top-menu
г. Москва, ул. Верхняя Красносельская, д.11а, оф.29
г. Самара, пр-т. Карла-Маркса, д. 192, оф.614
г. Санкт-Петербург
menu-mobile

Следствие доказало незаконное получение субсидий на жилье

Главная Профессиональные новости Следствие доказало незаконное получение субсидий на жилье

Уголовное дело в отношении супругов Хадисовых (Алены и Гургена)1 — пример того, как следствие должным образом выполнило свою работу по доказыванию состава преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ «Мошенничество при получении выплат». Сложность данного дела, как, впрочем, и большинства составов мошенничества, заключалась в необходимости доказать умысел на хищение денег. Несмотря на отсутствие прямых доказательств этого, следствию и прокуратуре все же удалось убедить суд в том, что подсудимые незаконно обогатились за счет государства.

УЛУЧШЕНИЕ ЖИЛИЩНЫХ УСЛОВИЙ ЧЕРЕЗ ИХ УХУДШЕНИЕ

Как следует из приговора Красноармейского городского суда Саратовской области, супруги Хадисовы воспользовались возможностями федеральной целевой программы «Социальное развитие села до 2013 года», утвержденной постановлением Правительства РФ от  03.12.2002 № 858. Одна из целей программы — улучшение жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности. В приложении № 1 к Правилам предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов РФ на улучшение жилищных условий граждан, проживающих в сельской местности, перечислены условия получения социальной выплаты, необходимой для покупки или постройки жилья. Так, гражданин имел право на выплату, если он постоянно проживал в сельской местности, имел собственные или заемные средства в размере 30% стоимости строительства (приобретения) жилья, не обеспеченной социальной выплатой, и признан нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Как позже установило следствие, в 2010 году, уже находясь в браке, Гурген и Алена Хадисовы были зарегистрированы по разным адресам: супруг — в двухкомнатной квартире своей матери в г. Красноармейске, а жена с малолетним сыном — в сельском доме своей матери, в котором кроме них было зарегистрировано еще шестеро родственников, включая мать. Фактически же Хадисовы проживали в городе, сначала в квартире матери главы семейства, а затем на съемной квартире.

Узнав о возможности получить деньги на улучшение своих жилищных условий, супруги Хадисовы решили, что Гургену следует выписаться из квартиры матери в городе и прописаться в селе в доме тещи. Это было сделано с целью, во-первых, показать, что молодая семья проживает в сельской местности, во-вторых, — нуждается в улучшении жилищных условий, так как имеет меньше установленного минимума жилой площади на одного человека.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА: «Хадисову Г. и Хадисовой А. было известно, что в 2010 году действовала учетная норма, установленная решением районного Собрания К-ского муниципального района, в размере 14 кв. м общей площади жилого помещения на одного члена семьи. При указанных обстоятельствах Хадисов Г., зарегистрированный у своей матери в двухкомнатной квартире общей площадью 46.8 кв. м…, был обеспечен жилой площадью в размере 23.4 кв. м, что выше учетной нормы на человека, то есть не являлся нуждающимся в улучшении жилищных условий, о чем было известно Хадисовой А. и Хадисову Г.

В апреле 2010 года Хадисова А. и Хадисов Г., продолжая проживать совместно с малолетним сыном по месту регистрации Хадисова Г., решили зарегистрировать Хадисова Г. в селе… Реализуя совместный преступный умысел, Хадисов Г. решил зарегистрироваться по месту жительства Хадисовой А. в жилом доме общей площадью 58,3 кв. м, находящемся в сельской местности, где уже были зарегистрированы восемь человек, понимая, что этим намеренно ухудшит жилищные условия своей семьи, преследуя цель получения оснований для признания их семьи нуждающейся в улучшении жилищных условий. …Таким образом, своими действиями Хадисов Г., действуя по предварительному сговору с Хадисовой А., умышленно ухудшил свои жилищные условия, зарегистрировавшись в жилом доме общей площадью 58,3 кв. м по адресу: …, где на каждого из зарегистрированных в данном жилище восьми человек приходилось 7,3 кв. м жилой площади, то есть менее учетной нормы.

В этот же день Хадисова А., действуя в рамках единого умысла с Хадисовым Г., используя факт регистрации последнего в сельской местности, обратилась к главному специалисту администрации Р-ского муниципального образования К-ского муниципального района, не ставя в известность о своих намерениях, о предоставлении ей справки формы № 1, удостоверяющей количество лиц, зарегистрированных и проживающих по адресу…».

Представив в администрацию района пакет необходимых документов, семья получила документ, согласно которому она была признана нуждающейся в улучшении жилищных условий. Собрав еще несколько документов, среди которых был договор займа на 370 тыс. руб, Алена Хадисова обратилась в администрацию района. На основании этих документов администрация муниципалитета включила заявку Хадисовых на участие в федеральной целевой программе в категории «граждане, проживающие в сельской местности», после чего список с ее участием передали в Министерство сельского хозяйства для решения вопроса о предоставлении социальной выплаты. Далее Министерством сельского хозяйства Алене Хадисовой было выдано свидетельство о предоставлении социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности в общей сумме 878 850 руб. Эти деньги были позже переведены на счет Хадисовой в Сбербанке.

Деньги нельзя было просто снять со счета, поскольку Типовое положение предписывало банкам производить списание средств только в адрес продавцов жилья, подрядчиков строительства жилья, застройщика, указанного в договоре долевого участия и т. п.

Хадисова представила в банк договор покупки строительных материалов, предназначенных для строительства жилого помещения, на всю сумму. Таким образом, деньги со счета были списаны и использованы.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ОБВИНЕНИЯ

К сожалению доподлинно не известно, как и по какой причине полицейские вышли на «криминальную пару» Хадисовых, поскольку соответствующие документы в судебном решении не упомянуты. Можно предположить, что это произошло после проверок расходования бюджетных средств. Тем не менее полицейским удалось изобличить Хадисовых в мошенничестве. При этом приговор суда, вряд ли позволит сомневаться в справедливости решения.

Свидетельские показания. Безусловно, свидетельские показания можно назвать ключевыми доказательствами виновности супругов Хадисовых. Часть свидетелей — сотрудники администрации муниципалитета, которые проверяли и оформляли документы для последующего включения Хадисовых в программу поддержки жителей села, исчерпывающе изложили только законную часть общения с ними: как принимали документы, разъясняли об ответственности за предоставление ложных сведений и т. д. Однако один из чиновников — архитектор показал, что Алена Хадисова просила у него поскорее оформить разрешение на строительство дома, поскольку полиция занялась уже проверкой законности получения ими денег из бюджета.

Свидетелями, чьи показания доказывали объективную сторону преступления, явились многочисленные соседи матери Алены Хадисовой, проживавшие в селе.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА: «Свидетель М. показала, что после замужества в конце 2008 года Хадисова стала проживать с мужем в городе, в гости к родителям приезжала нечасто, об этом говорила ей и мать Хадисовой Алены. В летний период 2009 года Хадисова А. и Хадисов Г. приезжали в село, как на дачу, и обрабатывали земельный участок по адресу…

Аналогичные показания о постоянном проживании супругов в 2009–2010 годах в городе дала в судебном заседании свидетель К., дополнив, что подсудимые приобрели в селе земельный участок, но никакого строительства на нем не осуществляли, строительный материал не завозили…

Об отсутствии строительства на участке пояснила в суде свидетель М., дополнив, что И., мать Хадисовой, ей говорила о том, что после вступления в брак ее дочь стала проживать в городе, приезжает в село только для того, чтобы навестить родных».

Следствию удалось найти хозяйку квартиры, в которой несколько лет проживали супруги. Она сообщила, что Хадисовы действительно снимали у нее квартиру и жили в ней с 2011 года до мая 2013 года, затем съехали. Более того, свидетель сообщила, что знакома с Хадисовыми давно и знает, что они занимаются торговлей продуктами в павильоне, она часто видела их вместе в городе в 2009–2010 годах.

Среди допрошенных были участковые полиции и района, и города, в котором фактически проживали Хадисовы, и села соответственно. Из показаний первого следовало, что с конца 2008 года супруги с сыном постоянно проживали по адресу, который находится на подведомственной ему территории. Полицейский рассказал, что Хадисова не была зарегистрирована по месту проживания, поэтому он предупреждал ее о необходимости временной регистрации по месту жительства. На протяжении всего периода он неоднократно посещал супругов, видел их гуляющими вместе во дворе дома.

Сельский участковый, который пояснил, что знает всех жителей лично и поименно, в том числе родителей Алены Хадисовой, сообщил, что в период с 2009 по 2011 год Алена не проживала в доме родителей.

Свидетелями того, что Хадисовы действительно проживали в городе, а не в селе, выступили медицинские работники. Так, допрошенная в суде руководитель фельдшерско-акушерского пункта, в чьи обязанности входит наблюдение за беременными женщинами и патронаж новорожденных, проживающих в селе, сообщила, что Алена Хадисова у нее на учет не вставала, а после рождения сына не наблюдалась. При этом акушерка сообщила, что Алена сама рассказывала ей о том, что проживает в городе и стоит на учете в центральной районной больнице. Медработник также пояснила, что когда Алена приезжала с ребенком к родителям в село, то обращалась иногда к ней. При посещении дома матери Алены она не видела детских вещей и принадлежностей, а ребенок лежал на взрослой кровати.

Эти показания полностью совпали с показаниями медработников из районной больницы, которые подтвердили, что Алена Хадисова действительно стоит на учете в их учреждении. Работница женской консультации пояснила, что при заведении индивидуальной карты беременной выясняется фактическое место жительства женщины, от этого зависит наименование участка, где она будет наблюдаться. При обращении в консультацию в марте 2009 года Хадисова А. сообщила, что зарегистрирована в селе, но фактически проживает с мужем в городе. Поэтому в карте был указан ее фактический адрес, и она была поставлена на учет на городском участке. Врач-педиатр и медсестра по месту фактического проживания Хадисовой также подтвердили, что неоднократно посещали Хадисову после выписки ее из роддома, при этом о посещении они не предупреждали, она всегда была дома. Наконец, следствием были допрошены люди, хорошо знавшие Гургена Хадисова по работе. Был установлен и допрошен владелец торгового павильона, у которого Хадисов его купил. Другие торговцы сообщили, что Хадисов проживает в городе и много лет работает рядом с ними.

Документы. Среди документальных доказательств совершенного преступления, представленных следствием, были не только собственно документы, связанные с предоставлением субсидии, банковские выписки и медицинская карта Алены Хадисовой. Обвинение продемонстрировало, например, фотоснимки земельного участка, которые свидетельствовали об отсутствии каких-либо признаков строительства дома в селе.

ПОЗИЦИЯ ЗАЩИТЫ

Позиция самих обвиняемых и их адвокатов состояла в полном отрицании инкриминируемого деяния.

Алена Хадисова пояснила, что «проживала и намеревалась проживать с семьей в сельской местности, для чего она и муж приобрели земельный участок, получили разрешение на строительство дома, изготавливали строительные блоки». В городе, по ее словам, она проживала с семьей временно. «После того, как в сентябре 2010 года на открытый ею в банке расчетный счет поступила субсидия в сумме 878 850 руб., она купила у индивидуального предпринимателя А. строительные материалы, которые были перевезены на участок. Но в  осенне-зимний период строительство дома начать не смогли. Позже строительство им запретил участковый уполномоченный полиции.

Защита, разумеется, представила своих свидетелей, которые утверждали, что супруги Хадисовы жили в селе. Однако суд отнесся к этим показаниям с недоверием и посчитал, что совокупность доказательств обвинения опровергает сказанное ими.

РЕШЕНИЯ СУДОВ

Суд первой инстанции полностью согласился с позицией обвинения и признал супругов Хадисовых виновными в мошенничестве при получении выплат, совершенном группой лиц по предварительному сговору. При этом суд также дал оценку доводам защиты о том, что решение о праве Хадисовых на субсидию не было оспорено или отменено.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА: «Суд пришел к выводу, что Хадисова А. и Хадисов Г. с целью хищения бюджетных денежных средств, как претенденты на участие в программе „Социальное развитие села до 2012 года“, действуя согласованно, представили документы таким образом, чтобы у уполномоченных органов не было оснований для отказа в выдаче свидетельства, умолчав о своем фактическом проживании не в сельской местности, об умышленном ухудшении своих жилищных условий… Однако подсудимые не улучшили свои жилищные условия, так как строительство жилого дома не осуществили.

При этом, суд считает надуманными доводы подсудимых о запрете на строительство жилья, поскольку доказательств этому суду не представлено.

Данный вывод суда подтверждается не только показаниями свидетелей… о том, что никакого строительства на принадлежащем Хадисовым земельном участке не велось, строительный материал не завозился.

Суд считает, что предоставленные подсудимыми и защитой документы, фотоснимки, показания свидетеля С., относящиеся к разрешению строительства жилья, к распоряжению строительными материалами, не опровергают виновность Хадисовой А. и Хадисова Г. в совершении указанного преступления. Не оспоренные постановление главы администрации К-кого муниципального района о постановке на учет семьи Хадисовых, как нуждающуюся в улучшении жилищных условий, свидетельство о предоставлении социальной выплаты на строительство (приобретение) жилья в сельской местности, справка администрации Р-ого МО о составе семьи и месте жительства, не свидетельствуют о законности действий подсудимых.

Более того, разрешение на строительство жилья, выдачу которого подсудимые просили ускорить, получено ими уже в период проведения проверки законности выделения субсидии, о чем пояснила в суде свидетель Н.

Поэтому суд не может согласиться с доводами подсудимых и защиты о недоказанности вины подсудимых, об иной квалификации их действий».

Хадисовы были приговорены судом к штрафам в 300 тыс. и 350 тыс. руб., а также по иску Министерства сельского хозяйства о возмещении причиненного материального ущерба были обязаны вернуть всю похищенную ими сумму денег.

В январе 2014 года апелляционная инстанция (Саратовский областной суд) оставила основную часть приговора в силе, но внесла в него изменение. Судебная коллегия установила, что городской суд ошибся в квалификации действий осужденных, внеся признак хищения «иных социальных выплат, а также путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат». Ведь Хадисовы разово получили субсидию в крупном размере. На этом основании наказание осужденным было снижено на 5 тыс. руб. каждому.

Дата актуальности материала: 31.12.2016

Чтобы записаться на консультацию позвоните по круглосуточному номеру +7 (846) 212-99-71 или оставьте заявку ниже

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Оставьте здесь свой отзыв о нашей работе!
Адвокатское бюро «Антонов и партнеры» — качественная юридическая помощь по всей России. Ваш регион не имеет значения!
Подготовим для Вас любой процессуальный документ по Вашим материалам (проект иска, жалобы, ходатайства и т.д.)! Недорого! Для заказа просто напишите нам сообщение в диалоговом окне в правом нижнем углу страницы либо позвоните нам по номеру в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71
Каждому Доверителю гарантируем индивидуальный подход и гибкую ценовую политику, конфиденциальность и поддержку в течении 24 часов в сутки!
Подписывайтесь на наши новости в Телеграмме
Telegram-канал
Оплачивайте юридическую помощь прямо с сайта
Оплата по QR-коду
Добавляйтесь к нам в друзья
Подписывайтесь на наш канал

КонсультантПлюс: "Горячие" документы

Приказ Минсельхоза России от 02.11.2022 N 776 "Об утверждении порядка назначения лекарственных препаратов для ветеринарного применения, перечня лекарственных средств для ветеринарного применения, в том числе антимикробных препаратов для ветеринарного применения, отпускаемых по рецепту на лекарственный препарат или по требованию ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, формы рецептурного бланка на лекарственный препарат для ветеринарного применения, формы требования ветеринарной организации или организации (индивидуального предпринимателя), осуществляющей (осуществляющего) разведение, выращивание и содержание животных, порядка оформления таких рецептурного бланка и требования, их учета и хранения" (Зарегистрировано в Минюсте России 30.11.2022 N 71227)

ПРАВО.RU

ГАРАНТ: Новости

Свежие комментарии

s-top-menu--fixed