г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Санкт-Петербург, Спасский пер., д. 14/35, лит. А, офис 1304
АНТОНОВ
И ПАРТНЁРЫ
АДВОКАТСКОЕ БЮРО

Почему в случае снятия судимости в связи с декриминализацией деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, данные о ней не удаляются из банков данных МВД России и отражаются в справках о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям?

Вопрос: Почему в случае снятия судимости в связи с декриминализацией деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, данные о ней не удаляются из банков данных МВД России и отражаются в справках о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям?

Адвокат Анатолий Антонов

Ответ: Частью 3 статьи 17 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» установлено, что внесению в банки данных подлежит информация в том числе о лицах, осужденных за совершение преступления.

Согласно части 8 статьи 17 Федерального закона «О полиции» персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

Необходимость обработки подобных персональных данных граждан, связанных с фактами уголовного преследования, обусловлена требованиями законодательства Российской Федерации. Так, абзацем седьмым статьи 65 Трудового кодекса Российской Федерации (далее — ТК) установлено, что при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю в том числе справку о судимости при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой в соответствии с данным Кодексом, иным федеральным законом не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию.

В частности, согласно абзацу третьему части второй статьи 331 ТК к педагогической деятельности не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей данной статьи.

Ограничения определенного вида трудовой и предпринимательской деятельности, к которой в соответствии с действующим законодательством не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию, также предусмотрены Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Таким образом, с учетом правовой основы деятельности и в целях выполнения установленных законодательством Российской Федерации требований полиция обязана осуществлять обработку персональных данных граждан, связанных с фактами уголовного преследования. При этом обработка персональных данных осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных (часть 7 статьи 17 Федерального закона «О полиции»).

Согласно решению Верховного Суда Российской Федерации от 23 мая 2016 г. N АКПИ16-263 обработка данных об имевшейся судимости, включая их хранение для определенных и законных целей, осуществляется на законной и справедливой основе, обеспечивает точность персональных данных, их достаточность, актуальность по отношению к целям обработки персональных данных, следовательно, соответствует принципам обработки персональных данных, закрепленным в статье 5 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных».

Кроме того, из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации следует, что изменение уголовного законодательства Российской Федерации, не предусматривающего в настоящее время правового основания для соответствующего уголовного преследования в отношении конкретного гражданина, не означает, что информация о таких лицах и фактах уголовного преследования подлежит уничтожению (решение от 13 октября 2015 г. N АКПИ15-1051).

МВД России с учетом установленной законодательством Российской Федерации компетенции осуществляет лишь обработку персональных данных в виде совершения действий по предоставлению имеющейся в банке данных информации о факте судимости и уголовного преследования. Оценку предоставляемых МВД России сведений осуществляют органы и организации, уполномоченные принимать решение о допуске к трудовой или иной деятельности. Законность и обоснованность данной позиции подтверждена Верховным Судом Российской Федерации (решение от 4 июля 2017 г. N АКПИ17-287).

Между тем, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, согласно части второй статьи 54 Конституции Российской Федерации и конкретизирующей ее статью 10 Уголовного кодекса Российской Федерации, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость (например, Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 г. N 4-П, от 18 июля 2013 г. N 19-П, от 11 ноября 2014 г. N 29-П).

Из правового смысла абзаца второго пункта 7 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2013 г. N 19-П следует, что совершение деяния, которое впоследствии утратило уголовно-правовую оценку в качестве преступного, не может служить таким же основанием для установления ограничения трудовых прав, как совершение преступления. Это требование распространяется на все декриминализованные деяния независимо от времени их совершения и на всех лиц.

При этом решение об отказе в допуске к трудовой или предпринимательской деятельности, в том числе не учитывающее новый уголовный закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, во всех случаях принимается работодателем либо другим органом, осуществляющим допуск указанных лиц к трудовой или предпринимательской деятельности, и может быть оспорено в судебном порядке (решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2015 г. N АКПИ15-1051, Апелляционное определение Верховного Суда Российской Федерации от 19 января 2016 г. N АПЛ15-591).

Остались вопросы к адвокату?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Дата актуальности материала: 10.01.2021

Оставить комментарий

Добавить комментарий
Ваш email не будет опубликован.

Готовы доверить решение проблемы нам?

Ваше сообщение успешно отправлено.
Наши сотрудники свяжутся с Вами в ближайшее время.

Наша главная цель — помощь клиентам в решении существующих проблем и их профилактика в будущем.

Оставьте заявку на консультацию, чтобы убедиться в этом лично!

Мы работаем по всей России. Укажите Ваш город в комментарии

Отправляя форму вы соглашаетесь на обработку персональных данных

Отзывы

Получить консультацию юриста
Наверх
x
Полезная информация
Сторонние сайты