами — ответом на запрос суда с ГБОУ СОШ No16, в которой работает ФИО2, и справками с места работы, согласно которым с сентября 2018 года по 31 декабря 2018 года ФИО1 согласно постановлению судебного пристава — исполнителя ОСП г. Жигулевска от 24 августа 2018 года по исполнительному производству NoНОМЕР от 02 мая 2017 года, была перечислена задолженность в сумме 42198.86 рублей, ФИО3, согласно соглашению об уплате алиментов от 07.02.2017 года, за период с октября 2017 года по 31 декабря 2018 года были перечислены алименты в размере 644281.29 рубль. 

C этим выводом не согласился суд апелляционной инстанции. 

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 101 Семейного кодекса Российской Федерации, ст. 1, 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в п.7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года No25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» согласился с доводами истца о заключении ответчиками соглашения об уплате алиментов на содержание ребенка злоупотреблением правом при совершении сделки, нарушая запрет, установленный ст.10 ГК РФ. 

Поскольку, согласно оспариваемому соглашению, размер алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка ФИО3, 15 декабря 1999 года рождения, до достижения ею совершеннолетия, составляет 500000.00 рублей. Общая сумма алиментов за данный период составляет 5000000.00 рублей, которая будет выплачена единым платежом на расчетный счет, открытый на имя несовершеннолетней ФИО3 

Однако, согласно представленной в материалы дела справки о доходах физического лица за 2017 год (л.д.134) среднемесячная заработная плата ФИО2 составляла 57296.00 рублей. Аналогичный размер составляет среднемесячная заработная плата и в 2018 году (л.д.135). 

Исходя из чего устанавливался размер алиментов, представители ответчиков в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции пояснить не смогли, кроме того, в материалы дела не представлено доказательств возможности перечисления единым платежом денежных средств в размере 5000000.00 рублей в счет исполнения обязательств по оспариваемому соглашению. Кроме того, представители ответчиков не смогли пояснить необходимость заключения оспариваемого соглашения, поскольку как установлено судом на момент заключения соглашения ФИО2 проживала совместно со своей дочерью ФИО3, а в силу требований п. 1 ст.80 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно. А также на момент заключения оспариваемого соглашения, имелось вступившее в законную силу решение Жигулевского городского суда от 28 мая 2014 года, согласно которому со ФИО2 в пользу ФИО1 взысканы денежные средства в размере 2556250.00 рублей, которое не исполнено до настоящего момента, исполнено лишь в сумме 42198.86 рублей. 

Также судом апелляционной инстанции установлено, что 07 сентября 2018 года ФИО2 обратилась с заявлением к работодателю о перечислении 70% её заработной платы на счет получателя ФИО3 Для погашения долга по соглашению об уплате алиментов на содержание ребенка. Кроме того, согласно справки от 28 января 2019 года No42, выданной работодателем ФИО2, в период с октября 2017 года по 31 декабря 2018 года были перечислены алименты ФИО3 согласно оспариваемого соглашения в размере 644281.29 рублей. То есть, исполнение соглашения об уплате алиментов со стороны ФИО2 началось после Возбуждения исполнительного производства (02 мая 2017 года), предметом которого является Взыскание задолженности в пользу истца. 

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь ст. 111 Закона «Об исполнительном производстве, ст. 1, 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу, что в данном случае стороны оспариваемого соглашения действовали злоупотребляя правом при совершении сделки нарушая запрет, установленный ст.10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем на основании ст.ст. 10 и 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем удовлетворил требования истца о признании недействительным соглашение об уплате алиментов от 07 февраля 2017 года, заключенное между ФИО2 и ФИО3, 15 декабря 1999 года рождения, действующей с согласия своего отца ФИО4, удостоверенное нотариусом нотариального округа г. Тольятти Самарской области ФИО5. При этом, согласившись с выводами суда первой инстанции об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца о применении последствий недействительности сделки, поскольку в соответствии со ст.116 СК РФ выплаченные суммы алиментов не могут быть истребованы обратно, за исключением случаев: отмены решения суда о взыскании алиментов в связи с сообщением получателем алиментов ложных сведений или в связи с представлением им подложных документов; признания соглашения об уплате алиментов недействительным вследствие заключения его под влиянием обмана, угроз или насилия со стороны получателя алиментов; установления приговором суда факта подделки решения суда, соглашения об уплате алиментов или исполнительного листа, на основании которых уплачивались алименты. 

Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены вынесенных судебных постановлений по доводам кассационной жалобы. 

Доводы кассационной жалобы, что поскольку была перечислена задолженность в пользу ФИО1 по исполнительному производству в сумме 42 198 (Сорок две тысячи сто девяносто восемь) рублей 86 копеек, следовательно, наличие соглашения об алиментах никак не препятствует реализации прав истца, несостоятельны, и опровергаются представленными в суд доказательствами, которым дана оценка. 

Ссылки на необходимость заключения соглашения в силу заболевания ребенка, несостоятельны, поскольку нуждаемость в лекарственных препаратах и инсулиновой помпе, не оспаривалось сторонами, однако не доказано наличие необходимости в заключении соглашения, поскольку ребенок проживал с родителями, которые в силу семейного законодательства добровольно должны помогать им. 

Доводы жалобы, что Соглашение об уплате алиментов на несовершеннолетнего ребенка от 07 февраля 2017 года соответствует требованиям статей 81 и 103 Семейного кодекса Российской Федерации, в связи с чем не может быть признано недействительным в силу статьи 102 Семейного кодекса Российской Федерации, основаны на неверном толковании норм права. Поскольку ст. 101 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что к недействительности соглашений об уплате алиментов применяются общие основания для признания недействительными гражданско-правовых сделок, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, о применении ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Перечисленные в кассационной жалобе доводы по существу сводятся к ошибочному толкованию норм права, а также несогласию заявителя с оценкой представленных доказательств и фактических обстоятельств, что не может служить основанием к отмене или изменению обжалуемого судебного акта, поскольку согласно положениям ст. ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела, оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. 

Положениями ст. ст. 378, 379.6, 379.7, часть 3 статьи 390 ГПК РФ определено, что судом кассационной инстанции не производится переоценка имеющихся в деле доказательств и установление обстоятельств, которые не были установлены судами первой и второй инстанции или были ими опровергнуты. 

Никаких существенных нарушений со стороны суда апелляционной инстанции норм материального или процессуального права по доводам кассационной жалобы не усматривается. 

В соответствии с частью 1 статьи 379.6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривающими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления. 

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими. 

Доводы заявителя кассационной жалобы не подтверждают нарушений норм материального и (или) процессуального права, повлиявших на исход дела, и фактически основаны на несогласии с оценкой обстоятельств дела, поэтому они не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений. 

При таких данных судебная коллегия не находит предусмотренных статьей 379.7 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений по доводам кассационной жалобы заявителя. 

Руководствуясь статьями 379.6, 379.7, 390 и 390.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия 

определила:

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 11 июня 2019 г. оставить без изменений, кассационную жалобу ФИО2 — без удовлетворения. 

Председательствующий 

ГГ. Непопалов 

Судьи 

Н.В. Бросова 

Т.В. Ивщина 


Здесь и далее в целях соблюдения адвокатской тайны имена и фамилии участников дела изменены

Дата актуальности материала: 13.02.2020

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed